Тяжёлый дар.

devushka-v-ochkah-1

Тамара Михайловна щелкала кнопками пульта телевизора, пока взгляд не зацепился за измождённое лицо уже немолодого мужчины. Сделав погромче, начала вникать в суть передачи.

Мужчина-знахарь с горечью рассказывал о том, что его первое интервью журналистам ТВ полностью перевернуло его жизнь и позволило целой куче мошенников наживаться на его добром имени, а его самого практически лишило и сна , и покоя, и, практически , жизни. Досмотрев всю передачу до конца, Тамара Михайловна мысленно поблагодарила Бога, за то, что уберёг её от подобной доли. А ведь могло случиться также как с этим мужчиной, а то и хуже.

___________________

Тома с мамой приехала в эту сибирскую деревушку «по направлению», так мама говорила. Что это значит для четырёхлетней девчушки было непонятно, но теперь рядом не было злой бабушки, которая заставляла её каждое утро есть «сопливую» овсяную кашу, сидеть тихо в своём уголке и не дёргать папу. Папа всё своё время проводил за столом с какими-то бумажками, а все попытки  Томочки поиграть с ним, пресекала «злая» бабушка, стоявшая как сторож у двери в кабинет папы.

В деревне Томочке очень понравилось всё и сразу. Дом, в который их поселили, был половинкой дома деда Макара (его дом). Потом, попозже она узнала, что дед Макар строил его со своим сыном на две семьи, но в автомобильной аварии погибла вся его семья, его жена, сын со своей женой и маленькая внучка. С тех пор вторая половина дома пустовала, нежилая и почти необжитая.

Председатель совхоза попросил деда Макара приютить учительницу с дочкой временно, а те прижились там надолго, на всю жизнь.

Участок вокруг дома был не очень большой, но уютный, бОльшую часть земли занимал огород, но не обихоженный и практически заброшенный. Там у деда Макара в загоне на 10 соток паслась летом коза Машка. Пара грядок с зеленью вперемешку всех сортов была у него под окном, а больше ему ничего и не надо.

С приездом Анны с Томочкой, у деда Макара прибавилось забот: дров наколоть, воды принести, баньку истопить, но эти заботы его не тяготили, были только в радость. А Томочка — щебетунья, практически всё время проводила с ним, пока Анна вела уроки в сельской восьмилетке.

Дед Макар «таскал» её с собой по окрестным лесам, собирая целебные травки, и рассказывая какую в какое время собрать нужно, и от чего какая травка помочь может. Томочка впитывала всё, как губка, а потом, рассказывая маме, где были и что собирали, ещё и мимоходом запоминала, как эти травки называются «по-латыни», мама была ботаником и в её энциклопедиях обыкновенная былинка называлась так диковинно, чуднО, но интересно.

Даже не благодаря маме, а деду Макару Томочка выучилась всему: и печь топить, и козу доить, и кашу-суп варить, и за огородом ухаживать, а порядок наводить в обеих половинках дома стало её непременной обязанностью, которой она не позволяла заниматься ни маме, ни деду Макару. Так и жили. Время шло.

________________

Закончив местную восьмилетку, Тамара поступила в медучилище в районном городке, а окончив его, вышла замуж и родила сынишку. Каникулы она проводила в деревушке, ставшей ей родной у мамы и деда Макара, но в этот раз ехала туда уже целенаправленно — к деду.

Сынишка был на радость родителям розовощёким бутузом, со здоровым, на зависть всем аппетитом, вскормленный на грудном молоке, но регулярно болеющий всеми возможными и невозможными детскими болячками ежемесячно. Впереди был детский сад, а это – бесконечные больничные, которые никакому руководству не понравятся.

Тамара надеялась, что дед Макар со своими травками, поможет. У неё целых два летних месяца, мама на каникулах, а может и целебный деревенский воздух, и козье молоко чем-то поспособствуют.

_____________

Что больше всего поражало Тамару, так это то, что время, как будто обходило деда Макара стороной, каким он был, двадцать лет назад, когда она его первый раз увидела, таким и остался. Та же метаморфоза происходила и с мамой.

Нет, конечно, время коснулось её лица, нанесло несколько морщинок вокруг глаз и у губ, но издалека, когда она порхала между своих грядок и парников на огороде, лёгкая, тонкая и звонкая – была девчонка девчонкой. Обрадовались они несказанно и Тамаре и Саньке-бутузу. Все проблемы были оставлены на потом, а в тот вечер просто радовались встрече.

________________

Разговор с дедом Макаром был долгим и, надо сказать, нелёгким. Санька, напоенный отваром какой-то травки, раскидал ручонки и спал на широкой дедовской кровати. А Тамара сидела напротив деда Макара со стаканом чая и слушала:

— Ты, Тамара, сама можешь людей руками лечить.

— Конечно, могу. Я же медицинский закончила, процедурной сестрой работала, всё ручками, и уколы, и анализы…

— Не перебивай. Слушай, — дед Макар начал свой рассказ.

— Вы с мамой появились тут неслучайно. Совсем неслучайно. Ты – такая же как я. У тебя дар. Только дар это или крест непосильный на всю жизнь, уже решать тебе. С даром этим ты можешь всё, что захочешь. Хочешь — известность, хочешь — деньги, хочешь — власть. НО! В этой жизни за всё нужно платить. А сколько и какую плату с тебя за это потребуют, никому неведомо. У меня вот – семью забрали. А после этого, мне и дар никакой не нужен, ни деньги, ни известность, ни тем более власть. Ничего. Только благодаря тому, что вы с Анной рядом поселились и жить остался. Сердце чуток оттаяло. Своими способностями, которые на меня «свалились» я больше никогда не пользовался и до сих пор не пользуюсь. Хотя, с травками «разговариваю». Я их слышу — они меня.

Дед Макар замолчал, призадумался, чему-то улыбаясь в усы.

— Деда, а я за собой никаких сверхспособностей не наблюдаю. У меня всё, вроде бы, как у всех. Никого не слышу, ничего не вижу. Может ты ошибся?

— Нет, девонька. Не ошибся. Придёт время – накроет тебя. Только помни, пока есть время учись ставить защиту, иначе… «Не делай добра, не получишь зла». Любое доброе дело требует отплаты, а если отплату не возьмёшь – сама оплачивать будешь. И не всегда это деньги, просто бумажки, иногда самое дорогое, что есть в твоей жизни.

— Деда, а как эту защиту ставить? А не принять этот «дар» можно? Я хочу нормальным человеком жить, мне сверхспособности не нужны.

— От тебя это не зависит. А защиту ставить, «зеркалить», я тебя научу. У нас всё лето впереди.

________________

Лето пролетело как один миг. Санька на деревенских харчах, свежем воздухе и дедовых отварах восстановил иммунитет, и они с Тамарой вернулись домой. Началась обычная жизнь. Дом, работа, детский сад, сын, муж, друзья, будни —  праздники, всё как у всех.

«Накрыло» Тамару лет через десять. Деда Макара к тому времени уже схоронили, и даже спросить или посоветоваться было не с кем. Но, что с ней стало происходить что-то не то, она поняла. Нет, она не испугалась. Понимала, что когда-нибудь это произойдёт, не знала, как это будет.

К тому времени, Тамара уже стала хорошей массажисткой, пациенты старались попасть к ней после назначений на лечебный массаж, а она не придавала значения тому, что сразу определяет больные места по лёгкому покраснению кожи на теле пациента. Просто делала своё дело, разбивая пальчиками сгустки застоявшейся крови и занемевших мышц.

Сначала это было на уровне ощущений. Она начала чувствовать ложь, лесть, зависть, страх, исходящие от людей, с которыми она общалась. Потом появилось «свечение». Светились все по-разному: зависть проявлялась во всех оттенках от серого до чёрного, ложь высвечивалась красным цветом, лесть и лицемерие (а это тоже, по сути, ложь) имели лиловое свечение, страх мерцал белым. Самыми красивыми были «зелёные» — добрые и чистые (обычно дети и будущие мамочки) , а самыми страшными  -«коричневые» — их дни на этой земле были сочтены, и «золотые»- их она боялась больше всего. «Золотые» были такими же, как и Тамара, и чтоб не быть ими узнанной, она сразу же старалась прервать любой, даже нечаянный контакт и смешаться с толпой.

Что делать со свалившимся на неё «даром», Тамара не знала, тогда -то и припомнились слова деда Макара о «кресте непосильном на всю жизнь». И ещё – на подсознательном уровне, где-то в глубине души, приняла решение, что об этом никто, никогда и ничего не должен знать. Иначе её жизнь может круто измениться, и она в один момент может стать «подопытной крыской» для каких-нибудь шустрых деятелей от медицины. А их в этой области она встретила уже немало на своём жизненном пути.

Поначалу было очень сложно продолжать общаться с людьми, которых знала давно и, как ей казалось, хорошо, но постепенно научилась «держать лицо». Жизнь заставляла.

Трудней всего приходилось в отпуске, в заграничных отелях, там все поголовно были «цветные», и от этого калейдоскопа не могли спасти даже супер-тёмные очки, а уставала Тамара за 10-12 дней сильней, чем за месяц на работе. Поэтому перед очередным отпуском Тамара предложила провести его в какой — нибудь таёжной глубинке, подальше от цивилизации и скопления народных масс. Муж и сын предложение восприняли с энтузиазмом, и никто из них ни разу не пожалел об этом. Только так и стали проводить свободное от работы время. Автопутешествия, походы, рыбалка.

Но было кое — что и положительное в «даре» Тамары. Пару- тройку раз уличив своих мальчишек в откровенной лжи, она попросила их больше подобного не повторять. Они усвоили. Теперь Тамара была абсолютно спокойна и за одного, и за второго. Она всегда знала где, с кем они находятся, когда вернутся. А ещё она стала постоянно присутствовать на переговорах мужа с коллегами — бизнесменами, партнёрами, и на собеседованиях при приёме новых сотрудников на работу в фирму мужа. Он поражался: «Ты их как будто сканируешь», но к мнению Тамары всегда прислушивался и ни разу об этом не пожалел.

Постепенно сузился до минимума круг её подруг и друзей мужа, пришлось сменить работу. А потом и место жительства. Купили с мужем уютный домик в деревне.

Когда сын привёз в дом свою девушку, для знакомства, Тамара даже повеселилась от души. Бедная девочка мерцала как новогодняя ёлка, настолько ей было страшно. Кое — как успокоила беднягу, и вместе с мужем (отцом) благословила их на долгую счастливую жизнь.

Сын женился и остался жить в городской квартире. А Тамаре с мужем было комфортно и уютно именно здесь, на окраине небольшой деревеньки, рядом с рекой и лесом, который заглядывал в окна их спокойного жилища. Подальше от «цветных» людей.

_________________

Деревушка была небольшая и тихая. Люди простые и бесхитростные, но постепенно о том, что Тамара Михайловна – медик, узнали все жители. «Сарафанное радио» работало на все 100%. Потянулись страждущие. Кому уколы проставить (до поликлиники не добраться), кому хандроз подлечить, кому давление сбить… Но Тамара никому не отказывала, не в напряг, а благодарность от односельчан в виде банки мёда или корзинки яиц принимала с улыбкой и взаимной благодарностью.

Мужа, «городского уроженца», настолько захватила размеренность деревенской жизни, что он недолго думая, но приложив немалые усилия, сделал из их деревенской избушки «умный дом», а из уютной комнатки с окнами на реку – свой офис. Руководил им по скайпу, наблюдая за работой коллектива по видеокамерам, а при необходимости уезжал ненадолго в город, на нужные встречи или совещания.

Время от времени приезжали в гости друзья, а частенько и сын с женой и внуком. Тогда и дом, и участок наполнялся гулом голосов, музыкой, песнями под гитару, визгом и смехом детей. Радостью общения.

Спокойная жизнь Тамары Михайловны была нарушена покупкой мужем «супер-пупер» телевизора в полстены. То ли новейшая техника, то ли современные технологии, но теперь Тамара Михайловна не только вживую, но и через «супер-пупер экран» стала видеть «свечение» людей, там, по ту сторону экрана обретающихся. И это её даже несколько встревожило. Сказать мужу, что новости, документальные и политические передачи или какие-то шоу, ей не просто так не нравятся она не могла, но и смотреть эту клоунаду – тоже.

Сославшись на возраст и душевное спокойствие, уболтала — таки мужа найти ей старый добрый видеомагнитофон для просмотра домашней видеотеки, благо дело, видеокассет в гараже хранилась не одна сотня, жалко было выбросить при переезде, а вот теперь – сгодились.

Потихоньку и муж увлёкся совместным просмотром старых добрых фильмов долгими зимними вечерами.

Беда грянула откуда не ждали…

На скайп отзвонился сын. Хотел предупредить, чтоб не ждали на выходные, переводят на «удалёнку», в связи с начавшейся инфекцией, надо организовать «типа — офис на дому».

Тамара Михайловна смотрела на сына сквозь экран.  Сын мерцал. Мерцал в районе горла, непонятным и ранее не виданным ею цветом.

— Сынок, у тебя, что – ангина?- всполошилась Тамара Михайловна.

— Да нет, ма, чуток першит в горле и всё, не волнуйся, всё ок.

Даже на окраине деревеньки, где они жили, слухи о том, что народ накрывает какая-то невиданная инфекция, обсуждались и здесь.  Тамара Михайловна, в одно мгновение, сложив всё в пазл, жёстко заявила сыну:

— Завтра же, идёшь сдавать анализы, или что ещё там потребуется, а Лера с Максимкой пусть срочно едут к нам.

— Маам, не паникуй, всё норм, подумаешь – холодненького хлебнул, в горле запершило. Для твоего спокойствия – схожу, всё сдам, что попросят, но как я тут без Лерки и Макса? С тоски помру.

Через три дня сын перезвонил.

—  У меня подтвердилась инфекция, ранняя стадия, успели подхватить в самом начале, лечусь на дому, даже не упекли в больничку, но мы все на самоизоляции, пока на две недели. Самочувствие у всех нормальное, не беспокойтесь за нас.

Тамара Михайловна очень пристально разглядывала через экран компьютера сына, сноху, внука. Не мерцали… все трое, не мерцали. Она выдохнула с облегчением.

__________________

Как они её нашли, как на неё вышли, Тамара Михайловна даже предположить не могла, может только сын что-нибудь «ляпнул» на приёме у врача, но сейчас в её двор входили двое в «скафандрах», приехавшие на чёрном минивэне. Муж, как назло, уехал в офис по делам фирмы, а что говорить этим «космонавтам» Тамара Михайловна не знала.

— Тамара Михайловна, нам очень нужна Ваша помощь. Вы ведь в курсе, какая ситуация в стране?

Нам нужны такие специалисты, как Вы, не переживайте, это ненадолго, всё под контролем, но пока ситуация не стабилизируется, нам нужна Ваша помощь, как специалиста. Семью мы предупредим, Вы будете с ними на связи, опасности для Вас это не представляет, но Вам необходимо проехать с нами, чтобы помочь многим и многим людям.

«Ну вот и отплата, за Дар», подумалось мимоходом.

— Я могу собрать вещи? – И опять колесницей полетели мысли: «Как в 37-м, чёрный воронок за забором и увозят неизвестно куда…»

Сопротивляться и «качать права» — было просто бесполезно. Тамара Михайловна смирилась со своей участью. «Как корову на бойню» — а кого это в данный момент волновало?

__________________

Их было пятеро. Когда Тамару Михайловну вели (сопровождали) к месту её временного проживания она мельком видела только одну заполненную палату. Через стеклянную дверь она увидела кровать, с укрывшимся с головой одеялом человеком, она даже не знала, кто это, мужчина или женщина, но видела, как мерцает страхом этот человек. Обыкновенным человеческим страхом.

Потом привезли ещё троих. Между собой они не общались. Никак. По утрам их разводили по отдельным кабинетам, где они весь «рабочий день» сидели перед мониторами. Может быть, у других что-то было по-другому, но задача Тамары Михайловны заключалась в том, чтобы целыми днями сидеть у монитора и определять «Мерцающих не так».   Сначала это была «самая верхушка», потом попроще, потом пошли те, кого она вообще не знала. Главное, Тамара Михайловна научилась разбираться в этом нетипичном мерцании.

Она научилась распознавать насколько глубоко вирус проник в организм, и какой орган непосредственно, сейчас и немедленно, нуждается в экстренной помощи. На это было страшно смотреть. В мониторе — обыкновенный человек, а внутри него – идёт локальная война. В районе лёгких, или почек, или мозга – гремят локальные войны с багровыми разрывами и серыми, нет чёрными полосами от взрывов. «Коричневых», которым уже помогать бесполезно, помечала в отдельном списке, просто под номером.  Так было, пока показывали по одному человеку за раз. Каждого рассматривала и выносила свой вердикт. Не задумываясь особо, что дальше.

Самым страшным открытием для неё стало видео с митингом или демонстрацией, непонятно, просто скопление – нет, народное море людей, собравшихся на одной площади с лозунгами, флагами, транспарантами. «Коричневых» там не было! НО! Над всей площадью висел, закрывая отдельные лица людей «серый туман» ужаса, панического страха перед «непонятно чем», нависшим над головами, и желанием (жёлтыми проблесками мелькающее — то там, то тут) дать этому непонятному по зубам!

Ни на какие вопросы «обслуга» профилактория (или как там) не отвечала, что творится за пределами этой «привилегированной» тюрьмы информации не было.

Связь по скайпу с семьёй – заканчивалась дежурными улыбками и утверждениями, что все ужасно соскучились и ждут — не дождутся возвращения (было понятно, что в зоне невидимости присутствуют санитары в масках). И всё.

________________________

Прошло полгода. Тамара Михайловна, уже собравшись утром, на ставшую привычной работу, вдруг поняла, что «космонавт», провожающий её к рабочему кабинету «не светится». ВООБЩЕ! Никак. Просто человек, непонятно, мужчина – женщина, но просто человек! Без всяких «проблесковых маячков»!

— Уррр-аааа! Я отработала!!! – заорала Тамара Михайловна, — Я ничего не вижу!!!

Обескураженный «космонавт» доложил начальству о неадекватном поведении «пациента», а Тамара Михайловна, после недели «исследований» вернулась домой, к мужу, сыну, снохе, внуку, к своему такому родному дому на берегу речушки у опушки леса.

1

Автор публикации

не в сети 8 часов
LanaSova19
Комментарии: 6Публикации: 7Регистрация: 19-08-2021

Последние публикации автора:

Ванятка.

10

Про сны.

20

Коллапс.

0

Миша-меломан.

34

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля