Кукла, часть 3. Каждому по делам его

Александр 11 июня, 2024 Комментариев нет Просмотры: 159

 

Часть 3. Каждому по делам его …

У Иисуса был деревянный крест, но золотое сердце. А сейчас у многих золотые кресты и деревянные сердца.

________________

Иногда бури бывают полезны для человека. Потреплют немного душу, но и вынесут оттуда всю грязь.

________________                                                                                           

 Пусть Бог воздаст тебе вдвойне все то, что ты желаешь мне!

 

      Глава 1. Два ответственных поручения

   После уроков Тая не много задержалась в классе. Сложила в портфель-сумку тетради и учебники. Потом аккуратно уложила куклу в большой целлофановый пакет. Только перекинула сумку через плечо в дверь заглянула их классная, Алла Борисовна. Увидев Таю, она чуть ли не с радостью сообщила:

– Зотова, ты не поможешь мне в учительской? Мои коллеги все разбежались, а завуч срочно попросила меня переложить со стендов школьные пособия в новые шкафы. Их вот только что привезли с базы.

– Хорошо, Алла Борисовна, я готова.

И Тая отправилась в учительскую.

Она прошли через основное помещение со столами учителей. Классная открыла своим ключом дверь в смежную кладовку, где возле старых деревянных полок с пособиями уже стояли три новеньких красивых металлических шкафа-стеллажа

– Вот три шкафа: этот для физики, этот для математики, а этот для биологии. На каждый стеллаж я успела прикрепить свой перечень наглядных пособий. Нужно освободить наш большой старый стенд и разложить все по своим шкафам. Одна справишься? Я уже должна бежать по делам.

Она взглянула на часы:

– Господи, уже 15:45, опоздаю на примерку в ателье …

– Не беспокойтесь Алла Борисовна, бегите, я все сделаю.

– Спасибо девочка, моя! Да, чуть не забыла. Минут через пятнадцать там за дверью в основной комнате состоится встреча у твоего одноклассника с представительницей какой-то комиссии в мэрии. Я думаю, это ненадолго. Как только они появятся, постарайся здесь не шуметь, аккуратнее все складывай и не мешай им. Закончишь работу, доложи дежурному физруку. Он ведет секцию до 19:30 и закроет учительскую своим ключом. Все, моя дорогая, я побежала. И классная вышла, прикрыв за собой дверь поплотнее.

Тая принялась за работу.

Минут через пятнадцать через фанерную перегородку кладовой послышались шаги. Потом она услышала голос Архипа. А вот дальше послышался звонкий мелодичный голос девушки. Такой ни с кем не спутаешь. Тая пыталась вспомнить, где же она его слышала. Но нет, не смогла.

Архип предложил девушке присесть, пододвинул ей стул, взял за руку и помог устроиться за столом.

Если бы она могла в этот миг слышать мысли Царева, она бы оценила его состояние, как паническое. Совершенно равнодушный к женскому полу парень был просто в ужасе от того, что не знал, как себя вести, чтобы хоть чуть-чуть понравиться этой сногсшибательной по красоте девчонке. В голове витала лишь одна мысль:

– Богиня, Господи! Настоящая Богиня, именно та, которую он представлял себе в сказках, что читал семь-восемь лет назад. Нет, лучше, потому, что она живая и рядом! Какой счастье, видеть такое чудо, Господи!

От внезапно нахлынувших незнакомых ранее чувств, он забыл, зачем они здесь в учительской. И еще, он забыл её имя, как она представилась ему у входа в школу. Да еще имя, не совсем обычное. Вот же не пруха! Он не знал, как к ней обратиться. И от этого ему стало совсем дурно

Наконец и она предложила ему присесть. И обратилась к нему со словами;

– Я вам уже говорила, какое большое значение придает наша партия молодому резерву. Ведь кадры решают всё! Но их надо еще вырастить и подготовить. А прорасти могут только самые сильные семена – одаренные талантливые ребята. Их нужно только заметить, следить за ними, вовремя помогать и поправлять по возможности …

– Простите, милая Элла! Но вы сами еще так молоды! На вид вы если и старше меня, то на год-два, не более.

– Моё имя Эола. – Девушка улыбнулась, в очередной раз загнав бедного парня в краску. Я значительно старше, чем вы думаете. Это у меня по семейной линии. У меня мама в 45 лет легко играла Золушку в любительском театре, представляете? Давайте ближе к делу.

– Давайте!

– Вот у вас завтра выборы в старосты. Мне сказали, что вы лидер в классе. Не опасаетесь ли конкуренции со стороны ваших товарищей по классу?

– Нет! Не опасаюсь. Все они просто недостойны занять это место. Они просто не способны взять на себя ответственность за принятое решение. И принимают они его только посоветовавшись со мной

– А почему вы так считаете? Их осторожность в этом плане напротив говорит о большой ответственности. Расскажите мне про них. Я хочу знать о вашем умении разбираться в людях.

Любому другому человеку Архип бы еще подумал – рассказывать всю подноготную о своих товарищах или нет, а сейчас ради беседы с этой неземной красотой, он готов был всю душу вывернуть наизнанку. Точно у главы башню снесло от этой девчонки.

– Ну вот, наконец, мой товарищ, Климов Геннадий. Папа у него начальник районного УВД, трясется над ним, как над младенцем. До сих пор чуть не за ручку в школу его провожает. И каждый день требует от сына отчет: с кем встречался, о чем разговаривал. Климов – человек совершенно не самостоятельный.

– Или Саблин Игорь. Папа у него директор молокозавода. Мы с ним в одной секции тренируемся. Ну совершенно не может себя вести в торжественной обстановке. Начинает заикаться, краснеть, путаться в словах, даже не думая о смысле того, о чем говорит. Совершенно не способен обобщать. Уроки зубрит и отвечает на них невпопад, полностью теряя стержень темы.

– Еще пример – Алексеев Илья. Его вообще, ничего кроме денег не интересует. Если в теме разговора отсутствуют деньги У Ильи уже след простыл. Предлагаю ему – в клуб пойдем сегодня? Он в ответ – а сколько дашь? Свой голос за меня согласился отдать лишь за сотню баксов.

– А Еремин Слава – это вообще чудила. Трус, подлец и завистник. Легко предаст при первой же возможности. Вообще не признает никаких человеческих ценностей. А зачем они ему? Папа директор местного Совкомбанка уже на три жизни его деньгами обеспечил.

Тая хорошо все слышала. Архип покрыл далеко не лестными характеристиками всех 15 ребят из их класса. Над последними пятью парнями он вообще просто издевался.  И еще ей послышался отключающий щелчок диктофона. Ну это вряд ли – подумала девушка. Записывать на диктофон этого мерзкого циника абсолютно безнравственно.

Боже мой, – подумала девочка, что с нами со всеми будет, если к власти в стране придут вот такие, от природы «одаренные»? Это же страшные люди!

– Ой! Извините! – воскликнула девушка своим звонким мелодичным голоском. Я уже перерасходовала свой лимит времени. Пора заканчивать.

Я занесла в свою картотеку все необходимые данные о вас. Теперь мы будем держать вас постоянно в поле нашего зрения. Будем помогать и направлять вас по жизни. Вот телефоны нашего отдела в Москве. Мой телефон подчеркнут там красным цветом. Ну что, спасибо большое за очень интересную беседу. Давайте прощаться желаю вам удачи! Провожать меня не надо.

– Подождите, подождите, Эола! – С отчаяньем в голове воскликнул Архип, увидев, как девушка решительно встала. Он не мог представить себе, что она сейчас встанет со стула и вот так просто уйдет. И её не буде никогда перед его глазами.

– Ну, хорошо! Сейчас, конечно, вы еще какое-то время будете заняты своими партийными делами. Ну, а вечером, часов в семь, восемь, девять мы можем просто встретиться, пройтись по вечернему городу, поговорить на свободную тему. Я ничего от вас большего не жду. Мне нужно еще хоть немного посмотреть на вас. Вы любите книги, музыку, фильмы?

– Ну что ж, если уж вы так хотите, давайте встретимся, ну скажем … В восемь вечера. Будет еще не сильно темно?

– А вы так боитесь темноты? Нет, нет, милая Эола, будет еще достаточно светло. И потом со мной вы можете ничего не бояться, гарантирую!

– Правда? Ну, если так – тогда договорились. Тут, недалеко от школы в сквере на углу улиц Ленина и 8 Марта я видела очень интересный памятник зайцу …

– Его недавно поставили в память о детях, эвакуированных на Урал в годы войны.

… вот, ждите меня возле этого памятника в 8:00 вечера. Хорошо?

– Да что там хорошо, это просто здорово! Там мое любимое месте для отдыха в городе. А ждать я готов вас всю жизнь.

– Так долго не понадобится, уж поверьте мне …                                                                                                               ____

Глава 2. Памятник Зайцу

Тая занималась еще с полчаса и вернулась домой в начале шестого. Она убрала куклу на её законное место на тумбочке. Там же лежала записка от мамы:

Дочка! Нас с папой пригласили на юбилей к нашей заведующгй поликлиникой. Придем домой не очень поздно. Не скучай! Мама и папа.

Тая переоделась, умылась, немного поела и прилегла. Куклу, уже по привычке, взяла с собой на кровать. Почти сразу уснула. Проснулась от звонка в дверь. Время было уже около восьми часов вечера. Вылезать из постели, идти и открывать было ужасно неохота. Там позвонили еще раз.

И тут девочка увидела, как её кукла повернула к ней головку и спросила её:

– Ну, что же ты не идешь открывать дверь?

– Ты умеешь разговаривать? – опешила Тая.

– Не только! – ответила кукла своим красивым звонким голоском, – и еще много чего …

И Тая увидела, как кукла спрыгнула с постели и пошла к двери, постепенно увеличиваясь в размерах. Ко входной двери уже подходила та самая, очень красивая девочка в свое неизменном красном платье.

– Ты же Эола, правда? Та самая, что уже три дня снишься мне.

– Да! Я твоя кукла по имени Эола. Служу и помогаю тебе, как могу … А ты не вспомнила, как мы с тобой познакомились?

– Вспомнила, вспомнила! – радостно вскрикнула Тая. – Мы встретились с тобой у реки, и ты спасла меня там от какого-то чудовища. Спасибо тебе милая, это я у тебя в долгу и должна отблагодарить тебя.

– Ты меня уже отблагодарила и дала мне то, что никогда не смогут дать никакие колдуны и волшебники. Ты подарила мне сердце.

– Но оно же у меня так и осталось в груди! – И Тая положила руку на сердце и почувствовала, как всегда, его удары.

Ты подарила мне его частичку и мне этого достаточно-предостаточно. Я всю жизнь буду в долгу у тебя. Мы – могоредоны, лишь наполовину люди и рождаемся, чтобы служить. Иначе наш род прекратит свое существование.

– Значит мы помогли друг-другу, правда?

– Правда, правда, моя милая!

И девочки бросились друг другу в объятия.

– А у тебя точно появилось сердце?

– Неужели ты не видишь мои слезки? Это те самые, первые слезы в моей жизни и главное доказательство, что у меня теперь есть сердце. Бессердечные существа никогда не плачут …

В это время зазвонили в третий раз. Эола открыла дверь. Тая узнала по голосу Зойку Смирнову.

– А Тая дома?

– А зачем она тебе? – как-то даже неприветливо спросила Эола.

– А ты Таина сестренка, да?

– Да! А как ты догадалась.

– Ты на неё похожая, и еще больше красивее, чем она. Меня послали к ней парни из нашего класса – злые твари, что целый год уже издеваются надо мной. Они хотят, чтоб твоя сестренка вышла к ним. Дескать говорила, что не боится. А родителей ваших дома нет? Скажи Тае, чтобы ни в коем случае одна к ним не выходила. Я им передам, что Тая ушла с родителями и что дома лишь её старшая сестра. Хорошо?

– Скажи им, что мы с сестрой готовы встретиться с ними у памятника зайцу через полчаса. Только не говори, что мы придем туда вместе с родителями.

– Ладно, ладно! – обрадовалась Зойка. – Все поняла, так и скажу этим негодяям.

И выбежала из их подъезда в темноту вечера.

_____

Тая, не вставая с постели, окликнула Эолу, возившуюся со входным замком в коридоре:

– Я не расслышала, что ты ей сказала? Мне пора идти, да!

– Нет, нет! Я просила предупредить из, что тебя нет дома. И что ты с родителями на каком-то званном ужине.

– Честно говоря, я и сама идти не хотела к ним так поздно. И вообще, о чем мне с ними говорить?

Тая зевнула, подумав, что тот часик, что она поспала, был маловат, пожалуй.

– Сказала, что придете еще не скоро, – добавила Эола, –  так что пусть торчат на улице, если делать нечего. Ты поспи еще часик-два, пока родители не придут. А я вам за это время домофон починю.

– Ладно! Я только совсем-совсем немножечко …

И опустила голову на подушку.

_____

И, как всегда, не заметила, как уснула. Сквозь сон она услышала, как её позвала Эола:

– Сестренка! Я домофон починила. Ты немножко поспала? Если хочешь пойдем вдвоем на улицу. Хоть одним глазком посмотрим, ушли там твои партизаны или все еще сидят в засаде?

– Ладно, пошли!

Тая вскочила с кровати, забежала в ванную, умылась. Потом накинула на себя кофточку.

– Пошли! Там прохладно. Вот возьми накинь мою ветровку, все потеплее будет.

Но на Эоле уже оказался накинутым модный темно-красный плащик.

_____

На улице действительно было довольно прохладно и совсем уже темно. Они прошли вдоль дома, свернули в переулок и двинулись дальше. Никаких засад по близости не было. Наверное, ушли – подумала Тая – надоело ждать да и на улице холодно …

– И куда же мы идем? – спросила она Эолу.

– Мы идем на мое свидание с вашим неотразимым Архипом. Здесь где-то недалеко стоит памятник зайчику. Там у нас и назначена с ним встреча.

– Да идти туда всего минут семь. А я что там буду с вами делать? Мешать вам? Может мне лучше уйти домой?

– Нет, нет! Идем вместе! Во-первых, я точно не знаю, где этот памятник и буду плутать по вашим переулкам, рискуя опоздать на это самое свидание.

Во-вторых, мой рыцарь без страха и упрека будет лишь ждать меня там. А идти до него, как ты сказала нужно целых семь минут. И я боюсь тут одна!

– Правда? Ты боишься идти одна?

– Ну, конечно. Почему ты удивилась. Я ведь, как и ты, всего лишь девочка.

– Тогда пошли скорее!

И они чуть не бегом заторопились на свидание.

______

Место возле памятника, было хорошо освещено. Сам памятник представлял из себя бронзового зайку, того самого, что «бросила под дождем хозяйка», и такую же раскрытую книгу стихов Агнии Барто, которая, как и все эвакуированные дети, жила здесь неподалеку в годы войны после эвакуации из Москвы. Заяц и раскрытая книга стихов были установлены прямо на лавочке таким образом, что рядом с ними на оставленном специально свободном месте на этой лавочке может посидеть и отдохнуть любой прохожий.

Памятник Зайке.jpg

Не доходя до памятника метров тридцать, они увидели Архипа, что вначале был там один, а потом к нему подошли …четыре парня.

– Сестренка! Погоди, давай чуть притормозим. А это не те ли отморозки, что должны были караулить тебя в засаде?

Они зашли за густые кусты сирени, чтобы их не заметили.

– Похоже, там их главный – Карсак и три дружка с ним вместе.

– Не много ли, как думаешь, четверо крутых парней на одну девчонку?

– Так ведь им главное – запугать!

– Кто знает, что у них главное?

– Эола, что будем делать?

Слушай, ты пока оставайся здесь. Они тебя не тронут. А я с ними поговорю на нашем могоридонском языке. Заодно на свидании отмечусь. Тебе хорошо будет видно отсюда?

– Да, но почему мне нельзя с тобой? Тебе разве не страшно одной?

– Я говорила, что мне страшно одной, когда вокруг темно. А тут, от фонарей светло, как днем. Все, оставайся я пойду. Я ненадолго, не бойся!

_______

Глава 3. Пусть Бог воздаст тебе в двойне все то, что ты желаешь мне …  

Архип сидел возле зайки прямо на этом свободном месте, уже минут пятнадцать, дожидаясь своей ненаглядной красавицы. Он сидел и все думал, как так получилось, что, испытывая уже не один год полное равнодушие к женской половине его сердце оказалось забито до отказа этим неизведанным ранее чувством, то нежным и ласковым то ноющим от боли и страха всего лишь возможность потери виновницы всего этого чуда. Это что же, и есть та самая любовь, о которой столько всего сказано, спето и написано?

Однако эта его божественная нега от предвкушения сладостной встречи первого в жизни свидания вскоре оказалась нарушена четверкой его коллег из соседнего класса.

– Ты чё тут торчишь, как пень березовый? – Карсак растянул рот чуть не до ушей в ухмылке. – Ты поглянь, а? И с розами? Ба, да у него свидание! – обернулся он к своим шестеркам. – Братва! Так мы стало быть ему помешали?

– А вам какого черта надо здесь? – недовольно процедил сквозь зубы Архип. – Валите своей дорогой!

– Так мы же с тобой договорились. Вот и ждем свой подарочек. Просто рановато пожаловали. Девка где-то с предками тусуется. Чтоб время убить и решили немного прогуляться. Шли мимо … Смотрим – ты сидишь!

– Шли так идите, мимо! Ко мне вон, идет …

– Погоди, погоди! Во-первых, не идет, а идут. А во-вторых, к тебе идет лишь половина. А другая половина – к нам!

– Карсак! Они разделились! Наша там, за кустами! – крикнул один из парней. – Я её засек! Пошли бегом в обход, чтоб не заметила. А то удерет! Вторая пусть себе к Царю чешет …

– Ладно, бывай! Влюбляйся и не кашляй!

Карсак дружески хлопнул Архипа по спине, и вся четверка бросилась к кустам, где пряталась Тая.

Через самое короткое время из-за кустов раздались первые вопли. Однако Архипу было не до чужих страданий. Его самого уже полдня трясло от сердечных мук из-за неопределенности отношений к нему этой красавицы.

Эола подошла к парню. У Архипа все внутри словно взорвалось от счастья. Он бросился к ней. Театрально упав на одно колено, схватил краешек её красного плащика и стал покрывать его страстными поцелуями. Затем, словно спохватившись вскочил и подал девушке пять шикарных, дорогих пурпурных роз.

И лишь потом заметил на её прекрасном лице сурово сжатые губы и хмурые брови.

– Что случилось, Эола, дорогая? Неприятности на работе, в комиссии или что-то дома?

– Еще нет, но случится. Если мы не поможем.

– А кому помочь, скажи и я весь готов, в твоем распоряжении.

– А твою одноклассницу спасти от позора или даже от гибели ты значит был не готов?

– Ах, эту! Но она сама виновата. Не нужно было защищать опущенную. И вообще, это проблема другого класса. Там мое влияние не катит.

– А ты представь, что после Таи, следующей на очереди окажусь я, что ты будешь делать?

– Но Эола, дорогая! Их же четверо, придется вызвать милицию!

– Значит придется? Это как же понимать? А скажи мне пожалуйста, рыцарь без страха и упрека, в силу чего тебе придется меня спасать? У тебя нет передо мной никаких обязанностей, также, как и перед Таей? Разве что в силу твоего сопливого вчерашнего хвастовства?

Архип, красный от стыда молчал. Молчал, опустив голову и глядя на свои выброшенные на землю дорогие розы. В голове сверлила одна мысль –  растоптала, выбросила и мои чувства, как эти нежные цветы …

Эола поймала этот взгляд и, словно прочитав его мысли сказала:

– А стоят ли они того, чтобы их беречь?

Потом добавила.

– Скажи, а для Таи у тебя что же, совсем нет никаких оснований вызвать эту самую, вашу милицию?

Архип сразу, словно проснулся, схватил мобильник трясущимися руками и набрал 02:

– Приезжайте скорее в сквер возле памятника Зайцу. Там хулиганы над девушкой издеваются. Спасите её, пожалуйста!

– Ну, молодец! – похвалила его Эола. – Пошли встречать вашу милицию. Там может уже и спасать-то некого будет.

Архип поплелся за девушкой к кустам, за которыми все еще раздавались дружные вопли. Но как не странно, явно не женского тембра.

_______

За густыми кустами сирени им открылась довольно интересная картина.

Тая стояла метрах в 5-6 от парней, но между ними покачивалась, то немного сжимаясь, то разжимаясь высокая прозрачная стена. А Карсак с друзьями, пытались то вместе, то очереди, эту стену преодолеть, чтобы схватить девушку. Ведь до неё им не хватало считанных сантиметров.

– Какрсак!- в отчаянии заорал один из его корешей, – давай вместе с разгону.

И они, отступив на десяток метров кинулись вдвоем к Тае. Стена под напором двоих не слабых парней поддалась в сторону девушки. Тая даже сделала полшага назад.

– Ага! Есть! – дружно завопили оба негодяя, – Подвинулась, уступила немного. Еще одно усилие, и мы её схватим!

Но изогнувшаяся по дуге на два шага назад стенка вдруг резко напряглась, потом мгновенно выпрямилась и словно выстрелом отбросила назад обоих незадачливых насильников. Двое других, уже обессиленных неудачными попытками преодоления, казалось бы столь несложного препятствия, сидели на траве, рядом со стеной, беспрерывно ругаясь на чем свет стоит и грозя Тае немыслимыми муками, как только они до нее доберутся.

– Надо заканчивать с ними, – произнесла Эола.

– А ты что хочешь с ними делать? – спросила подругу Тая, отпусти ты этих гадов. Пусть валят домой.

– Нетушки, нетушки! – вскричала Эола. – Сначала немножко накажу, потом отпущу.

Затем стена, как бы спохватившись резко рванула к парням и вытянулась таким образом, что зацепила сразу всех четверых. И тут же впитала их в себя, подняв их на разную высоту и зафиксировала в себе каждого в самых нелепых позах. И лишь после этого последовало само наказание. Стена стала сдавливать всех четверых негодяев, то сжимая, то отпуская, то выкручивая.

свое пространство над каждым из них в разных плоскостях, словно выжимала из них накопившуюся за годы грязь. Естественно, эту грязь отдавать им не хотелось, да и, видимо, было больно, поэтому весь сквер огласился дикими, нечеловеческими воплями.

Минут через пять-семь послышался звук подъезжавшей машины. Трое ППС-ников с пистолетами в руках выскочили из машины и кинулись через кусты напрямую в сторону криков.

– Ладно! – сказала Эола. – Хватит с них. И так всю поляну своей грязью залили. Валите домой!

И стена вместе с четырьмя отморозками исчезла. На поляну выскочили полицейские.

– Кто орал? – закричал старший. – Где девушка, которую насилуют? Вы в курсе? – обратились они к Архипу и двум девчонкам.

– Это из-за неё все! – завопил лидер 8 Б, показывая на Эолу и забыв от увиденного про всю свою любовь. – Это она все подстроила.

Старший подошел к девушке. Эола подала сержанту корочки идеолога их партии вместе с командировочным удостоверением из Москвы.

Сержант просмотрел документы и козырнул Эоле. Потом со словами «Извините, пожалуйста» спросил про Архипа:

– А этот что не в себе, похоже? Может его того, в психиатричку подбросить?

– Не надо меня в психиатричку! Я сам доберусь, до дома! – еще громче завопил Архип.

– Сержант махнул рукой и полицейские, не увидев вокруг никаких следов борьбы сели в машины и уехали.

Архип опомнился и попятился в сторону от девушек.

– Я пошел до дому!

– Нет погоди дружок, – остановила его Эола. – Я наказала четверых негодяев, но остался ненаказанным главный.

– Кто, где? – закрутил головой Архип.

– Насильники, убийцы и прочие негодяи не так страшны, как ты, Архип. Это с молчаливого согласия или попустительства равнодушных людей, у которых в груди вместо сердца куски камня или опилки из дерева, творятся самые страшные дела. Равнодушие – это зараза, эпидемия, которая иногда захлестывает целые народы, страны и планеты.

– Да кто ты такая, чтобы учить всех своим дурацким мыслям? – снова заорал Архип. И как ты меня накажешь? Тоже в свою стену замуруешь? Давай, я готов! От меня вы даже стона не услышите.

– Ты еще мал, сопляк! – возразила ему Эола. А потому еще не законченный выродок. Но если тебя не поправить – вырастишь и превратишься в равнодушное чудовище.

– А я всего лишь Эола из великого рода Могоридонов, магистр 3-его уровня Посвященных, выше меня по силе лишь единицы из 4-го уровня. По заданию главного Ордена Высших знаний светлого Галактического содружества 100 земных лет работала по контракту на службе у одного из помощников Великого Князя Темного мира – Шангола IХ. С Разрешения Ордена контракт с Шанголом мне удалось расторгнуть на планете Земля. Согласно п. ХХIII § V.II Устава ОВЗ мне дано право в виде наказание за неуважение к Космическим нормам морали, основанным на принципах гуманизма, добра и справедливости, в том числе за совершение различных аморальных поступков, в том числе за самые страшные из них с последствиями для прочих, таких, как РАВНОДУШИЕ – отправить представителя или их группу на планету № 000026777 седьмого измерение в Клинику Добра и Справедливости сроком на трое суток времени планеты обитания наказуемых.

– Ты с ума сошла! Тварь, дура, гадина! А вдруг я не вернусь из этого чертового измерения …

– Удачи тебе, Архип и хорошего лечения от страшного недуга! ПОКА!

_______

И тут опять зазвонил будильник! Тая проснулась, сразу вспомнив весь свой кошмарный сон. Кукла лежала рядом с ней.

Примерно часов в 11 своего субботнего утра, когда Тая уже позавтракала и напрочь успела забыть свой сон, зазвонил телефон. Звонила их классная:

– Тая, ты вчера во сколько выдела последний раз Царева? Тут папа волнуется, чуть не слег. Архип почему-то дома не ночевал. А тут еще этот сегодняшний номер Желтой газеты.

– А что там, Алла Борисовна? – с тревогой спросила Тая.

– Да там интервью нашего Архипа напечатали, где он прямо перестарался из-за этих выборов в старосты. Всех мальчишек из класса описал. Не столько описал, сколько грязью облил. Гневные родители у него дома весь телефон разбили. Царев-старший уже звонил в редакцию, чтобы все оставшиеся номера из киосков изъяли. А сколько уже продали? Господи, как он теперь одноклассникам в глаза смотреть будет? Говорила же директору- прекращать надо эти выборы. Назначать приказом по школе и никаких проблем!

_____________________

0

Автор публикации

не в сети 11 часов
Александр901
70 летДень рождения: 05 Декабря 1953Комментарии: 22Публикации: 74Регистрация: 15-05-2021
1
1
8
2
22
Поделитесь публикацией в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все авторские права на публикуемые на сайте произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за публикуемые произведения авторы несут самостоятельно на основании правил Литры и законодательства РФ.
Авторизация
*
*
Регистрация
* Можно использовать цифры и латинские буквы. Ссылка на ваш профиль будет содержать ваш логин. Например: litra.online/author/ваш-логин/
*
*
Пароль не введен
*
Под каким именем и фамилией (или псевдонимом) вы будете публиковаться на сайте
Правила сайта
Генерация пароля