Поделитесь публикацией с друзьями:

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on telegram
Share on email

Сказ о внеземных покровителях

Я мельник, так уж вышло. Всю жизнь я занимаюсь тем, что перемалываю зерно в муку. Ну, а на всех наших мельницах, как и полагается, водятся сами знаете, кто. Правильно — черти. Кто-то же должен тяжеленные жернова крутить… В общем, дорогой мой читатель, тебе и так все понятно. Я обожаю историю, любую, и Древний Рим, и Древнюю Грецию, и Рюриковичей, ну и, само собой, всю трехсотлетнюю династию Романовых. Черт мне все это и рассказал. А я тайком на диктофон записал. Так эта книга и родилась.

Сказ о внеземных покровителях.
От автора.

Я мельник и с этим уже ничего не поделаешь. Всю жизнь я занимаюсь тем, что перемалываю зерно в муку. Ну, а на всех наших мельницах, как и полагается, водятся, сами знаете, кто. Правильно — черти, лешие и прочая всякая нечисть. Куда ж без нее. Кто-то же должен тяжеленные жернова крутить. Правда в книжках пишут, что этим занимается вода и ветер, ну, а их кто на мельничные колеса гонит. В общем, дорогой мой читатель, тебе и так все понятно. Как и у всякого человека, не мало, повидавшего на своем веку, есть у меня хобби. Нет, я не коллекционирую марки или монеты, и не строю макеты знаменитых кораблей. Я обожаю историю, любую, и Древний Рим с древней же Грецией и Рюриковичей, ну и само собой всю трехсотлетнюю династию Романовых.
Вот сижу, я как-то теплым летним вечерком у себя на мельнице. Любуюсь через открытое окошко дивным закатом, мечтаю о новом помоле. Что бы значит, мука получилась еще лучше, а следовательно хлеб из нее еще вкуснее и душистее. Вдруг слышу вопль нечеловеческий, аж в ушах зазвенело. Отбросил я, быстренько, мечты свои красивые и бегом к жерновам.
И точно, застрял этот, сами знаете кто, с рогами и копытами меж жерновов еще минута-другая и предстанет он перед своим создателем в самом, что ни на есть раздавленном виде.
Ну, вытащил я его оттуда, избавил, выходит от смерти лютой, не человеческой. Хоть тварь не нашего рода-племени, а все же живое существо. Тем более издревле рядом с нами, с людьми обитает.
Сидит, значит, весь помятый, пятачком шмыгает. В себя приходит.
Отдышался и говорит.
-« Не буду я тебя за свое спасение благодарить. Не принято у нас понимаешь, людям благодарности делать. Не по — нашему, это. Ты уж не обессудь. Я вот погляжу, ты историю дюже любишь, ну так я тебе одну историю поведаю, про твоих Романовых. Узнаешь, как оно было на самом деле».
Всю ночь, он мне про царские дела рассказывал, ну а я тайком на диктофон записал. А затем на бумагу перенес. Вот так эта книжка на свет и появилась. Еже ли, я там, чего от себя присочинил, так ты читатель, не обессудь. Я же мельник, мне можно.

«Минутным гостем, ангелу подобным, блеснувшим на земле, но не земли жильцом».
П. А. Вяземский
глава 1.
Купцы, мужики и служивый люд сняв шапки и запрокинув головы, смотрели на праздничный салют и считали артиллерийские залпы. Их было много, очень много.
Над площадью загремело многоголосое « Многие лета».
« Сын родился!» «Наконец-то мальчик родился» раздавалось со всех сторон.
-« Благодать будет. Царь батюшка расстарается. Обещал по такому поводу долги выборочно простому люду погасить. Говорят, глашатаи на площадях кричали, что

столичному населению; между прочим, Августейшие родители пожертвовали 20000 рубликов для выкупа неоплатных должников и раздачи пособий беднейшим жителям обеих столиц.
Из трактира половые вышвырнули на площадь очередного забулдыгу, в стельку пьяного и орущего, во всю глотку непотребные слова. Одетый во все черное, пьяница, шлепнулся прямо под ноги проходящего мимо господина в костюме, сшитом по последней моде.
— « Прошу с меня простить. Это я нечаянно с « — глядя с низу вверх, произнес забулдыга.
-« Я это с горя принял, а они меня значит взашей. Я же все чин по чину расплатился. Я же это, без долгов. А они меня значит на улицу. Рожа моя им, видите -ли не по нраву. Говорят, я им черта напоминаю, так может быть, я он самый и есть. Мне же виднее, кто я есть на самом деле. А выпил исключительно с горя. Они же не знают, перед кем мне ответ держать. Перед самим!» — Забулдыга, икнул и беспомощно опустил голову.
Господин в модном костюме наклонился. Он, без всяких усилий, поднял лежащего, перчаткой отряхнул с него дорожную пыль.
— « Эх, ты « Тринадцатый», не умеешь ты достойно проигрывать и не умел никогда».
-« Помнишь, когда у императора первый ребенок – дочка Александра родилась, я же в кабак, не побежал, горе свое горилкой заливать, а смиренно сидел и ждал своего часа».
-« Иннокентий! Ты что ли? Не признал, счастливым будешь!» — Собеседник опять икнул.
-« Так ты уже сейчас счастливый и есть. Небось, награду от своего начальства получишь или там повышение по службе. А мне горемыке, опять выволочка, предстоит. Да еще к котлам запросто отправить могут. А там, у котлов, жар, как в аду. Ну, что я тебе говорю, сам все знаешь. Пойдем, лучше выпьем, я с горя, ты с радости. Пойдем! Я угощаю!»
-« А пойдем»- с вызовом ответил Иннокентий.
-« Выпьем, только не здесь. Тут слишком шумно. Я знаю тихое местечко».
Подхватив « Тринадцатого» под локоть Иннокентий щелкнул каблуками, и они мигом исчезли с площади. Раздался очередной залп, народ, по-прежнему задрав головы, смотрел в небо. Никто их исчезновения не заметил.
Двое мужчин сидели в небольшом трактире на берегу залива.
Им принесли хорошего французского вина и сырную тарелку. Народу было не много, все чинно сидели, каждый за своим столиком, никто не кричал, ничего не требовал. Музыкант в углу тихо играл на скрипке какую-то популярную мелодию. И то сказать Европа, это вам не лапотная Россия.
-«Видишь того мужика, что прогуливается по берегу и что-то бормочет себе под нос»- сказал « Тринадцатый».
-« Ну, вижу и что»- Иннокентий достал модное пенсне.
« Тринадцатый отхлебнул из бокала.
-« А то, что это Андерсен и вот на том камне, возле которого он стоит, благодарные датчане поставят памятник героине его сказки – Русалочке».
-« Вы, что нечистые, так запросто будущее предсказывать можете. Вот уж не знал». Иннокентий, наколол на вилку кусочек сыра и смотрел с какой стороны его лучше откусить.
-« Не, не все будущее, можем. А только некоторые фрагменты. Вот, я например, про Андерсена вижу, а про наследника, народившегося у царя батюшки — нет.
— « А мы вот про его нареченную можем»- раздалось из-за соседнего столика.
-« Мальчики можно к вам?»
И не дожидаясь ответа, за их столик подсели две молодые особы.
-« Я Лана, я из того же ведомства, что и « Тринадцатый», только из другого подразделения.
-« А я Хельга, Иннокентий, мы с вами кажется, даже встречались, только я в женском департаменте служу».
-« Хотя мы из разных так сказать « Организаций», мы с Ланной подружки».- Хельга немного покраснела и кокетливо захлопала длинными ресницами. Это же не предосудительно. Правда.
-« Вы ведь тоже, друзья».
-« Да уж, не разлей вода» — проворчал « Тринадцатый»
Он подозвал официанта и заказал для девушек сладкий штрудель и пунш.
-« Мальчики, мы тут» -Лана сделала многозначительную паузу.
-« Совершенно случайно подслушали часть вашего разговора. Ну и вообще мы девушки осведомленные. Давайте заключим пари.
-« Какое еще пари» — возмутился Иннокентий.
-« О чем можно спорить сотрудникам таких противоположных контор, как наши?»
-« Ой, да спорить можно о чем угодно. Я вот буду опекать будущую пассию наследника Николая. А ты Хельга.
— « Я тоже буду опекать будущую пассию, и еще буду опекать ее старшую сестру, вот. И я не позволю тебе. В общем, я не позволю тебе и все тут!»- Хельга решительно топнула ножкой. На ее лице появилась тень негодования, отчего оно стало еще более привлекательным.
-« Пари, пари, пари! И, так — соберемся здесь лет этак через 100 и посмотрим, кто из нас лучше сработал»- «Тринадцатый» положил свою ладонь поверх нежной ручки Ланы.
« Через восемьдесят пять. Так будет точнее « — сказала Хельга, и сама положила свою ладошку на руку Иннокентия.

Глава 2.
Николай Александрович был вторым ребёнком (после его сестры Александры) и любимым старшим сыном-наследником, родившимся у будущего императора Александра II (в то время Цесаревича Александра) и его юной супруги Марии Александровны. Мальчик появился на свет в Царском Селе 20 сентября по новому стилю и был назван в честь его деда — императора Николая I.
Великий дед — глава Российской Империи Николай I, растрогался до слез. С рождением внука-престолонаследника, да еще наречённого его именем, будет продолжен род Романовых. Он велел позвать трёх своих младших сыновей — Великих Князей Константина, Николая и Михаила, — повелел им преклонить колена перед колыбелью будущего наследника Российского Престола и принести ему клятву верности.
Сам малыш сразу в день своего рождения был назначен шефом лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, а на следующий день — шефом Смоленского уланского полка, который стал носить его имя. Кроме того, великого князя сразу же зачислили в списки Кавалергардского, Конного, Кирасирского, Казачьего, Преображенского, Семеновского, Измайловского, Гатчинского, Гренадерского и Павловского гвардейских полков.
Мальчишка рос всеобщим любимцем, не по годам умным, с приятной внешностью и покладистым характером. Родители и дедушка с бабушкой не чаяли в нём души, особенно страстно была привязана к нему мать — Мария Александровна. Из братьев и сестер Николай был наиболее близок со следующим за ним по возрасту братом Александром.
На одном из многочисленных приемов, проходящих в блистательном Санкт- Петербурге к профессору Чичерину обратился человек неопределенного возраста в костюме, сшитом по последней моде.
-« Скажите, пожалуйста, уважаемый профессор пару слов о вашем августейшем ученике. Только прошу Вас честно, без прикрас. Только правду».

-«Он нас всех превосходит. Если он обладал бы вдобавок нашим опытом и начитанностью, он был бы гением».
-«Поговорите с господином Соловьевым, он преподает наследнику историю».
-«Если бы мне удалось, хоть раз за десять лет подготовить студента, равного по развитию великому князю Николаю Александровичу, я считал бы, что исполнил свою профессорскую задачу».
-« Вы не лукавите»- спросил историка неизвестный.
-« Нет» — коротко ответил Соловьев.
Иннокентий про себя улыбнулся и потер руки, но так, что бы этого, никто не заметил.
Глава 3.
Дружная четверка опять сидела в полюбившемся общепите на набережной Копенгагена.
-« Ну, что скажешь «Тринадцатый», мой – то, растет, успехи делает. На вот почитай газеты». — Иннокентий протянул собеседнику пачку российских и датских газет.
-« Ну и что, еще не вечер. Я, между прочим, на всякие мелочи не размениваюсь. И вообще, чего ты заладил – «Тринадцатый», да, «Тринадцатый». Это я там, ну ты знаешь, где, под номером числюсь, а здесь на земле меня между прочим Артемием Трастом кличут и по документам, я милостивый государь – ингерманландец. Понятно.
Так, что изволь меня человеческим именем величать. Я вообще, из потомственных дворян, так, что могу, если, что и на дуэль вызвать. Хотя конечно, это уже перебор будет. Ты же, тьфу, чуть не помянул в суе, имя твоего начальника — бессмертный. Какого же лешего тебя на дуэль вызывать.
-« Мальчики, хватит сориться. Это все у вас еще впереди». -Лана кокетливо передернула плечиками. Вы, вот посмотрите лучше на нас, живем, можно сказать, душа в душу. Черт меня задери, неправильное слово вылетело, как-то по-людски. Ну не важно, у меня ее нет, у Хельги наверное есть, ну в общем, берите пример с нас. Результаты подводить пока рано. Пусть наши подопечные растут, ну, а мелкие пакости, так куда же без них. Это уж каждому нашему подопечному, как полагается.
Глава 4.
Девочка, при рождении была наречена именем Дагмар. Прелестное дитя была 4-м ребенком принца Люксембургского.
Увы, детство маленькой принцессы безмятежным не получилось. Дания, потерявшая в результате Наполеоновских войн Норвегию, а с нею и свой флот мирового масштаба, была страной весьма бедной. А тут, как назло, 1848 году произошло восстание в Голштинии, в те годы входящей в состав Датского королевства.
Отец девочки, как и подобает, особе королевской крови, участвовал в подавлении восстания, а затем и в разразившейся войне, будучи простым командиром Конно — Гвардейского полка.
Его дочка тем временем, росла очень активным, подвижным ребенком. Ее интересовала все, живопись, музыка, танцы, социология и политика.
. В числе чрезвычайно важных и вместе с тем щекочущих и волнующих политических решений было обязательное для представительницы царственного рода замужество за «ровней». Дагмар, конечно, знала, что ее брак станет вехой большой политики, что она не вольна в своих сердечных привязанностях. Однако принцесса совсем не чувствовала себя обделенной в этом отношении. Она, искренне радовалась за свою старшую сестру Александру, вышедшую замуж за наследника британской короны принца Уэльского Альберта Эдуарда. А спустя год пришла и ее очередь.
Луиза — София — Фредерика -Дагмар, была едва ли не с младенческих лет обручена с Цесаревичем Николаем Александровичем, старшим сыном русского императора Александра Второго — Освободителя. Это считалось величайшею честью и знаком Божьей воли для маленького и сурового королевства Дания, окруженного почти со всех сторон враждебностью воды и туманного холода.
Для крошечной Дании так важен был мир и добрососедство, дружеская рука и защита мощного союзника в лице огромной, непредсказуемой и блестящей России!
С 15 лет она старательно и самозабвенно учила трудный для нее русский, постигала премудрости обычаев православной церкви, запоминала наизусть молитвы и совершенно непроизносимые, но обязательные русские отчества — ведь все вокруг только и говорили, что ей вскоре быть женою Цесаревича.
Летние месяцы великий князь проводил большей частью на Балтийском побережье. В 1856 г. он жил летом в Гапсале, а по возвращении оттуда принимал участие в коронационных торжествах в Москве; лето 1857 г. провел опять в Гапсале, а в 1858 году совершил поездку в Нарву, Ревель и Гельсингфорс.
8 сентября 1859 года состоялось провозглашение совершеннолетия Цесаревича Николая Александровича, и в этот день он в Зимнем дворце принес присягу на верность службы.
-« А теперь поезжай за границу. Дело тебе предстоит важное государственное»- Император нежно прижал к себе сына.
—« Государь, не рано ли. Может, подождем еще».
-« Пора, пора. Увы, мы себе не принадлежим. Мы принадлежим отечеству. С богом, сын мой, с богом!»
Цесаревич неохотно расставался с родиной, но за границей ему предстояло знакомство с его будущей невестой. Свиту его возглавлял граф Строганов, который очень тщательно спланировал всё путешествие. Наставник цесаревича, профессор Московского университета Б. Н. Чичерин, в своих воспоминаниях так писал об этом путешествии: «Мы путешествовали, как кружок друзей разных возрастов, различных положений, но все соединённые общим чувством и общими стремлениями. Центром этого маленького мира был прелестный юноша с образованным умом, горячим и любящим сердцем, весёлый, приветливый, обходительный, принимающий во всём живое участие, распространяющий вокруг себя какое-то светлое и отрадное чувство».
Николай посетил Германию, за тем Голландию, и сразу в Копенгаген знакомиться с дочерью Христиана IX, короля Датского, фотография которой всегда была при Великом князе. Принцесса была прелестна во цвете своих 16 лет: «Тонкий и изящный стан, маленькая выразительная головка, глубокий взгляд, одновременно добрый и ласковый», — так описал принцессу секретарь канцелярии цесаревича Федор Оом.
При первом же знакомстве Дагмар или, как ее называли в Дании, Мини произвела неотразимое впечатление на молодого князя. Она была очаровательным созданием. В письме к матери, императрице Марии Александровне, он рассказывал о Дагмар и о том впечатлении, которое она произвела на него: «…Если бы Ты знала, как я счастлив: я влюбился в Dagmar. Не бойся, что это так скоро, я помню твои советы и не могу решиться скоро. Но как же мне не быть счастливым, когда сердце говорит мне, что я люблю ее, люблю горячо… Как мне описать ее? Она так симпатична, проста, умна, весела и вместе застенчива. Она гораздо лучше портретов, которые мы видели до сих пор. Глаза ее говорят за нее: такие добрые, умные, бойкие глаза».

Прожив в Дании около трёх недель и получив уверенность, что его чувства разделяются принцессой, от которой он сам уже был без ума, молодой человек, с согласия родителей, официально попросил руки Дагмары и та отвечает согласием. 20 сентября, в день рождения Цесаревича произошла помолвка, которую в Петербурге отметили 101 пушечным выстрелом
Иннокентий и Хельга, разом хлопнули в ладоши. Им было хорошо, от того, что две молодые души нашли друг друга. Им просто хорошо было вместе.
Глава 5.
Несмотря на, произошедшие радостные события, молодой человек чувствовал себя плохо. Появились первые угрожающие признаки болезни: Цесаревич чувствовал сильную усталость и в последние дни он уже с ослабевшим интересом осматривал картины.
-« Едем в Венецию, затем в Милан и Турин.
Из Турина Цесаревич проехал в Геную и Ниццу, куда прибыла на зиму Императрица.
. Все вместе на русском военном корабле они отправились во Флоренцию. Несмотря на приступы болезни, наследник был полон радужных надежд: «Теперь я у берега, Бог даст, отдохну и укреплюсь зимой в Италии, затем свадьба, а потом новая жизнь, семейный очаг, служба и работа…
Пора. Жизнь бродяги мне надоела. В Германии всё чёрные мысли лезли в голову. В Дании они ушли и сменились розовыми. Не ошибусь, если скажу, что моя невеста их мне дала, и с тех пор я живу мечтами будущего. Я утешаю себя тем, что у нас вся будущность впереди. Хорошие я пережил минуты и искренно благодарю Бога, что нашёл то, чего так желал, о чём так долго мечтал: любить и быть любимым».
На въезде в старинный Итальянский город, кавалькаду из дорогих карет встречала толпа нарядно одетых горожан. Поодаль стояли мужчина весь в черном, и молодая нарядно одетая барышня кокетливо постреливая глазами по сторонам.
-« Ну, что Лана, пойдем до конца».
-« Траст, может не надо. Я понимаю, эта наша работа, мы так устроены, но ведь они такие молодые. Давай остановимся» — девушка поднялась на цыпочки и заглянула в глаза своему спутнику. Из-за туч появилось яркое, южное солнце, стоящая парочка теней не отбрасывала. Но толпа радостно махала приезжим и на сей факт никакого внимания не обращала.
-« Лана, ты же знаешь, я на испытательном сроке. И так, из-за рождения мальчика у меня были серьезные неприятности. Давай мы будем делать свою работу. А эти»- он показал на счастливую пару стоящую на противоположном конце улицы.
-« Свою.
Все равно люди скажут, все от него. Ну, в общем, ты знаешь от кого.
Рядом пробежал вихрастый мальчуган, неся в руке туго набитый кошелек с деньгами.
-« Держи вора»- раздалось откуда-то сзади.
Траст машинально схватил мальчишку за рукав рубашки.
-« Пусти, дяденька, я нечаянно, меня черт попутал» — мальчуган пытался вырваться, но у него ничего не получалось.
Лана отобрала у него кошель и отдала подбежавшему, вконец запыхавшемуся горожанину.
-« Смотреть за своим добром надо» — сказала она, не забыв поиграть глазками, а заодно и отвесить подзатыльник пацану, который после долгих усилий смог таки вырваться из цепких усилий Траста.
Артемий сплюнул сквозь зубы. –«Никого я не путал, вечно на меня люди напраслину наводят.»
-« Опять мы с тобой ненароком, доброе дело сделали. Непорядок, это, непорядок».
В ответ на это Лана незаметно подставила ножку проходившей мимо торговке, и та растянулась на пыльной мостовой, рассыпав содержание своей корзины.
-« В расчете» проговорила она.
-« Как учили меня там»- она опустила руку вниз.
-« Никогда не забывай о мелких пакостях».
-« Брось это, не мелочись. Нас ждут, великие дела».
-« Это тебя ждут, а я всего лишь вызвалась тебе помогать и то, если честно уже об этом жалею».
-« Ха, ты умеешь жалеть, вот уж не знал. Жалость, она ведь только людям свойственна, а ты, увы, не человек. На сколько, я знаю».
-« Траст, меня тут в Данию отзывают. Надо будет немного там поработать. Я, между прочим, большой специалист в области печали и уныния. А последнее, что бы ты знал, является смертным грехом. Так, что пока. Увидимся, я думаю, скоро».- Лана щелкнула каблучками и исчезла, вроде бы ее никогда здесь и не было.
Торговка поднялась, держась за ушибленный бок, осмотрелась вокруг и, охая, стала собирать разбросанные вещи. Поодаль мужчина в черном костюме, остановил проезжавший экипаж. В воздухе почему-то стоял запах серы.
Глава 6.
В солнечной Флоренции у Николая снова возобновились сильные боли в спине, он вынужден был почти не вставать с постели. Консилиум врачей решил, что у цесаревича острый ревматизм, и только один итальянский врач поставил диагноз, — воспалительный процесс в области позвоночника. Один против консилиума, как всегда в проигрыше. Только потом, позже, диагноз этого малоизвестного врача подтвердился. Молодой человек уже с трудом двигался, почти никогда не распрямлялся, и в конце концов попросил, что бы его перевезли в Ниццу. Но и там, ему становилось всё хуже и хуже. были вызваны самые лучшие французские врачи, но и они не нашли ничего опасного в состоянии Николая, хотя цесаревич слабел с каждым днем. лекари решили, что ему вреден морской климат, они потребовали, что бы сановного пациента перевезли на виллу Бермон, расположенную рядом с виллой его матери императрицы российской.
Человек в черном костюме, сидел на лавочке, установленной на знаменитой набережной Promenade des Anglais, в руках он держал телеграмму.
-« Траст остановись, хватит, знай меру. Лана»
-« Что есть мера» -подумал «Тринадцатый».
-« У меня наконец получается, столько раз не получалось, а сейчас пруха».
Здоровье Цесаревича не улучшалось, и в самом начале апреля появились настолько угрожающие симптомы, что срочной телеграммой был вызван Ниццу, младший брат умирающего великий князь Александр Александрович, а вечером 6-го апреля выехал Государь с великим князем Владимиром Александровичем. По пути к ним присоединилась принцесса Дагмара с матерью.
У Наследника не проходила сильнейшая головная боль. Он часто впадал в забытье, но большей частью был в памяти. Утром 11 апреля молодому человеку сделалось значительно хуже. Все присутствующие были в полном унынии, умирал юноша, еще не познавший жизни, наследник престола Великой империи. После причащения Цесаревич начал со всеми прощаться. Вечером началась агония, во время которой невеста и брат ни на минуту не отходили от изголовья умирающего Цесаревича. Слабеющей рукой Николай соединил руки Дагмар и младшего брата Александра.
Николай Александрович Романов — старший сын императора Александра II и императрицы Марии Александровны, Его Императорское Высочество Государь-наследник, цесаревич и Великий Князь, любимый сын царской четы, на которого возлагала надежду вся Россия, умер в возрасте 21 года, так и не став императором.
Во Французской Ницце, его помнят гораздо лучше, чем в России — здесь он провёл последние дни своей жизни, здесь и умер. Постепенно имя его забылось, и теперь мало кто знает, что император Александр III назвал своего сына Николая (II) в честь своего горячо любимого умершего старшего брата.
-« Ну, что Хельга, мы так и будем сидеть и смотреть на это. Молчи, я знаю, что ты хочешь сказать, да здесь будет построен красивейший кафедральный собор. Я тоже это вижу. Это все потом в будущем. Давай думать о настоящем. Давай, как можем, будем исправлять деяния этой черной парочки».
Девушка моча слушала. Потом кивнула красивой головкой и топнула каблучками.
. Глава 7.
Тело цесаревича на фрегате «Александр Невский» привезли в Кронштадт, а 28 мая состоялось торжественное погребение в Петропавловском соборе Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Младший брат Александр был провозглашен наследником престола. Он с большим усердием прошёл дополнительный курс наук, необходимых для управления государством.
Наследнику престола уже исполнилось двадцать лет, однако способностями и усидчивостью он погибшему брату сильно уступал, даже не смотря на то, что у него были самые знаменитые и выдающиеся преподаватели. Меньше всего в данный момент молодой человек думал о женитьбе и супружеской жизни.
Вернувшись в свой родной Копенгаген, принцесса Дагмар, тоже не помышляла о скором замужестве. Она тихо завидовала старшей сестре Александре, успевшей так удачно выйти замуж и перебраться на туманный Альбион. Она принимала у себя, ставшего уже всемирно известным Ганса Христиана Андерсена, как и раньше, с удовольствием слушала его сказки, общалась со своими многочисленными родственниками. Но между делом не понятно для чего, все – же, продолжала изучать этот загадочный и чудовищно трудный русский язык.
Переживания в Ницце были так остры, что она чувствовала какую-то нерасторжимую связь с этими совсем еще недавно чужими людьми.
-« Иннокентий, ну давай же сделаем это. Чем мы рискуем, а вдруг получится»- Хельга с мольбой в глазах посмотрела на своего спутника.
— « То, что ты задумала, это невероятно. Такого, я что-то в новейшей истории не припомню. Да, Траст поступил, коварно, это вообще чистой воды варварство. Но исправлять зло таким образом. Мне надо посоветоваться и если хочешь, то получить добро от… «- Иннокентий поднял голову вверх.
— « Он одобрит, не сомневайся, он добрый» — Хельга привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку.
-« Я пошла, увидимся, пока». – Хельга, помахала красивой ручкой в длинной, модной перчатке и поспешила прочь.
————————————————Глава 8.——————————————————-
Особенно привязался к датской принцессе император Александр II. Он прислал ее отцу пространное письмо, в котором намекал, что, не смотря на все произошедшие потрясения, желал бы видеть его дочь членом российской императорской семьи. Растроганный отец, тут же показал письмо дочери. – « Напиши, пожалуйста, ответ, я думаю, русскому царю будет очень приятно получить письмо именно от тебя».
«Мне очень приятно слышать, что Вы повторяете о Вашем желании оставить меня подле Вас, — написала в ответе царю Дагмар. — Но что я могу ответить? Моя потеря такая недавняя, что сейчас я просто боюсь проявить перед ней свою не преданность. С другой стороны, я хотела бы услышать от самого Саши, действительно ли он хочет быть вместе со мной, потому что ни за что в жизни я не хочу стать причиной его несчастья. Да и меня бы это, скорее всего, также не сделало бы счастливой…»
-« Хельга» я догадываюсь, что ты задумала. Да, я согласна, что « Тринадцатый» немного переборщил. А даже поссорилась с ним из-за этого».-Лана взяла подругу под локоть.
-« Ну не совсем поссорились, а так, как это в нашей среде принято. Ты же меня понимаешь. Мы же с ним так сказать из одного теста. Но, подруга, твой план это вообще брррррррррр. Такого еще не было. Остановись. Есть же на свете какие-то правила».
Лана отстранила руку Хельги.
-« В стремлении людей к счастью правил нет. И я исправлю, то, что натворил твой «Тринадцатый».-Хельга сузила и без того узкие глаза.
-« Учти, я буду мешать. Не так конечно как Траст, но в силу своей специфики».
-« А как же наша дружба?»
-« Дружба, дружбой, а работа работой. Мне, между прочим, скоро квартальный отчет писать. И что я там отражу, кроме «мелких пакостей». Пока подруга, увидимся на балу. Надеюсь, ты приглашение раздобыла?»
В то время в полном расцвете красоты и молодости появилась на петербургском горизонте княжна Мария Элимовна Мещерская. Еще, будучи почти ребенком, в Ницце, она была взята под покровительство императрицы Александры Федоровны. Мария была тогда почти сиротою, не имея отца и почти не имея, матери.
Тетка ее, княгиня Елизавета Александровна Барятинская взяла ее к себе в дом, девушка еще очень молодая, с красивыми грустными глазами и необыкновенно правильным профилем.
Она встретилась Александром Александровичем. Возвышенная и чистая любовь в одночасье захватывала обоих, и чем сильнее она росла, тем сознательнее относился молодой великий князь к ожидаемым последствиям такого глубокого увлечения. Оно созрело и получило характер зрело обдуманной бесповоротно решимости променять бренное земное величие на чистое счастье семейной жизни.
Наследник, наконец, разобрался в своих чувствах и понял, что любит Мещерскую. 7 июля он записал в своем дневнике: «Каждый день то же самое, было бы невыносимо, если бы не М.». Он с трепетом ждал встречи с ней, постоянно думал о ней. Общение с предметом его воздыханий стало потребностью жизни Александра. Мари как никто была участлива, сердечно сочувствовала его горю, внимательно и сострадательно слушала его рассказы о смерти брата Никса. В лице Мари Мещерской он встретил не только свою возлюбленную, но и друга, которого ему так долго не хватало. С Мари Александр никакой неловкости не испытывал, с ней было просто, она его понимала.
-« Иннокентий, ты друг мне или нет, в конце концов. Я запуталась».
-« Что случилось, объясни толком» — симпатичная пара в дорогих модных костюмах, чинно прогуливалась по дворцовому парку.
-« Понимаешь, эта хитрющая Лана, вроде бы творит добро. Ты сам видишь Александр и Мария, ну, в общем, она же делает нашу работу. И в тоже время мешает моему, то есть нашему плану. Еще как мешает. Профессионально!»
-« Близкие подруги, они такие»- с ухмылкой произнес Иннокентий.
-« У них еще поучиться надо. Ладно, следи за своей Ланной. Глаз с нее не спускай. А я буду действовать с другой стороны. С другой стороны оно виднее».- Он приподнял шляпу и галантно поклонился даме.
————————————————————————————————
Молодые люди регулярно тайком встречались на прогулках, но главным образом по вечерам у императрицы. При игре в карты Александр старался выбрать себе в партнеры именно Мари, которую он зашифровывал в своем дневнике как «М. Э.» (Мария Элимовна). Ясное дело, что об очевидных пристрастиях цесаревича придворные тут же доложили императрице Марии Александровне. Та его вызвала для откровенного разговора и назвала поведение сына «не совсем приличным».
Состоялся так же крайне жесткий разговор и с отцом – императором.
-«…Будет лучше, если я откажусь от престола. Я чувствую себя неспособным быть на этом месте, мне страшно надоедает все, что относится до моего положения. Я не хочу другой жены, кроме как М. Э. Это будет страшный переворот в моей жизни, но если Бог поможет, то я буду счастлив с Дусенькой и буду иметь детей…»
Да, наследник хотел сам решать свою судьбу! Но ведь в самой этой фразе, конечно, скрыто явное противоречие, ведь его жизнь была полностью определена его статусом.

Парадокс заключался еще и в том, что княжна Мещерская являлась частью столь нелюбимой им придворной действительности, тогда как Дагмар, напротив, была ей совершенно чужда. Свою роль сыграло и воспитывавшееся с раннего возраста чувство долга. Кроме того, император Александр второй, мог быть крайне убедительным.
Глава 9.
-« Поедешь путешествовать по Европе. Пора тебе познакомиться с монаршими дворами. А тамошние обитатели пусть посмотрят на будущего императора Российского «- отец передал сыну шкатулку с государственными письмами.
-« Ознакомься, что бы был в курсе нашей политики. И самое главное. Заедешь в Копенгаген. Нам нужен надежный союзник в центре континента. Ты меня понимаешь. Я уже говорил твоему покойному брату, скажу и тебе. Увы, цари российские не принадлежат себе, они принадлежат государству. Запомни это!».
Будучи в дороге, Александр писал отцу: «Я чувствую, что могу и даже очень полюбить милую Мини, тем более что она так нам дорога. Даст Бог, чтобы все устроилось, как я желаю. Решительно не знаю, что скажет на всё это милая Мини; я не знаю её чувства ко мне, и это меня очень мучает. Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы Он благословил меня и устроил моё счастье».
В толпе датчан встречающих кавалькаду всадников выделялась обаятельная особа в красивом европейском наряде, сшитом по последней моде. Она усиленно махала рукой в длинной кружевной перчатке. Она улыбалась. Ее раскосые глаза светились какой-то не земной добротой.
К ней подошла стройная дама, в дорогом черном наряде.
-« Привет, дорогуша. Я смотрю у тебя радость. Твой план работает».
-« Да и что в этом плохого. Совсем скоро они увидятся. И я уверена будут счастливы».
-« Хочешь, я тебе расскажу о другой девушке».
-« Нет, не хочу, зачем мне кто-то другой, кроме Дагмар.»
-« А ты все же, послушай. Это очень поучительная история.
Мещерскую отправят за границу, где ее против воли выдадут замуж за Демидова -Сан-Донато.
Александр встретится с ней в Париже на Всемирной выставке, куда он приедет с отцом по приглашению французского императора Наполеона III. Там он увидит Мещерскую в доме ее тетки – княгини Чернышевой и узнает, что она уже не свободна.
А еще через год Александр узнает, что она родила сына и на следующий день скончалась в тяжелых муках. Ей было всего 24 года. Чего только стоит только одна выходка её мужа: Уже беременная Мещерская поедет в театр, кажется в Вене, когда муж её внезапно выстрелит из пистолета в её ложе, в виде шутки, чтобы её напугать…»
Глаза Хельги наполнились слезами.
-« Ну, что подруга, что есть зло, что есть добро. Не забудь написать про Мещерскую, в своем отчете о новом удачном сватовстве высокородных особ».
Лана, ойкнула и отошла в тень. Она боялась, что бы рядом стоящие люди не заметили, что ее фигура не отбрасывает тени.
Глава 10.
Наследник каждое утро приносил девушке ее любимые фиалки, пытаясь по возможности не смять их в своих огромных пальцах. Сопровождал ее в конных прогулках, носил за ней многочисленные веера и шали. Заботливо укутывал при каждом дуновении ветерка. Она пыталась протестовать, но как-то слабо, все больше и больше проникаясь доверием и симпатией к своему воздыхателю. Дагмар с удивлением обнаружила, что ее теплая, доброжелательная привязанность перерастает в нечто большее, пока еще не понятное ей самой.
Провожать ее в порт пришли почти все жители города. Андерсен записал в своем дневнике:-» Вчера на пристани, она остановилась и протянула мне руку. У меня навернулись слезы. Бедное дитя! Всевышний будь милостив и милосерден к ней!»

Корабль уже почти скрылся за горизонтом, а люди не расходились, продолжая махать руками и платками, явно и тайком утирая предательские слезы.
Чуть поодаль, от общей массы провожающих, стояли уже немолодые, мужчина и женщина. Они мало походили на супружескую чету, но разговаривали друг с другом учтиво и вполне дружелюбно.
-«Эдгар, это хорошо, что мы встретились именно здесь и именно сейчас. Пока наша молодая поросль не успела еще натворить непоправимых глупостей».
-« Не такие они уж и молодые, Ирена. Почитай уже почти по тысяче лет стукнуло, чай не дети уже».
-« Для вечности тысяча лет, это ничто. Не в этом суть.
Так уж случилось, наши с тобой подопечные, Эдгар, стали через своих подопечных влиять на судьбы целых стан и народов.
Я знаю, что у вас там есть специальный комитет по локальным и глобальным войнам. Они там конечно не сидят без дела, а время от времени обеспечивают массовое поступление грешников во все ваши круги».
— « Ирена, на сколько, мне известно и у вас есть подобное подразделение, и оно тоже занято аналогичной работой, что бы ваши кущи, не пустовали. Ничего нового под этим солнцем не происходит. Бывает мелкооптовое поступление, бывает крупный опт. Чего ты вообще меня вызвала. Разъясни толком.
-« Вот смотри, корабля уже почти не видно, принцесса плывет на новую Родину. По нашим прогнозам и расчетам ей уготовлена, на этот раз счастливая семейная жизнь. Она родит здоровое потомство, ее страна будет процветать. Но это наши расчеты. Увы, и мы не всесильны. Поэтому, я прошу у тебя лишь одного. Попридержи ты своих надсмотрщиков, пусть дадут ей нормально жить. Согласись она это заслужила. Нельзя на одну женщину взваливать слишком много страданий. Поговори с этим, как его
« Тринадцатым» и его подружкой. Пусть найдут себе менее значимых особ, вон их, сколько при дворах отирается. А я взамен, так и быть умолчу, о ваших изысканиях в Малой Азии, ну и на Балканах заодно. Договорились».
Эдгар молчал, покусывая седой ус. Наконец, когда пауза слишком затянулась, произнес.
-« Сделка с представителем конкурирующей организации, это что-то новое в нашем деле. Конечно, за многовековую историю бывало всякое, но со мной лично такое впервые. И как ты себе это представляешь. Я вызываю к себе подчиненных и приказываю им отныне творить добро или хотя бы отойти в сторону и не мешать конкурентам, самим творить это самое добро. Согласись такое просто уму непостижимо. Хотя конечно я понимаю, что раз вам что-то стало известно про Турцию, то в данном случае, увы, придется уступить. Но не радуйся, не во всем и не на весь ее век. Скажем так, стороны пришли к согласию, в какой-то период времени не чинить, на этой грешной земле, глобальных потрясений. Такая формулировка, надеюсь, тебя устроит?»
Глава 11.
В Кронштадте прихода датского корабля « Шлезвиг» дожидалась вся российская императорская фамилия в полном составе, на рейде выстроилась военная эскадра из 20-ти судов. Народа на пристани собралось ничуть не меньше чем в Копенгагине. Добродушные россияне хотели, как можно скорее покорить сердце маленькой датчанки, стоящей подле могучего жениха – цесаревича, который нежно поддерживал невесту под маленький локоток. Как в России и бывает, все получилось наоборот. Это она любимица сказочника Андерсена на долгие годы покорила необъятную страну, выйдя замуж за наследника престола и превратившись из принцессы Дагмар в православную Марию Федоровну.
Она блистала на многочисленных балах, очаровывала придворных, пропускала мимо ушей многочисленные дворцовые сплетни, принимала участие во всех благотворительных акциях, спектаклях и концертах, Шефствовала над полками и батальонами. Она создала женские училища для малообразованных и малообеспеченных девушек-горожанок. Она без предупреждения появлялась в больницах и пансионах и наводила в них не показной, а « датский» порядок. Ее любили и уважительно побаивались одновременно. Ее хватало на всё, один за другим появились на свет шестеро ее детей: Николай, Александр, Георгий, Ольга, Ксения и Михаил.
—————————————————————————————————-
Хельга писала очередной отчет. Его должен был передать Иннокентий, отбывающий в кущи по каким-то своим делам. Все шло хорошо. События прошлых лет стали забываться. Артемий и Лана куда-то пропали и не давали о себе знать. Жизнь шла своим чередом.
Царских детей, не смотря на высокородное происхождение, не баловали, воспитывали почти по спартански. На обед гречневая или овсяная каша, молоко, черный хлеб. Из-за стола выходили полуголодными, потому что он заканчивался ровно тогда, когда из-за стола вставал отец. А он ел очень быстро. Однажды старший Ники был так голоден, что слопал кусочек церковного воска, который лежал в медальоне рядом с нательным крестиком. В 1870 году умер годовалый Александр. Но ощущения вселенского горя не было. На подходе был третий сын – Георгий.
Страшнее было то, что на жизнь свекра Александра второго постоянно покушались народовольцы, было совершено уже шесть покушений. Что хранило его, какое-то внеземное Провидение или собственное бесстрашие. Она всем сердцем молилась о здравии правителя земли русской и о спокойствии Державы.
-«Артемий», по твоей, хитрой рож, в общем, по твоему нахальному лицу, я отчетливо вижу, что ты опять затеял жуткую пакость. Тебе же четко объяснил Эдгар. Никаких летальных исходов. Мы даем им жить спокойно, они не мешают нашей организации выполнять какую-то важную, стратегическую миссию. Ты, что в пекло захотел, к котлам. Так там, на сколько, я знаю, шартрез не наливают. Колись быстро, что ты на этот раз удумал?»- Лана обняла собеседника за плечи.
Траст молча смотрел в окно.
— « Один ребеночек умер, другой народился. Работа идет, отчеты пишутся, все довольны. Нет, тебе все не так. Ты понимаешь, что после каждой царской смерти люди храм возводят. Оно тебе надо. Ладно, не хочешь говорить не надо. Но на меня не рассчитывай. У меня, между прочим, свое собственное, персональное задание имеется. Я тут над судьбой одного мальчика Владимира Ленина колдую, интересная скажу тебе, загогулина вырисовывается.
Глава 12.
Отношения со свекром и свекровью у цесаревны складывались великолепно. Александр II относился к невестке с нескрываемой симпатией, несколько сглаживавшей росшее год от года охлаждение в отношениях со старшим сыном. Дело в том, что цесаревич и его ближайшее окружение превратились к началу 1870-х годов в своеобразный оппозиционный политический кружок. Нет, ни о какой явной критике Царя-освободителя и его деяний, конечно, не могло быть и речи. Но нескрываемое внимание ко всему русскому, противопоставление национальных чувств и устремлений космополитизму двора и аристократии не могли не выглядеть демонстрацией. Стойкую неприязнь цесаревич испытывал к Германии и находил в этом полное понимание жены. К Пруссии, отторгнувшей после войны 1864 года у родной ей Дании часть территории — Шлезвиг и Гольштейн , та испытывала устойчивую нелюбовь. Напротив, император буквально обожал своего родственника, прусского короля и германского императора Вильгельма.
Была еще одна проблема, крайне осложнявшая взаимоотношения отца и сына. Последние полтора десятилетия Александр II вел настоящую двойную жизнь. Страсть к молодой княжне Екатерине Долгоруковой привела к тому, что у императора появилась вторая семья, а после смерти законной жены он, едва выждав минимальный срок траура и не обращая внимания на негодование родни, женился на своей возлюбленной. Брак был морганатическим, и это означало, что новая жена и ее потомство не могут претендовать на трон, но и без того натянутые отношения цесаревича с отцом оказались обострены до предела. К тому же по столице стали курсировать слухи, что император собирается короновать «Катю». Все это время Мария Федоровна, оставаясь на стороне мужа и разделяя его чувства, играла роль своеобразного «буфера», пытаясь, насколько возможно, сглаживать и смягчать конфликты.
В еще большей степени напряжение в семье росло и из-за настоящей «охоты», которую в конце 1870-х годов развернули на русского монарха народовольцы. Несколько дерзких покушений закончились для них неудачно.
1-го марта 1881 года народовольцы, взорвав бомбу, убили, царя – освободителя. На престол взошел Александр третий. Ему было тридцать четыре года, его супруге Марии Федоровне Романовой исполнилось тридцать два. На приемах, ее постоянно окружали послы. С ней постоянно советовались сановники и министры. Она сопровождала мужа во всех его поездках, брала с собой и детей. Царское потомство подрастало, выходы, балы, приемы, парады, выезды. Жизнь текла размеренно и монотонно.
« Тринадцатый» — не порть мне политику. Угомонись. Угомонись, говорю. Тебе, что мало строительства храма на Крови. Ты вообще субординацию собираешься соблюдать. Я старше тебя по чину на три порядка и по возрасту на пару тысяч лет. Да, я знаю, что у тебя есть лицензия и что это твоя работа. Но ведь есть еще и глобальные, так сказать вселенские интересы. Тебе Лана говорила, что мы в соответствующих подразделениях такую заваруху готовим, всем чертям жарко станет»- Эдгар ходил по комнате из угла в угол.
-« Ну, запишешь себе в отчет еще одну галочку, ну получишь там благодарность от самого и что, ты в широком масштабе мысли, в мировом так сказать. В общем, марш в отпуск и точка. Поезжай. Отдохни в адском раю. Тьфу, слово то, какое противное из-за тебя с языка выскочило. Исчезни с глаз моих. Видеть тебя не хочу. Топай в канцелярию, за отпускными. Заслужил. Я так и быть за тебя тут поработаю. А ты оттуда, смотри внимательно и учись, как старшее поколение на благо, родной конторы трудится.
Комната опустела. В воздухе был ее уловим запах жженой серы.
———————————————————————————————————————
В конце августа на три недели императорская семья  уезжала в Данию, к отцу  Марии Федоровны правителю Кристиану IX, куда съезжались и другие члены европейских королевских дворов.
Затем, после Копенгагена всего на неделю поехали в Крым, в Ливадию, где наслаждались плаванием, хождением под парусами и другими развлечениями.
В сентябре настало время возвращаться домой в Гатчину.
Императорский поезд, в котором находилась вся семья, подъезжая к станции Борки потерпел крушение. Крыша вагона, в котором находились Александр третий, Мария Федоровна  и дети рухнула вниз, не достав несколько сантиметров до упавших на пол обитателей. Император сам выбрался из-под обломков и помог остальным, держа на своих плечах тяжелую металлическую конструкцию.
Эдгар был доволен. Пусть молодежь поучится, работа высший класс. Все подопечные живы, правда срок жизни монарха в результате крушения несколько сократится, ну так это и было задумано. Как говорится «и овцы целы и волки сыты». Храма на Крови, на этот раз не будет, а то, что на месте трагедии люди построят церквушку в честь Александра Невского, в память людей пострадавших и погибших во время катастрофы на станции Борки. Они же люди, они же смертные, они иначе не могут. Простим им это.
В другой стране, в другом городе, но в то же самое время- Иннокентий писал в своем отчете.
-«Используя оперативную информацию, полученную из достоверных источников, нашей группе удалось предотвратить очередное цареубийство. Осмелюсь доложить, что в последнее время работа наших антиподов весьма активизировалась, исходя из чего, убедительно прошу Вас, срочно выслать дополнительные силы подкрепления. В противном случае беды не миновать».
Глава 13.
Александру становилось все хуже и хуже. Станция Борки давала о себе знать. Врачи никак не могли поставить точный диагноз, между тем как болезнь стремительно развивалась. Императора отправили в Крым  в надежде на благотворное  действие морского климата. Однако ему становилось всё хуже и хуже и 20 октября (3 ноября) Император  скончался. Присутствующий при его кончине святой праведный Иоанн Кронштадский до последних минут жизни  читал отходную молитву.
В предгорье Карпат, в красивом живописном месте, совсем не далеко от города Брашова, уютно расположился замок Бран. Он был построен в 1382 году за собственные средства жителями близ лежащего городка, как важный стратегический пункт, за это их освободили от уплаты налогов в казну Румынии на несколько веков вперед.
Во внутреннем дворике замка находится колодец, который ведет, согласно легенде, к подземным помещениям. Бран имел много хозяев за весь период своей истории. Сначала он был во владениях господаря Мирчи Старого, а затем принадлежал жителям Брашова и Габсбургской Империи. По преданию, тут ночевал легендарный воевода Влад Цепеш-Дракула в периоды своих походов, а лес, окружающий замок , был любимым местом охоты Цепеша. По другой версии, его пытали в подвалах замка турецкие враги.
В просторной трапезной этого мрачного строения в полном одиночестве сидел один человек. Вернее, это было существо, принявшее человеческий облик. Одето оно было, как и подобает, во все черное, только внутренняя сторона его накидки-мантии была ярко красного цвета. На столе стояла чаша, наполненная так же кроваво красной жидкостью. Весь антураж тайной встречи был соблюден в мельчайших деталях.
-« Уважаемые присутствующие, я благодарю вас за то, что вы дружно откликнулись на мою просьбу. Оставили все текущие дела и собрались здесь. Уверяю, тема нашей сегодняшней беседы чрезвычайно важна».
Помещение отразило его слова гулким эхом.
-« Не стоит проявляться, я прекрасно ощущаю ваше присутствие, угощение каждому из вас будет предоставлено в индивидуальном порядке. Полагаю, что после моего сообщения вы поймете, что нам сейчас не до публичного шабаша».
Только неравномерное колебание языков пламени в разных частях зала, подтверждало присутствие в трапезной каких-то темных сил.
-« И так с вашего позволения, я продолжу. Все вы знаете, что верховным правителем Российской империи, после смерти отца стал его старший сын Николай второй. Наш «Департамент локальных войн» уже почти подготовил небольшую заварушку на Дальнем Востоке. Еще пару-тройку лет и мы получим весомое пополнение грешников во все наши круги. Но это, как вы понимаете, обычная рутинная работа. Так было почти всегда. « Департамент новых территорий разрабатывает карьеры и пустыри, туда постоянно требуется рабская сила, в большом количестве, а самое массовое поступление, это война. Да, конечно, при этом мы пополняем и земли конкурентов, райские кущи увы, так же получают свою долю».
Человек, сидящий за столом, замолчал. Эхо его голоса, достигнув сводчатого потолка, так же смолкло. Пламя в многочисленных свечах и факелах, развешанных на стенах трапезной, потрескивало и отбрасывало длинные тени.
-« И так, я перехожу к главному. Наступающий век, это наш век. Пару сотен лет назад, Ведзевул распорядился создать «Экспериментальный департамент Революций». Надо сказать, что работал он так себе, не очень. Правда, во Франции, якобинцы с их гильотиной
показали перспективность некоторых разработок Департамента. Но масштаб, прямо скажу, был маловат. Не знаю, всех подковёрных дел в нашей верхушке, но скажу, что сей Департамент, в настоящее время признан руководством, одним из ведущих, ему приданы такие силы, что даже у меня свербит в одном месте. Многое из присутствующих в той или иной мере могут заглядывать в будущее. Насколько вы можете видеть, оно завораживает. Если, парням из этого экспериментального ведомства удастся осуществить, хотя бы часть из того, что они там запрограммировали, то все наши новые пространства будут очень плотно заселены грешниками всех мастей. И главное направление-Россия. Да, там очень сильны наши оппоненты, но тем слаще будет безусловная победа над ними. В ближайшее время, многие из присутствующих получат новые, многолетние предписания. Так вот, прошу вас строго следовать каждой букве этого документа. Никаких вольных толкований. Только полная и всеобщая мобилизация во имя великой цели. В конце, обращаю ваше внимание на то, что такие катаклизмы как революции и гражданские войны порождают наших подопечных в значительно, больших количествах, чем простые войны. Это неоспоримый факт. Люди, становятся нелюдями, значит, наши Департаменты великолепно делают свою работу. Теперь каждый из вас может мне мысленно задать свои вопросы. Я постараюсь ответить на них, в пределах своей компетенции конечно, и за работу, за работу, черт вас всех подери».
Глава 14.
-«Лана, я не успел прилететь на Хадынское поле. Ты же знаешь, что после выступления этого, клыкастого в Румынии, приходится каждый свой шаг согласовывать с профильным департаментом. А это очереди, блат, взятки. Черт меня подери. Сколько лет прошло, а у нас там все по старому» — «Тринадцатый» галантно взял под ручку свою спутницу и проводил ее к свободному столику в летнем парижском кафе.
-« Давай рассказывай, я внимательно тебя слушаю»
Лана, сняла перчатки, сшитые по последней моде. Сделала заказ подошедшему гарсону, и только после этого начала свой рассказ.
-«В программу народного гулянья на Ходынском поле входила раздача всем желающим царских подарков, заготовленных в количестве 400 тысяч штук. Завернутый в цветной платок гостинец состоял из полуфунта колбасы, сайки, конфет, орехов, пряника, эмалированной кружки с царским вензелем и позолотой. Днем должны были начаться музыкальные и театрализованные представления; в 14 часов ожидался «высочайший выход» на балкон императорского павильона.
И предполагаемые подарки, и невиданные зрелища (на импровизированных подмостках должны были разыгрываться сцены из «Руслана и Людмилы», «Конька-Горбунка», «Ермака Тимофеевича» и цирковой программы дрессированных животных Дурова), а также желание увидеть своими глазами «живого императора» и, может быть, лишь раз в жизни поучаствовать в подобном действе заставили огромные людские массы направиться в этот уголок Москвы.
Ходынское поле, испещренное глубокими рвами, оврагами и траншеями, сплошь в ямах, брустверах и заброшенных колодцах, было пригодно разве что для военных целей и использовалось как учебный плац для войск Московского гарнизона. Причем, даже накануне гулянья, когда стало очевидно, что сюда стекается колоссальное количество народа, не были приняты экстренные энергичные меры, способные предотвратить катастрофу».
-« Твоя работа»- перебил ее собеседник.
-« Ну не совсем моя, это так сказать наш коллективный труд. Практические занятия для учащихся и начинающих специалистов различных профилей. Что удивительно, нам почти не мешали хранители. Возможно, они сейчас заняты другими более важными проблемами. Ты, часом не в курсе?»
-«Я же сказал тебе, что на земле совсем недавно, а там»- он показал себе под ноги:-«не до расспросов было. Кучу бумаг пришлось сдавать. Каждый начальник норовит тебе слово напутственное высказать, по плечу похлопать. У меня до сих пор синяки на разных частях тела не прошли. Сама понимаешь, не только одобрительно похлопывали, но и пинков, получил изрядно. Наших визави, давно видела?»
-« Нет, пропали куда-то или затаились. Черт их знает, где».
-« Ладно, продолжай, что дальше-то было?»
-«Ночь, сам понимаешь, выпала, безлунная, и Ходынское поле погрузилось в полную темноту. Люди все прибывали и, не видя перед собой дороги, спотыкались, падали в овраги… Все более плотной становилась необозримая толпа. Народ все прибывал и прибывал. Не менее полумиллиона людей скопилось к утру между городской границей и стеной из 100 буфетов. Горсточка полицейских и казаков, отправленных на Ходынское поле „для поддержания порядка», почувствовала, что положение становится угрожающим и что ей не справиться с этой стихией… Утро выдалось тихим, ни ветерка. Притока свежего воздуха над спрессованной толпой не было. Дышать становилось все труднее. Пот заливал синевато-бледные лица, и они казались заплаканными…»
Вот почитай, что твой любимый Гиляровский пишет, тебе, ей черту, понравится».- Лана протянула газету «Русские ведомости»
«Над миллионной толпой начал подниматься пар, похожий на болотный туман… Давка была страшная. Со многими делалось дурно, некоторые теряли сознание, не имея возможности выбраться или даже упасть: лишенные чувств, с закрытыми глазами, сжатые, как в тисках, они колыхались вместе с массой… Стоящий возле меня, через одного, высокий благообразный старик уже давно не дышал: он задохся молча, yмер без звука, и похолодевший труп его колыхался с нами. Рядом со мной кого-то рвало. Он не мог даже опустить головы…»
По официальной статистике, в этом «прискорбном событии», омрачившем «блистательное течение коронационных торжеств», как именовалась Ходынка в опубликованном лаконичном сообщении властей, пострадало 2690 человек, из которых 1389 погибли. Истинное же число получивших, разного рода увечья, ушибы и травмы (включая и психические потрясения) вряд ли поддается учету. Во всяком случае, еще долго в окрестностях Москвы находили трупы в беспамятстве бежавших оттуда людей.
-« Ну почему, нет, ты ответь мне почему наши не вмешались, почему они допустили это?» — Хельга ходила по комнате из угла в угол и заламывала руки.
Иннокентий ее не останавливал. Казалось он кого-то или чего-то ждал.
-« У каждого из этих православных есть « покровитель», он, если не уберегает, то, как может, смягчает муки человеческие. Этому меня еще в самой младшей школе учили».
-« Дорогая моя девочка» раздалось откуда-то сверху, и через секунду за столом в комнате сидела, дама неопределенного возраста в элегантном походном костюме.
-« Иннокентий, будьте добры, представьте меня, скорее, вашей очаровательной спутнице».
-« Лана, позволь представить тебе сотрудницу Высшего звена госпожу Ирену. Прошу любить и жаловать».
Ирена чуть наклонила голову, покрытую красивой длиннополой шляпкой.
-« Хельга, я попытаюсь, ответить на, те вопросы, которые вы изволили только, что задать этому молодому человеку. Итак, первое. Бог посылает каждому испытание, которое тому по силам. То же относится и к странам и к народам эти страны населяющие. Второе, на сколько, мне известно у вас есть персональный человек, это Дагмар или вдовствующая императрица – мать Мария Федоровна. Так будьте добры, заниматься своей непосредственной задачей. А глобальные проблемы оставьте более компетентным органам, так сказать. Поверьте, он эту страну не бросит. Да, впереди всех нас ждут очень сложные времена, но тем сильнее вера и сила духа. Удачи вам голубушка и не забывайте читать священное писание, до встречи. По комнате прошелестел легкий ветерок. Комната была пуста. Иннокентий и Ирена исчезли.
А вечером, облачившись в парадный мундир лейб-гвардии уланского полка с орденской лентой Почетного легиона, император с супругой направился на запланированный по церемониалу бал у французского посла графа Монтебелло, который со своей обаятельной женой пользовался большим расположением высшего света. В данном случае многие также ожидали, что если бал и не будет отменен, то, по крайней мере, состоится без государя, тем более что, по словам великого князя Сергея Александровича, императору советовали не приезжать сюда. Однако Николай не согласился, выразив мнение, что, хотя катастрофа и есть величайшее несчастье, но оно не должно омрачать праздник коронации. И первый контрданс он танцевал с графиней Монтебелло, а Александра Федоровна с графом. Впрочем, они довольно быстро удалились. В то же время другая часть гостей, не приглашенных в посольство, имела возможность любоваться блестящим парадным спектаклем в Большом театре.
Глава 15.
Отношение с невесткой, с каждым днем становились все хуже. Мария Федоровна была противницей брака своего старшего сына Николая Александровича с немецкой принцессой и, несмотря на то, что ей пришлось выполнить требование сына и дать согласие на этот союз, она никогда не была с невесткой в дружественных отношениях. Свою ненависть к царствующей императрице, вдовствующая императрица-мать никогда не скрывала. Разногласия между обеими высокородными дамами с годами все увеличивались еще и потому, что невестка имела сильную волю и не разрешала вмешиваться ни в свои семейные дела, ни в дела управления государством, единолично управляя своим слабовольным мужем — Николаем вторым.
Начало войны застало Марию Федоровну в Дании. Домой, немедленно домой в Россию, там моя семья, там моя Родина. При попытке возвращения в Россию через Германию она подверглась на вокзале в Берлине грубым оскорблениям и вынуждена
была вернуться в Копенгаген. Вдовствующая императрица решила возвращаться в Россию через Швецию и Финляндию, финны, особенно расположенные к ней, не раз отстаивавшей их интересы в правительственных сферах России, приветствовали ее на железнодорожных станциях овациями и пением национальных гимнов.
В одном из своих многочисленных писем она говорила:- «…Японцы поступали с ранеными совершенно иначе, по-джентльменски, тогда как немцы хуже диких зверей. Надеюсь, ни одного из них не видеть всю мою жизнь. В течение пятидесяти лет я ненавидела пруссаков, но теперь питаю к ним непримиримую ненависть».
-« Ты видишь, как ей тяжело. Ко всему прочему, из Англии приехал ее младший сын Михаил со своей Натальей Шереметьевской. Эта особа доставляет ей хлопот не меньше чем Александра Федоровна. В общем, помоги мне отправить мою подопечную подальше на юг. Одна я не справлюсь». –Хельга взяла за руку Иннокентия и прижалась к нему.
-« Согласись, что я права. Дагмар должна уехать из Петербурга и как можно скорее».
Иннокентий молча кивнул. Казалось, он совсем не слушал свою спутницу. Но Хельга знала, что такой отрешенный его взгляд означает только одно, хранитель сейчас не совсем здесь, он сканирует будущее, конечно, на сколько, это возможно.
————————————————————————————————————
В конце марта 1917 года вдовствующая императрица вместе с дочерью Ольгой и зятем Александром Михайловичем прибыли в Крым. Вскоре к матери и мужу присоединилась великая княгиня Ксения Александровна. Здесь, фактически под домашним арестом, в полной неопределенности по поводу своей дальнейшей судьбы и — самое тяжкое! — судьбы сыновей и внуков, она прожила целых два года. На смену Временному правительству пришли большевики, затем Крым оккупировали немцы. Их предложение обеспечить выезд за пределы России она с негодованием отвергла.
Мария Федоровна жила – сначала в Ай-Тодоре, а затем в Дюльбере и Каракасе. «Мы фактически арестованы, – писала её дочь Ксения в июньские дни 1917 г. вел. кн. Николаю Михайловичу, – и находимся в руках Комитета Ялтинский Совет рабочих депутатов, которому правительство нас так мило подарило. За что и зачем, – никому неизвестно… Последние дни нам совершенно запрещено выходить из Ай-Тодора только из-за того, что ходят какие-то послы от контрреволюции, а мы-то при чем?… Если нам тяжело и часто всё это невтерпёж, то каково же бедной Мама! Перед ней просто стыдно, и что ужасно, – это то, что ничем и никак ей не помочь! Видишь и сознаешь её страдание и бессилен её утешить, предпринять что-либо. Это ужасное наказание… Можешь себе представить, что эти уроды до сих пор держат письма Мама и только вернули ей небольшую часть её вещей. И если бы ты только видел, как невыносимо больно и горько, что творится на фронтах. Это такой позор, который никогда не смоешь, что бы ни случилось!»
Вдовствующая императрица отвергала всякую мысль об отъезде из России, она надеялась на встречу со своими, близкими: «Мои мысли горестны, – писала она брату, – я чувствую постоянное уныние и неописуемые страдания, но я часто вижу перед собой Ваши дорогие лица и надеюсь, что я услышу и Ваши голоса. Кто бы мог подумать три года назад, когда мы расставались в Frihaven (порт в Копенгагене.), что война продлится так долго, и что страна поведёт себя так позорно. Я никогда не могла представить себе, что нас вышвырнут, и что придется жить как беженцам в своей собственной стране!»
В красивой ротонде на скамейке сидела женщина в красной косынке и в кожаной куртке. Сзади облокотившись на спинку скамейки, стоял высокий стройный мужчина так же одетый во все кожаное. Разве, что на его голове не было косынки, за то была модная, по нынешним временам, кожаная кепка, а на боку болтался большой маузер в деревянной кобуре.
-« Трагедия в Екатеринбурге, это работа « Тринадцатого», как ты считаешь?»
— « Хельга, я точно тебе на этот вопрос ответить не могу, Их сейчас на земле много, очень много, чрезвычайно много. Они повсюду. Поэтому наша с тобой задача, ровно та, которую озвучила в прошлый раз Ирена. Давай делать, то, что должно нам делать. Поэтому мы здесь».
-« Но вокруг нее одни враги. Их всех могут убить в любую минуту»- Хельга с мольбой посмотрела на Иннокентий.
-« Значит эвакуация. Значит, придется покинуть эту страну. Возможно на время, но я подозреваю, что навсегда».
-« Но она этого не хочет».
-« А ты на что, я же тебе говорю, делай свою работу, это твой долг. А я буду рядом. По возможности».
Датский королевский дом и правительство с осени 1917 г. предпринимали попытки по спасению жизни Марии Фёдоровны и её ближайшего окружения. В шифрованной телеграмме от 10 сентября 1917 г. в адрес датского посольства в Петрограде говорилось, что правительство Дании дало своё согласие на приезд вдовствующей императрицы в Данию. В телеграмме также указывалось на необходимость выяснения его возможной даты и подготовки этой акции в условиях строгой секретности, «дабы не скомпрометировать высоких лиц государства».
Утром 11 апреля 1919 года, после долгих уговоров, 72-летняя Мария Федоровна поднялась на борт английского крейсера «Мальборо». Король Георг V предоставил этот корабль для эвакуации императрицы и членов ее семьи.
Сначала был Константинополь, потом несколько дней на Мальте, откуда Мария Федоровна с близкими ей людьми отправилась в Англию. В Портсмуте ее ожидала сестра, вдовствующая королева Александра. Двадцать минут, пока корабль причаливал, две дочери датского короля, чрезвычайно взволнованные встречей, «ходили туда и обратно — вдоль пристани и по палубе — и говорили, не умолкая, как две нетерпеливые школьницы».
Специальный поезд доставил их в Лондон. На перроне Лондонского вокзала прибывших встречал один из сыновей короля Георга V. В разгаре встречи Мария Федоровна вдруг увидела траурную повязку на его левом рукаве. «Услышав, что это в знак скорби по царской фамилии, она в крайнем раздражении сорвала повязку с руки своего племянника, английского наследного принца. Этим она ясно дала понять, что не хочет верить в их гибель», — вспоминал камер-казак императрицы Тимофей Ящик. До последнего дня своей жизни Мария Федоровна не желала принимать страшную правду о смерти двух сыновей, невестки, пяти внуков и других родственников. Она запрещала служить панихиды по умершим.
Мария Федоровна попыталась провести собственное расследование: повелела следователю Соколову досконально все выяснить, снабдила его деньгами и отправила в Сибирь. Вернувшийся Соколов доложил, что никого из царской семьи уже нет в живых. Императрица выгнала следователя и отказалась принимать его досье!
Лишь несколько месяцев смогла выдержать она в Британии. Отношения со здешними родственниками явно не клеились. Они не могли понять глубины ее горя, она остро переживала свое положение «вынужденной гостьи». Но и переехав на родину, в Копенгаген, Мария Федоровна не испытала никакого облегчения. Племянник, датский король Христиан X, откровенно недолюбливал слишком независимую и привыкшую к уважению тетку, многие датские политики воспринимали ее существование как обузу, чреватую политическими осложнениями в отношениях с Москвой. Единственной радостью была семья младшей дочери Ольги, еще в 1916 году вышедшей замуж за простого офицера Н.А. Куликовского. Особенно тепло относилась она к внукам — Тихону и Гурию.
-« Хельга ты неплохо выполнила свою работу. Твоей подопечной сейчас реально ничего не угрожает. Да, она страдает и в недалеком будущем, ей предстоит пережить еще одну смерть близкого человека. Но сейчас речь не об этом. Настала пора сдать тебе очередной экзамен на переход в более высокую квалификацию. Будь добра — тяни билет». –Ирена веером рассыпала на столу квадратики листов.
Иннокентий как обычно стоял в углу и улыбался.
-« Должна предупредить, что эти билеты, обеспечены защитой не позволяющей, смотреть, сквозь бумагу».
Хельга густо покраснела.
-« Неужели в нашем департаменте такое практикуется» — она поднесла руки к пылающим щекам.
-« Нет, конечно, но как говорится береженого — бог бережет. Не тяни резину — тяни билет».
Хельга перекрестилась и взяла в руки листок бумаги.
-« В настоящее время у Дагмар весьма плохи финансовые дела. Ваши действия?» прочитала девушка.
-« Тебе понятно задание? Как раз по твоей теме. Так, быстренько решай проблему».- Ирена взяла в руку чашку с невесть, откуда взявшимся ароматным кофе.
Вечером к Марии Фёдоровне явился слуга короля и от его имени попросил погасить часть ламп, так как последний счёт за электричество оказался слишком большим. В ответ Мария Фёдоровна вызвала камердинера и велела зажечь все лампы на своей половине.
Вскоре по инициативе Большого северного телеграфного общества, которому Мария Фёдоровна долгие годы оказывала поддержку в России, было собрано 200 тыс. крон для оказания ей материальной поддержки. Общество выделило императрице ежегодное пособие в 15 тыс. крон (по тем временам сумма вполне солидная). Марию Фёдоровну поддерживал также и английский королевский дом. По указанию Георга V вдовствующая императрица получала ежегодную пенсию в размере 10 тыс. фунтов стерлингов.
Мария Фёдоровна переехала в замок Видере, к северу от Копенгагена, который был куплен ею и сестрой Александрой – вдовствующей королевой Англии – в 1907 г. Здесь они жили вместе до смерти Александры в 1925 г.
Мария Федоровна очень переживала это событие. Она любила своих дочерей и внуков, но всегда говорила, что они прекрасно обходятся и без нее, а потеря сестры для нее невосполнима. Несмотря на то, что дочь Ольга жила со своей семьей поблизости от матери и другая дочь — Ксения, живущая в Англии — часто ее навещала, она очень остро почувствовала пустоту и одиночество. Пожилая женщина перестала выезжать в свет. Полностью вкус к жизни.
В сентябре 1928 года здоровье императрицы стало слабеть. Зная, что жить осталось недолго, она спокойно готовилась к смерти. Соборовавшись, простилась с родственниками и с преданными людьми. Накануне мучившие ее боли отступили, и она сказала близким, что умирает без страданий. По словам лечившего ее врача Мортена Кнудсена, умерла она не от болезни, а угасала медленно, слабея с каждым днем.
Дочь датского короля, бывшая русская императрица, умерла в стране своих предков 13 октября 1928 года в 7 часов 20 минут вечера, не дожив месяца до 81 года. Весть о ее кончине мгновенно облетела Копенгаген. Мария Федоровна, или, как ее называли в Дании, императрица Дагмар была старейшим членом королевского дома, и ее судьба не оставила равнодушными современников.
Король Кристиан X сначала был против торжественных официальных похорон, но, в конечном счете, уступил общественному мнению. В Дании объявили четырехнедельный траур, который начался пушечной пальбой с форта Sixtus.
Девять крутых ступеней ведут вниз в глубину крипты — простого сводчатого помещения с белыми стенами. Это частная усыпальница, находящаяся в ведении королевского двора и семьи. Попасть в крипту можно только по специальному разрешению. Из высоко поднятых окон падает свет на одиннадцать коричневых деревянных саркофагов. Внизу у лестницы на сером фундаменте стоит отдельно саркофаг Марии Федоровны. Рядом с ней в крипте лежат принцы и принцессы королевской фамилии. На стенах рядом с ее гробницей висят пять православных икон и крест, теплятся зажженные свечи.
Глава 16.
В небольшом трактире на берегу морского залива Иннокентий и Хельга поджидали своих визави. Ветер с моря приятно обдувал их лица, а холодное вино в бокалах поднимало настроение. Посетителей в этот час, почти не было.
— « Опаздывают, однако» — глядя на элегантные швейцарские часики, произнесла Хельга.
-« А их и не будет« — раздалось откуда-то сверху, и за их столом каким-то чудесным образом оказалась новая посетительница.
— « О, Ирена, это вы. Как здорово».- Хельга широко улыбнулась.
— « Департамент нашей собственной безопасности « решил прекратить общение с так сказать, конкурентами. Увы, но ни господина Траста, ни его спутницу Лану вы в ближайшие годы, а может быть и столетия, лицезреть не сможете. Руководство, вполне обоснованно считает, что подобные контакты наносят большой вред нашей работе.
Я в курсе вашего пари заключенного здесь несколько десятилетий назад. Забудьте о нем. В качестве утешительного приза я хочу подарить вам вот это. Она положила на стол книгу. Спрячьте ее, она из будущего.
-« Что это?»-спросил Иннокентий, убирая книгу в саквояж.
-« Дневники Марии Федоровны Романовой. Этот уникальный, неизвестный широкой публике и никогда ранее не публиковавшийся исторический документ. Он был приобретен на аукционе «Сотбис» Мстиславом Ростроповичем и передан им для публикации в издательство «Вагриус». Вы найдете там много чего интересного, будет над чем подумать. Я, собственно говоря, прибыла за вами. Наши антиподы, опять затевают, что-то ужасное. По имеющейся у меня информации, лет через одиннадцать рванет по всей земле матушке. Руководство требует всеобщей мобилизации. Допивайте свое вино и в путь. Да, еще чуть не забыла. Пока у нас есть немного времени почитайте вот эту прессу из 21-го века, я так и быть подожду немного.
Эпилог.
В конце сентября 2006 года Дания и Россия начали процедуру перезахоронения супруги Александра III и матери последнего российского императора Николая II императрицы Марии Федоровны.

Официально церемония перезахоронения началась 23 сентября с поминального богослужения в соборе в Роскилле.
После завершения поминального богослужения траурный кортеж направился в Копенгаген, проследовал мимо дворца Амалиенборг и собора Святого Александра Невского, который был построен по настоянию Марии Федоровны в ее бытность российской императрицей на средства императорской семьи Романовых, и прибыл на причал Лангелиние, где после воинского ритуала останки Марии Федоровны были погружены на датский военный корабль «Эсберн Снаре». По пути кортеж сопровождали кронпринц Фредерик с кронпринцессой Мэри и солдаты королевского гвардейского полка.
Вместе с прахом Марии Федоровны в Россию отправилась копия иконы Иерусалимской Божьей Матери. В течение сорока дней икона находилась на освящении в соборе Святого Александра Невского, а после перезахоронения Марии Федоровны останется в Петропавловском соборе Петербурга.
После прибытия траурного кортежа гроб с прахом императрицы, накрытый штандартом, был установлен на специальный постамент, после чего датские гвардейцы внесли его в собор. Вслед за гвардейцами в храм проследовала траурная процессия членов семьи Романовых и королевских домов Европы, прежде всего датского престола, духовенство во главе с патриархом Московским и всея Руси Алексием II и митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром. Как считает архиепископ Марк, это событие послужит сближению двух церквей, и «уже недалеко, то время, когда мы сможем совместно молиться у одного престола».

2
Дата написания: 2019
ISBN: 978-5-4474-2116-8
Ссылка на покупку и скачивание книги: https://ridero.ru/books/skaz_ovnezemnyh_pokrovitelyah/

Последние публикации автора:

Об аэробном1 брожении и первобытных племенах

10

О Николае Ведринцеве замолвлю я слово…

12

Любимец двух императоров

21

Партбилет в грубых примесях1 или шестьсот тонн жаренных семечек

31

2 ответа к “Сказ о внеземных покровителях”

Да, тут переплелись темы Великого Гоголя, Нила Геймана с Т. Прачеттом и их «Благими знамениями», и куртуазные романы прошлого, и чуть ли не современный детективный экшн. Поздравляю, Александр Викторович, блестящая работа. Интересно, динамично, сочно. Читала взахлёб.

0

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля