Почти что роман (продолжение)

Маргарита Гулевская 19 мая, 2022 2 комментария Просмотры: 91

Но после выпускного бала, на который Рома не пришёл, так как спешно уехал в Ленинград, где поступил, в конечном итоге, в Ленинградский электротехнический институт, а после – в Феодосию, где жила какая-то родня, чтобы на море набраться сил и здоровья для дальнейшей учёбы. Рина знала об этом, потому что Роман прислал ей пару открыток с Черноморского побережья. Хотя, если честно, ей было не до него. Рина тоже поступала на филфак в местный университет. И после своего зачисления была отправлена довольными родителями в поощрительную поездку по Кабардино-Балкарии. Так что встретились-увиделись они с Романом только после зимних сессий, когда Рина на каникулах на несколько дней приехала в Ленинград.

Ромка, как иногородний студент, получил комнату в общежитии. Правда она была на троих, но его соседи укатили по домам, а вот Лейтман на каникулах решил остаться и повысить свой культурный уровень, походив по музеям и театрам. Кроме всего прочего, этот интеллигентный юноша сумел установить тёплые дружеские отношения с заведующей общагой, поэтому та и позволила Роме пригласить на каникулах в гости, как он сказал, свою кузину из провинциального городка. Ну, то есть Рину.

Рина, стоя перед зданием общежития, с восхищением оглядывалась по сторонам. Шестиэтажное, с узкими высокими окнами и эркерами, выкрашенное в коричневый цвет, оно, сразу настраивало на какой-то мистический лад, окутывало атмосферой Раскольниковых, Сонечек Мармеладовых, старух-процентщиц и прочих Петербургских тайн. Да и из окна комнаты открывался такой вид! Внизу какая-то узкая речушка, но закованная в гранитную набережную, а за ней – башни и купола какого-то сказочного строения – Ромка говорит, что женского монастыря. Но он и присочинить мастер! Если будет время, то Рина сходит туда на экскурсию. Но сегодня уже поздно, да и погода какая-то промозглая, с резким, швыряющим в лицо снежную крупу ветром. Так и хочется укутаться пледом и сидеть с чашкой горячего чая перед телевизором или вести неспешную беседу с другом. Что ребята и сделали. Соорудив на кухне, что была на этаже, очень приличный ужин, они притащили сковородку с жареной картошкой в комнату, открыли кое-какие привезённые из дома разносолы и порезали домашнее сало. К тому же, Ромка, как большой, купил в соседнем гастрономе бутылочку какого-то красного вина, которое, за неимением фужеров, разлили по чайным чашкам, а саму бутылку спрятали в тумбочку – вдруг комендантша с проверкой заявится. И говорили-говорили…

И если у Рины новости были не особо интересными, она, в основном жаловалась, что в универе на изучение литературы остаётся очень мало времени, потому что часами приходится сидеть в читальном зале и конспектировать труды классиков марксистско-ленинской философии. А хотелось бы почитать Гомера или Данте, так ведь – нет!

Зато Ромчик, такое прозвище дала ему ещё в школе Рина, поражал её своими новостями. Он тоже часами сидел в библиотеках, но цель его была совершенно иной. Рома «заболел» вопросами, связанными с парапсихологией, телекинезом, телепатией и – ёлки-палки! – с телепортацией! А всё началось с памятного Вечера Первокурсника, вернее – ночи, когда Ромчик оказался в каком-то странном доме, в не менее странной квартире, куда он попал со своим новым товарищем-однокурсником совершенно фантастическим образом. Сказать, что они были пьяны и поэтому толком ничего не помнят, было нельзя. Ромка — домашний мальчик и совершенно не имел никакого пристрастия к спиртному. Ему категорически не нравился вкус всех спиртосодержащих напитков. Шампусик, там, куда ни шло, ну, винца сладенького, всё же остальное – бр-р-р! Поэтому, когда они с приятелем добирались, выйдя из метро на станции Петроградская, до своей общаги и решили срезать путь, пройдя через какой-то двор… Дело закончилось тем, что они оказались в том странном жилище! Обстановка была очень не непонятной, словно, это был склад декораций исторического фильма о событиях времён Достоевского. Какие-то углы комодов, стулья с гнутыми спинками, сундуки, что ли… Освещение было только то, что проникало через зашторенные окна от уличных фонарей. Если бы он был один, то сразу бы помер от страха, говорил Ромчик. А так рядом сопел отслуживший в армии крепкий воронежский парень, сосед по общежитской комнате, поэтому Рома Лейтман собрался и попытался мыслить логически. Раз они как-то сюда вошли, то, значит, и выйти тоже смогут! Ребята взялись за руки и начали по часовой стрелке продвигаться по полутёмной комнате, ища что-нибудь мало-мальски похожее на входное отверстие. Но иногда, дотрагиваясь до разных предметов руками, они – о, ужас! – вызывали сноп искр, бело-голубое свечение и характерный запах электрических разрядов. Всё это было так жутко, но красиво! Однако при этом никакой боли их пальцы, к счастью, не ощущали! И, как оказалось потом, на руках не осталось никаких следов от ожогов. Последнее, что помнил Лейтман, это то, что он отодвигает какой-то занавес со старинными помпошками по краю, и – яркий свет фар и визг резко затормозившего автомобиля! А уж отборный трёхэтажный мат высунувшегося из машины водителя окончательно вернул сознание парня на место, в реальность. Ребята стояли посередине шоссе неподалёку от их общаги! Что за мистическая история с ними приключилась – непонятно. Жаль, что тот, второй, парень завалил первую же сессию и отбыл пока по месту жительства. Поэтому не сможет подтвердить правдивость рассказа Ромчика, но, Рина не думает же, что её бывший одноклассник сочиняет или, как там – вешает ей лапшу на уши!

Рина так не думала. Более того, она слушала своего приятеля, что называется, раскрыв рот! Её душа просто замирала от восхищения, впитывая Ромкин рассказ, как губка поглощает влагу!
— Значит, так, брателло! – это словечко Рина слышала от одного забулдыги в родном городе, он так обращался к прохожим, выпрашивая денег на опохмел, но оно, слово, в смысле, было таким тёплым и уютным – брателло! – что девушка тотчас включила его и в свой лексикон. – Всё, что ты рассказал, Ромчик, так интересно! Только, на твоём бы месте, я бы туда наведалась бы сразу на следующий день и по светлу всё бы там рассмотрела!
— Да ты знаешь, сестрелла, — в тон ей отозвался Лейтман, — я хоть и не трус, но я…боюсь! Влезешь вот так, куда не стоит влезать, и – пиши пропало! А мне ещё пожить хочется, на мир посмотреть, девушку полюбить… Короче, решил я пока до поры со всем этим повременить. Серёга, ну, тот, с кем вместе были, вообще запил чуть ли не на месяц, на учёбу забил, вот и сессию провалил… А я вот – напротив – приналёг на квантовую механику, хотя программа курса её не включает. Сидел после занятий в читалке, разбирался, что к чему… Вот чует моя левая пятка, что на правильном я пути! И что перемещения не только в пространстве, но и во времени рано или поздно станут подвластны людям. Или уже были подвластны, но в результате вмешательства какой-то силы X люди напрочь об этом забыли…

— Ромчик, не забывай, что я – лирик, а не физик – поменьше сложной терминологии! – Рина начала складывать грязную посуду в стопку. – Поэтому завтра мы отправляемся с тобой по «местам боевой славы»! Ты ж помнишь, где вы блудили в ту ночь? Я отнюдь не кисейная барышня, если что – и врезать могу, ну, ты, надеюсь, не забыл историю с Лидиным. Он, кстати, в армии сейчас. Был же на год нас старше…
Ну, и посетив перед сном отхожие места для мальчиков и девочек, которые на их этаже были в разных концах коридора, ребята устроились на ночлег. В комнате было как-то прохладновато или сыровато, поэтому спали одетыми. Увы, зимы в Ленинграде весьма не уютные…

Проснулась Рина от вполне отчётливого колокольного звона. Это начиналась служба в церкви, что была через речку. Это было так красиво! И хотелось думать, что – на счастье и удачу. Ромка тоже зазевал, потягиваясь. Через час ребята, напившись чаю с печеньем, вышли на улицу. Их намерение пуститься на разведку-поиск загадочного места за ночь никуда не испарилось. Так что для начала минут за пятнадцать они дотопали до метро Петроградская, а уж оттуда начали свою операцию. Поначалу Роман шёл очень уверенно, а вот, погодя немного, стал всё чаще останавливаться, оглядываясь по сторонам в раздумьях… Но, что-то там прикинув в голове, наконец, выбрал направление – под арку-проход в старом высоком доме.

И – вот оно! Ребята стояли в центре двора-колодца, кажется, так их называют. Это был, на первый взгляд глухой, закрытый со всех сторон задними стенами старинных домов дворик. Многие двери чёрных ходов были наглухо закрыты, а одна – даже замурована – светлый такой заштукатуренный прямоугольник на ржаво-коричневой кирпичной стене. Но была парочка вполне себе функциональных дверей. И одна из них оказалась проходной! То есть, войдя в арку с одной улицы, через эту дверь, за которой был обычный подъездный коридор, Рина и Роман вышли на совсем другую улицу, с весьма оживлённым движением. Вот так вот, Ромчик, и разрушаются мифы! И, по-видимому, вы с однокурсником, всё-таки были под хорошим градусом!

На Романа было жалко смотреть. Его брови искривились, а уголки губ опустились вниз и немного дрожали. Разочарование оказалось таким горьким на вкус! У Рины сразу возникло желание как-то утешить друга, поэтому заметив на доме вывеску «Пирожковая», она чуть ли ни силком затащила туда парнишку. Горячий чай с пирожками, в которых пряталась лимонно-сахарная начинка, здорово поднял настроение и вернул Ромке способность к дедуктивному мышлению.

И если ситуация с проходами-выходами как-то разъяснилась, то как быть с той комнатой с занавесками с бубошками и голубыми молниями-разрядами? Даа…задача… Перед тем, как уйти на экскурсию в Эрмитаж – побывать в Ленинграде и не посетить эту сокровищницу мирового искусства! – Ромка уговорил Рину всё же ещё разок заглянуть в этот колоритный дворик.
— Молодые люди что-то потеряли? – негромкий старческий голос раздался у ребят за спинами. Ромка даже громко икнул от неожиданности! Как этот старикашка сумел так незаметно к ним подобраться – дворик же был абсолютно пуст! Перед ребятами стоял седенький невысокий человечек мужского пола, в вязаной шапочке-колпаке и длинном овчинном жилете мехом внутрь. Но обутый во вполне современные кроссовки фирмы « Адидас»! А в его руке была дымящаяся трубка, которую он, видимо, курил. Очень колоритный персонаж, словно загримированный под сказочного персонажа артист. Наверное, поэтому Рина, которая первая пришла в себя ответила:
— Мы – помощники режиссёра с «Ленфильма», ищем натуру для съёмок фильма, ага, экранизации романа Достоевского… «Бесы», ага…
— Достоевского? Это хорошо…
— А что, дедушка, в этих домах остались ещё квартиры со старинной обстановкой или…
— Да почему же или? Остались! У меня, например, вот…
— А можно нам взглянуть на неё?

Похожий на доброго гнома старичок затянулся трубкой и выпустил в серое небо сразу два колечка дыма такого же цвета. Склонив голову набок, он с усмешкой посмотрел на ребят:
— Да вы что, никак вчера только народились?
— Ой, да, конечно, это будет не безвозмездно! – тут уж Роман вступил в беседу, догадавшись, что старикан намекает на вознаграждение.
— Тогда – две!
— ???

(продолжение следует)

1

Автор публикации

не в сети 7 часов
Маргарита Гулевская489
Комментарии: 131Публикации: 63Регистрация: 17-05-2022
Поделитесь публикацией в соцсетях:

Оставлено комментариев: 2

  1. Эвона как! Предполагалась бытовуха, а уклон пошёл в мистику!)))
    Однако фраза «в конечном итоге» в литературной речи недопустима (если только это не деталь образа какого-нибудь недалёкого персонажа)))) Итог — он всегда конечный (ну максимум — промежуточный), по умолчанию))))

    0

Добавить комментарий


Все авторские права на публикуемые на сайте произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за публикуемые произведения авторы несут самостоятельно на основании правил Литры и законодательства РФ.
Авторизация
*
*
Регистрация
* Можно использовать цифры и латинские буквы. Ссылка на ваш профиль будет содержать ваш логин. Например: litra.online/author/ваш-логин/
*
*
Пароль не введен
*
Правила сайта
Генерация пароля