Поделитесь публикацией с друзьями:

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on telegram
Share on email

Жаркие каникулы

Лето – как известно, пора отпусков, каникул у школьников и студентов, путешествий в далёкие страны, солнца, веселья и безделья. И лето девяносто восьмого года, которое ещё и выдалось очень жарким, не стало исключением. По миру вовсю бушует Лео-Мания, а в России ещё и страсти по новомодной группе «Мумий Тролль», а особенно по её солисту – Илье Лагутенко. И на фоне этих двух мощных волн закручивается калейдоскоп весёлых, забавных, очень смешных историй и приключений, неожиданные совпадения, доля загадок и мистики. И какая же волна в итоге, окажется мощнее? Ответ – в первом сезоне «Жаркие Каникулы». Встречайте!

01.  ПРОЛОГ или Кто такой «Мумий Тролль»? 

 Илья Лагутенко – новый кумир молодёжи и подростков, любимец девочек, девушек, молодых женщин и странных мужчин. Музыкальное открытие 1997-го года. Загадочный молодой человек с хитроватой, но очень обаятельной улыбкой. С виду – странноватый смазливый юноша неопределённой ориентации, с густыми тёмными вихрами и чёлкой в пол-лица. Его песни вот уже второй год подряд «взрывают» все российские музыкальные чарты. Странным словосочетанием «Мумий Тролль» певец назвал то ли группу, то ли себя самого. Причём, группу никто даже в глаза не видел. Стиль нового музыкального явления – не то рок, не то поп. Смысл его песен не ясен даже ему самому. Любит давать дурацкие интервью, вводить в заблуждение журналистов и поклонниц. Умеет мастерски закатывать глаза и исчезать в неизвестном направлении. К его ногам уже пали миллионы российских, и не только, поклонниц, которые его ласково называют между собой Мумик, ну или просто, по имени, Илюша.

Всё, что бы ни сделал Илья Лагутенко – всё очень и очень странно. И сам по себе этот молодой человек очень и очень странный. Он странно пел свои песни, с непонятными текстами, странно себя вёл и странно отвечал на вопросы журналистов. На вопрос одного из корреспондентов: «Где же Вас можно встретить в Москве?», Илья преспокойно отвечал:

— Везде! Мы же с вами ходим по одним и тем же тротуарам.

Очень животрепещущий вопрос, который волновал многих журналистов, а если точнее – молодых журналисток: смотрел ли Илья Лагутенко и музыканты его группы самый популярный голливудский блокбастер сезона 1998 года – «Титаник» с участием актёра Леонардо Ди Каприо, или нет. На что главный Мумий страны ответил, что на «Титаник» они всей группой, конечно же, ходили. Но, он все три почти с половиной часа.. проспал.

— ..Хорошо так поспал, — улыбаясь ответил Илья, игриво сверкая глазами из под пушистой чёлки, — в кинозале были кресла мягкие..

А еще Лагутенко заявил, что «Титаник» это не его темы, ему по душе другое кино. А сам он с удовольствием снял бы фильм ужасов, и снялся бы сам там..

 

02. Двое из ларца и странный незнакомец из телевизора 

 

В настоящий момент Алиса Суровова находилась в Москве. Ну или почти. Почти, это значит, что девушка пребывала еще в аэропорту «Шереметьево», куда несколькими минутами раньше приземлился рейс «Нью-Йорк – Москва». И именно на этом рейсе и прилетела стройная высокая голубоглазая светловолосая красотка со сказочным именем.

— Ну вот я и дома. Наконец-то! — прищурившись, произнесла Алиса, оглядывая здание столичного аэропорта «Шереметьево».

Еще немного мгновений, и она увидит свой родной московский дворик в Северном Чертаново, дом, где она жила, бабулек у подъезда, ну и конечно, своих родителей. А если повезет, то и своих бывших одноклассников и одношкольников, если они за это время не разбрелись кто куда. За год жизни в Америке, Алиса уже немного отвыкла от привычного российского ритма жизни. В Нью-Йорке было все по другому. Всё. Но тем не менее, Алиса очень скучала по дому, вдали от родины. В Нью-Йорке она училась в Школе моделей, куда попала благодаря контракту со столичным модельным агентством “Red Stars”, успешно ее окончила и решила немного побыть на Родине. Тем более, что этим летом “Red Stars” готовит грандиозное представление в Москве, и Алиса уже дала согласие на участие в нём. И не просто дала согласие. Вместе с Алисой в Москву прилетела и её первая коллекция модельной одежды. Почти готовая к показу, который состоится уже через две недели. А Алиса выступит и как модель и как начинающий модельер. До начала показа оставалось совсем немного времени, а ей, Алисе, надо ещё столько успеть сделать, доделать, подготовить и представить на суд зрителю.

Впервые об Алисе Сурововой, как о начинающей перспективной модели, заговорили года три назад, когда она снялась в ролике на одном из крупных федеральных телеканалов, прежде пройдя строгий кастинг. Серия социально-рекламных роликов на ведущем федеральном канале «ОРТ» под названием «Русский Проект» была приурочена к юбилею Победы в 95 году. Алиса снялась в одном из них, который назывался «Это мой город.». По сюжету, юная светловолосая девушка-красавица, которую и сыграла Алиса, цепляется зонтиком за трамвай и едет на роликах до МГУ…

Где-то. Где-то мой корабль?.
Бум-бум. Ля-ля! Ля-ля-ля!

Весело неслось изо всех колонок здания аэропорта «Шереметьево». «Бум-бум…. Ля-ля…» — не менее веселым эхом отдавалось у Алисы в голове. Морская тема сегодня была в моде.

«А это лето обещает быть жарким.» — подумала Алиса и направилась прямо к выходу, везя за собой компактный чемоданчик. Динамики продолжали петь про корабль, глумливо хе-хекая в припеве, а колесики Алисиного чемодана колебались в такт развеселой песне. Внутри себя Алиса ощущала странные вибрации, и эти вибрации ей очень нравились.

За окном такси мимо Алисы проносилась Москва. Родная Москва, которую девушка не видела целый год. И по которой Алиса, живя на чужбине, успела сильно соскучиться. По родному Северному Чертаново, по одноклассникам, одношкольникам… При воспоминании о школе, и особенно, о старших классах, память Алисы выдала ей образ Вовы Борисова. Этот юноша с параллельного класса был влюблён в Алису по уши. Алиса прекрасно знала об этом и даже неоднократно пользовалась доверчивостью и наивностью худощавого неуклюжего юноши, по уши в нее влюбленного. Ей нравилась эта игра, но сам Вова у нее особого интереса не вызывал, хоть и играл в местной школьной рок-группе на бас-гитаре. Алисе просто нравилось, что ее любят и ей поклоняются, как богине красоты.

Алиса увидела Вову впервые на школьном рок-концерте, где ей конечно же, жутко не понравилось. Ей вообще не нравились сборища подобного рода, которые проходили, как правило, в небольших помещениях. И где постоянно было накурено, шумно, постоянно распивали пиво и вообще дурно пахло. Местных школьных музыкантов она даже не особо запомнила. А вот именно Вову Борисова очень даже хорошо. После этого, в школе он даже к ней несколько раз подходил, чтоб поближе познакомиться, пообщаться и подружиться. Но видимо, у парня не хватало смелости. Алисе было даже немного смешно над нерешительным юношей.

А в один прекрасный майский день, Алиса застала своего воздыхателя за очень нелицеприятным занятием. Нелицеприятным, с точки зрения её, Алисы, конечно же. Вова Борисов и его приятель из класса сидели возле подъезда своего дома и на всю громкость включили свою любимую группу «Сектор Газа». Да ещё и гоготали, как кони. Алиса и раньше слышала некоторые из песен этой группы. И узнавала даже их по голосу и манере исполнения. Но, она никак не могла взять в толк, почему и зачем люди слушают такое. Да и еще получают от этого процесса удовольствие. И включают иногда громко, чтоб все слушали вместе с ними. А залихватские песни «Спектра» раздавались порой из самых неожиданных мест. Например, из мимо проезжающей иномарки, или даже в магазине, где продавались только лицензионные диски. Естественно, что Алиса высказала тогда всё, что думает по этому поводу…

«Интересно, — подумала Алиса, — А Вова до сих пор меня любит?… Или кого нашёл уже?.. Надо у девчонок будет поспрашивать…» И Алиса поймала себя на мысли о том, что она всю дорогу думает именно о Вове. И за размышлениями она даже и не заметила, что такси уже подъезжало к её дому. Вместо того, чтобы думать о предстоящем показе, о своей коллекции, и вообще, о своём модельном будущем, Алиса думала о незадачливом бывшем соученике. Вспоминала в деталях все эти забавные моменты, связанные с ним. И что самое интересное, когда Алиса жила в Нью-Йорке, она даже не думала ни о чем таком. А тут – только прилетела домой и сразу нахлынули воспоминания. «Надо узнать, кто из наших где, и узнать…кого куда занесло. И его тоже… — думала Алиса расплачиваясь с таксистом возле своего родного подъезда, — Нет. Сначала узнаю, что и как с показом в “Red Stars”, и что для этого надо, а потом уж… и приступлю…»

 

Но, увы. Обстоятельства стали складываться вовсе не так, как запланировала Алиса. Едва девушка успела прибыть в родную Москву, насладиться общением с родителями и бывшими школьными приятельницами, как ей на голову упало одно очень ответственное поручение. От мамы. Вернее, от родственников через маму. Причём, от дальних родственников. Вернее, от родственницы…

Алиса прекрасно помнила ту поездку на море с родителями. А вместе с ними – их та самая дальняя родственница – многоюродная её тетя с двумя своими дочками. Насколько «многоюродная» родственница, Алиса толком в это не вдавалась, да и её мама в разговорах иногда путалась в показаниях. Главное, что родственница, пусть и дальняя. И жила она в городе Краснодаре, на юге России.

Алиса тогда училась ещё в старших классах, а девочки Ира и Катя, дочки этой самой дальней родственницы, погодки, родные сёстры. И в то время им было лет по 6-7, не больше. В той поездке Алиса впервые с ними всеми и познакомилась. И именно в той поездке, Алиса, и не только она, но и ее мама, имели честь наблюдать Иру и Катю в действии. Те выходки, что творили две маленькие хулиганки шокировали не только маму Алисы, саму Алису, но и всю отдыхающую общественность, что поселились в ближайшей округе. Причем, под оком своей родительницы эти двое были сущими ангелочками – ни дать, ни взять. Но стоило их маме только отойти от них на шаг, или отвернуться на пару секунд, то тут же начинались безобразия.

Ира, та девочка, что постарше, с русыми волосами и светло-карими глазами – более умная, более дерзкая, лидер и генератор идей в этой лихой парочке. Катя – ее младшая сестра-погодка, светловолосая девочка с зелёными глазами, всегда поддерживала старшую в ее начинаниях. Да и к тому же постоянно ехидно хихикала с хитро искрящимися глазами. Это знак того, что эти двое снова сговорились между собой на очередное «мероприятие». А перешептывались между собой Ира и Катя постоянно. И постоянно то хихикали, а то и вовсе громко гоготали, не менее громко кричали, орали и визжали. За столом, если их мамы не было рядом по какой-либо причине, Ира и Катя могли начать кидаться маслинами из салата друг в друга, или просто пинали друг друга ногами под столом и при этом громко и заливисто хохотали… Да. Это был, пожалуй весёлый отдых на море с детьми, который Алиса очень и очень хорошо запомнила.

И вот теперь, эта самая дальняя родственница просит, чтобы её две прекрасные дочки все летние каникулы… провели у них дома, в Москве.

— А что?. Пусть девчонки Москву посмотрят. Когда еще такая возможность будет? А так им воспоминаний будет. Да и вам с дочкой твоей не скучно будет. Всё хоть разнообразие. — именно так она мотивировала маму Алисы, разговаривая который час подряд по междугороднему телефону.

Мама Алисы уже представила, ЧТО ждет её и её дочку в стенах родного дома, согласись она на такое, и поэтому как могла давала неуверенные и сомневающиеся ответы своей дальней родственнице на тему, стоит ли всё это затевать. Но, в итоге, под натиском неоспоримых аргументов последней, мама Алисы вскоре сдалась. И именно же эти аргументы мама привела Алисе, когда та прекрасным июньским летним вечером вернулась из модельного агентства домой. Провести почти два летних месяца с этими двумя юными хулиганками, которые к тому же не знакомы с элементарными правилами этикета и поведения в обществе, Алису явно не прельщало.

— Ну так они девочки всё же, выросли уже, поумнели… — привела мама последний весьма хлипкий аргумент и неуверенно добавила: — Наверное…

Алиса и её мама вздохнули. Положительный ответ был уже дан, и назад отступать было уже бесполезно. Да и вроде неудобно было сначала дать согласие и надежду родственнице, а потом взять и отказать. Поэтому Алиса и её мама решили разделить тяготы своей кармы до конца лета. Приглядывать за девочками Алиса и её мама уговорились по очереди, когда у кого из них будет свободное время. Ведь, Алиса постоянно занята в модельном агентстве, а ее мама – на работе. Оставалось ждать совсем недолго, и…

 

И вот настал «час икс». Встречать девочек из аэропорта досталось, конечно же, Алисе. Её мама сегодня гостила на даче у своей подруги и домой она намеревалась прибыть только завтра утром, а у Алисы время было. Встретиться со своей приятельницей-моделью, Таней Лучниковой, зайти к ней домой, обсудить будущий показ и кое-что довести до ума, Алиса договорилась сегодня ближе к вечеру. А сейчас только день, и времени оставалось еще предостаточно…

Прошло четыре года с того отдыха, девочки заметно выросли, похорошели. Но судя по их виду, мало в чем изменились. Всё тот же озорной блеск в глазах, хихикание перерастающее в гоготание, и готовность набедокурить. Хотя уже не так явно, но все же прослеживалось в их настрое. По дороге от аэропорта до пункта назначения – Северное  Чертаново, Ира и Катя, на удивление Алисы, вели себя хорошо. Иногда только хихикали, и задавали ей вопросы. Даже свои сумки несли сами. Те, что полегче. А тяжелые чемоданы помог дотащить услужливый таксист.

— Добро пожаловать в наше скромное жилище. – сказала Алиса, распахивая перед Ирой и Катей дверь своей квартиры.

— ВАУ! – тут же заголосили Ира и Катя, и, как всегда захихикали.

«Чего тут такого «ВАУ!»? Квартира, как квартира…» — подумала Алиса и провела девочек в зал.

— Располагайтесь, девочки, — приветливо сказала Алиса. — Вы будете жить тут, в нашем просторном зале. А на этом широком диване будете спать. Распаковывайтесь, обживайтесь. Так-с.. А у меня еще сегодня дела по работе, очень-очень важные, — важно и с пафосом добавила она , поглядев на часы на своей руке, — приду очень поздно..

Ира и Катя прошли в зал, уселись на диван и вместо того, чтоб в тот же момент приняться распаковывать свои чемоданы и сумки, стали с интересом разглядывать обстановку Алисиной квартиры. И потихоньку хихикать и шептаться между собой. Как они это любят.

— Так, Ира и Катя, будьте сегодня самостоятельными. Моя мама приедет завтра утром. Поэтому всё должно быть в полном порядке. Пока!

И исчезла за дверью.

Ира и Катя продолжали адаптироваться к новой для них, обстановке. Хотя, как к новой. Они тоже жили в многоэтажном доме, в почти такой же квартире, с такой же почти обстановкой. Только не в Москве, а в родном Краснодаре. Но когда ты в гостях – это же как-то всё по особенному. Тем более, в таких гостях, где не грех и набедокурить.

— ВАУ! – продолжали голосить Ира и Катя между приступами хихикания.

Две девочки сидели в зале на диване и жаждали, как говориться в одной бессмертной комедии, продолжения банкета.

— Интересно, а… О! Телик! О, класс! О, ништяк! — возопила вдруг Ира, — Мы щас кое-чего посмотрим!

Катя продолжала громко хохотать, валяясь на диване. А Ира, отыскав пульт, начала щёлкать по каналам.

Тополиный пух! Жара! Июль!
Ночи такие лунные!…

Весело пела с экрана телевизора троица отплясывающих парней. Несмотря на романтичность данного произведения российской поп-музыки, Ира и Катя гоготали, как сумасшедшие. Щёлк!

На вечеринке лучших друзей
Ты танцевал с подругой моей!

Теперь уже пела девчачья банда. Причём, не менее весело и задорно.

— О-о! — снова завопила Ира, — Это ж «Стрелки»! «Стрелки»!

— «Стрелки»! — вторила ей Катя, — Это «Стрелки»!

И девочки превознемогая приступы хохота, начали хором подпевать «Стрелкам», скача попами в ритм песни на диване:

Ты обнимал её! Целовал!
И обо мне и не вспоминал!…

Да так, что диван только повизгивал от такого напора. Щёлк! И на экране вместо «Стрелок» уже вовсю резвились герои «ОСП-студии» в сериале «33 квадратных метра» – семейство Звездуновых – Клара Захаровна, мама Таня, сынуля Андрюша и папа Сережа, любитель выпивки и крепкого словца.

— О-о! Смотри, Катька!! Смотри! Быстрее! Это ж «ОСП»!

— Ого! Я вижу-вижу!! Ха-ха! Ха-Ха!

— Посмотрите на него!! Ты же – свиноподобный мамонт!! – награждал всевозможными эпитетами экранный папа своего сынулю.

Ира и Катя, наблюдая за юморной семейкой, громко хохотали. Снова щёлк! И лихое семейство Звездуновых сменил диктор, который размеренно и четко читал свежие новости:

— Москва и москвичи еще не успели прийти в себя после июньского урагана…

— Что?! Урагана! Какого такого урагана?! – переспросила Ира, — У них здесь ураганы? Ха-ха…

— А у нас ураганов не было! — громко хихикала Катя.

Ира снова начала активно щёлкать по каналам в поисках ещё чего «остренького». Сначала всё было одно и то же – новости, политика, экономика и прочее бла-бла-бла, которое Ире с Катей было очень не интересно. Даже почему-то мультиков не было. Но, после доброго десятка пролистанных каналов, сестрёнкам снова повезло!

На экран телевизора вдруг выпрыгнул взъерошенное чудо неопределённого пола и начало петь про какой-то «утека-а-ай!» и про какого-то маньяка в подворотне. Потом про гангстеров и машины, которые ночью в парке спят… Потом про парочку простых и молодых ребят. А потом про… Чудо пело с экрана свои непонятные рифмы, то мурлыча, то как бы нарочно растягивая гласные. Постоянно кривлялось, строило рожи, выкатывало глаза, изображало нечто вроде танцев, совершало непонятные телодвижения, похожие на дикие взлягивания шаманов и всё в таком духе. А ещё у этого чуда были наклеены чёрные длинные ногти на пальцах рук. И в итоге он – а скорее всего, это был ОН, обрил девушку в кадре.

Ира и Катя прильнули к экрану телевизора, смотрели и слушали, открыв рты. Даже утихли на какое-то время.

Но, так ничего и не поняли. Про что песня-то была? Непонятно. Поймали этого маньяка полицейские или милиционеры, в итоге, или нет. И что стало с той парочкой простых и молодых ребят. Растерзал этот маньяк их или нет? И причем здесь «Утекай!»? И почему песня была про маньяка, а в клипе этот чудный тип обрил девушку? И кто в итоге, был маньяком в клипе? Он сам?..

Ира и Катя молча сидели на диване. И главное тихо. Застыв, смотрели друг на друга, задавали немые вопросы и не находили на них ответы. Однако, после пяти минут такой вот абсолютной тишины, снова раздалось громкое дружное:

— ВА-АУ-У!…

 

Алиса возвращалась домой поздно вечером. «Спят поди уже! — думала она, открывая дверь своей квартиры, — Но ничего, я тихонько…» Войдя в квартиру, Алиса оторопела, в буквальном смысле этого слова. В воздухе летал пух от подушек, на полу валялись порезанные тряпки. Алиса осторожно вошла. Под ногами что-то захрустело. По этикетке на стеклышке Алиса догадалась, что несколькими часами раньше, перед ее уходом, эти осколки были вполне пригодным флакончиком с любимой маминой туалетной водой. Пух от подушек продолжал летать в воздухе. И откуда-то из глубины квартиры был слышен нет, не ехидное хихикание и не тихое шушукание. А дикий гогот. Дикий гогот двух девчонок.

— Ах, мать моя, женщина! — от удивления и шока вырвалось у Алисы, — Сейчас кто-то по ушам получит у меня!

Алиса решительно вошла в зал, отдувая от себя пух. Ира и Катя сидели на полу, облокотившись спинами на диван. И в руках у них было по подушке. Вернее, по истерзанной диванной подушке. Потому что пух летел именно с того места, где сидели эти две хулиганки. Девочки были все в пуху, по очереди мутузили друг друга этими полурваными подушками и дико гоготали. И естественно, что спать они идти пока на собирались. Какой там – спать?!

— Девчонки! Это что такое вообще? — С негодованием и вызовом спросила у них Алиса, —Что происходит? Я вас спрашиваю. И кто это сейчас убирать всё будет?

— Ты! Ха-ха-ха! — хохоча ответила Ира.

— Я ещё раз спрашиваю – что происходить здесь?! — с негодованием продолжала допытываться Алиса. — Вы что, головой тронулись обе? Или как?

Вопросы Алисы были нелепы сами по себе. Достаточно вспомнить ту самую памятную поездку на Чёрное море лет пять назад. По сравнению с тем, что Ира и Катя однажды сотворили на том отдыхе, квартира родителей Алисы еще можно сказать, и не пострадала. А только легко отделалась. Девочки растерзали только декоративные диванные подушки, а не то пуху было бы в разы больше. К тому же, Ира и Катя отвечать ей не спешили вовсе, а продолжали сидеть и хохотать. Обе в перьях.

— Так! — строго сказала Алиса, уперев руки в бока, — Сейчас все вместе дружно убираемся и спать.

— У-у-у-у! — недовольно заголосили Ира и Катя.

— А ну-ка мне! Или вы думали, что я одна прибирать буду? Вы нахулиганили тут, а расплачиваться буду я? Нетушки.

— Ладно, мы будем убираться! — согласилась Ира, — Только с условием. Потом не спать! У нас каникулы, в конце конов! Не будем спать! Не будем спать! Не будем спать!

— Не будем спать! Не будем спать! — подхватила Катя, а после они обе хором скандировали:

— Не будем спать! Не будем спать!

— Ладно. Хорошо, — согласилась Алиса, — Окей. Не хотите спать – ваше дело. Я вам в нянечки не нанималась. Большие уже. Так, Ира, Катя. Давайте тогда живо за дело.

— Окей! Класс! — в два голоса радостно застрекотали Ира и Катя, повскакав с пола, — Спать не будем! Ур-ра! А уберёмся сейчас быстренько!

И Алиса, Ира и Катя дружно принялись за дело. Несмотря на то, что девочки немало набедокурили, а впрочем, набедокурить они всегда были готовы, за уборку они принялись с не меньшим рвением и энтузиазмом. И в процессе уборки, Ира и Катя рассказали Алисе, что с ними случилось. Естественно, иногда хихикая, а иногда и хохоча.

— Мы с Катей тут клип видели про маньяков и гангстеров, — начала рассказывать Ира, — Хи-хи!

— Да! Хи-хи! – подтвердила Катя, — И он еще обрил эту… Рыжую такую! Она бац и лысая потом! Хи-хи!

— Кто он? — не поняла Алиса.

— Да парень тот, — ответила Ира, — Который в клипе. И он такой там.. Он такой лохматый.. Хи-хи-хи! Сначала руками вот так вот делал.. — и Ира начала хаотично махать руками под гогот Кати, — А потом так.. Хи-хи-хи.. А потом еще и на стуле вот так.. А потом.. А потом он взял ножницы, — и Ира тоже взяла ножницы со стола, — И-и-и такой – хрясь-хрясь ей волосы! Аха-ха-ха!.. — и стала щёлкая ими, резать воздух.

— Так, — подбоченилась Алиса, — Ножницы положи. От греха подальше. А то мало ли – нечаянно друг другу глаза еще пораните. А нам с мамой потом перед вашей мамой отвечай.

— Он порежет тебя на меха-а, — продолжала напевать Ира, хихикая и щёлкая ножницами, — И граница потеряла контро-оль, — и они обе захохотали.

— Что сделает? — не поняла Алиса, — На ЧТО порежет? Что там кто потерял?..

Ира и Катя загоготали еще сильнее.

— М-да.. Глупый вопрос был. Не знаю, что вы делали, когда чем вы тут одни занимались. НО, вы, как я вижу, истрепали наши диванные подушки! Раз! И флакон с духами мамиными разбили. Два! Моя мама завтра приедет и увидит. И ка-а-ак всыпет вам за порчу имущества. Да ещё и вашей маме расскажет всё..

— Не-е-е! — наперебой заголосили Ира и Катя, — Только не маме нашей! Мы сейчас всё быстро доубираем. И духи.. Там они сами упали случайно и разбились.. Ну, Алиса-а-а! Ну, пожа-алуйста-а..

— Ладно, уговорили..— сдалась Алиса.

Ей было легче поддаться на уговоры девочек и всё по-быстрому вместе с ними убрать, чем читать им морали, да и настроения заниматься их воспитанием у Алисы не было – она уже устала и очень хотела спать.

— ..Только быстренько давайте всё уберём. А с разбитыми духами завтра что-нибудь вместе придумаем..

 

03. То ли девушка, то ли видение…

 

На следующее утро слава Богу, всё обошлось. Мама Алисы, приехав домой, конечно же, обнаружила пропажу флакона со своей любимой ароматной туалетной водой. Но Алиса объяснила это тем, что они с девочками вчера решили сделать уборку в квартире и нечаянно его уронили на пол и разбили.

— Какие молодцы, девчонки! — поразилась женщина, — Просто умницы вы у меня!

Так как Алиса сегодня не была занята в модельном агентстве, она решила прогуляться вместе по Москве, вместе с Иру с Катей. Показать девочкам столицу. Только вот вставал вопрос – куда именно пойти их прогулять. Окрестности двора многоэтажки, где жила Алиса, достопримечательностями не блистали. Собственно, как и сам район Северное Чертаново. Высотные дома, ларьки с газетами и пивом, павильоны с продуктами, бабульки, торгующие зеленью и прочими снадобьями со своих огородов на то и дело тут и там, возникающих рыночках. От такой картины Ира и Катя вряд ли испытают нечто такое «Ух ты!». У них в родном Краснодаре такого тоже в избытке. Поэтому Алиса решила прогулять девочек в самый центр столицы. И она даже наметила приблизительный маршрут передвижения. Сначала доехать до Красной Площади, постоять на Нулевом километре, а потом прогуляться по Новому Арбату. А может и по Старому тоже, как ситуация располагать будет. «Можно еще в кафешку потом зайти, — размышляла Алиса, — Если конечно, Ира и Катя вновь не вытворят чего, то всё должно пройти очень хорошо!..»

Алиса и впрямь не ошиблась. После вчерашней выходки с подушками, Ира и Катя на прогулке вели себя очень даже хорошо. Даже не стали с собой брать свой любимый плеер, который они слушают один на двоих – Ира в одном наушнике, а Катя – в другом. Не девочки, а сущие ангелы просто.

Но зато, Алиса почему-то ощущала себя странно. Очень странно. Внутри неё снова стали появляться те необычные вибрации, которые она впервые почувствовала еще в аэропорту, приземлившись в родной Москве. Они то вдруг исчезали, то вновь вибрировали внутри неё с новой силой. Иногда в ее голове возникали даже какие-то мелодии, чрезвычайно легкие и бодрящие. Но, Алиса решила, что это просто ощущения, вызванные окружающей обстановкой. То тут, то там с улиц раздавались из разных мест задорные танцевальные ритмы. А вибрации могли быть связаны с тем, что Алиса долго не была дома, в Москве. И к тому же еще – Ира и Катя. И жара московская.

Алисе почему то казалось, что всё в Москве как будто дышит в предвкушении какого-то не то шикарного действа, не то предстоящего праздника. Алиса сама толком понять не могла. А вокруг, все столичные улицы были увешаны рекламными щитами с изображением хита сезона-98 – героев из нашумевшего голливудского блокбастера-катастрофы, «Титаник». И не только. Во всех киосках, ларьках на улице и спонтанных торговых точках в зданиях метро, торгующих прессой было также всё увешано ими же. «Прямо «титанико-мания» какая-то!» — думала Алиса. Все просто как будто помешались на этом фильме, и главном его герое. Вернее, молодом и подающем надежды, голливудском актёре-красавчике, Леонардо Ди Каприо. Он просто побил этим летом рекорд по числу плакатов, постеров и даже школьных тетрадей и дневников с изображением его смазливой мордочки. В разных ипостасях. То он один просто. То с героиней из фильма «Титатник», то с героиней из «Ромео и Джульетты». Это еще один знаковый фильм по мотивам одноимённого произведения Шекспира с его участием, вышедший на экраны не задолго до фильма-катастрофы.

В модельной школе Нью-Йорка, где училась Алиса, этой весной только и было трескотни, и всё именно об этом молодом красавчике из Голливуда, Лео. Так его девчонки называли. Причем, наши соотечественницы, которым, как и Алисе повезло оказаться в модельной школе Нью-Йорка, в «страстях по Лео» ничуть не уступали своим коллегам-моделям, американкам. Только и разговоров, чтоб оказаться на одной вечеринке с ним, и если повезет, то познакомиться. «Это такое счастье! Такое счастье будет!» — то и дело стрекотали девчонки.

Ира и Катя, похоже, тоже не остались в стороне от всемирного вируса «ДиКаприо-Мании». Если в начале прогулки девочки еще спокойно реагировали щиты, постеры, плакаты и афиши с «Титаником» и «Ромео и Джульеттой», которые блистали со всех сторон, то тут, то сям, украшая собой и без того прекрасные столичные улицы. То, ближе к концу их прорвало. Девочки, завидев на улице, очередной лоток с прессой и канцелярией, зависли возле него, с упоением разглядывая смазливый лик ДиКаприо.

— ВАУ! — восторженно завопила Ира, показывая на полку с тетрадями, — Смотри, смотри Катюха! Это же «Титаник»! Тетрадка с «Титаником»!

— ВАУ-ВАУ! — вслед за сестрой восторженные вопли подхватила и Катя, — «Титаник»! А вот Лео на тетрадке в «Ромео и Джульетте» смотри, Ир! А вон постер! Постер, Ир! ВАУ!

— Круто! И вон-вон – ещё закладки для книжек! И значок с Лео! ВАУ! ВАУ!

— Алиса! Алиса! — наперебой стали стрекотать Ира и Катя, — Посмотри – ВАУ! Мы купим?! А?! У нас есть денюжка! Нам мама дала с собой! И мне! И мне! Мы купим?! А?!

— Да ради Бога, — спокойно ответила Алиса, — Только смотрите – всё потратите, что вам мама дала, где брать будете?..

К таким явлениям будь то молодой актёр ДиКаприо или не менее смазливый солист американской поп-группы ”Backstreet Boys”, Ник Картер, или еще какой-нибудь кумир, Алиса, на своё удивление относилась очень спокойно. Видимо, юношеский фанатизм прошел мимо неё, и бурных страстей популярные ныне персонажи у неё не вызывали. Алисе было приятно думать о других вещах. Тем более, когда она уже приехала домой, в Москву, насовсем. Например, о будущем показе, который пройдет уже совсем скоро. Или… о своем бывшем одношкольнике, Вове. «Интересно, где ты?…» — задумалась Алиса, но Ира и Катя ей домечтать не дали.

— А ты смотрела?! Смотрела?! Скажи?! — звонкими голосами наперебой вопрошали у нее Ира и Катя, держа уже в руках несколько постеров и тетрадок и пару журналов еще в придачу.

— Что смотрела? — не поняла Алиса.

— «Титаник» и «Ромэо и Джульетта»! — пояснила Ира, — Вот мы с Катькой смотрели! А ты?

— Девчонки, а девчонки! — немного нахмурившись, обратилась к ним Алиса, — Вы что – всю прессу решили сегодня скупить? А? Деньги все потратили на своего ДиКаприо!..

— Ну не все! — парировала Ира, — У нас еще ого-о-о есть! А если кончатся, то мы маме позвоним – она нам ещё вышлет! И Лео не наш! Пока!

И Ира с Катей заливисто захихикали.

— Ладно, — улыбнулась Алиса, глядя на двух сестёр-озорниц, — Не наш!… Пойдемте уже!

— Алиса! А ты видела Лео, когда была в Америке? — снова наперебой застрекотали Ира и Катя, — Ты же в Америке была? И ДиКаприо в Америке живет, я знаю! И я! А какой он? Расскажи нам! Пожалуйста! Ну пожалуйста! Мы хорошо себя будем вести! Только расскажи!

— Вести себя хорошо – это отличная идея! — соглашается Алиса, — Но… Я вас девочки, сейчас разочарую. Мне вам нечего про этого парня рассказать. Я его не видела. Ни близко, ни далеко. Вообще не видела! Только, как и вы – в фильме «Титаник».

— У-у-у — заголосили Ира и Катя, — А мы-то подумали…

— А тогда, — предложила Ира, — Раз так – то давайте все вместе сходим еще раз «Титаник» посмотрим!

— Класс! Класс! Вау! — тут же согласилась Катя, — Давайте! И потом еще на «Ромэо и Джульетту» сходим все вместе! А?!

— Точняк! Точняк! — подтвердила Ира, — Надо и на «Ромэо и Джульетту» тоже сходить!

— Отличная идея, девочки! — ответила Алиса, — Конечно, сходим. И все вместе! Как только у меня время будет, а оно обязательно будет, обязательно пойдем в кино! Только что это у нас за словечки вылетают – «точняк»? Это что? — она попыталась изобразить на лице строгость.

— Ну Алиса-а… — Ира сделала жалостливое выражение лица, — Так все говорят…

— Ладно… Все говорят, — у Алисы не получалось делать вид, что она сердится на такое поведение. Хотя надо было бы прочитать девочкам нотацию, как надо правильно говорить, а какие слова употреблять в речи не желательно. Но, с другой стороны… «Действительно, многие так говорят, — подумала Алиса, — И даже я… Иногда…» И решила отложить лекцию на более позднее время.

— И у меня появилась еще идея! — снова застрекотала Ира, — Нам бы с Катей еще бы футболки купить с ДиКаприо! Ну такие коротенькие, Алис! Видела?

— Ага-ага! Я видела! — тут же встряла Катя, — Очень такую хочу! Будет круто – мы с Ирой в таких футболках!

— Та-ак, девочки! — Алиса посмотрела на свои часы, — У-у, на сегодня похоже, все! Нам уже пора домой. Моя мама скоро возвращается, да и мне сегодня надо еще в агентство будет съездить! Так что, сейчас быстро на метро и – до дома…

Вова Борисов находился у себя дома, в квартире на пятом этаже, одной из многоэтажок Северного Чертаново. И занимался своими любимыми делами. Окно его спальни было открыто. Худощавый темноволосый вихрастый юноша уютно расположился на диване. Он вальяжно вытянул ноги, и, затягиваясь сигаретой, рассматривал школьные фотографии. Вернее те фотографии, где присутствовала Алиса, под включенные на неполную громкость мелодичные лиричные рок-баллады «Сектора Газа». Хотя, конечно, у Вовы в жизни и было немало радостных и счастливых мгновений, да и музыку он слушал очень разную и «Кино», и «Агату Кристи», и хардкор-группу ”Prodigy”, и даже танцевальную клубную музыку. Но именно прослушивание музыки группы «Сектор Газа», как отдельными песнями, так и целыми альбомами, которые один интереснее другого, в купе с думами о прекрасной светловолосой девушке, Алисе доставляли Вове наибольшее удовольствие. А так как родители в разгаре дня, обычно были на работе, то заниматься своими любимыми делами, ему никто не мешал.

Алиса Суровова училась в той же школе, что и Вова, только в параллельном классе. И жила в том же районе. Алиса отличалась невероятной красотой и в неё были влюблены практически все парни в школе. Вова все время думал о высокой стройной красавице с длинными светлыми волосами и большими голубыми глазами. Он все время вспоминал, как он первый раз увидел ее в школьном коридоре. А потом, спустя некоторое время – по телевизору – в рекламе самого главного телеканала России. Алиса начала карьеру топ-модели в 14 лет. И хотя с окончания школы прошёл уже ровно год, Вове порой казалось, что этого года и не было, всё было, как будто вчера.

Алиса поначалу не обращала на него никакого внимания. Она вообще ни на кого из парней-старшеклассников внимания не обращала, ни с кем не дружила. Даже подруг у неё было раз-два и обчёлся. Её нельзя было застать в школьном коридоре, болтающей с девчонками о том, о сём, о разных школьных сплетнях. Алиса всегда была в стороне от этой суеты. И знакомиться и близко общаться ни с кем особо не стремилась. Ходила по улице из школы домой всегда одна. И приходила тоже. От этого она казалась Вове еще более загадочной и недосягаемой. И это в купе с её внешними данными, очень сильно привлекало неокрепшего юношу.

Но, однажды Вове всё таки повезло. Хотя, как повезло. В старших классах Вова играл в местной самопальной школьной рок-группе, на бас-гитаре. И кто-то пригласил Алису на их очередной концерт. Концерт, конечно же, Алисе не понравился. Однажды проходя по школьному коридору, Алиса, увидев их компанию, остановилась на секунду. Но вовсе не для того, чтобы взять у начинающих рок-звезд автографы или познакомиться с ними, а чтоб выразить своё громкое презрительное «Фи!» по поводу их творчества и их самих. Какое-никакое да внимание.

После этого раза Вова пытался несколько раз познакомиться и заговорить с Алисой. Но так как он порой очень стеснялся, все его попытки выходили крайне неловко. Он сам это понимал, также как и то, что он всем своим таким нелепо-влюблённым видом очень веселил красотку. Алиса, когда каждый раз видела Вову, все время говорила:

— А-а… это ты! Снова ты. Ну, привет! — и обязательно улыбалась.

А однажды с Вовой вышел и вовсе настоящий конфуз. Это было чуть больше года назад. На дворе стоял май месяц, травка и деревья всюду зеленели. Они уже все заканчивали свой последний, 11-ый класс, и это был последний беззаботный школьный май. Вова и его приятель по группе сидели на лавке возле подъезда своей родной многоэтажки и на всю мощь слушали кассету с новым альбомом «Сектора Газа». А творчество этой группы отличалось невиданным разнообразием. Залихватские стёбные песни по мотивам зарисовок из жизни, приправленные смачными эпитетами, сравнениям и порой крепким русским словцом спокойно соседствовали с лирическими и порой философскими балладами на тему любви и смысла бренной жизни. И все это отличалось необычайным мелодизмом, простотой текстов и мощным вокалом солиста группы. Что обеспечило «Сектору» поистине всенародную популярность, несмотря на запрет этой группы в прессе, на FM-радио и на телевидении.

В тот день у Вовы и его приятеля было весёлое и раздолбайское настроение, они подпевали, громко разговаривали, ржали, как кони. Потому что, слушали как раз то из «Сектора Газа», что без смеха и гогота слушать было просто нельзя. И потягивали пивко из жестяных банок, купленное в местном ларьке. Ни Вова, ни его приятель, естественно заранее не знали, что именно в этот момент мимо их подъезда вдруг решит пройтись самая первая школьная красавица, Алиса Суровова. Мечта всех юношей московской северо-чертановской школы! Алиса, увидев знакомые лица, остановилась.

 …К тёще я со всей душою – Мам, налей 100 грамм!
А она мне дулю в харю – Ни хера ни дам!… 

Весело пел Юра Хой, солист «Сектора Газа» из колонок магнитофона на весь двор, не обращая на юную длинноногую красотку ровно никакого внимания. Услышав подобные музыкальные «перлы», Алиса поморщилась и состроила крайне недовольную физиономию.

— А я вижу, весело у вас здесь! — сказала она своим привычном презрительном тоном, и не дав опомниться Вове и его приятелю, произнесла, — Никогда не думала, что вы слушаете такую пошлость! ФУ! Какой примитив! И какой кошмар! Никак не ожидала! Особенно от тебя! — Алиса недобро сверкнула глазами в сторону Вовы. Вова же, увидев вдруг пред собой свою мечту встрепенулся от такой неожиданности.

— Но!… Алиса… — только и успел промямлить он, — Привет! Мы это…

Но она быстро исчезла, ушла. И не дала ему даже слово сказать в своё оправдание. Как так? Ведь, «Спектр» его любимая группа. Нет, конечно, Алиса не должна обязательно тоже любить их песни. Но почему сразу – пошлость, примитив, кошмар? Вова знал даже некоторых девчонок из школы, которые были влюблены в солиста «Спектра», считали его внешность и голос очень притягательными и своеобразными.

— Да ладно ты не парься, Вован! — прервал его размышления приятель, толкнув по дружески локтём в бок, — Фифа понимаешь ли, выискалась тут! Да будут у нас с тобой девки… в смысле подруги. Не чета этой… расфуфыренной!..

После окончания школы Алису Вова больше не видел. Одноклассницы и девчонки из параллельных классов, которые с ней всё время пересекались, как-то говорили, что сразу после школы Алиса сразу же уехала в Америку, чтоб стать всемирно известной моделью…

Вова подошел к открытому окну и, затянувшись очередной сигаретой, оглядывал свой родной чертановский двор с высоты пятого этажа. Из колонок его магнитофона доносились ободряющая песня его любимой группы «Сектор Газа»:

Голуби воркуют радостно!
И запахнет воздух сладостно – домой!
Домой! Пора домой!…

Когда они втроём уже шли с остановки домой, Алиса специально выбрала путь, ведущий мимо дома, где жил Вова.

..Домой! Домой!
Пора домой!…

Играло прямо над ними.

— О! Кто-то магнитофон громко слушает! — резюмировала Ира.

— Ага! — подтвердила Катя, — Прямо здесь, внизу слышно!

И они обе снова захихикали. Но Алиса-то конечно знала, кто такой этот «кто-то». Или даже предполагала. Хотя, и предполагать тут нечего было…

Взгляд Вовы из открытого окна случайно обратился вниз. И вдруг он увидел… Нет, этого не может быть! Такова была первая его мысль. Вова не мог поверить глазам своим. Внизу, по тротуару, прямо под окном, мимо его подъезда проходила молодая девушка-блондинка, очень и очень похожая на Алису Суровова! А вместе с ней две девчонки лет 9-10. «Алиса?! Неужто она?…» — это была вторая мысль Вовы.

Но девушка и две хихикающие девочки быстро удалились с тротуара и из его поля зрения. А Вова еще минуты три стоял, как завороженный у открытого окна. И даже про сигарету свою забыл. Лёгкий летний ветерок обдувал его вихры и сдувала пепел от тлеющей сигареты прямо на улицу. «Похожа как!…— думал Вова, — Не-ет! Показалось наверное… Точно – показалось! Алиса же в Америку уехала!.. Да и эти двое девчонок, а у Алисы нет детей и сестёр нет…»

Придя домой, вернее вернувшись в квартиру к Алисе, Ира и Катя свои покупки в виде журналов и плакатов выложили на тумбочку, стоявшую возле дивана. Потом, как водится, Ира и Катя начали шушукаться и хихикать. На удивление, не громко. Алиса пошла в ванную помыть руки, умыться после прогулки, на минутку оставив девочек одних. Вернувшись, она увидела, что Ира схватила пульт от телевизора и начала усиленно щёлкать по каналам. А у Кати было очень, ну очень загадочное лицо.

— Интересно-интересно! — протянула Ира, тоже не менее странно улыбаясь и щёлкая пультом, — И где же он? На каком канале?

Катя захихикала.

— Та-ак, девочки! — предупредительно сказала Алиса, — Планы у нас такие. Скоро придет моя мама, она вышла в магазин, и мы будем обедать… или полдникать… Впрочем, какая разница – будем кушать. Так что – сейчас идем дружно мыть руки, если не помыли. Я пока начну накрывать на стол, а потом вы мне поможете. Там и мама моя подойдет. Поедим, а потом будете смотреть телевизор и заодно разберете ваши покупки. Согласны?

Ира и Катя выразили бурное согласие. Перспектива делать что-то вместе явно не оставила их равнодушными. Бросив пульт и телевизор, девочки быстренько вымыли свои руки и стали помогать Алисе накрывать на стол.

Зато, в процессе накрывания обеденного или полдникового стола, что не так уж и важно было, Ира и Катя снова стали заваливать Алису вопросами. Девочки решили выяснить для себя один очень интересующий их, вопрос. Который возник со дня приезда их сюда. Вернее, с вечера.

— Алиса! — первой начала, естественно, заводила Ира, — А что это за тип такой, которого мы с Катей видели вчера по телику? А? — на этом месте Катя активно закивала головой и стала громко поддакивать сестре, — Ну, мы с Катей тебе ещё вчера начали рассказывать про него.. Он там пел что-то про маньяка в подворотне. И про машины в парк, гангстеров, которые уже спят и парочка простых и молодых ребят.. А ещё он так руками делал..

— ..А потом там пелось, — подхватила эстафету Катя, — что-то про растерзание! И девушку он стриг ножничками и ножнички потом в руках вертел..

— Ага! И еще там что-то он смотрит в щёлочку, а потом мы с Катей что-то дальше не разобрали про что. И когти у него чёрные были наклеены ещё. Хи-хи..

Алиса явно озадачилась вопросами девочек. Музыкантами она интересовалась не очень, чтобы очень. И то, что описывали и рассказывали Ира и Катя было не похоже на то, что она видела и слышала ранее в музыкальном мире. А видела и слышала она не мало, хоть и не меломанка, как Вова Борисов из параллельного класса.. Ах, да! Вова.. Кстати, на его любимый «Сектор Газа», который он готов слушать и громко врубать везде и всюду, это тоже не походит никак.

Единственное, что пришло на ум Алисе, это группа «Агата Кристи». Уж очень похоже было – два брата Самойловы постоянно пели своими вымученными голосами какую-то чушь и хрень – про опиум, сказочную тайгу, про «поиграем в декаданс» и еще про кучу разных вещей, порой загадочных и таинственных, а порой откровенно наркоманских. Хотя… Да, чёрт их там, этих музыкантов разберёт!

— Хм-м… — ответила она Ире и Кате, — Не знаю!

— Вот и мы не знаем! — ответила Ира, — Обычно на клипах пишут, кто поёт, а тут не написали… И мы подумали, что ты знаешь.

— Нет, я действительно, не знаю кто это такой. Я по клипам как-то не очень… — ответила Алиса.

— Жа-аль! — протянули Ира и Катя, — А мы думали, ты знаешь.. А ты.. Э-эх. Как бы нам теперь узнать, КТО это?

— Может быть, это «Агата Кристи»? — выдвинула Алиса свои соображения, — Просто похоже, что вы описали на их стиль..

— Не-ет! «Агату» мы знаем! — ответила Ира, — Это не «Агата Кристи». И ничуть не похоже вовсе. Там солисты такие – мы их видели же.. Ну, толстые короче и скучные, и поют не очень.. А этот хорошенький такой, прикольный, миленький и с голубыми глазами.. И взгляд такой был, немного сумасшедший что ли.. И причесончик у него еще такой..

— Тогда точно не знаю, кого вы там вчера в клипе углядели, — пожала плечами Алиса, и ей в голову вдруг пришло кое-что спросить у Иры и Кати, — А, слушайте, девчонки, Ира, Катя – а как вам та песня, помните мы шли сейчас и играла «пора-пора домой!»?

— Не-е-е! Фу-у-у! — презрительно зафыркала Ира, и Катя вслед за ней, — Это же этот.. как его там?.. Короче, наш дядька любит его включать и слушать громко. Там он еще частушки матершинные поёт! И что-то там про видик какой-то. Ха-ха-ха! И мама наша на него ругается постоянно. Ну, на дядьку и на вот это вот, что он слушает. Аха-ха!

— Фу! – это не то слово! — горячо согласилась с Ирой и Катей Алиса, — У нас парень в школе, учился со мной в параллельном, Вова его зовут. Так вот, этот Вова вот эту хрень слушает тоже. И тоже громко. Ну, вы сейчас слышали же, когда мы домой шли, он живёт в том доме как раз, мимо которого мы и шли.. И фанатеет вот по такому. Ужас! Короче.

— Ага! Фу-у-у! У-ужас! — еще раз для проформы фыркнули Ира и Катя, и Ира вынесла вердикт, — Надо твоего этого Вову перевоспитать! В плане музыки. Срочно!

— Это точно! — хихикнула Алиса, — Только одно уточнение, девчонки – Вова не мой! Мы просто в школе учились с ним.

— Э-эх, как же тебя зовут? И кто ты такой? Парень из клипа.. — Ира мечтательно закатила глаза в потолок.

— Ага-а-а! — вслед за ней мечтательно вздохнула и Катя.

— Я, надеюсь, этот маньяк не растерзал тебя на меха.. — вздохнула Ира, переведя взгляд с потолка на стену с кухонными обоями пастельных тонов, — А то мы все будем горько плакать..

— Так, девочки, вон уже мама идёт! Заканчиваем нашу болтовню и кушать!

И, действительно, в замке уже ворочался ключ, и вскоре на пороге возникла мама Алисы с пакетом продуктов в руках.

— Не.. Ну он, реально такой.. какой-то нереальный! — добавила Ира, — Как будто из космоса, с другой планеты к нам прибыл..

— Так, всё, девчонки – за стол и куша-ать!..

Заснуть в эту ночь Алиса не могла. Она была озадачена. Очень озадачена. Кто же это такой? Парень, певец о котором почти всю вторую половину дня трындили Ира и Катя. Если еще днем Алиса хоть и удивилась, про кого и про чей клип так девочки интересно и увлекательно рассказывали, но не сильно-то прониклась. Алиса не увлекалась ни музыкой, ни клипами. Хотя, конечно она любила слушать музыку, но фанатеть от певцов и музыкантов не фанатела. Ей важнее были живые реальные парни.

Собственно, это и не давало ей уснуть. Еще в первые дни, как Алиса вернулась домой, её бывшие одноклассницы, те еще сплетницы, успели сообщить ей кое-что. По большому секрету всему свету, конечно же. Вова Борисов, что был в нее влюблён в школе, судя по их рассказам, играет уже не в школьной самодеятельной группе, а уже выступает в составе самого настоящего рок-бэнда по ночным клубам Москвы и Питера. И их группа уже сняла клип, который показывали по ТВ.

«А вдруг это и был как раз тот клип, ну где играет наш Вова Борисов!» — промелькнуло перед сном у Алисы в голове.

И всё – сна у Алисы нет!

Алиса вертелась с боку на бок. А в голове ее также вертелись разные мысли по этому поводу. «..По описаниям, вроде похож… — мысленно рассуждала она, лёжа в постели, — Всклоченный вечно и немного не в себе… И глаза голубые у него. Вот только «миленький, прикольный и необычный», я б про Вову такого не сказала бы…Хотя.. Целый же год прошёл – я его год не видела. Это на выпускном он был прыщавый и стеснительный, а сейчас, может, уже похорошел, возмужал и осмелел.. И рожи в клипе корчил и руками махал, и загадочности напустил.. Ну, для виду. Вернее, для клипа этого.. Надо проверить! Сходить и проверить самой! Можно Иру и Катю взять с собой – вот будет прикол, если они его узнают! Хах!.. Только вот, кто песню ему такую сочинил? Про маньяков и гангстеров. Вот, что интересно..Не, ну просто текст песни на Вову не похож.. Нет! Надо всё же сходить и проверить!..»

Вова тоже лежал в своей постели. И тоже не мог уснуть. И тоже размышлял. Он не мог понять — показалась ему сегодня Алиса, или нет. На ум приходил надоевший эстрадный шлягер, который уже стал предметом многих пародий и стёбных переделок.

Она прошла, как каравелла по зелёным волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Он обернулся посмотреть – не обернулась ли она
Чтоб посмотреть – не обернулся ли я…

«Тьфу ты! — думал Вова, — Застряло в мозгу, блин! Что за чёрт такой… Тупая песня… Не про меня! Ну и что, что «видение». Просто наверное, думал об Алисе, вот она и привиделась. Она же в Америку уехала вообще-то… И эти девчонки… У Алисы же нет сестёр…»

И смотрел в небо звёздное долго
И на завтра был больной целый день я
Я искал её, но только без толку
То ли девочку, то ли видение.
Она прошла, как каравелла по зелёным волнам…

Но это пело уже не в голове у Вовы, а глухо раздавалось из соседнего окна внизу. Или вверху. Или может быть, доносилось из раскрытого автомобиля на улице. И прямо в открытое окно Вовиной спальни.

— Бли-и-и-и-н! — простонал он и завернул свою голову в подушку, — Ну что за люди – такую ерунду крутить?! Да ещё среди ночи…

 

04. Благая «весть»

Ира и Катя были заняты. Девочки сидели посреди зала и пыхтя, обклеивали большой лист ватмана яркими разноцветными аппликациями. Аппликациями служило не что иное, как вырезки из различных красочных журналов с изображением молодого и очень симпатичного американского актёра Леонардо ДиКаприо, а также сцен из фильмов с его участием – «Титаник», «Ромэо и Джульетта», «Железная Маска», аккуратно вырезанные девочками. Помимо аппликаций лист ватмана был увенчан разными цветочками, сердечками, а также каллиграфическими подписями ”Leo”, ”Titanic”, ”Love”, ”Romeo” и т.д, тщательно выведенные Ирой и Катей разноцветными маркерами и фломастерами, приобретенными накануне. В зале царил творческий беспорядок. Повсюду валялись заготовки для аппликаций – вырезки из журналов, клей, фломастеры, маркеры. И именно такую картину наблюдала Алиса сегодня почти целый день. Ведь, завтра ей уже будет не до них — завтра состоится показ.

— Вот это так, а вот это здесь поклей, — руководила процессом, как всегда, заводила Ира. — Окей. Очень круто. И сейчас вот эту последнюю картинку доклеим и всё. Ура! Будет, что показать Лео. Я думаю, он будет доволен.

— Я тоже так думаю, — поддакнула Катя.

Алиса занимаясь своими делами, одним глазом наблюдала за сёстрами, чтоб снова не набедокурили, как в первый день приезда. И она не очень-то вслушивалась, что они там между собой щебечут и хихикают между делом, возясь с ватманом и аппликациями. Но фразы о том, что популярный американский актер вдруг ни с того ни с сего должен оценить их самодельный постер, посвященный ему же, её слух как-то вдруг нежданно выцепил среди всего остального их диалога. И эти фразы Алису очень удивили. Даже скорее насторожили.

— Так, девочки… Это, что это значит – Лео будет доволен? — спросила Алиса. — Что вы опять напридумали?

— Мы не напридумали! — тут же парировала Ира, — Мы в журнале прочитали, — и кивнула головой в сторону небольшой стопки с журналами. — Лео приедет в Москву. С 20 по 25 августа, и мы успеем его увидеть. ВАУ!

— В каком журнале? — еще больше удивилась Алиса.

Вот это поворот! О надвигающемся визите молодой голливудской «звезды» кино оказывается пишут журналы, а она до сих пор не в теме. Да что она! Девчонки из модельного агентства, которых хлебом не корми – дай посплетничать… Вот уж кто-кто, а именно они и знают всё наперёд, и уж точно было бы разговоров. Но, Алиса, от своих коллег-моделей ничего подобного даже не слышала. Даже малейшего намёка на подобные новости…

— Да вот он, — с готовностью ответила Ира, продолжая вместе с сестрой процесс изготовления постера. — На самом верху лежит. Мы его тут несколько раз прочитали уже. Про Лео там в начале – на третьей или четвертой странице..

Алиса взяла журнал, который назывался «Тусовочка» и с интересом стала искать заветную заметку, о которой только что рассказала Ира. Найти особого труда не составляло – она была в разделе «Поп-окрошка». Лик ДиКаприо был на полстраницы. И всего полтора абзаца текста. Но и полтора абзаца незатейливого текста хватило, чтоб потрясти Алису.

— Что-о… — удивлённо протянула она, рассуждая вслух по мере прочтения. — Разин и его «Ласковый Май»? И тут они? О, божечки. Я думала, что о них уже забыли давно.

— Как же забыли? — тут же ответила Ира. — А мы знаем с Катей…

И девочки тут же дружно запели хором:

— Белые розы! Белые розы! Беззащитны шипы! Что с вами сделали снег и морозы? Лёд витрин голубых! Люди украсят вами свой праздник…

— Ладно-ладно, девчонки! — замахала руками Алиса, держа в одной из них журнал. Песня про страдания несчастных белых роз на морозе ее особо не впечатляла.

Но зато коротенькая заметка ее впечатлила гораздо больше. Что ни говори, а к голливудскому юному красавчику Леонардо Ди Каприо Алиса относилась гораздо лучше, нежели к доморощенным подросткам из детдомов, исполняющим жалобные песни про розы-морозы, да про первую несчастную любовь. Да и которых уже с течением времени начали немного подзабывать. Подростки повзрослели, их публика тоже. Зато их ушлый продюсер, некто, Андрей Разин, управляющий всем этим шоу под названием «Ласковый май» никогда не терялся. То интервью даст, полное откровений, то книгу напишет со смачными подробностями из жизни своей и своих подопечных ребят. Вот и сейчас Разин решил прославиться в очередной раз, но только уже за счёт голливудской «звезды». «Американский актер пробудет в Москве… Та-ак… На предстоящее грандиозное мероприятие уже выделено… Ну это можно опустить… — читала Алиса, но не совсем про себя, а еле шевеля губами, — В честь приезда такого гостя состоится торжественный грандиозный гала-концерт, где выступит новый солист «Ласкового Мая», юный Андрей Гуров…»

— Ничего себе! — от удивления Алиса перешла на полную громкость.

Её как будто бы молнией пронзило… В Москву пожалует красавчик Лео из фильма «Титаник»! Нет, конечно же, Алиса знала и кто такой Андрей Разин и что это вообще за явление «Ласковый Май» на российской эстраде. И сколько слухов и домыслов всё это шоу сопровождает. Но… Сейчас ей очень хотелось верить. И даже не столько верить самому Разину, поскольку он сам Алисе был неинтересен, а сколько увидеть ДиКаприо живьём. «Это шанс!» — то и дело проносилось в ее голове. Но только какой шанс и чего конкретно шанс, мозг Алисы додумывать не хотел и погрузился в минутное мечтание.

Алиса кинула взгляд на Иру и Катю. Девочки продолжали карпеть над своим творением, негромко напевая уже порядком изъезженные хиты «Ласкового мая» про розы-морозы, седые ночи, откровенности с луной и прочую дребедень.

Да вот. Бывает такое – что один момент и всё! И твоя жизнь уже никогда не станет прежней. У Алисы похоже наступил такой момент.

Алиса обернулась к окну и полминуты смотрела вдаль. Нет точно! Её жизнь никогда не будет прежней. Шанс увидеть, а может быть, и если повезёт, познакомиться с ДиКаприо. С самим Леонардо ДиКаприо! Юным талантливым актером Голливуда, которого хотят полмира. Да какие там полмира?! Целый мир!

Что удивительно, когда она впервые оказалась в одной из модельных школ Нью-Йорка почти год назад, у неё тогда не было таких вот ощущений. Всё шло, как шло, своим чередом. Как будто так и надо. Но сейчас!.. Это другое! Совсем другое! «Надо быть в центре событий! — одна за другой приходили мысли в голову Алисе, — Надо быть ВСЕГДА в теме и в гуще событий! Там, где интересно! Не скучно! И главное, там, где круто! И где… ну в общем!… Главное момент не упускать в жизни!»

— Так, девочки! — деловым тоном Алиса обратилась к Ире и Кате, — Мне сейчас срочно надо в агентство, срочно уточнить кое что, а то завтра показ! Буду к вечеру! — Алиса надеялась узнать у девчонок, своих коллег, может, они что знают, — А вы заканчивайте свой плакат для Лео. Можете прогуляться во дворе. Но! Не хулиганить! Дом не крушить! Подушки не трепать! А то, как прошлый раз… И со двора, если заходите прогуляться на улице, никуда не уходить! Я постараюсь вернуться как можно раньше! Всё ясно?

— Окей босс! — задорно ответили ей Ира и Катя, — У нас всё под контролем!

И, как всегда, захихикали.

Когда Алиса была уже в дверях, она решила на секунду вернуться в зал, где Ира и Катя занимались плакатом, и дать им еще кое-какие указания.

— Девчонки! Еще кое-что! Изучаем дружно английский!! — Алисе было трудно скрыть свой восторг, по поводу предстоящего мероприятия.

— Это еще зачем? — спросила Ира

— Это затем, Ирина и Катерина, что – а как мы с вами будем разговаривать с Лео, когда он приедет в Москву?! А?

— А мы с Ирой в журнале прочитали, что у ДиКаприо есть вроде русские корни… — хихикнула Катя.

— Да! Он сам говорил в интервью там вон! — тут же подхватила за сестрой Ира, — Интересно, он по-русски понимает что-нибудь?

И снова дружное хихикание.

— Так! Девочки! — Алиса снова перешла на деловой тон, — Я скоро! Пока! До вечера…

— Слушай, Катя, я чего-то не поняла… — спросила Ира повернувшись к сестре, когда Алиса уже цокала своими каблуками за дверью к лифту, — А как мы будем общаться с ДиКаприо? Она что, его сюда, домой к себе приведёт что ли?

Катя в ответ только промолчав, пожала плечами и состроила крайне удивлённое лицо. То же самое вслед за ней сделала и Ира.

 

05. Внезапная пропажа

Последние два дня Вова Борисов был очень занят. Ему срочно надо было отыскать их солиста Рому Крюка, который пропал из его поля зрения дня три-четыре назад. Завтра вечером выступление в клубе, а еще вчера «Спираль» пригласили на телевидение – участие в молодёжной программе «Башня». Впервые они все окажутся по другую сторону экрана. Это так завораживало. Хотя, Вова и по натуре, рокер, но всё же. И ему было не всё равно, как группа сыграет на съёмках или на выступлении в клубе. Время до завтра, конечно, еще достаточно. Но, чем быстрее отыщется Рома и окажется на репетиционной базе, тем лучше.

Ромы Крюка дома не было. У друзей, музыкантов «Спирали» он также не объявился ни разу за эти два дня. На выяснение этого факта у Вовы ушел вчера целый день. Учитывая то, что его согруппники по «Спирали» живут не в одном районе, и даже не рядом, а в разных концах Москвы. И вместо того чтоб заняться своими обычными делами – сходить погулять, попить пивка, послушать свои любимые группы «Сектор Газа», «Кино», «Арию», поиграть на своей гитаре, подбирая любимые мелодии а заодно и сочиняя свои, Вова вчера целый день провёл то в транспортных пробках, то в опросах и разговорах, которые ко всему прочему и результатов никаких не дали. Вернулся Владимир домой только под вечер – ноги-руки гудели, голова соображать не хотела. Даже сил не было послушать и наиграть что-нибудь из репертуара любимого «Сектора Газа».

— Ну Ромыч, блин! — раздраженно ворчал Вова, разуваясь в коридоре. — Вот куда так можно пропасть – и ни слуху, ни духу?

Вова, конечно, понимал, что его приятель Рома просто где-то у кого-то «завис на хате», напился, или еще чего хуже – обкурился, чем он явно не брезговал никогда. И поэтому знать о себе не даёт. Но время – оно не ждет! Ромку надо было срочно отыскать. Он им кровь из носу нужен! А может, что-то случилось с ним, а никто не в курсе. «Ладно… Может завтра объявится» — с надеждой подумал Вова и уснул.

А сегодня Вова, как только проснулся, начал набирать телефонные номера, которые вчера удалось выяснить у своих приятелей по группе. И снова всё безрезультатно. Дома Ромка по прежнему, не появлялся. Да и ребята, музыканты из «Спирали» тоже терялись в догадках на предмет – где же может быть сейчас их товарищ, Крюк. И даже уже сами начали волноваться.

— Грёбанный насос! Ромыч! — неистово ругался Вова, набирая очередной номер телефона, который раздобыл у друзей-музыкантов. — Куда ты подевался-то?

Иногда Вове звонили эти же ребята-согруппники и спрашивали, каждый примерно одно и тоже.

— Ну, что Вован, нашел Ромыча?

— Нет. — С досадой отвечал Вова.

Он каждый раз, при таком звонке наивно надеялся, что это сам Рома ему звонит, чтоб сообщить, где он.

— Вот и я нет. — Отвечали ему.

А один раз позвонил незнакомый парень. Вова снова с надеждой взял трубку. Однако, это был просто парень, который по всей видимости, ошибся номером. И что самое удивительное, оказался тоже музыкантом, как и Вова, только зажигал в танцевальной группе под названием «ВездеХод». Группы такой Вова, естественно, знать не знал – он был абсолютный профан в поп-дансе, тем более, в русскоязычном. Знал только «Руки вверх!» и «Иванушек», и искренне считал, что и это уже много. Однако, не смотря на абсолютно противоположную полярность музыкальных жанров, парень оказался, что надо. Хорошо так поговорили. И заодно он дал Вове дельный совет – если этот Ромка не явится, спеть самому.

«А что? — подумал Вова. — Это идея! Если Ромка не явится к назначенному часу завтра, то точно, придётся самому петь! А я смогу!… Хотя на басу играть и петь… А почему бы и нет, запросто!» Тот парень еще предложил, если что вдруг, то можно его позвать. Но Вове пока что-то не хотелось на рок-концерт вместо своего вокалиста звать человека из «попсы». Да и тем более, Вова не знал ни как его звать, ни номер телефона. И где его было искать? Уж легче Рому найти. А еще лучше, действительно, взять и спеть самому. Но был один момент в этом во всём. На концерте завтра отсутствие главного солиста и лидера группы может и прокатить. Но вот на съёмках программы «Башня», нет. Там нужен был сам Роман.

Однако, на раздумья у Вовы времени не было. Надо было закончить начатое. И он снова набрал последний номер, уже, честно говоря, ни на что не надеясь. В трубке раздались шуршания и чьи-то голоса.

— Алло! — позвал Вова.

Но шуршания и шипения, голоса и какая-то возня продолжались. Вова подождал некоторое время, три раза еще позвав в трубку «Алло!», и уже решил нажать на сброс звонка, как в трубке раздался голос. И это… О, счастье и удивление одновременно! Оказался сам Рома! Вова даже привстал со стула от такого неожиданного поворота.

— О, Вован! Во-ван, эт ты? — раздался в трубке пьяный и весёлый голос Ромыча. — Вроде, слышу ты.

— Да, я! Это я. Привет, ты где? — настойчиво и требовательно спросил Вова.

Ему понятное дело, было вовсе не до веселья.

— Я… Где… — сбивчиво отвечал Рома. — Не поверишь. В Штаб-квартире нашего хорошего другана, Мумий Тролля. И мне очень… Ик… Оч-чень хорошо. Зашибись просто.. Не жизнь, а кайф..

— Завтра концерт в клубе! А послезавтра съёмки! — Вова уже не скрывал своего негодования по поводу очередного загула Романа. — Тебе завтра надо быть трезвым. А ты… Ты… — подбирал он слова, но на ум приходило только одно: «в говно!»

— Ладно те… Вован… — отвечал Ромка. — Друган… Что кипишуешь-то? Буду я, буду.. Вовремя.. Трез… Ой… Ик… Ну ты понял. Во сколько завтра?..

— Во сколько, во сколько… — проворчал Вова себе под нос, но затем снова стал возмущаться. — Начало в семь вечера. Не ну, Рома! Ну договаривались же. У каждого из нас свои дела есть, да. Но к началу концерта собираемся все. Отдохнувшие, выспавшиеся. И главное – ТРЕЗВЫЕ! Чтоб сыграть нормально..

— Да ла-а-адно тебе… — протянул Рома. — Чё ты.. завёлся-то? Буду я. Не надо так орать… Слышь, Вован.. ик.. ты как моя мама сейчас… Точь-в-точь. Аха-ха! — и после этих слов повесили трубку.

Что-то подсказывало Вове, что эта история так просто не кончится. И что надо было его срочно оттуда, из этой Штаб-квартиры (будь она неладна!), певца Ильи Лагутенко, (будь он тысячу раз неладен!), вызволять. Вернее, просто поехать туда, не говоря лишнего слова, взять за шкирку, привезти домой, в данному случае, к себе, и окунать периодически под холодный душ, пока не отрезвеет окончательно!

И Вова уже было подумал: «Завтра с утра пораньше встану и поеду в эту Штаб-квартиру за Ромычем!», как за этой мыслью всплыл сразу и вопрос: «А куда, чёрт побери?!» Вова встал и огляделся. Подошёл к окну. Но, это не дало ответ на волнующий вопрос.

Это конечно, очень хорошо, что Рома наконец-то ОБНАРУЖИЛСЯ, хоть и случайно, и даже дал знать, где он находится, в случае чего. Это можно, сказать даже, отличный поворот дела. НО!.. «Интересно, а где находится-то эта штаб-квартира этого Мумия с Троллем?» — то и дело проносилось у Вовы в голове.

Не долго думая, Вова на автомате снова набрал этот номер, с которого ему ответил Ромыч. Однако, на сей раз на том конце провода не отвечали.

— Отрубились они там все что ли? — вслух подумал Вова и ещё раз набрал номер.

И на этот раз тоже не ответили.

Вова набрал еще. Но на этот раз это был номер одного из согруппников по «Спирали»:

— Привет! Снова я, Вова Борисов.. Слушай, ты знаешь, где эта квартира «Мумий Тролля»?.. Мне зачем? Так там же Ромыч. Я позвонил вот.. по этому номеру, который мне дали, последний в списке. Не помню, у кого я этот номер записал.. Вот слушай, — и Вова, держа бумажку с номерами перед глазами, зачитал цифры, — там ответил Ромыч, и сказал, что он в квартире у этого.. хоспади.. Лагутенко.

— Подожди, Вовыч, — вяло и лениво ответили ему на том конце провода, — разве это номер «Мумий Тролля»?

— Я не знаю, но по нему мне Ромыч сейчас ответил..

— Так ты и позвони ещё.

— Так я и звонил туда, набрал раз пять – там глухо. Никто трубку не берёт.

На том конце провода замялись, а в трубке послышалось шуршание и помехи.

— Слушай.. А при чём тут «Мумий Тролль» вообще? — с того конца провода раздался удивлённый голос.

— Так Ромыч мне сказал, что я мол, сейчас, в квартире у «Мумий Тролля», — ответил Вова.

— А-а-а.. ясно. Нет, ничего не знаю, — сказал собеседник. — Я даже не знаю, ЧЕЙ это номер. Но, мне кажется, это не «Мумий Тролля» номер. Они же, «Тролли», не по-детски шкерятся ото всех – фанатки бешенные, журналисты любопытные и все дела. Ну ты понял, короче..

— Я-то это всё понимаю, — ответил Вова. — Я одного не пойму тогда – где ж наш Ромыч? И как мы завтра будем выступать, если он не заявится?.. А послезавтра в «Останкино» эфир на «Башне». Вот бляха муха!

— Мда-а.. Я тоже не знаю, что делать. — озадаченно ответила Вове трубка голосом приятеля.

Вова почесал сначала затылок, потом лобную переднюю часть.

— ..Слушай, — вдруг снова неожиданно оживился приятель, — Ромка где-то в центре иногда зависает, в кабаке одном. Не помню название. Где-то кабак этот, то ли на Новом Арбате, толь на Старом. Если завтра по утру попробовать его там выловить. Там кабак, вернее кафешка такая. Ромыч говорил, что там не смотря на то, что в центре, дёшево и сердито, посидеть можно, попить пивка. А где она конкретно там, не знаю и название Ромка как-то говорил, но я не помню. А в центре кафешек и кабаков много, ты ж знаешь. Но, какая из них, та.. Вот задача.. Не-е.. ну завтра он же сам должен прийти..

— Сомневаюсь. Судя по голосу, Ромка сейчас очень пьян, и к завтрашнему вечеру вряд ли оклемается.

Судя по состоянию Ромы, в котором он ответил Вове, он вряд ли будет готов выступить завтра вечером. Хотя и оставалось еще целые сутки плюс несколько часов. И Вова, конечно же, надеялся, что к завтрашнему дню Рома явится, пусть не совсем «огурцом», с перегаром, бледный. Но главное, чтоб был НЕ пьяный! И готов был отыграть часовой концерт. А надежда, как известно, умирает последней.

— А давай завтра ближе к обеду выберемся в центр. Я вроде как помню, что этот кофейня, где Крюк зависает, рядом с кинотеатром «Октябрь», где-то в том районе. Сходим туда, обойдём ближайшие кабаки и лично проверим. — предложил Вове голос в трубке. — Если нет, так нет.. Будем что-то думать тогда.

— Хорошо! — согласился Вова. — Давай, до завтра. И я, и ты – на созвоне, завтра или вообще, вдруг кто из нас что узнает за вечер.

— Окей! До завтра. — ответил собеседник и повесил трубку.

За вечер никаких новостей о Роме, естественно не было. Ни у самого Вовы, ни у его приятеля из группы. Иначе б тот позвонил.. Вова морально был готов к любому развитию событий, даже самому спеть, если Ромка не явится завтра к семи вечера в клуб. Или на тот случай, если он будет не в состоянии стоять на ногах, не то что петь.

Ко всему, кроме одного. Если всё же Крюк действительно, окажется в квартире у «Мумий Тролля». А идти туда за Крюком и лицезреть Лагутенко, да ещё и общаться с ним у Вовы не было ровно никакого желания! И не потому что лень. Просто, для Вовы это было слишком. Не любил он этого артиста и всё тут! В то время, как его приятели-согруппники, включая и солиста, Рому подружились с Ильёй с самого первого момента знакомства..

…Встретил меня ты полгода назад..

Знакомство двух групп, совсем ещё молодых-зелёных, «Спираль» и более опытного «Мумий Тролля», состоялось в один прекрасный январский зимний день 98 года. Вернее вечер, который плавно переходил в ночь. «Спираль» давала очередной концерт в одном из клубов Москвы. У музыкантов «Спирали», и в том числе и у Вовы, было очень прекрасное настроение в тот день и вечер и невероятный запал, поэтому выложились ребята на концерте на все сто, а можно даже сказать, на тысячу процентов. И каково же было их удивление, когда они вошли в гримёрку после концерта, усталые, потные, чтоб отдышаться, глотнуть воды, умыться, а их там ожидал полнейший сюрприз… Новомодный певец, Илья Лагутенко, собственной персоной! Исполнитель и музыкант, который своей популярностью мог легко помериться с попсовыми «Иванушками Интернешенел», «Руки Вверх!» и «Стрелками».

Кто-то может быть, от счастья бы завизжал, завопил бы от восторга и тут же кинулся за автографом и сфотографироваться на память. Но только не Вова! Ему данный персонаж российского шоу-бизнеса был малопонятен и малоприятен. Скорее даже, неприятен. Молодые музыканты из группы «Спираль», включая и самого Вову, не отличались примерным поведением и образом жизни, а в их песнях порой были темы о сексе, выпивке и даже наркотиках. Но то что пел Лагутенко, по крайней мере, то, что постоянно играло по радио, казалось Вове натуральным наркоманским бредом.

…Мне б под кожу, бы под кожу-у мне-е б..
Запусти-ить дельфинов стаю…

Да еще в сочетании с жутким вокалом, который почему-то все, включая журналистов окрестили «мяукающим». А Вове, который вырос на группах «Кино», «Сектор Газа», «Ария», вообще казалось, что солист не поет, а невнятно воет, только с разными интонациями. Иногда так, что ему резало уши. И, как показало его поведение в тот январский вечер, он еще и любитель прокрасться в чужие гримёрки безо всякого спроса и предупреждения!

В тот вечер Владимир поздоровался с Лагутенко только из-за вежливости, и то очень сухо. И даже немного погодя, когда ребята уже разговорились с музыкантом и певцом, освоились в его компании, Вова ни проронил ни слова. Да он даже и не вдавался в подробности, о чем говорили его приятели по группе с такой Звездой. Вова сначала вышел в коридор, покурил. А после молча собрал свой любимый инструмент – бас-гитару, попрощался с ребятами и одиноко побрёл по темноте домой.

Вернулся Вова домой в ту ночь в полном смятении духа. До этого юный раздолбай ничего подобного в своей жизни не испытывал. И ему было непонятно. Просто НЕПОНЯТНО и всё тут! Даже пива не хотелось. Обычно Вова любил сделать пару-тройку глотков перед сном. Хотя его мама категорически не приветствовала пиво в сочетании с их родным ребёнком. Каждый раз, когда видела, что её родной сын приходит домой с жестяной банкой пива в руках, жутко ворчала на него. Но сегодня она уже мирно спала в комнате за стенкой. И время дёрнуть пивка «для рывка» было самое то. Но увы!

Пиво Вове в горло просто не лезло. Есть тоже совсем не хотелось. Обычно ночью Вова с пивком мог и покушать, сосисок например, купить сварить, или макароны. Или лапши китайской «Доширак», на худой конец, заварить себе, когда совсем было лень. А мог и без пивка. А тут – просто не хочется НИЧЕГО!

И Вове это очень не нравилось.

— Вот засада! — ворчал сам с собой Вова, расхаживая по полутёмной комнате. Он то чесал свою вихрастую тёмно-русую голову от макушки до затылка и обратно, то подходил к окну и долго смотрел вниз в свой родной двор, погрузившийся во тьму ночную. То снова беспокойно ходил по комнате.

— Блин! Что ж такое-то?! А может сглазили?… — рассуждал Вова. — Ну да точно! А-а… И я даже знаю – кто! Этот «Мумий Тролль», будь он неладен! Он так смотрел… Точно! Недобрый глаз у него! Ох, недобрый! То-то он постоянно свои глаза змеиные закатывал… И потом давай на меня пристально смотреть! И на ребят наших тоже! Это хорошо, что я скоро ушел!..

Вова на минуту задумался. Как же теперь ему вылечиться от сглаза?! Он вроде слышал из разговоров взрослых, так скажем, людей, более старшего поколения, чем он, что есть бабки-знахарки, которые как раз и снимают этот самый сглаз. За определённую плату и благодарность. И как правило, такие бабки живут в глухих деревнях, куда добираться надо – сутки туда и сутки еще обратно. И сутки еще там. Нет, это не выход, рассудил про себя Вова. Не до бабок ему сейчас. А если полечиться самому?

И Вове пришла в голову мысль – поставить в свой плеер кассету с одним из альбомов своей любимой группы «Сектор Газа». Что он и сделал, завалившись на кровать.

…И мертвый месяц еле освещает путь.
И звезды давят нам на грудь – не продохнуть!
И воздух ядовит, как ртуть!
Нельзя свернуть нельзя шагнуть!
И не пройти нам этот путь через туман!…

Песня «Туман» как нельзя лучше подходила сейчас к Вовиному состоянию – на душе туман и сплошные непонятки, небо заволокло тучами, а путь предстояло пройти немалый.

Слушая песню, Вова думал. А думал он, что неплохо было бы, если бы в этот вечер в гримёрку к ним пришел не какой-то там мяукающий Лагутенко со своей приторной, как казалось Вове, лыбой, а Юрка Клинских, он же Хой, классный парень и солист «Сектор Газа». А ещё было бы лучше, если бы вслед за Хоем к ним в гримёрку совершенно случайно вошла и Алиса! Под эти приятные думы Вова и сам не заметил, как уснул. Прямо в наушниках. И даже не успел додумать, представить и дофантазировать, чем бы дело кончилось.

Но, видимо, всё закончилось просто отлично. Потому что, на следующее утро Вова проснулся в необычайно хорошем расположении духа, готовый к дальнейшим творческим свершениям и главное, ему снова хотелось пива! И поесть! Эдак килограмм сосисок со свежезаваренным «Дошираком»! Жизнь явно наладилась. И в последующее время Вова даже и не вспоминал о «сглазе». Зато в целебных свойствах музыки своей любимой группы «Сектор Газа» убеждался в который раз.

После этого случая, Вова еще пару раз замечал эту «звёздатую» личность с кошачьей улыбкой у них в гримёрке. Видимо, приходил в перерыве от гастролей. И каждый раз, когда Илья Лагутенко заглядывал на огонёк в их гримёрку после концерта, Вова всегда уходил домой один. Всё также, прощаясь только со своими одногруппниками беглым «Ну, до завтра, пацаны! Пока! Я погнал!» и в компании со своей любимой бас-гитарой. То ощущение, которое было у Вовы в первый день, или уж скорее ночь, знакомства с солистом «Мумий Тролля», больше, слава Богу, его не посещало. Но, Вова старался как это только можно, избегать с ним всяческого общения…

Вот и сейчас Вове не слишком-то хотелось тащиться в «звёздную» «штаб-квартиру», если вдруг Ромка окажется именно там. Вернее, совсем не хотелось! Поэтому, в глубине своей души, Вова очень надеялся на то, что либо завтра по утрянке, перед обедом, им с приятелем всё же выпадет удача найти Рому Крюка в том кабаке в центре города, либо завтра утром или днём, на крайний случай, Рома всё же объявится на их репетиционной базе, либо объявится вечером перед самым концертом..

Хотя бы вечером перед самым концертом! Уж большего от него никто не требует!..

Вове представлялась идиллическая картина начала завтрашнего дня. Как его завтра будит звонок кого-нибудь из ребят-музыкантов с воплем «Чего спишь, Вовка?! Ромыч даже уже пришел! ТРЕЗВЫЙ! А ты всё дрыхнешь! Давай уже газуй в студию, и быстрее!»

В таких приятных раздумьях, Вова взял сигареты и вышел во двор, сел на лавочку, закурил и стал дальше думы свои приятные думать. Если повезёт, встретить кого из своих бывших одноклассников, которых из-за своей постоянной занятости уже не видел несколько месяцев. Хотя все живут практически в двух шагах друг от друга. А если очень повезёт, то и… Алису! Вдруг так вот, случайно. И будет тогда очень хорошо!

От приятных дум Вову отвлекло чьё-то щебетание прямо над ухом:

— Ой, Вовочка! Привет. Фу-у… Курит-то. Куряка ты какой!

Перед ним, как явление Христа народу, предстали одна девица, бывшая одноклассница Алисы. А она ещё та известная сплетница, модница, болтуша, хохотуша и далее по тексту. Не смотря на то, что они ходили вместе в одну школу, учились в параллельных потоках, и даже жили где-то тут рядом, Вова не мог никак вспомнить её имя и фамилию. Хотя, узнал её сразу.

— Привет, — сухо ответил он и продолжал курить.

Светская болтовня ну никак не входила в его сегодняшние планы. Чего нельзя сказать об Алисиной бывшей однокласснице. Она готова была целый день без толку болтать, стрекотать наперебой, собирать различные сплетни, обсуждать свежие новости. Новости, естественно, не те что по ТВ передают, а местные, дворово-школьные. Хотя, уже не школьные, но всё же.

— Ой, Вовочка, — снова начала она, — а ты в курсе, что Алисон уже здесь?

— Я не Вовочка! — твердо оборвал её речь Вова. — Я – Владимир, Вова, Вовка, Вован, если хочешь. Но никак не Вовочка. Не нужно меня так называть. Сколько раз вам всем можно говорить?

Вова, действительно, не любил когда его звали «Вовочкой». Почему, он и сам толком объяснить не мог. Скорее всего, Вове уж очень не хотелось ассоциироваться у окружающих с незадачливым тёзкой из народных анекдотов.

— Ой, да ладно, — произнесла девица с изрядной долей кокетства.

От неё несло приторно сладким запахом. Собственно ничего удивительного – яркий макияж, яркие расцветки в одежде, приторно-сладкий броский запах туалетной воды.

— Я в курсе, — всё также сухо и твёрдо ответил им Вова.

— Ка-ак в курсе? — Снова защебетала яркая девица. — А вы что уже виделись с ней? Ой, как интересно-о, Вовоч.. Ой, Вова. Расскажи-ка мне. А я – могила. Ты же меня знаешь.

— Ничего я тебе рассказывать не буду, — отрезал Вова, туша сигарету о железный край лавочки. — Да и рассказывать нечего. Видел только из окна, как Алиса шла домой. И всё.

— Что совсем-совсем ничего не было? Ты её, действительно, просто видел в окно и это ВСЁ? — не умолкая трещала она.

— Это всё, — заверил Вова.

А сам думал, как бы от этой девицы кокетницы, модницы и сплетницы быстрее отвязаться и осматривал местность своего двора, куда бы смыться от неё. Легко и безопасно.

— Ты же её любишь! — не унималась девица. — Это ж вся школа была в курсе. Неужели, ты даже не выбежал и не побежал за ней?

— Так! — твёрдо отрезал Вова. — Слушай, мне пора. Кучу дел сегодня надо сделать. И завтра.

Наблюдая лицо девицы, полное любопытства, добавил:

— И послезавтра тоже. И вообще, у меня мало времени, совсем некогда стоять тут с тобой болтать. Завтра у нас концерт в клубе, а послезавтра мы даже на телевидение пойдем сниматься в одной программе.

— Ой как интересно! — Снова заголосила она. — Прямо в «Останкино» будете сниматься?

— Да! — гордо подтвердил Вова. — В программе «Башня». Слышала про такую?

— Ой, ну ты у нас рок-звезда же. В телике будут показывать. Кру-уто!

— Ещё бы! — Когда Вова начинал говорить о музыке или своих музыкальных и околомузыкальных планах, то у него всегда заметно поднимался тонус и настроение. — А-а.. если хочешь, можешь к нам на концерт прийти завтра, в клуб «Подвал». Начало в семь вечера. Группа, где я играю «Спираль» называется. Играем «прогрессив-рок». Можешь с подружкой прийти, или с подружками, компанией, так вообще крутяк будет – оторвётесь.

— Ладно. Может быть приду.. может быть, с подругой.. — Кокетничала она.

— Вот только надо еще Ромыча, завтра вытащ.. В смысле, заехать завтра за ним перед концертом. Это солист нашей группы. А потом – сразу в клуб.

— А-а, вон оно как. Солист рок-группы – это круто! — весело щебетала девушка. — Обожаю! Вот, Вова, надо было и тебе солистом становиться.

— А мне пока и так кайфово. На басу, — ответил Вова. — Я еще своё возьму.

И тут у Вовы при её словах «..солист рок-группы – это круто!..» снова перед глазами возник образ Ильи Лагутенко.. Э-эх! Если б Вова знал адрес квартиры, где собираются музыканты «Мумий Тролля», то он запросто бы его сейчас сказал этой девице. Не моргнув глазом даже. Типа случайно выболтал.. Ненароком, в процессе светской беседы. А что? Лагутенко же тоже, вроде солист, и вроде как себя к року причисляет.. Да, дерзновенный поступок. Был бы.. А что поделать? Такая планида у рок-звёзд – быть атакованным девицами. Особенно, если его вдруг внезапно атакует вот эта вот.. Как там её? Да не важно. Вова даже заулыбался, представляя себе такую сцену. «..Эх, знал бы прикуп, жил бы в Сочи!» — промелькнуло у него в голове.

— И что это мы улыбаемся так загадочно? А Вова? — бывшая одноклассница Алисы сегодня явно не хотела просто так отставать от Вовы.

— Да я просто у тебя спросить хотел. Хотел выяснить у тебя один момент, — и Вова сделал очень озадаченный вид, как будто решает мировую проблему. И затянулся очередной сигаретой.

— Какой? — девица стала вся внимание.

— Слушай.. тебе же нравится «Мумий Тролль»? Ну, группа такая есть. У нас, в России, в смысле.

— А что? — округлила глаза модница и болтушка. — У нас в России разве есть такая группа?

— Представь себе, — парировал Вова. Ему начинала нравится эта игра. — И очень популярная группа. Можно сказать – мега-популярная. Нет. Гипер-популярная! Ну, как «Иванушки». Даже круче чем «Иванушки», — он с невозмутимым видом пускал дым, который не спеша растворялся в городском летнем тёплом вечернем воздухе.

— Ого! Круче чем «Иванушки-и-и»! — от таких сведений собеседница вверглась в лёгкий шок.

— Ну да, — невозмутимо и спокойно ответил Вова.

Струйки сигаретного дыма вились вокруг него.

— Прямо, круче чем «Иванушки»? Прямо, вот круче-круче?

— Да.

— И круче чем «На-На»? — глаза у девицы округлились ещё больше.

— Да. Да какой там, какая-то твоя «На-на», ну ты скажешь тоже.

— Ох! ОБАЛДЕТЬ не встать!

«Эх, чёрт! Какая жалость, что у меня нет адреса этого Лагутенко, — с некоторой долей досады думал Вова. — Ох, я бы её сейчас туда прямиком направил. И посмотрел бы, как он с ней справится. Как бы он от неё утёк..»

— ..И что он? Этот как его? Как ты там его название сказал? — девица словно прочитала некоторые мысли Вовы.

— «Мумий Тролль», а его самого, солиста то есть, зовут Илья Лагутенко.

— Ну да..

— А что с ним должно быть? — усмехнулся Вова. — Всё круто у него. Популярность зашкаливает, бабло фонтаном течёт, фанатки вон такие, как ты – от восторга визжат, орут и на шею вешаются. Хех! Живёт и радуется. Вот что он.

— Ух ты! А ты его знаешь лично? — только и вымолвила девица.

— Знаю, — не моргнув глазом, прихвастнул Вова. — Он же к нам.. В смысле к нашей группе «Спираль» на концерты в клубы ходит. И в гримёрке с нами постоянно тусуется. Единственное, не знаю пока, где он живёт. В смысле, его московский адрес. Но, наш солист, Рома, знает – он часто у него гостит.

А сам думал, как же ж здорово у него всё получилось: «Ух, как я загнул. Хах! Со Звёздами я дружу и тусуюсь, оказывается. Круто-о!»

— Ух ты! — девица выдохнув очередную долю восторга, аж рот открыла и от неожиданности и от предвкушения. Но, Вова, заметив её реакцию, тут же жестко обманул все её надежды:

— Не, ну я если что, могу поспрашивать у Ромки, как да что и где. У нас как раз завтра концерт, а послезавтра съёмка, и мы все собираемся.

— Ух ты-ы-ы! — только и выдохнула собеседница. — И ты правда, можешь узнать этот адрес? Я же просто обожаю популярных парнишей. Вау!

— Узнаю – сообщу, — заверил Вова.

А в его голове родился коварный план: «А что если, действительно, узнав адрес «Мумий Тролля», разболтать его этой вот.. Не, ну а что такого? Во прикол будет. Ха-ха!..» И он улыбнулся девушке.

— А он этот.. Как выглядит-то хоть? — радостно защебетала девица. — Хорошенький? Или так себе? А то я вот «На-Найцев» люблю! «Иванушек»! Особенно этого, рыжий который. Он такой прикольный. Ха-ха!

— Ну-у как тебе сказать? Наверное, хорошенький, — ответил Вова. — Я ж не девушка, так как ты судить не могу. Парень и парень. Поёт только немного своеобразно. И клипы снимает, так мягко говоря.. Но, тебе должно понравится такое. Нет. Даже точно понравится.

— О-о! Вау-у-у! — воскликнула девушка. — Уже жду не дождусь, когда ты адрес его узнаешь и мне дашь!… О, слушай! А может, Алисон его знает?

— Алиса? Нет! — помотал головой Вова – от одной такой мысли ему вдруг сделалось не по себе, и улыбка неожиданно спала с его лица, и дым уже так вольготно не струился рядом. — Нет, не думаю. Она не знает его. Он же – музыкант, а она…

— Ладно тебе-е, я ж пошутила! — хихикнула девица. — Откуда Алисон его знает..

— Ну вот и хорошо, что пошутила, — приободрился Вова…

Алиса возвращалась домой из агентства. Возвращалась очень поздно, всю вторую половину дня она провела в агентстве со своими коллегами-моделями. Но зато хорошем настроении, вдохновлённая. Новость о приезде в столицу России молодого и очень симпатичного голливудского актёра, Леонардо ДиКаприо вполне может оказаться и правдой. Девочки в агентстве, кто-то был не в курсе, а кто-то уже слышал, что организация приезда в самом разгаре. Не зря же экс-продюсер «Ласкового Мая», Андрей Разин пошел в последнее время по политической тропке. У него были все возможности организовать такое мероприятие.

Алиса вышла на своей родной остановке «Северное Чертаново» и пошла в направлении к своему дому. Сумерки практически, покрыли уже весь город, и мало кого можно было увидеть на улице, не смотря на отличную летнюю вечернюю погоду. «Интересно, Ира и Катя доделали уже свой плакат для Лео?» — размышляла она по дороге. Но её размышления прервал чей-то заливистый щебет:

— Ой, Алисон! Привет!

Это была её бывшая одноклассница, Лида Усова, модница, болтушка-сплетница, и та еще шмоточница. Или, выражаясь современным языком «шопоголик». Ей бы тоже не мешало пойти в топ-модели. Но природа подвела – рост у Лиды был совсем не модельный, отчего она постоянно ходила на шпильках. И постоянно с тонной косметики на лице. Лида еще пробовала и актрисой стать, но уже второй год подряд успешно «провалилавала» вступительные испытания и в Щукинское и Щепкинское училища, где готовят актеров кино и театра. По крайней мере, так про неё Алисе недавно рассказали ее другие бывшие школьные приятельницы.

— Привет, Лида! — вежливо поздоровалась Алиса. — Рада тебя видеть! А ты что это так поздно гуляешь?

— Ой, Алисон, ты не представляешь себе… — проигнорировав вопрос Алисы, Лида начала свое повествование так, что как будто произошло что-то из ряда вон выходящее. Однако постепенно пустеющие улицы и дворы родного Северного Чертаново говорили об обратном – всё было тихо, мирно и спокойно.

— …Ты не представляешь себе, кого я сегодня видела! — продолжала Лида.

— И кого это ты сегодня видела? — Алиса только улыбнулась, зная ее коронный стиль.

— Вовчика ТВОЕГО видела! Вот кого! В смысле, Вову твоего, Борисова! Музыкантишку этого! В параллельном учился.

— О, Боже, Лида… — улыбаясь ответила Алиса. — Почему моего-то?…

Но, Лида не дала ей договорить:

— Как это почему? Он же тебя любит! И все об этом знают! Вся школа вон только и трындила о вас с ним!

— Ли-и-да-а… Да когда это было? Школьные годы чудесные…

— А он и сейчас тебя тоже любит! Я уверена! — не сдавалась Лида. — А ты его? А, Алисон? — и вцепилась в Алису своими глазами, от которых даже в вечерних сумерках исходит любопытный яркий блеск.

— Лида-а! Ну будет уже… Да, в школе, я знаю, он был в меня влюблён, да. Но школа, Лида закончилась уже! И мы все разлетелись кто куда. Может, у него, девушка уже есть… И вообще, Лида, лучше бы о себе самой рассказала, как ты, чего ты, как живешь…

— Я-то?! Хм! А я, как всегда – живу и процветаю! Чего и всем желаю! — отмахнулась от ответа Лида. — А вот он, Алисон, все еще… Да-а-а, любит тебя! Говорит, тут на днях из окна своего тебя видел, как ты шла по двору. И такой взгляд у него, когда о тебе говорил. Такой взгляд.. М-м-м.. Кста-ати-и! Музыкант твой, Вова, в группе какой-то там играет! Какой-то там рок.. Какой, не поняла ничего, что он сказал мне.. Ну ты ж понимаешь, Алисон, я путаюсь в этих стилях, жанрах этих всех!..

— Ой, Лида, Лида..

— И завтра, послушай меня, не ойкай и не лидкай! Завтра они в клубе играют концерт. И меня пригласил! Так и говорит – можешь, мол, с подругой прийти! А куряка-то какой! Куряка! — покачала головой Лида. — Стоит, дымит, дым столбом вокруг валит! Чуть не задохнулась я, ей Богу!… О! Еще что вспомнила! Алисон, хорошо, что ты вот мне сейчас напомнила. Слушай, ты не знаешь такого… Э-э-э… Такого.. Вот блин! Как же Вовчик его имя-то называл?

— Кого? — не поняла Алиса. — Чьё имя он называл?

— Не помню я! Вот забываха! — щебетала, как заведённая Лида. — Он мне сказал, а я забыла всё! О! Вспомнила. Он клипы какие-то навороченные снимает и поёт прям круто. Ты не знаешь, кто это?

— Без понятия. — спокойно ответила Алиса – такая характеристика из уст Лиды ей не говорила ровно ни о чём, кроме того, что речь шла о каком-то популярном отечественном артисте. Но отечественные её не интересовали. Её волновал скорый приезд ДиКаприо в Москву.

— А-а-а! Вовочка еще сказал, что его знают ребята из его группы, и что они могут меня с ним познакомить и дать мне его адрес.. Скажи же крутяк?!

— Мне без разницы, с кем там Вова дружбу водит. — сухо ответила Алиса. — Я рокерами не сильно интересуюсь, ты ж знаешь..

— А он что – РОКЕР?! — Лида сделала удивлённые глаза.

— Ну естественно. Лид! — тут уж удивилась ей Алиса. — А с кем по-твоему, может водить дружбу наш Вова, который увлекается роком и бренчит на гитаре? С таким же упоротым рокером, конечно! Всё логично и ничуть не удивительно.

— У-у-у! — обречённо простонала Лида. — А я-то думала-а..

— Тут и думать особо не надо. — отрезала Алиса. — Или ты думала, чтоб он тебя с Брэдом Питтом будет знакомить, или с Леонардо ДиКаприо? Ха! — ей даже стало смешно над наивностью Лидии. — Это же Вова Борисов! Какой нахрен, Брэд Питт? Я уже про ДиКаприо молчу!

— Ну Вова.. Он так сказал.. Так говорил.. Будто, он.. Ну этот.. как его там.. Круче «Иванушек» даже! И что он там прям Супер-стар!

— Ты нашего Вову Борисова больше слушай. Аха-ха! Супер-Звезда руче «Иванушек».. Ой не могу! — Алису это изрядно рассмешило. — Для кого круче? Для него – так конечно! Для него любой рокер с грязными вонючими патлами круче «Иванушек». А уж если этот рокер более менее известный в узких кругах, то для Вовы это уже Супер-Мега-Звезда чуть ли не мирового масштаба. Это ж очевидно! Ха-ха! Ну ты меня и повеселила, Лида! Уши, дорогая моя, развесила, а тот и рад наяривать.

— Вот засада-то! — в сердцах сказала Лида.

— Я не удивлюсь, Лид, если этот рокер как раз тот, что матерные песни поёт. Вова вон постоянно слушает его кассеты. Ха-ха! Ой не могу.. Да ты слышала наверное, не раз – на весь двор включит, и сидят с дружками курят и балдеют.

— Да слышала я. — обречённо махнула рукой Лида. — Постоянно включает и слушает. И название он мне еще его сказал.. Такое название ещё.. Но, я забыла!..

..А название такое – право слово, боевое!..

—…Не, ну что за облом такой?! — вздыхала Лида. — Вот всегда мне так не везёт! И почему, спрашивается? За какие такие мои грехи?..

— Ладно, Лид.. Всё! Мне пора домой. А то вон и темно почти, да и дома меня заждались… — сказала Алиса и была такова…

 

06. Поиски пропавшего солиста

На следующее утро Вова, как и наметил, встал рано утром, быстро собрался, позавтракал. Выходя из дома, он немного задержался в прихожей. Стоял и несколько секунд смотрел на себя в зеркало, постоянно брякая в руках ключами от своей квартиры. На Вову с той стороны зазеркалья смотрел высокий худощавый парняга с тёмно-русыми вихрами и с выражением лица явно нервничающего человека. Очень нервничающего.

— Блин! Ну Ромыч! Ну что за дела? Забухать на целую неделю. — возмущался и ругался Вова.

Вчерашний его приятель по группе, с которым они наметили идти, уже позвонил к нему с утра и сказал, что через час ждёт его на Новом Арбате, как они вчера договаривались, и что надо им надо сегодня управиться с этим всем хотя бы за час, а то у него, у приятеля, в смысле, вдруг образовались срочные дела, с которыми управиться надо было до начала концерта. Да и у остальных музыкантов из «Спирали» тоже нашлись срочные дела, которые отложить ну никак нельзя было – причём, сразу же, как стало известно о пропаже солиста, и что кому-то надо будет его срочно искать. И сия миссия – искать загулявшего неизвестно где и с кем, Крюка во многомиллионной столице, выпала естественно Вове, как самому младшему и как самому не занятому житейскими и семейными проблемами.

— Всё. Как только я увижу его сегодня – всё ему в лицо скажу! — негодовал Вова. — Не ну что за грёбанный насос? Прись теперь неизвестно куда. А если вдруг ещё и придётся к этому «Мумий Троллю» тащиться? Вот оно мне надо? Вытаскивай его теперь. А Ромыч бухой поди опять. Легче самому всё спеть сегодня.

Вова еще раз окинул взглядом свое отражение в зеркале.

— Ну точно. Если Ромыч будет не в состоянии, сам спою сегодня.

Брякнув ещё раз ключами, Вова вышел из дома, и направился по нужному ему направлению.

Благодаря метро, Вова добрался до места назначения, то есть, до Нового Арбата, очень быстро. Там его уже ждал приятель и коллега по «Спирали», тот с которым они договорились и у которого для Вовы была уже одна очень интересная новость. А главное, очень полезная для сложившейся ситуации.

Оказывается, он где-то каким-то неизведанным образом раздобыл таки адрес Штаб-квартиры «Мумий Тролля». Или кто-то сказал, или он сам узнал, или вспомнил – сейчас не суть важно. Важно, что важный адрес у них в руках. И звучал он как, то самое заветное место дислокации мега-популярного коллектива..

— ..ДА. Это точно ТА САМАЯ квартира. Или как они называют – штаб-квартира группы «Мумий Тролль». — запыхавшись, рассказывал Вове приятель. — Откуда у меня этот адрес? Не спрашивай.. Ох, блин, там целая история. Кстати, Крюк вполне там может быть, потому что пару раз он там был – он сам мне и ребятам говорил как-то.. И адрес вот… Улица Космонавтов, 14, квартира 56. Это знаешь, вот от гостинцы «Космос» эта улица Космонавтов и идёт, — приятель махал рукой в неизвестном направлении. — А там пройти несколько домов и.. Это старый дом должен быть, «хрущёвка» вроде, или вообще, сталинских времён.. Но, «Тролли» там не живут, у них как там.. Офис и место встречи. Ну и побухать посидеть. Поэтому, Крюк вполне может там «зависать»..

— Так поехали туда быстрее. — призвал Вова. — Что мы стоим и ждём? Чем быстрее мы там окажемся, тем лучше. Не забывай – нам ещё надо Ромыча до вечера «к жизни вернуть». А то он вчера мне отвечал когда, лыко не вязал.

— Не-ет. Ты один туда поедешь, Вов.. У меня дела. Я ж говорил. Сейчас, на всякий случай здесь обойдем – тут пару кабаков есть, где Ромка мог «зависнуть», но не факт, что он там. И я погоню домой, а ты двинешь к «Троллям». Вдруг Ромка там. ОК?

— Хорошо. ОК, — согласился Вова, и они пошли.

В близлежащих кабаках и кафешках Ромы Крюка, естественно не было. На всё про всё у Вовы и его приятеля ушло полчаса или минут сорок. После его товарищ уже засобирался двинуть домой.

— Так, Вовыч. Запомнил точный адрес? — на всякий случай он спросил.

— Да запомнил-запомнил. Улица Космонавтов, 14, квартира 56.. Так?

— Всё так. Ну всё. А я погнал. До вечера. А тебе удачи.

И только они уже хотели разойтись, как перед их взором возникла.. Лида Усова. Там самая одноклассница Алисы, чьё имя Вова не помнил, но что не помешало ему вчера вечером во дворе с ней проболтать около часа.

— О, Вовоч… Ой. То есть, Вова-а!.. Владимир, здравствуйте, — затрещала она, хихикая. — И что это у нас там на улице Космонавтов 14 в квартире номер 56? А? Что у нас там за секреты? А?

— Нам некогда, девушка. — жёстко отрезал Вовин товарищ по группе. — И ему некогда.

Сам Вова поначалу замешкался, так как был немало удивлён появлению этой особы именно здесь и именно сейчас. Но потом пришёл в себя.

— Слушай, ты едь домой. — ответил Вова приятелю. — А я разберусь по быстрому сейчас.. Сам.. Это с нашей школы девушка.

— А-а-а. Ясно. Ну давай, до вечера. Удачи тебе, Вован. — сказал его товарищ и спустя две минуты уже был таков.

— Ну так что, Владими-ир. — трещала Лида.

— Слушай, как там тебя..

— Я же Лида Усова. — возмущённо ответила девица, но через секунду снова начала беззаботно улыбаться. — Ну вы, Владимир, и забываха. Склерозник. Хи-хи.

— Послушай, Лида.. Нам.. Вернее, мне сейчас действительно, некогда. — начал было Вова. — Вечером концерт, а мне за Ромычем, нашим солистом еще ехать вон куда.. Ты ж вон слышала. — он уже подспудно понимал, что так просто от этой мадамы не отвертишься, и надо было что-то срочно предпринимать. — До вечера надо срочно успеть.

«Главное сейчас Ромка. И наш концерт, чтоб он не сорвал. — судорожно думал Вова. — А после концерта завтра или когда, можно будет ей этот адрес типа случайно разболтать..» — свою вчерашнюю идею он не забыл.

— Ну-у.. Хорошо. Едь-едь давай. — на удивление быстро отстала Лида. — Раз так срочно.. Эх, молодой-деловой. Хах. — усмехнулась она вслед ему…

«Да-а. Последний бокал был, явно, лишний.» — подумала Алиса, выходя на крыльцо. Только вот бокал чего – красивая стройная блондинка со сказочным именем решила не вдаваться в подробности. Всем и так все равно, а ей и так хорошо.

Известное столичное модельное агентство “Red Stars”, где и трудилась Алиса, располагалось в одном из высотных зданий Нового Арбата, рядом с кинотеатром «Октябрь». И там только что прошла презентация, завершившаяся фееричным фуршетом, на котором пили шампанское и поздравляли друг друга. Шампанское было в самом начале пафосного мероприятия. А потом… «Память все лишнее прячет….» — в голове у Алисы пелись песни. Несмотря на то, что она была в тоненьком плащике на легкое платье, и погода оставляла желать лучшего, девушке было не холодно. Алисе хотелось летать. И не просто летать, но еще и петь. Презентация, за которую все последние дни так тряслись директора и менеджеры “Red Stars” прошел на «ура», и теперь ей, Алисе со спокойной душой можно заняться подготовкой уже своей коллекции, которая была уже практически, готова и своего показа, на который у неё были особые ставки. Не скрывая своего отличного настроения, Алиса сегодня и позволила себе расслабиться и выпила немного больше, чем обычно.

Попрощавшись с закадычными коллегами-моделями, Алиса пошла по проспекту. «Сегодня я снежинка. — снова проносилось у Алисы в голове. — Нет, не снежинка. Чёрт. Что я несу, на дворе же лето. Блин. Я дождинка… Нет… Стоп. Тьфу, ты…. Господи. Как хорошо. И жизнь хороша…. Одна снежинка еще не снег, еще не снег. Одна дождинка – еще не дождь….»

Алисе было чрезвычайно хорошо и легко, ей хотелось думать только о приятном, и она начала представлять. Вот этот проспект Новый Арбат, вовсе не проспект, а барная стойка. А люди это алкогольные напитки, предложенные ей на выбор. «И что бы я сегодня выпила? — задала себе вопрос Алиса, осматривая пространство по ходу своего движения: — Русская водка… Нет. Бр-р. Не люблю водку. Мартини…М-м.. не знаю, по-моему, я уже пила сегодня Мартини? Или нет?.. Или да?.. Виски. О-о, виски…. Да-да, я не против виски…»

— Бармен! — Громко позвала Алиса. — Налейте мне виски. Виски мне. А где бармен?

И только в этот момент поняла, что она не в баре, а в самой гуще Нового Арбата. Причем, некоторые прохожие смотрят на нее с явным опасением.

— Ой, прос-стите.. Простите пожалуйста.. — Алиса значительно сбавила тон. — Извините, граждане.. Сорри, плизз. Простите.. Задумалась. Нет, милицию, не надо звать. Я сама.. дойду.. нет, доеду.. А куда я доеду-то?

И когда Алиса задала себе такой вот вопрос, то ответ не заставил себя ждать. Её мозг выдал образ Вовы Борисова.

— Так – стоп. — сказала сама себе Алиса. — Вова… А где у нас сегодня Вова?

Вчера вечером её бывшая одноклассница, Лида ей все уши прожжужала про Вову. А тот судя по всему, перед этим ей лапши длиной на уши навесил, якобы дружбу водит с мега-звёздами, которые по его заверениям «круче, чем «Иванушки».» Хотя, скорее всего, на самом деле, это очередной патлатый рокер, который и известен только в их молодёжной рок-тусовке, да и нескольким десяткам упоротых рок-фанатов. Это же Вова Борисов.

— Хах. — вырвалось у Алисы вслух. — Мега-звезда районного масштаба.

— И кто это у нас мега-звезда? А? Алисон. — раздался над ухом Алисы знакомый звонкий трескоток.

Лида Усова. Как? Она здесь? Что она здесь делает?

— Оу, привет, Лида. — ответила ей Алиса. — Да-а.. Неожиданно просто. Гуляешь?

— Да вот.. гуляю, — ответила Лида, махнув рукой. — И ты представляешь, подруга, я твоего Вову видела опять. Вот прямо сейчас. Представь себе. Деловой такой, весь из себя стал, — и усмехнулась. — Побежал куда-то, некогда, говорит, мне. А у самого глаза шнырь-шнырь туда-сюда. И я даже знаю куда и зачем.. — и Лида загадочно подмигнула Алисе.

— Ну и что, Лид, — только и вымолвила Алиса. — У человека может, дела образовались.

Ей, как и Вове, и его приятелю хотелось побыстрее избавиться от неё, даже не смотря на приподнятое настроение и весёлость от шампанского. По ходу дела, внезапное появление Лиды перед глазами и сбросило с Алисы весь приятный хмель.

— Дела у него. Ха! Как сажа бела. Срочно, говорит, нужно за нашим солистом заехать. Представь, Алисон, — трещала она, такое впечатление, что, на весь Новый Арбат.

А Алиса стояла и не знала что ответить. И раз, сошёл с неё приятный хмель, то её мысли направились к Ире и Кате, которые в настоящий были дома одни и наверняка снова включили «Титаник» или «Ромэо и Джульетту». Или же гуляли по близлежащим дворам многоэтажного района.

— О, а у меня тоже дела, Лид, — ответила ей Алиса. — И тоже.. можно сказать, важные. — про то, что у неё гостят две дальнеюродные сестрёнки-погодки, Алиса Лиде говорить пока не стала – мало ли что.

— Ой, какие вы все деловые, я посмотрю! — хмыкнула Лидия с нотками недовольства, можно сказать даже, фыркнула. — Нет минутки для подруги.

— Лид.. Я пойду. Меня дома ждут.

— Ох. А КТО? — Лида стала вся внимание.

— Мама. — соврала Алиса. — мы с ней договорились. Там одно дело у нас.. Короче, Лид, долго рассказывать, я тебе потом.. нет, даже сегодня вечером, как освобожусь, расскажу. — пообещала она, но, в глубине души надеясь, что вечером избежит встречи во дворах гражданки Усовой.

— А-а-а. Мама-а-а.. — поникла Лида. — Мама, это важно.

— Ну вот видишь. Всё. Мне пора, дорогая. Пока. Ещё увидимся. И не раз. — и Алиса, довольная тем, что на сей раз быстро избавилась от общества Лиды, зацокала в сторону ближайшей станции метро.

— Пока-пока.. — Хмыкнула Лида, и уже вслед вдруг спросила: — слушай, Алисон, а ты не знаешь такой адресок – улица Космонавтов, 14, квартира 56?

— Нне-ет.. — Алиса вдруг тоже обернулась. — А что это за адрес? — проснулось любопытство.

— А вот.. — Лида сделала очень загадочное лицо, но делать она его долго не могла, потому как её язык так и чесался всё рассказать. — Да, это Вовчик ТВОЙ опять.

— Он НЕ МОЙ, Лид! — Жестко поправила её Алиса, — Сколько можно? Он просто Вова Борисов. Бывший и мой, и такой же твой, одно.. одно.. Короче, с параллельного.

— Ну так я и говорю – Вовчик Борисов, этот наш, с параллельного который, — невозмутимо продолжала Лида. — Иду гуляю сегодня.. Смотрю – Ба-а! Вовчик. Стоит. И с каким-то типом трут тёрки свои, пацанские. Подошла, значит, я поближе, и слышу – они этот адресок и назвали. Я спросила – что, да как, а они молчат. Тайны прям, тайны везде. Ох. Вот и у тебя спросила, может, ты в курсе?

— Нет, я не в курсе, что это за адрес за такой. — сказала Алиса.

— Ну вот я тоже не в курсе. — с некоторой досадой в голосе вздохнула Лида. — Ну тогда – пока. Может, сегодня вечером увидимся..

— Да, давай, пока, Лид, до встречи..

И они разошлись. Лида, по всей видимости, пошла в сторону, где магазины и бутики с модной одеждой, и скорее всего, в центр, на Новый Арбат она сегодня приехала именно за этим, а Алиса – в сторону ближайшей станции метро – «Арбатская».

Но, Алисе что-то не давало покоя всё то время, что она шла по Новому Арбату. А именно – любопытство. «Интересно, что там за адрес такой?» — думала она под цокот своих тонких каблучков. Даже про Иру с Катей на время забыла. Да и от хмеля уже следа не осталось. «..И очень мне интересно – а где это, улица Космонавтов, 14? — спрашивала мысленно Алиса. — И что там понадобилось нашему Вове?»

— Скажите пожалуйста. — язык Алисы как будто жил сам по себе (и вроде бы уже хмеля в голове нет), и уже вовсю задавал вопрос первой попавшейся женщине. — а где находится улица Космонавтов? Ага. Спасибо огромное вам. Всё поняла…

Илья Лагутенко сидел во дворе дома, где находилась штаб-квартира «Мумий Тролля». Как раз во дворе дома 14 по улице Космонавтов. Он был спокоен и ни о чём таком, естественно, даже и не подозревал. Уютный дворик, где сидел Илья со всех сторон был окружён различными ветвистыми кустарниками и деревьями. Поэтому, даже со стороны тротуара, пролегающего между домом и двором, Илью не было видно. И он мог просидеть там хоть сутки, его бы вряд ли кто заметил.

Любимец девочек, девушек, женщин и странных мужчин – как его окрестили в журнале «Ровесник», вальяжно пускал дым из сигарет и, наслаждаясь прохладным летним деньком и думал о чём-то своём.

Через три месяца ему уже стукнет тридцать. Будучи по натуре, спокойным и рассудительным человеком, Илья любил такие вот уединённые посиделки в тихих уютных местах. Таких, например, как этот зелёный дворик. А еще лучше, если такие посиделки проходили за чашкой чая в уютной беседке на природе. Для него это был отдых от напряженных гастролей, бесконечных разъездов, съемок и интервью, которые за последние два года стали для Ильи нормой жизни. Но миллионам его поклонниц по всей России и за ее пределами было все равно. В их глазах он был этаким вечным мальчиком, «чертиком из табакерки», который всегда готов для них петь, скакать по сцене, закатывая глаза и улыбаясь, раздавать автографы…

До нужной станции метро – а именно «ВДНХ», Вова опять добрался очень быстро. Метро всё таки – великая вещь и изобретение человечества. И уверенным широким быстрым шагом направился вдоль по улице Космонавтов в сторону, где по идее должен был быть дом номер 14. А в нём и была, если верить словам его приятеля-музыканта, та самая штаб-квартира «Мумий Тролля».

До нужного дома Вова дошёл тоже очень быстро. Так быстро, что даже не успел прокрутить в своей голове ту тираду, которую он выложит при встрече с Крюком. «Но ничего. — решил он. — На месте, по ситуации посмотрим.» Илью Лагутенко, сидящего во дворике и потягивающего дымок, он, естественно, не заметил. Да и Вове не до Лагутенко было. Ему важнее Рому Крюка сегодня найти. Или хотя бы увидеть – как он, и в состоянии ли сегодня вообще стоять на сцене целый час и петь. И в глаза его посмотреть.

Вова поднялся на второй этаж, именно там и находилась 56-я квартира, и позвонил в звонок. За дверью – тишина.

— Блин! Они что там все – обкурились что ли? С этим «Мумий Троллем» вместе, — возмутился Вова и нажал кнопку звонка еще раз, но уже сильнее.

Однако, прилив силы также ничего не изменил. Не получив желаемого результата, Вова стал колотить сначала руками, потом ногами в железную дверь. При этом Вова непрерывно давя кнопку звонка и крича на всю лестничную клетку.

— Ромыч! Ромыч! Ты здесь? Давай открывай, блин! Концерт у нас сегодня. Ехать уже надо. Ромыч! Крюк давай уже, мать твою! — Вова громко ругался, его выкрики, ругательства и глухие удары руками и ногами о железную дверь отдавались гулким эхом по всему подъезду, к тому же он начал еще и неистово дёргать дверную ручку. — Ты слышишь, не?! Ты где вообще? У тебя что, уши бананами заложило что ли?! Грёбанный насос! Ты бухой что ли? Мать твою! Ну ты гад, Ромка, вообще…

— Чегой кричим, юноша? — из соседской двери, поправляя старенькие поношенные очки, появилась старушенция со скрипящим голосом. — Чегой орёшь, говорю? Видишь, дома нет никого, а ты орёшь и дверь долбасишь аж стены ходуном ходють.

— Дома они! Не открывают, — ответил Вова возмущенным тоном. — Срочно надо ему ехать, а он не открывает. Бухает, блин! С дружками. — и неистово пнул еще раз кулаком в дверь.

— Чегой долбасишь, говорю? Нет никого в квартире, не видишь что ли? Долбасють и долбасють. Ходють здесь. Грязь только в подъезд носють, — ворчала старушка,

— Бабушка! Извините, ради Бога, — Вова явно нервничал, не меньше чем бабуля. — Дома они! Просто не слышат… пьяные наверное… Лежат… Сидят… Не знаю. Но мне Рома позарез нужен! А я достучаться не могу. У нас сегодня концерт, а он солист – выступать должен. А его надо еще в божеский вид привести… И грязь я не ношу… Я чистый! Только что из дома, — и в этот момент объяснения с бабушкой-соседкой Вове жуть как захотелось курить.

— Чёрт вас знает, с какого вы дома все, — продолжала возмущаться бабуля-соседка. — Один вон тоже мне в телефон вчерась позвонил – девок ему подавай длинноногих. И тоже с дома. Ты тут долбасишься еще. Покою от вас нет. Молодёжь какая-то буйная пошла. Ходют и ходют. Звонют и звонют. Долбасяться, аж дом трясётся. Дверей понаставили железок этих, звенит всё. Грязь носют. Милицию вызову – если и дальше громить дверь будешь! — пригрозила бабушка, и судя по её виду, она не шутила и даже не припугивала. — Надоели вы мне. Как ЧЕРТИ. Кто тебя сюда принёс? Может, ты ограбить хочешь… Может, вас банда. Один звонит – проверяет, другой приходит и долбит.

— Да я…. Да кто грабит-то?! Я ж объяснил вам. Мне Ромыч нужен….

— Ничего не знаю. — сказала бабушка, исчезая за своей дверью. — Но будешь и дальше долбиться – вызову мянтов. Так и знай. А уж они потом там разберутся, кто там пьяный, кто там Ромыч, кто еще кто из вас…

Начиная с того момента, как она спросила про улицу Космонавтов у первой попавшейся ей на пути женщины, Алиса начала задавать сама себе вопрос – зачем ей это надо. Ведь, Вова и так всё время под боком. Практически, всегда один дома. Ну если не считать его гитары и магнитофона с любимыми «Сектором Газа», Цоем «Арией». В любое время можно в гости к нему нагрянуть. И как? КАК могут какие-то там «Секторы Газа», Викторы Цои и прочие «Арии» сравниться с ней – с Алисой. Особенно, когда Вова в неё влюблён. И до сих пор ведь, влюблён.

Ну что тут такого-то? – размышляла про себя Алиса, мол, можно и поехать ТУДА, по этому адресу, посмотреть, что там происходит, и… Судя, по словам Лиды, в этом как-то был замешан солист их рок-группы.

— ..Ну и что, что там его дружок, — сказала она сама себе. — А интересно, если я начну флиртовать с солистом их группы, Вова меня заревнует? Заревнует, конечно.

И решительным шагом направилась к такси.

Пока Алиса ехала, она представила себе несколько вариантов дальнейшего развития событий. Если Вовин дружок симпатичный будет, то можно будет и пофлиртовать с ним, вызвав у Вовы ревность. И наслаждаться моментом. Хотя, конечно, лучше бы если б этого дружка рядом не оказалось. Вот так невзначай, вдруг – Вова поедет за другом, а его нет. А тут она – Алиса во всей своей красе. Ведь тогда они будут один на один, и можно будет поиграть с этим забавным неловким юношей в «кошки-мышки». Алиса с наслаждением представляла себе эту сцену. Она была на сто, нет даже на тысячу процентов, что Вова ее до сих пор любит, и будет очень рад ее неожиданно так вот увидеть. А рассказы Лиды только подтверждали ее уверенность.

Алисе уже не терпелось снова увидеть, как Вова Борисов сгорает от неразделенной любви к ней, как он снова будет смотреть на нее влюбленными глазами, стесняться, мямлить о своей любви, дергать пуговицы на куртке. А она, Алиса будет вся сиять и влюблять его в себя еще больше. А потом, выждав пять минут, она, улыбнувшись, скажет: «Пока, Владимир. Еще увидимся…» и томно не спеша уйдет, испарится в воздухе, послав ему перед этим, воздушный поцелуй. А он будет смотреть и смотреть ей вслед, пока она не исчезнет из виду. Алисе очень нравилась та картина, которую она себе нарисовала, по ее телу разливалась приятная теплота, и она сама не заметила, уже как такси приехало к месту.

На улице Космонавтов Алиса ни разу в своей жизни не была, и чем примечателен данный район столицы, она не знала. Поэтому, Алиса сказала таксисту, чтоб он остановился и высадил ее где-то желательно, в начале улицы. Теперь дело оставалось за малым – найти тот самый дом номер 14. Алиса стояла посреди улицы и пыталась оценить обстановку. Район наполняли старые пяти и девятиэтажные постройки еще «бородатых» 60-х годов, а некоторые даже и более раннего времени. Алиса пыталась разглядеть номера домов и заодно понять, в какую сторону номера убывают, а куда возрастают..

Хоть и шампанский весёлый лёгкий хмель с неё уже давно сошёл, при мыслях о Вове, его дружке, флирте и игре, к Алисе вернулось её озорное состояние. Скорее даже немного азартное и лёгкое. Алисе жутко хотелось увидеть безумно влюбленного в нее Вову и снова поиграть с ним.

Алиса решила не заморачивать свой мозг, а спросить нужный ей адрес у кого-нибудь из прохожих. Но, как назло, и прохожих в этом районе было раз два и обчелся. Одна бабулька сказала, что понятия не имеет где это. Другой мужчина ответил Алисе, что он вообще не из этого района.. После пары-тройки неудачных попыток, Алисе всё же подсказали, в какой стороне может быть дом 14, только ей посоветовали, что надо внимательно смотреть номера домов. Что она и сделала.

И вскоре Алиса, пройдя по улице Космонавтов несколько домов, свернула в проулок между двумя домами, на одном из которых стоял номер 14…

Вова Борисов на улицу вышел из подъезда. Если сказать, что он очень нервничал – это не сказать ровным счётом ничего. С милицией сталкиваться Вова как-то не хотел. Это не входило в его планы. Да и не дай Бог, загребут еще – а сегодня кровь из носу – концерт надо отыграть.

Вове жуть как хотелось курить от такого нервного напряжения. Перед ним простирался вид зелёного тихого дворика. У него еще оставалась надежда, что Рома где-то рядом. Может, погулять вышел, пива попить опохмелки ради. Может, где-то тут рядом стоит и курит. При этой мысли Вове курить захотелось еще сильнее. Стоя у подъезда, Вова похлопал себя по бокам, вернее, по боковым и задним карманам джинсов, где у него обычно лежали пачки с сигаретами.

— Ах ты ж мать твою разтак! — Снова выругался он, заметив, что сигарет нет на их обычном и привычном месте. — Ну что за засада-то сегодня? А? Теперь придётся тащиться в павильон или в ларёк ближайший… Ну что ж делать-то?. По-быстрому сейчас зайду вон в тот павильон, а заодно и пива возьму. Нервы полечить свои.…

Купив в близлежащем павильоне пару пачек сигарет и жестянку с пивом, Вова стал думать, что ему делать дальше. До концерта оставалось еще целых четыре часа. И в принципе, если сейчас вдруг перед его взором предстал бы Крюк, то они еще успевали доехать до клуба и провести саундчек перед выступлением. Естественно, Вова бы даже с ним разговаривать сильно не стал. Просто бы схватил за шиворот и повез с собой до клуба. Приманив только что купленным пивом.

На ум Вове пришел зеленый дворик возле Лагутенковского подъезда. «Может, Ромыч там воздухом дышит сидит? — подумал Вова. — А я и не сообразил чего-то… Ладно, надо обсмотреть местность» И Вова, недолго думая, засунув банку пива в карман куртки, пошёл во двор.

Войдя во дворик, Вова увидел среди кустов, что раскинули свои ветви, вальяжно сидящего на скамейке самого Илью Лагутенко с сигаретой в руках.

— Ёпрст! — невольно вырвалось у Вовы, а в голове пронеслось: «Мумий Тролль. Блин! Блин! Блин! А ГДЕ ЖЕ Ромыч? Что за засада сегодня?»

Илья Лагутенко тоже заметил Вову. Он, конечно узнал, что перед ним юный бас-гитарист дружественной группы «Спираль», так как несколько раз был на их концертах. Хотя вблизи Илья видел этого молодого человека всего пару раз, заходя в гримёрку к музыкантам. Илья лениво повернул голову в его сторону и улыбнувшись своей фирменной улыбкой, не менее лениво произнёс:

— А-а… Это вы, Владимир. Здравствуйте.

Однако, с молодым человеком, его обаяние не сработало. Вова и сейчас, как и тогда, был явно не расположен ни к более близкому знакомству с ним, ни к общению. И к тому же, судя по виду, очень нервничал.

— Здравствуйте, — резко, хотя вежливо ответил Звезде Вова, — а где Рома Крюк? Наш солист. Он сказал мне, что у вас. А у нас сегодня кон…. «Блин! — снова пронеслось у Вовы в голове. — Не-не-не! Только не надо ему про концерт. А то попрётся с нами еще. Ах ты ж ёпа мама..» — ..Просто его мать разыскивает, — ловко и быстро выкрутился Вова, даже сам себе удивился, что так мгновенно, потому что, обычно он тормоз немного, — и Роме надо срочно быть дома. Она волнуется очень.. Мама Ромы, в смысле – который день его дома нет.. И я его вот ищу, и наши, в смысле из группы, его ищем, везде уже всё обошли, обыскали его, и его нигде нет. А он вчера по телефону сказал, что у вас… В квартире..

— О, мама ищет. — промурлыкал Илья, дружелюбно, но немного лукаво улыбнувшись. — Ну да, маму расстраивать не надо.

— Да! — не задумываясь выпалил Вова, не дав Илье закончить его мысль. — Очень срочно нужен Ромыч…. Э-э-э… Рома Крюк. То есть, Роман Крюков. Он сказал, что у вас дома. И ваш адрес мне ребята дали наши, музыканты.

— Знаете, Владимир, но Рома действительно, к нам как-то заходил к нам, в штаб-квартиру. — спокойно ответил Лагутенко. — Но-о.. вот сегодня его нет. Хотя обещал Рома зайти на днях.

— Да блин! И где же он? Где мне теперь его искать? Ромыча. Срочно ехать уже надо… — Вова чуть не сказал «Нам надо на репетицию, и сегодня концерт.», и только чудом не успел. Можно сказать, Вова, как Штирлиц, был всего лишь в полмиллиметре от провала.

Ситуация развивалась хуже некуда. Для Вовы, конечно, не для Ильи Лагутенко. Рома Крюк обитал неизвестно где, а через три часа концерт. И что делать? Первым делом, Вова решил больше не доставать «звезду» эстрады – видно было, что Лагутенко говорит, как есть, не врёт – Ромыча тут давно не было.. Кстати, Вову что поразило, что Илья был настроен очень дружелюбно и ответил, как есть, не строя из себя невесть какую супер-мега-звезду, как многие известные личности, которые любят так делать по поводу, а зачастую и без повода.

«А что если…. — Вове в голову пришла одна мысль. — Может, действительно, мне спеть самому сегодня? Как тот пацан посоветовал по телефону.. Пацан, кстати классный, зря не познакомился поближе. Эх. ..А что – Ромки нет. А выход искать надо. И если я сейчас прямо поеду – успею на саундчек, партии его я все наизусть знаю. А пацанам так и скажу – мол, так и так, потерялся Ромыч. И сегодня я петь буду вместо него….»

«.. — А где бабуля? — Я за неё. ..»

Красотка-блондинка Алиса подошла к дому номер 14, дошла до нужного подъезда и вошла внутрь. И все это произошло как раз в тот момент, когда Вова находился во дворике и парой фраз перекидывался с Ильёй Лагутенко во дворике. Из-за кустов, которые загораживали обзор дворика, Алиса естественно, ни Вову, ни Лагутенкоа не увидела.

Распрощавшись с Ильёй Лагутенко, Вова покинул пределы дворика. Он вышел на тротуарную дорожку перед домом, встал недалеко от подъезда Лагутенко, достал сигарету и закурил.…

Алиса, поднявшись до второго этажа, остановилась возле одной из квартир с номером «56» и позвонила.

Алиса начала терзать звонок. За дверью стояла такая тишина, как будто все вымерли. «Неужто, не успела. — пронеслось у нее в голове. — И они уехали.. Или.. Может, наоборот, Вова еще не доехал… Тогда этот, дружок… как его там, где?» Алиса еще несколько раз нажала на звонок, на всякий случай, вдруг этот дружок Вовин не слышит. Но, дверь и то, что за нею снова ответили ей гробовым молчанием. Настроение у Алисы начало постепенно портиться. «Вот облом… — подумала она — Ну почему так?.. Обидно-то как… Такой план хороший пропал.» Алиса решила больше не ждать у моря погоды, и начала свой вальяжный спуск по немытой старой лестнице…

И только-только выйдя из подъезда, Алиса и увидела своего несравненного раздолбая, Вову, как всегда с сигаретой и банкой пива в кармане куртки. «Год почти прошёл, а он совсем не изменился….» — вздохнула она. Настроение у Алисы начало быстро улучшаться. Вова, куря сигарету, стоял недалеко у подъезда ОДИН, без друга своего, как Алиса и хотела. Она смело шагнула навстречу:

— Ой. Борисов Вова, ты? Привет, Вова. А я тут названию в дверь, а ты тут гуляешь…

Вова, увидев пред собой красавицу Алису, от удивления просто остолбенел. Вот кого он тут совсем не ожидал увидеть, так это её. А Алиса, как ни в чем не бывало, продолжала:

— Что молчишь-то? Ха-ха. Хоть, скажи, что рад меня видеть, что ли?

— Я рад. — выпалил Вова. — Оч-чень, а ты… Уж-же приехала? То есть ты…

Вова Борисов не мог поверить своим глазам. У него был шок. Он не мог найти внятных объяснений, почему она здесь.. Ну да, он собирался рассказать про этот адрес Лиде Усовой, но.. Он ещё никому ничего не успел рассказать.. Ну да ладно, что стоять и голову морочить себе догадками.. Надо же. Сама Алиса. Такой вот неожиданный сюрприз. И очень приятный. И надо было всему случиться именно здесь и именно сейчас.

— А… это, как ты… Короче… Как ты узнала, что я здесь и… — промямлил Вова, хотя вопрос был глупым и скорее риторическим.

— Одноклассница моя, Лида Усова, ну ты ж её знаешь… — ответила Алиса. — Она всегда всё и про всех знает. Вот она и рассказала мне про тебя. Сказала, что тебя и вчера во дворе видела и говорила с тобой, и сегодня, в центре, и адрес мне этот назвала – тут дружок твой живёт, насколько я поняла, ваш солист…

Ситуация была столь неожиданной и неловкой. При каждом ее появлении перед своим взором, Вова начинал сильно волноваться, тушеваться, отчего и выглядел смешно. И сейчас картина повторялась.

— Кстати, а дружок этот твой где? Почему не открыл? — спросила Алиса.

— А-а.. Ты про Ромыча? Да сам его ищу вот…. Пропал несколько дней назад и не объявлялся. — честно ответил Вова. — А здесь, в квартире его нет. Шляется где-то.. Запил, вон неделю уже бухает и пропадает где-то.. Найти не можем.

Минутный шок от внезапного появления Алисы, у Вовы уже прошел. Но тем не менее он сильно волновался. Прямо перед ним стояла девушка, о встрече с которой так мечтал. И эта девушка, как думал он, готова сегодня посвятить вечер только ему. Тогда – зачем было ей сюда приходить? А ему срочно надо ехать в клуб. И прямо сейчас. Через три часа – начало концерта. И у Вовы возникла мысль, что неплохо будет пригласить Алису на их концерт сегодня. Хотя она и не любила дешевые рок-клубы, где много народа, душно, накурено. Но чем чёрт не шутит, решил Вова.

— Слушай, Алис. — Вова, решил объяснить в двух словах ситуацию Алисе. — Тут такое дело.. У нас сегодня концерт в клубе. Скоро начало. Репетиция, потом концерт. Я сегодня петь буду. Наверное.. Скорее всего. Ну-у-у просто Ромыч, солист наш, потерялся.. Забухал.. э-э… Запил, то есть. А слушай. Поехали с нами… э-э-э… то есть со мной, в клуб. То есть, я хотел сказать – я тебя приглашаю. А потом мы после концерта там это и… Потом я тебя могу проводить до дома и… это… Ну короче, ты поняла.

Алису немного напрягло слово «это», которое из уст Вовы явно говорило о свидании, которое обязательно должно закончится бурным и страстным сексом. Судя по его изложению – сначала прямо в клубе после концерта, а потом – дома. Вернее, так Алисе показалось. «Ах он так. — подумала она. — Он что думает, что я вот так вот сразу соглашусь? Так вот, сразу? Озорник какой, однако.» Алисе даже показалась забавной эта игра, и она её с удовольствием, продолжила.

— Что «это»? — не поняла Алиса. — Слушай, Борисов, что «это» ты хотел со мной? А я-то думала, что ты романтик, Вова. А ты….

— А я хотел сказать, что я тебя на концерт приглашаю.. К нам на концерт.. Ко мне.. То есть, нашей группы «Спираль». В клуб.. И ничего такого. — Вова понял, что в приступе волнения он сболтнул что-то не совсем то, но в суете, которая творилась у него в голове, он и не понял что именно.

А сколько всего творилось у Вовы в голове в этот момент, самому богу только известно. Да ещё Лагутенко сидит во дворике. И не дай Бог, вдруг выйдет и увидит такую красотку. Надо было срочно что-то предпринять.

— Какого «такого»? — прищурилась Алиса, пристально глядя на курящего сигарету, Вову и продолжая его гипнотизировать своей красотой. — А?

— Конечно ничего «такого». Ты что? — Вова держался спустя пару минут после начала разговора уже намного увереннее, не смотря на гипноз красотки. — Просто поехали сейчас со мной. Тут такое дело, — перешёл Вова на заговорщицкий тон, — надо быстрее сваливать отсюда, а то тут бабка одна злая живет, вдруг ей что не понравится – сказала милицию позовёт, — на ходу придумывал Вова причину для немедленного отбытия. — А после концерта мы с тобой можем хоть сколько угодно – можем гулять, разговаривать. Просто там, в клубе еще меня ребята наши с группы очень ждут. А я их не могу подвести, понимаешь. И так Ромка «кинул» нас сегодня… Ну а я не могу подвести. Так нельзя просто. Ты же понимаешь?

Пока Вова говорил, Алиса пристально смотрела на него. Настроение у нее было очень хорошее и игривое. Главное этого «Ромыча», солиста не было рядом. «Хорошо говоришь. — думала Алиса, глядя на Вову. — Ладно.. Я еще подумаю – поехать с тобой или нет… Помурыжу тебя еще. Чтоб еще такое придумать?..»

Но додумать свою мысль она не успела. В этот момент произошло то, чего опасался Вова – их взору предстал сам Илья Лагутенко собственной персоной.

— Здравствуйте, милая барышня, — вежливо промурлыкал модный рокер, как всегда улыбаясь и закатывая глаза.

Илья Лагутенко смотрел на появившуюся светловолосую красотку своими большими синими бездонными глазами. Еще во дворике он услышал, что Вова с кем-то оживлённо разговаривает, и решил, что это пришел пропавший Рома. Однако, нет. Тут была красивая девушка, которая, явно пришлась ему по вкусу.

Но красивая леди была явно не в восторге от его появления:

— О! А вот и похоже, ваш потерявшийся и запивший солист, — Алиса перешла на язвительный тон и ничуть не смущалась появившейся Звезды, — или как его ты там называешь: – Ромыч? Я правильно кликуху назвала? — Она посмотрела Вове в глаза. — Нашелся таки. Какая радость!

При виде Ильи, Алисе почему-то вдруг резко расхотелось с ним флиртовать, чтоб вконец разволновать и даже позлить Вову, как она вначале хотела. И естественно, идти на концерт ей тоже вдруг расхотелось. Да и не хотелось, честно говоря. А Илья из-за небольшого роста Алисе и вовсе показался неказистым, к тому же, от него, как и от Вовы за три километра несло куревом. «..Хорошо, что ещё свой любимый «Сектор Газа» не слушают. — подумала Алиса. — Поди та бабка им, наверняка, сейчас и вставила, пригрозив ментами.. Два друга, блин, метель и вьюга…»

— Да это не он. — уверенно выпалил Вова и затараторил. — Не солист. То есть, солист он. Но не наш. Наш, я ж говорю – наш бухает где-то. А этот вон.. трезвый. И ты не обращай внимания на него. И вообще сегодня я петь буду вместо..

— Знаете что? — Алиса не дала Вове договорить. — Разбирайтесь как вы тут сами – кто из вас тут солист, кто не солист, кто ваш, а кто не ваш. Кто пьян, а кто трезв. Хотите пойте, а хотите – пейте. Вон уже и пиво, смотрю, в кармане приготовлено, торчит.. А я, пожалуй, пойду. Не буду мешать столь кропотливому и тонкому творческому процессу. — съязвила она и была такова.

Вова все смотрел на удаляющуюся грациозную фигурку Алисы, и ему было до жути обидно. Очень обидно. Этот Мумий Тролль, мать его, испортил сегодня ему всю «малину» и спугнул его любимую девушку своим появлением. Вова уже видел, что Алиса почти уже согласилась поехать с ним на концерт, а потом и прогуляться по ночной Москве после. И момент такой подходящий – Вова сегодня выступал вместо солиста. Надо было только чуть-чуть ее еще поуговаривать – девушки же они такие. Этого момента Вова ждал почти всю свою жизнь. А тут… на тебе.

Вова смотрел на Лагутенко и готов был его убить. Жестоко убить. Беспощадно. Расчленить и останки сжечь. И развеять прах по ветру. Вова тяжело дышал, кулаки у него были сжаты.

— Ну вот. Вот всегда так. Всегда. — гневно говорил Вова, не менее гневно глядя на Илью Лагутенко, и в выражениях не стеснялся. — Только настроишься с девушкой, как какой-то пидор.. Придурок какой-то возьмёт и испортит весь вечер. Э-э-эх. — и Вова, махнув рукой, тоже вскоре удалился за прекрасной блондинкой…

* * * * * * * * *

Илья сидел и дальше в своём зелёном дворике, выкуривал очередную сигарету и наивно думал, что на сегодня все приключения и происшествия закончились. Но увы….

Лида Усова.. Да. Та самая Лида.

Ну, как же так? Знать адрес, вернее, случайно его услышать.. а если быть точнее, то нарочно подслушать, и не проверить ЧТО ТАМ ТАКОЕ? Не-ет. Это вовсе не про Лиду.

Болтушка, трещётка и шопоголик – все в одном лице, именуемом Лидой Усовой, расставшись с Алисой, хотели было уже отбыть в модный бутик, дабы приобрести себе любимой очередной ужасно модный шмот. Писк сезона. Писк – это тот, который пищит и спать спокойно не даёт всем шопоголичкам. Но… Любопытство сегодня оказалось сильнее пищания. И взяло верх над Лидией. На полпути к бутику, девушка вдруг поняла, что идёт не той дорогой. А надо туда, где этот адрес. Срочно. Как же так? Там же Алиса и её этот, её Вовочка. И такие события развернутся сейчас там. И без неё. Нет. Надо срочно. Срочно. Срочно туда.

Лида, предварительно проделав такой же путь, как и несколькими минутами ранее, Алиса, а ещё раньше и Вова, и очутилась на месте. То есть, рядом с домом 14 по улице Космонавтов. Правда, на тот момент, когда она пришла, Алиса, а вслед за ней и Вова уже ушли. Только что, буквально за минут пять до её появления.

Но, Лида-то это не знала, и найдя нужный подъезд дошла до квартиры. Позвонила несколько раз и также ей никто не открыл. Тогда девушка, питая надежды вышла на улицу..

— ..Ты поглянь на них. — ворчала старушка-соседка, едва приоткрыв свою входную дверь на площадку, и высунув голову наружу — И шо там за соседи у меня живут? Один по телефону трезвонил вчерась, девок ему подавай.. Другой сегодня припёрся, долбался и орал, чуть дом не сломал. А девки-то. Девки табуном к ним ходють. Одна пришла трезвонила. Длинноногая такая.. Эта вон расфуфыренная трезвонит… Ой бяда-бяда с молодёжью этой нынешней. Надо бы участковому нашему сообщить…

Выйдя из подъезда, Лида решила зайти во двор – а вдруг все там. И вместо всех, то есть, вместо Алисы и Вовы, увидела симпатичного парня с сигаретой. То был Илья Лагутенко собственной персоной. А Лида и знать не знала, КТО перед ней.

— Ой! — От неожиданности выпалила она и особо не церемонясь, перешла к делу: — А ты кто?

— Здравствуйте. Я – Илья из «Мумий ТроллЯ», — Илья сделал акцент на последнем слоге, как всегда он отвечал, особенно представителям прессы, журналистам, а тем более, любопытным молодым красивым журналисткам.

— О! «Мумий Тролль». Вспомнила! Мне же Вовочка про тебя вчера вечером рассказывал… Ой, слушай, а ты не расскажешь Вовочке, что я его снова Вовочкой назвала? А то он так не любит, когда его Вовочкой зовут. Ужас! Жуть! — девушка оказалась явно не журналисткой и не Муми-фанаткой, сразу стало ясно по чью душу она здесь. — А еще он говорил, что ты Супер-Мега-Звезда и намного круче «Иванушек» и «На-На». Это правда?

Илья немного опешил и от такой непосредственности и от самой девицы-болтушки. А особенно от последней её фразы. И даже немного растерялся.

— Ну-у-у… Как вам сказать..

— Ой, да ладно-о.. «Вам». Ко мне можно на «ты». Я ж не старуха какая-то ей богу, и не училка «синий чулок»! Кстати, меня зовут Лида, — представилась девица, и не дожидаясь ответа продолжила свою трескотню. — Ой! А где, кстати, Вовочка? А Алисон где? Они же сюда должны приехать.. были..

— А они уже улетели. На звездолёте. — не моргнув глазом ответил Илья, своим мурлыкающим голосом.

А он, как известно, еще тот любитель ездить по ушам, погнать самую разную и невероятную пургу, особенно девушкам, вводя их в ступор и особенно своим завораживающим воркующим томным голосом. И делает он это всегда искренне, от души и с удовольствием. А как гласит известная поговорка: ездить по ушам – не мешки ворочать.

Но, Лиду так просто в ступор не ввести.

— Звездолёт. А-а-а. Это который из кино. Я помню. «Гостья из будущего». О, кстати. Там девочку тоже Алиса зовут. Во совпадение-то. Правда, пацана там Коля звали. Ну-у, у нас Вова… И что? Их прямо с миелофоном забрали? Ха-ха! — не отставала Лида. — А ты что не полетел?

— А я вот.. Жду следующий рейс. Точу пока скафандр.

— О! Так в скафандре же сейчас жарко. Лето же. Ха-ха!…

— А там в Галактике прохладно, знаете ли.

— А-а-а.. Вон оно что… Значит, говоришь, они ушли.. — Лида упёрла руки в боки. — Вот досада. А я всё пропустила. — вздохнула она. — Как всегда. Всё самое интересное проходит мимо. Жизнь проходит мимо… Они хоть поцеловались? Ты видел?

— Нет, этого я уже не видел. — улыбнулся Илья, еле удерживаясь, чтоб не засмеяться.

— Ну вот.. — снова вздохнула Лида, и приободрившись, добавила. — А ты такой ничё прям, забавный такой, прикольный. Всё, как Вова говорил.. А ещё он говорил, что вы знакомы.

— Да, верно, знакомы. — вальяжно ответил Илья.

— О дела. И точно. Значит это правда-а. Не врал Вовочка… Ладно. — она махнула рукой. — Заболталась я что-то с тобой тут. Мне же уже пора. А то как они там без меня? Ой-ой.. Я про Алисон и Вовочку. Ну, я побежала. Пока…

1
Авторский комментарий: Роман в стиле Фан-Фикшн
Порция лёгкого чтива с ностальгическими нотками.
Меломанские Рассказы. Фантазии на тему.

Жанры – Юмор / Комедия / Приключения / Стёб / Любовь, романтика / Ироническая проза.

* Предупреждения и метки (!):
#AU – Альтернативный Мир, #ООС,
частичный #ООС (с участием известных людей: RPF - Real Person Fiction),
#КакОриджинал и #Ориджинал
# Курение, Алкоголь, Нецензурная лексика – 18+

Благодарности:
группам "Иванушки Инт", "Стрелки", "Маша и Медведи", "Сектор Газа" - за музыку и творчество, журналам "COOL", "Cool GIRL", "Тусовочка", "ОМ", "Ровесник" за материалы о музыкантах и знаменитостях.

Отдельная благодарность Илье Лагутенко и группе "Мумий Тролль" за вдохновение.

Роман «Жаркие каникулы» разделён на несколько мини-повестей:
● «Жаркие каникулы» (рассказы / главы 02-20),
● «Невероятные истории Ирен Карен» (рассказы / главы 21-27)
● «Пешеход-ВездеХод. Начало» (рассказы / главы 28-35)
● «День Кастинга» (рассказы / главы 36-41)
Дата написания: 1998

Последние публикации автора:

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Жалоба на публикацию

Если данная публикация содержит нецензурную лексику, призывы к насилию или нарушает правила Литры, отправьте жалобу администрации сайта.