Почти что роман (окончание)

Маргарита Гулевская 22 мая, 2022 2 комментария Просмотры: 96

— А точно, одного раза будет достаточно? Вдруг ваш Якоб затупит и так и помрёт рядовым портняжкой, обременённый детьми и долгами? А тот факт, что мы имеем такие популярные во всём мире джинсы, говорит лишь о том, что кто-то другой, а не ваш прапрадед сподобился придумать их фасон и огрёб свой миллион!
— Ух, ты ж – хахама какая! – дед Приэль уважительно покачал своей головой.
— Так, по-русски, пожалуйста! Я этот птичий язык сверхразума не понимаю!
Роман обнял Рину за плечи и с улыбкой проговорил:
— Хвалит он тебя, умной называет! Так иногда и мой папа маме говорит. Это – иврит.

Но дед Приэль резко поднялся и молча вышел в соседнюю комнату, за эту занавеску с бомбошками. Смешливая Рина, кивнув в том направлении, важно произнесла:
— Всё, ушёл в астрал…
Прождав его возвращения минут десять, ребята заёрзали, а потом и вовсе поднялись и стали собираться домой, ну, в общежитие, то есть. Они не замечали, что всё это время за ними внимательно наблюдали два огромных таракана, сидящих в разных концах комнаты, чуть пошевеливавая своими длинными усами. Ромка на цыпочках подошёл ко входу в другую комнату и осторожно заглянул за занавеску… Комнатка за ней была пуста, то есть – абсолютно пуста! Типа небольшой кладовки без окон, этот закуток ничего и никого не прятал. Так что Рина была недалека от истины, когда шутила про астрал, в который удалился хозяин квартиры. Он и впрямь куда-то переместился вместе со своей телесной оболочкой. А так как он проделал это весьма будничным, обыденным манером, наводило на мысль, что это сделать ему – раз плюнуть! Тогда тем более становилось непонятным, зачем было засылать постороннего в прошлый век, когда всё бы и сам сделать мог?

Словно прочитав мысли ребят, хотя, возможно, это было ими сказано вслух, появившийся ниоткуда(!) дед Приэль – ну, надо же – в котелке, брючной паре и остроносых штиблетах, улыбнулся им, похлопал Ромку по плечу и успокаивающим тоном проговорил:
— Теперь – полный порядок! На твоё имя Джейкоб Дэвис откроет счёт в каком-нибудь надёжном банке на твоё имя. Так что забрать свой капитал сможешь, когда захочешь!
— ???
Это было уму непостижимо! Роман так и стоял с раскрытым ртом… Хорошо ещё, что по своему темпераменту он был нечто среднее между сангвиником и флегматиком, иначе – психушка! А дед Приэль как-то вновь незаметно глазу облачился в свой, по-видимому, любимый стёганный длинный халат неопределённого цвета и вязаную шапочку с мысиком, которую, обычно, пододевают детям зимой под мутоновые шапки. А так как ребята стояли уже одетые, он просто попрощался с ними и пожелал спокойной ночи.

Всю обратную дорогу до общежития Рина и Роман не проронили ни единого слова. Каждый из них прокручивал вновь и вновь в голове всё произошедшее с ними, стараясь найти хотя бы мало-мальски разумное объяснение этой чертовщине! Но – тщетно!
И всё же молодым организмам одних зрелищ оказалось маловато, так как вскоре они потребовали себе и хлеба! Поэтому около полуночи Рина принялась варить макароны, тем более что к ним у них имелась баночка домашнего лечо, что привозила на Новый год сыну Ромкина мама. Так что блюдо получилось – пальчики оближешь! А запивали – чего уж тут – оставшимся со вчера вином! Чувствовали себя, ну, просто героями какого-то фантастического фильма, типа «Звёздных войн»… Ага – а дед Приэль – мастер Йода! Ха-ха! А что? Похож! Такой же коротыш и в своём халате, как тот Йода в своей хламиде. А они – Люк Скайуокер и принцесса Лея… У Ромки даже в горле запершило.

— Ладно, Ромыч, сейчас – спать! А завтра всё по полочкам разберём-разложим.
На удивление – заснули оба почти мгновенно, только головы до подушек донесли. Вот только сны им снились очень разные…
А в это время старый Приэль держал ответ за свой карамболь перед контрольной Комиссией, осуществлявшей надзор за злоупотреблением полномочиями и несанкционированным перемещением во временном континууме с целью внесения заведомого хаоса или личной наживы. Впрочем, последнее таким уж серьёзным правонарушением не считалось. Ибо жить в нищете или роскоши, даже безумной, считалось просто делом вкуса. Ну, не у всех развито это чувство – что ж теперь! А так как сам Приэль от содеянного ничего лично для себя не поимел, а для развития данной цивилизации, вроде бы, даже польза вышла, то и взыскания никакого тот не получил. Подумаешь, делов-то – подсказал, где на штанах заклёпки ставить! Делиться своевременно идеями – это даже необходимо! Вон ведь подопечные земляне, как мухи дохли, пока аватары не подали им идею кипятить воду, прежде, чем её пить! Да много чего подсказывать пришлось, сами-то дотумкать не могли бы долго… Так что векторный оператор квантовых потоков в Северо-восточном регионе, ответственный за энергобаланс сразу в нескольких сферах жизнедеятельности вверенного ему контингента, под кодовым именем Приэль, освобождается от взыскания и может продолжать свою деятельность.

Вот поэтому-то он такой довольный и сидит за столом и угощает своих домашних любимцев – тараканов Энки и Энлиля черничным джемом, который он материализовал, увидев на картинке в журнале.
Утро следующего дня выдалось туманным, значит, опять циклон с антициклоном меняются местами. Даже какой-то дождик барабанил по жестяному карнизу за окном. Вылезать из-под одеял и пледов не хотелось, поэтому Рина и Ромка, лёжа в своих постелях, лениво перебрасывались фразами.
— Ром, ну, и как ты всё же из закрытой комнаты сумел выбраться? Я поняла, что это дед Приэль тебя забрал, но как?
— Я и сам не понял… Открыл глаза, вижу он стоит передо мной, палец к губам приложил, типа – не шуми… Потом, кажется, взял меня за плечо, и…мы уже в его квартире. Как-то так. Он и одежду мою прихватил, оказалось. Пока я одевался, умывался и всё прочее — кстати, в туалете у него, знаешь, как цивильно! – он мне объяснял, что задумал предпринять. Ну, мою голограмму отправить в девятнадцатый век, именно вот в этих джинсах, чтобы я помаячил там перед глазами одного шлимазла, как он назвал своего пращура. Так, давай продолжим чуть позже, а то моя физиология даёт о себе знать! Нужно в сортир!

У Романа из продуктов ещё оставались куриные яйца и малюсенький кусочек грудинки, и Рина и соорудила вполне приличную яичницу. На кухне, кроме них, никого не было, поэтому ребята и примостились за кособоким разделочным столом, а не пошли в комнату. Но вот кофе они решили пить, возлежа, как патриции, на своих ложах. Тем более что информация, которую собирались обсуждать, не была предназначена для посторонних ушей.
— Значит, ты просто, как бревно, лежал на кушетке и ничего не чувствовал, а где-то там…
— Ну! Правда ТАМ я мог только видеть и слышать, хотя и плоховато, как через беруши. Никаких запахов или тактильных ощущений! Я был лишь изображением – хорошо, хоть не плоским, а трёхмерным! Почему знаю? А я видел своё отражение в витрине магазина. И тот Якоб, знаешь, как очканул, когда меня за ремень на джинсах рукой схватил, а под ней пустота оказалась!
— И что, ты там и по сторонам оглядывался, видел что-нибудь, кроме этого прапрадеда?
— Ну, да… Пока стоял перед его домом, ждал, когда тот выйдет. Домишки такие по улице с обеих сторон невысокие, двух-трёхэтажные. Крыши такие, — Роман сложил ладони домиком, — остроконечные. У многих длинные лестницы – сразу на второй этаж, а внизу – или магазины, или мастерские, или закусочные какие-то… На домах – вывески разные. Вот у этого Якова и была вывеска WORKSHOP DEVIS, про которую дед Приэль говорил, чтоб я возле неё стоял.
— А я ведь чуть этому Приэлю не помешала… Ворвалась к нему и чуть ли не с кулаками набросилась – куда ты, такой-сякой, моего милого друга подевал! Чуть погром ему не устроила! Но потом тебя увидела на каком-то топчане за ширмой и немного успокоилась. А вот я только сейчас об этом подумала – почему у него двери нараспашку были? И в первый раз, когда вместе заходили, и когда я прибегала… Он, что, типа, бесстрашный такой?
— Ага, тоже успел спросить его об этом. Говорит, что низковибрационные сущности просто не в состоянии войти к нему в квартиру. А раз мы вошли, значит, заслуживаем его доверия и внимания, поэтому так быстро тот с нами сдружился.
— Будем считать, что я поняла, о чём речь, хотя… Короче – плохие к нему шиш войдут? А мы с тобой – типа – положительные герои, ну, ладно, пусть так. А теперь ответь честно – что там этот дедуган говорил про какой-то счёт в банке на твоё имя?
— А я знаю?
— Значит, нужно узнать! А вдруг, и впрямь, какое-нибудь материальное вознаграждение тебе положено! Ты же жизнью и здоровьем рисковал? Рисковал. Вдруг дед Приэль не успел бы тебя вовремя вернуть в тело? Например, я бы стукнула его этим канделябром по башке, и он проворонил бы время возврата! Хорошо, что я девушка мирная, главным образом, а так…
— Ты забываешь, что он твой вибрационный фон постоянно мониторил и понимал, что ты опасности не представляешь, хоть с канделябром, хоть без…
— Согласна. И всё-таки – что там с вознаграждением?
— Я постараюсь при случае это выяснить. А сейчас давай сходим куда-нибудь. Смотри, кажется, за окном посветлело. Погуляем по Невскому или, хочешь, в Эрмитаж пойдём?
— И то правда!

Невзирая на пасмурную и ветреную погоду, народу на Невском проспекте было предостаточно. Напротив одного трёхэтажного дома Роман остановился:
— У меня чувство дежавю. Чем-то это место напоминает мне то, что я видел в Сан-Франциско девятнадцатого века. Там тоже на доме была какая-то аптечная вывеска, как и на этом. Да-да… А дальше по улице был RESTAURANT… Смотри, и тут – какая-то кофейня! И окна многие такие же полукруглые, и дома – с эркерами.
— Ром, ты не впадай в прострацию. Архитектура и в Ленинграде на Невском далеко не современная. Тоже, чай — того же девятнадцатого века. Да и архитекторы почти все тоже были из-за бугра. Вот сходство и прослеживается.
— Нет, что-то мне не по себе! Давай и, впрямь, в Эрмитаж двинем! А то у меня шарики за ролики заходят…

Джейкоб Дэвис, миллионер, почётный житель Сан-Франциско, спонсор и попечитель многих университетов, которому сегодня сравнялось семьдесят лет, сидел перед потухшим камином в опустевшей гостиной и пытался привести свои мысли в порядок.
Что это было? Переутомление, вызванное общением с многочисленной роднёй, собравшейся по поводу юбилея… Воздействие, так называемых, винных паров? Но вот уже много лет Джейкоб позволяет себе только пару рюмочек русской водки, благо, что теперь достать её не проблема. От неё одной у Дэвиса не туманит мозг, а напротив – ум приобретает кристальную чистоту и ясность! Значит, алкоголь тут ни при чём… Подступающий старческий маразм? Это тоже вряд ли. Вот его друг и компаньон Лейба, тот, уже начинает заговариваться, но он же постарше него, Якоба, будет… Нет, тут что-то другое…
И вновь и вновь этот старый мужчина прокручивает в памяти, как прямо перед ним образовался…из ниоткуда этот господин… Вежливо поздоровался по-английски, а потом перешёл на смесь русского и идиш. Это ему не пригрезилось, потому что вот он листок из записной книжки с записанным им, Якобом Йофисом, именем – Лейтман Роман Михайлович! Этот странный господин говорил такие вещи, от которых у старого еврея волосы встали дыбом…по всему телу!

Во-первых, он представился его далёким потомком… Сказал, что, когда я уехал в Америку, в маленьком местечке под Ригой осталась девушка, которая и понесла от меня в ту ночь, когда мы с ней прощались перед моим отбытием… Да… Мавгоша, дочка соседа-часовщика Болеслава Коса. Надо же! Я и не знал об этом…
Во-вторых, он напомнил мне о том чудесном видении почти тридцатилетней давности, имевшем место быть в моей жизни, когда, ремонтируя штаны соседа-шахтёра, у которых всё время отрывались углы карманов, я вдруг у дверей своей мастерской на старой ещё Бэттери-Брит увидел юношу… Подумал, что это мой сынок Саймон вернулся из Рино, вышел к нему, а там… О, эти медные заклёпки по углам карманов, этот пояс на ремне, а не на помочах! Уже не помню, куда подевался тогда этот чудо-юноша, но идея, как усовершенствовать рабочие штаны осталась здесь! И он медленно и даже торжественно постучал себя по высокому морщинистому лбу.
И — в-третьих! Старина Якоб никогда не был неблагодарной скотиной, барух хашем! Он постоянно благодарит Всевышнего за то, что тот посылал ему помощь и помощников в лице того же Лейбы Штраусса, например! Так что, когда этот «посланец свыше» повелел ему записать имя не известного ему Лейтмана Романа Михайловича, чтобы открыть на него счёт и положить кругленькую сумму на депозит в самом надёжном американском банке, он не возмутился. Тем более что тот «демиург» предупредил, что в случае неповиновения он просто вернётся в прошлое и пошлёт этого «ангела» с революционной идеей усовершенствования модели штанов моему конкуренту! Бытие многовариантно, мол! О, слишком хорошо помнил старина Джейкоб, сколь долго пришлось помыкаться ему с семейством, пока не оказался он в этом фешенебельном особняке! Так что, конечно же, завтра – звонит своему поверенному в Нью-Йорк и открывает нужный счёт в THE BANK OF NEW YORK! Сколько же положить-то?
Старый Якоб или Джейкоб, наконец, обдумав всё произошедшее с ним в этот вечер, удовлетворённо улыбнулся, устроил поудобнее свою больную ногу и устало прикрыл глаза.

А в это же время, но в далёком двадцатом веке, а, точнее — в последней четверти двадцатого века двое советских студентов, нагулявшись по музейным залам, тоже уселись передохнуть на банкетку для посетителей в одном из вестибюлей. Ноги просто «гудели»!
— Где тут у них туалеты? Давай спросим у смотрительницы!
— Уффф, такая мелочь, а как приятно! – это уж Рина поёрничала, когда после посещения туалетных комнат они отправились на выход из Эрмитажа. – А вот интересно – как эту проблему решали в том девятнадцатом веке, например, в Сан-Франциско? Ты случаем не успел заметить?
— Не-а… Может, как-нибудь в другой раз, — усмехнулся Роман. – Читал где-то, что раньше была с этим делом страшная антисанитария – типа – из окон на улицу выплёскивали, и всё это текло по жёлобу посередине улицы в какую-нибудь глубокую яму или стекало в речку.
— Жуть! Я бы с ума сошла!
— Хотя, унитазы и канализацию, вроде бы тоже давно изобрели! Кажется, ещё в Древнем Риме! Как там у Маяковского:
Как в наши дни вошёл водопровод,
Сработанный ещё рабами Рима…
— Ну, да – где водопровод есть, там уж, точно, и канализация должна была быть! Не все же бегали в уличные сортиры, ну, как в деревнях?
— Тоже надо будет у деда Приэля спросить об этом при случае. Хотя – будет ли ещё этот случай? Вдруг это была, так сказать, одноразовая акция?
— Ой, ну, была и была! Прикольно же было! Давай с тобой в гастроном зайдём, там у тебя с продуктами полный голяк! Жаль, что завтра мне уже уезжать! Давай я тебе борща наварю хоть перед отъездом. Будешь лопать и меня вспоминать!
— Да я и так о тебе почти никогда не забываю!

Этот вечер прошел у ребят, как говорится, по-семейному! Вдвоём дружно на кухне чистили и резали овощи, делали пережарку, которая, конечно же, чуть-чуть подгорела, обдирали варёное мясо с говяжьих косточек и мастерили ленивые голубцы. Рина и впрямь решила обеспечить хотя бы на несколько дней друга домашней едой. Ах, если бы она только могла предположить, что больше никогда-никогда не увидит Ромчика…

На следующий день Рина уехала домой дневным поездом. На прощание Роман порывисто обнял её и чмокнул куда-то в ухо… На что Рина рассмеялась и шутливо надвинула ему шапку на нос. Договорились, что будут писать друг другу письма.
Последнюю открытку Роман прислал ей, поздравляя с Международным женским днём. И всё… Через третьих лиц, будучи уже на летних каникулах, Рина узнала, что семейство Лейтманов уехало на постоянное место жительства в Израиль.
На пятом курсе филфака, Рина вышла замуж, и после окончания университета молодые укатили в город мужа в соседнюю область. Жизнь Рины мало чем отличалась от жизни её ровесниц и соотечественниц.
Однажды ей пришлось всё-таки побывать в Санкт-Петербурге, как с недавних времён называли Ленинград. Слава богу, с памятью у Рины пока всё было замечательно, поэтому она быстро отыскала тот мистический двор-колодец. Вместо квартиры пресловутого Приэля находился частный стоматологический кабинет. Никто ничего не знал о прежнем хозяине помещения…
Но всё же, только уже ближе к пятидесяти годам, будучи матерью двух взрослых сыновей, она получила сведения о Романе. Мол, живёт где-то в Калифорнии, не последнее лицо в корпорации Intel, крупнейшего производителя микропроцессоров, которые используются в настольных компьютерах, планшетах, смартфонах, серверах, в автомобилях и медицинском оборудовании. Весьма преуспевает.
По-видимому, Джейкоб Дэвис не подвёл. И награда всё-таки нашла своего героя.

3

Автор публикации

не в сети 6 часов
Маргарита Гулевская489
Комментарии: 131Публикации: 63Регистрация: 17-05-2022
Поделитесь публикацией в соцсетях:

Оставлено комментариев: 2

  1. А хэппи-энд всё же получился. А ожидаешь то ли эффекта бабочки, то ли крутого облома на самых последних моментах произведения.
    Некая параллель с «Назад в будущее» видится.
    А вообще — вычистить как следует текст от сорняков, и можно предлагать издательствам)))

    0

Добавить комментарий


Все авторские права на публикуемые на сайте произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за публикуемые произведения авторы несут самостоятельно на основании правил Литры и законодательства РФ.
Авторизация
*
*
Регистрация
* Можно использовать цифры и латинские буквы. Ссылка на ваш профиль будет содержать ваш логин. Например: litra.online/author/ваш-логин/
*
*
Пароль не введен
*
Правила сайта
Генерация пароля