Неуловимая

rcl-uploader:post_thumbnail

За нею давно закрепилась слава самой яркой городской тусовщицы. Ее знали все, в ее окружение входили все, но друзей у нее не было. Каждый мужчина хотел обладать ею, мечтал о ней, но никогда и никому это не удавалось — грёзам не удавалось сбываться.

Познакомившись с ней, мужчины сперва решали, что добыча идет к ним в ловушку, не подозревая, что сами давно попали в ими же расставленные сети. Нещадно и так искусно флиртуя с каждой жертвой, девушка умудрялась держать мужчин на расстоянии, не подпуская близко, не открывая завесу тайны своей горячо порхающей души. Если кто-то всё же осмеливался зайти чуть дальше, чем негласно было ею позволено, тотчас же становился опозорен и с треском выставлен за пределы невидимого круга, созданного девушкой и тщательно охраняемого то ли её ангелами, то ли демонами.

Среди ее НЕдрузей, а точнее, окружения, бедняга также становился персоной нон грата.

Никто не хотел рисковать своей репутацией, оттого приходилось идти на сделку со своими желаниями, дабы обуздать их.

Все боялись эту девушку, обожали и ненавидели, уважали и хотели разобраться в том, кто же она такая. Одни плели злые сплетни о ней, нещадно распространяя по вечерам, когда из тихого город превращался в бурлящий ночной то ли оазис тлеющих надежд, то ли притон несбывшихся. Другие же, напротив, считали эту девушку всего-навсего вымыслом, пьяным бредом постояльцев самых популярных баров.

В городе ее прозвали неуловимой.

Она летала по ночам, словно мотылёк, громко смеялась (так обычно смеются, когда хотят заглушить разрывающий связки душевный вопль), незабвенно танцевала, много разговаривала с каждым встречным и также много слушала.

Несмотря на то, что она постоянно рассказывала какие-то истории, которые потом эхом разносились по округам ночного города, её почти никто не знал. И дело даже не в том, что в ее истории мало кто верил, а в том, что никому не было известно, где, как и чем она живет. Кто ее родители, настоящие друзья, где она работает или учится. Она была загадкой. Неуловимой. Словно бриз в приятный летний пляжный вечер.

Как только светало, она испарялась. Как будто её и не было вовсе. Как будто её и не было.

Неуловимая же существовала в реальности. Она не была выдумкой или девочкой-видением, девушка в действительности являлась абсолютно осязаемым, живым человеком. Правда, с одной оговоркой. Она оживала лишь по ночам. Днем впадала в спячку, чтобы скорей наступила ночь и она снова начала жить.

Так, естественно, было не всегда.

Однажды, когда Неуловимая таковой еще не являлась, она встретила Того, кто вскоре испепелит ее сердце, Того, при помощи которого она осознает, что легче быть Неуловимой, словно ветер, чем той, кто способна остро и слишком сильно чувствовать.

«Надо же, — вспоминала позже Неуловимая, — как легко, оказывается, можно убить человека, оставив его живым».

 

***

Неуловимая обладала не столько способностью, сколько даром — притягивать к себе людей. Этого невозможно достичь какими-то достижениями, нельзя заработать признание абсолютно всех, если это не дано тебе свыше. Хоть над нею всегда висел ореол загадочности и неизвестности, люди к ней тянулись, стремились, будто чувствуя силу и, как это ни странно, некую теплоту. Каждый мечтал быть вхожим в ее окружение — кто-то, чтобы потешить собственное тщеславие, ведь приближение к ней давало некоторого рода связи, узнаваемость, а кто-то ради праздного любопытства: а вдруг удастся что-то вынюхать о ней, если она проговорится… Но такого никогда не случалось, пока…

Она непринужденно смеялась в компании людей, не стыдящихся бросать на нее восхищенные взгляды. В этот день ее настроение было как нельзя прекрасным, да и выглядела она роскошно. Произошли какие-то изменения в ее душе, вероятно, она осознала, что теперь точно затвердевела внутри, и благодаря этому наступило некое освобождение. Кто-то вдруг спросил:

— Интересно, а кому-нибудь когда-нибудь удавалось поймать или остановить Неуловимую?

Она лишь рассмеялась в ответ и, выдержав паузу, ответила:

— Это должна быть непроходимая, несбиваемая, несмываемая и пуленепробиваемая огромная стена. Иначе никак. Через остальные я пройду.

— А существует ли такая?

Она отрицательно покачала головой:

— Оттого я и Неуловимая, никто никогда не сможет поймать меня.

 

Вдруг в ночной бар, в котором собралась компания, ворвался сильный ветер. Не бриз, а почти настоящий ураган, который улегся спустя пару мгновений, ведь вошедший поспешно закрыл за собой дверь. Но как только Неуловимая взглянула на вошедшего, то поняла: ураган не остался за дверями бара, он успел перелететь к ней в душу и начать крошить всё на своем пути. Каждой своей частицей она почувствовала, как, казалось, незыблемый фундамент её внутреннего устоявшегося баланса рушится, не оставляя шанса на восстановление, ведь каждая деталь конструкции тотчас же обращается в прах.

Она уже не слушала и не слышала окружающих, их голоса стали похожи на шелест осенней сухой листвы под ногами. Она, как завороженная, смотрела на вошедшего. Это была та самая прочная стена, сулившая ей погибель.

«Нет… нет… Только не это. Пожалуйста. Только не это…» — Неуловимая зажмурила глаза, пытаясь отогнать настигнувшие врасплох флешбэки. Но была не в силах.

«Спасибо за этот вечер, за твою улыбку, за тепло, которое дарила сегодня»

«Дарила тепло… Скажешь тоже… Скорее, отбирала у более теплого» — это был один из последних вечеров, когда она, казалось, держала ситуацию под контролем, стараясь не показывать зарождающихся чувств.

«Моя душа была в тепле…» — мечтательно и с наслаждением ответил он и она поняла, как почва начала медленно уходить из-под ног.

Прямо, как сейчас. Вот точь-в-точь.

«Я больше не дам себя сломать. Ведь прежней меня уже не существует. Я теперь Неуло…»

 

— Привет. Так, стало быть, это ты у нас Неуловимая? — сказала пуленепробивая и непотопляемая Стена с некоей иронией и неприкрытой насмешкой. Ни в этом здании, ни в любом другом при темноте ночи никто никогда не смел заговорить с ней в таком тоне. Никто, кроме…

Неуловимая молчала и старалась смотреть на опасность с как можно большим пренебрежением. Не стала награждать его ответом. Весь бар будто погрузился в тишину, застыл, словно в нем было только две живых фигуры.

«Тебя никогда не посещали мысли, что ты живешь как-то неправильно? Как-то не так? Мне иногда кажется, что я трачу свои силы и ресурсы не на то, на что должен…» — о, нет. Только не это проклятое воспоминание. Нет. Неуловимая почувствовала, что ее раны, оказывается, не зажили, а просто заросли толстой, новой кожей. Но и та оказалась хрупкой, так как начала рваться… С тех пор, когда она поселилась в ночи, то перестала вспоминать тот самый день. И вот только стоило встретить призрак из прошлого, как опять…

«Продолжай…» — произнесла тогда она в ответ. Если бы знала, чем это закончится, никогда бы так не сказала.

«Я тебя не люблю. Уже давно. Знаешь, когда понял, что ты меня любишь, вмиг разлюбил. И вот вместо того, чтобы направить свои силы на что-то другое, я растрачиваю их на тебя. Я пытался внушить, что люблю тебя, но… не могу», — это были последние минуты ее прежней жизни.

 

***

«Он больше никогда не увидит моих слез. Больше никто не увидит моих слез».

 

— А как это тебя занесло в наши края? — как можно более непринужденно осведомилась Неуловимая.

— Дошли слухи о том, что ночной жизнью здесь правит некто Неуловимая. Та, которую все хотят и та, до которой никому не добраться.

Девушка рассмеялась. Она теперь вспомнила, для чего когда-то затеяла эту игру. Просто потом втянулась. Изначально ведь ее целью было именно это — заставить его вспомнить о ней. Заставить его вернуться.

— Я думаю, ты знал изначально, кто есть Неуловимая. Но мозг отказывался в это верить, правда? Глаза должны были увидеть, — затем Неуловимая повернулась к менеджеру бара, который почитал за честь ее присутствие в заведении. Ведь если Неуловимая посещает какое-либо ночное местечко, на следующий день прибыль и популярность его возрастает вдвое, а может и втрое. Девушка шепнула что-то на ухо работнику, тот указал ей взглядом двигаться за ним. Неуловимая посмотрела в глаза своей опасности и бросила:

— Иди за мной.

Тот молча повиновался ее просьбе.

«Неужели они идут в приватную комнату?» — зашелестели голоса.

«Неуловимая никогда ни с кем не уединялась…»

«Разгадка ее личности близка. И она — в этом мужчине».

 

***

— Ты же вернулся не из-за интереса посмотреть на Неуловимую, ты же вернулся ко мне, так? — это была ее территория. И только ей тут диктовать правила.

— А ты всегда была догадливая, дорогая.

— Так вот. Знай тогда: той меня, которую помнишь ты, зареванной тюфячки, до потери пульса влюбленной и свято веровавшей в то, что так будет всегда и взаимно, больше нет. Я умерла ровно в тот самый день, когда вдруг осознала, что мои воздушные замки рухнули. Казалось, ты завершил свое дело. Но не до конца. Ты ничего не мог довести до конца. Душу мою ты погубил, но тело умертвить не удалось. Сама я на такое оказалась не способна, поэтому пришлось брать душу взаймы…

Он перебил ее на полуслове:

— Я жениться хочу. На тебе.

И снова земля начала уходить из-под ног. По желудку, казалось, липким воском разлилось нечто, вызывающее одновременно озноб и тошноту. На секунду девушка потеряла равновесие, но увидев, что он хочет прикоснуться к ней, быстро выровнялась. Неуловимая знала — стоит ее телу почувствовать его тактильно, как она снова пропала. Взяв в себя в руки, она промолвила.

— Перебивать — плохая привычка. Я не договорила. А остановилась на том, что взяла душу взаймы. А одолжила ее… у тебя.

— У меня? — мужчина был обескуражен.

— Точно. Но тело без души функционировать не может, поэтому мне пришлось отдать тебе свою, прежнюю, душу.

— Но я правда хочу на тебе жениться, потому что…

— Любишь? На вряд ли. Тебе интересен сам процесс. Хотя, быть может, это моя душа так на тебя влияет? Слишком много вопросов. И нет ответов, — девушка была довольна собой, она не теряла самообладания.

— Пойми, я запутался тогда. У меня был какой-то дисбаланс внутри. Но потом до меня дошло, какую ошибку я совершил… Остановись со мной, прошу.

Только сейчас Неуловимая заметила, какой зыбкой оказалась Стена на самом деле.

— Я Неуловимая. Поймать и остановить меня невозможно! Во всяком случае — тебе.

С этими словами девушка, словно мотылек, выпорхнула из комнаты и быстрыми, почти невесомыми шагами направилась к выходу из бара, находу схватив свое черное длинное пальто. Именно оно помогало ей сливаться с ночью.

Не заметив пытливых любопытных глаз, она вылетела из заведения и понеслась куда глаза глядят. Поговаривают, многие видели, как она взлетела на воздух, словно птица или летучая мышь, и понеслась… понеслась… далеко-далеко.

Та ночь стала последней у Неуловимой в этом городе.

Гештальт был закрыт. Пришло время двигаться дальше. Двигаться, порхать, летать, неуловимо мелькать, стать бризом… Но уже в другом месте. И ждать ту самую Стену, которая будет способна остановить ее душу. Стену, к которой захочется прильнуть и остаться за ней навсегда.

1

Последние публикации автора:

Зависимость

20

Энциклопедия прощаний

34

Словарь прокаженной канарейки

25

Монолог внутреннего голоса

22

2 ответа к “Неуловимая”

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля