Литра.Онлайн
Литра.Онлайн
Дайджест произведений современных авторов
Главная страницаПрозаПовестьМои автомобильные истории, часть 13

Мои автомобильные истории, часть 13

Внешняя торговля с узбеками открыла историю нашего международного бизнеса, и история на этом конечно же не закончилась. Году в 98-м наша СТО начала испытывать дефицит запасных частей для автомобилей иностранного производства. По странному стечению обстоятельств эти иномарки тоже производились в основном не далее, чем в том же Узбекистане, но, помня  тиково-мануфактурную эпопею, ехать в Узбекистан я не спешил, и, вооружившись списком и иллюстрированным каталогом на 1000 страниц, улетел в солнечный Дубай!

Приключения начались уже на борту Ил 96-300. В очереди на посадку прямо перед собой я обнаружил своих друзей Ларису и Андрюху — торговцев запчастями из Самары. Мы уже предвкушали пять часов воспоминаний о былых приключениях, но друзья пожелали занять места для курящих, и мы разошлись по разным салонам. Слева от меня сидела приятная женщина из Ульяновска, ей, как оказалось впоследствии, предстояло сопровождать меня на протяжении всей командировки, а пока что она представилась владелицей турагентства, организовавшего наше турне. Справа занимали места два шкафоподобных тела, они представились Владиславом и Олегом, по их комплекции и манере разговора я заподозрил, что они имеют отношение к вертолётам, вскоре выяснилось, что я не ошибся, и наше радостное братание после выхода на эшелон стало укрепляться, благо никто из нас в шереметьевском дьюти-фри зря времени не терял.

После знакомства перекурить – святое дело, стюардесса направила нас в салон для курящих, там между рядами стояли курящие из некурящих салонов, они дымили и стряхивали пепел на пол и на головы несчастных пассажиров курящего салона. Андрей с Ларисой жалобно смотрели на нас, и под их взглядами, в которых легко читалась поговорка о том, что и на старуху бывает проруха, я сделал пару затяжек, и больше курить уже не ходил. Впрочем, если бы я заглянул на неделю вперёд, я бы стоял и курил возле них до конца полёта. Потому что, встретившись случайно через неделю на улицах Дубая, мы поздоровались и друзья радостно сообщили, что сочувствуют мне. Услышав, что какого-то человека из Ульяновска подчистую обокрали на автомобильном рынке, они были уверены, что речь идёт обо мне.  На мой вопрос почему  не связались со мной, Андрей с Ларисой только удивлённо переглянулись.

К концу полёта Владик и Олег изрядно налимонились, и о том, чтобы позволить им самостоятельно передвигаться вопрос уже не стоял. В зала прилёта я еле успел вызволить их от двух полицейских, вызванных похожим на верблюда таможенником с необычайно гордым взглядом. Они нежно обнимали его, уговаривая дать немного воды. На служителей правопорядка  не действовали никакие уговоры, пока я сдуру не ляпнул, что парни кавалеры Purple Heart, это сработало и копы, отдав честь, удалились. Отходняк у парней был долгим, еще пару дней после этого, поднявшись на крышу отеля Orchid попариться в местной сауне, я неизменно видел двух вертолётчиков из Нижнего Новгорода  сидящими в бассейне с бутылкой прохладительного напитка в руке. Сам же я так крепко опростоволосился в этой сауне, что банный этикет стал после этого частью моего мировоззрения. Это было, по-видимому, самое первое посещение этого заведения, я, не увидев там ни единого посетителя, разделся, и, оставшись в одних часах, проследовал в финскую парную.  Конечно же, случилось то, что и должно было случиться! В сауну сразу же стали заходить невесть откуда возникшие девушки, все как одна в купальниках. Они были чрезвычайно деликатны, возможно, принимая меня за раскрепощенного финна, хотя состояние моё было очень далёким от раскрепощения, и о том, чтобы встать и уйти не могло быть и речи! При первой же возможности я вышел и растворился в тумане турецкого пара и сидел там,  пока заведение не опустело.

Нас с Мариной Ивановной по ошибке заселили в шикарный свадебный номер с одной, но очень большой кроватью, приняв по какой-то причине за молодоженов. На рецепшене мы стояли рядом, и я не особо вслушивался в ломаный английский чернявого нерезидента, а спутница была далека от любого наречия кроме родного русского. Марина Ивановна совершенно справедливо подняла шум и потребовала другой номер, портье извинился и тут же увёл её показывать другие варианты, а мне сказал, что если я не против, то могу остаться. Я был в восторге, кровать три на три мне понравилась, и слегка опешил, когда моя спутница вернулась, толкая перед собой неслабый чемодан и попросилась обратно. Предложенная ей замена была в трёхместном номере с окнами на хоздвор, а соседки – две девушки, пребывавшие, подобно братьям-пилотам в глубокой абстинентной медитации. Характер у меня податливый, и, воспользовавшись этим, посланная судьбой новая соседка по кровати возвела на ней укрепление из одеял и подушек, и мы, подивившись такому постельному режиму, разбежались каждый по своим делам.

Мои опасения по поводу сложности поиска запчастей, как оказалось, были беспочвенными. Проехав на такси по деловой части Дубая, я сразу отметил самые красивые вывески контор по продаже запчастей, в первом же  офисе, узнав размер моего бюджета, мне дали персонального менеджера, и в течении часа предложение было готово. Узнав, что я собираюсь обдумывать его в течении суток, мой менеджер, мистер Атик Шейх, молоденький парнишка из Северной Бенгалии, получивший приказ сохранить клиента любой ценой, собрал целую тачку подарков, отвез их в транспортную компанию и дал понять, что в случае подписания контракта так же поступит со всем объёмом моего заказа. Я был растроган таким отношением к своей скромной персоне, и мы, с каждой минутой всё больше проникаясь взаимной симпатией, пошли по ночным улицам, Атик рассказывал о себе, о Дубае, об Индии и своей деревне, а я об Ульяновске и своём житье в России. Его фирма выделила на меня небольшую сумму представительских расходов, и мы постоянно сворачивали в понравившиеся харчевни, а особенно в американский Golden fork, так как только там наливали настоящее пиво Old Milwaukee. Ночная прохлада в 35 градусов после дневного зноя, луна, висящая рожками вверх и гуляющий по ночному тротуару огромный попугай, настойчиво тянущий тебя за штаны в объятия к уличному торговцу – всё это было так необычно, и волшебно, что я быстро спёкся, и утром, проснувшись в койке с чужой женщиной, долго не мог сообразить где я и что со мной происходит.

Бреясь и слушая рассказ Марины Ивановны о том, как она набрала в местном аквапарке полные трусы кораллов, я позвонил и заказал прокатную легковушку. Минут через десять прибыл менеджер прокатной компании, снял копию моих прав, дал ключи и пальцем показал, где стоит машина. Позавтракав на первом этаже отеля, я сунулся было в машину, но она стояла на солнечной стороне и салон раскалился так, что о поездке не могло быть и речи. План города я уже в общих чертах представлял, и решил отправиться пешком в конкурирующую со вчерашней фирму поставщика запчастей. Нужно сказать, что в то время в центре Дубая еще можно было найти то, что у нас в Ульяновске называют ебуня, и как раз в таком месте из подворотни неожиданно выглянул невероятной черноты негр, и, оглядываясь по сторонам, поманил меня к себе.   Всё это было очень подозрительно, и я ускорился, попутно вспоминая, как будет уместно кричать караул по английски. Когда абсолютно чёрное тело крепко взяло меня за плечо, я чуть не запаниковал, и приготовился кричать ахтунг, но чёрная рука вложила в карман футболки визитку и чёрным пальцем с матово белым ногтём указала на следующую подворотню. На визитке по русски было написано «мистер Анто, запчасти ДЭУ». Мистер Анто ни слова не понимал ни по русски, ни по английски, но дал понять, что ему нужен список, а проект инвойса он принесёт мне в номер.

Неожиданно быстро закончив запланированные на сегодня дела, я зашёл в какой-то довольно пафосный бутик и купил подобающие погоде черные штаны и туфли. Вечером, когда их принесли в номер, контракты с обоими поставщиками были уже готовы, и каждый получил заказ на позиции по лучшим ценам. Мистер Анто тут же убежал комплектовать заказ, а мы с моим новым другом Атиком сели в машину и поехали по ночному городу. В памяти осталась покупка мандаринов на стихийном ночном рынке в ценире Дубая, отдав мелкую монетку, я рассчитывал получить пару штук, но продавец попросил открыть багажник и загрузил в него полный ящик. Когда мы с Атиком поднялись в мой номер, мы уже знали друг о друге почти всё. Усадив гостя в кресло, я достал из морозилки бутылку водки и, наполнив пару рюмок, предложив ему в качестве закуски мандарин. Оказалось, что парень ни разу за всю свою жизнь не пробовал спиртного и его мировоззрение не позволяет ему это сделать!  Выбрав из имеющегося у меня ассортимента самую красивую бутылку, я вручил её Атику, он поблагодарил, пообещав открыть её в день своей свадьбы. Я, конечно же, от ледяной водки отказаться не смог, и, оглушенный тяжелой водой, рассказал о себе всё, что еще оставалось нерассказанным. Когда я вспоминал, как умерла моя мама, глаза его были полны слёз. Mother finish, mother finish… Мой друг грустно качал головой, сочувствуя моей утрате. В свою очередь он поведал о тяжком житье своей небогатой семьи, о том, что у него нет средств на учёбу и он вынужден работать в ОАЭ, о том, что, будучи помолвленным с любимой девушкой, не имеет возможности сыграть свадьбу, пока не выучится на таможенного клерка. В разгар воспоминаний пришла Марина Ивановна, и, не зная, как представить человека, заявившегося среди ночи, я не придумал ничего лучше, чем сказать, что это моя…мама! На следующий день, собрав все свои лингвистические способности, я объяснил Атику своё поведение, но его глаза в ту ночь я не забуду никогда.

В те доисторические времена отношения между покупателем и продавцом услуг и товаров были едва ли не более основательными, чем в наше время одноразовых сущностей. Мне по условиям контракта с Энерготуром полагался персональный менеджер, и он, вьясь вокруг меня, постоянно напоминал о себе. Дело было уже сделано, товар отправлен аэробилем в Тольятти, и  мне предстояло купить подарки и осмотреть достопримечательности. Читатель должен знать, что ОАЭ хоть и далеко от Москвы и Ульяновска, но рассматривать это место как дальнюю заграницу смешно. Выбирая в маркете холодильник или видеокамеру, ассортимент которых дома в то время был ограничен, вы, скосив взгляд, обязательно увидите соседа по дому или офису, а моим персональным менеджером менеджером оказалась Светлана из Воронежа, с которой я пару раз пересекался в Казани на каких-то презентациях. Поймав меня на выходе из отеля, Светлана настояла на культурной программе гостя страны. Вообще-то я хотел просто мотнуться в Шарджу, где был единственный в штате магазинчик спиртного, но побоялся прослыть некультурным человеком и, сев в мою машинку, мы отправились в соседний штат, кажется Фуджейру, на какой-то фестиваль. Фестиваль мне не запомнился, зато на обратном пути мы поужинали на качающемся в волнах ночного залива старинном судне, потом наловили огромных тараканов на древних галерах в канале возле Британского посольства в Бурдубае. Тараканы были величиной с ладонь, и я планировал продать их в магазин-зоопарк Капитошка, чтобы ульяновцы знали, что еще неплохо устроились, так как популяция наших мелких тараканов у нас была на пике. Закончилась экскурсия где-то в лабиринте древних улочек,  дорога сузилась так, что ехать вперёд стало невозможно, и я просто бросил машину и ушел спать. Наутро я обнаружил под дворником квитанцию на 150 баксов, и начал приставать к полицейскому с расспросами о том, как её оплатить. Выручил проходящий мимо Олег Матросов, мой приятель и постоянный клиент. В ОАЭ он бывал регулярно, и сказал, что квитанцию следует бросить в урну, с этим разберётся прокатная контора. К слову, произнося иногда мантру «Ом амии дэва хри» о невольно убиенных животных, я всегда вспоминаю бедных тараканов, успевших тогда угореть в багажнике прокатного Терцела.

На следующий день, позавтракав фаршированным перепёлкой ананасом,  в вестибюле отеля я неожиданно  встретил своего инструктора по планеру Валю Зазнобину! Будет неправильным не упомянуть выдающегося шефповара из Киева Андрея, его меню на завтра кроме перепёлок включало немало изысканных вещей, о которых я до сих пор вспоминаю с теплом. А Валюха, один из первых моих инструкторов, как выяснилось, решила попытать счастья на ниве туризма и в нашем отеле частенько набирала клиентов на свои экскурсии. Она  до сих пор обретается где-то в солнечном Омане. Ну а в тот раз драгоценнейшая Валентина взяла на себя заботу о моём сыне Кирилле, мотаясь с ним по пустыням и водопадам, а меня сдав с рук на руки особе королевских кровей мистеру Хусейну, владельцу и инструктору Шарджинского аэроклуба. По иронии судьбы моя дочь через 20 лет  стала владельцем прототипа того самолёта, на котором мне  тогда посчастливилось полетать! Перечитал крайнюю историю и понял, что она из 1999 года, когда мы с пятнадцатилетним сыном полетели в Дубай вдвоём. В тот раз в Москву мы ехали на поезде, и оказавшись один на один с проводником поезда Ульяновск – Москва поняли, что забыли дома билеты и документы! В этот раз мы не успели загрустить, на перроне вдруг показался мой приятель и супермен Серёга Алексеев, размахивающий нашими билетами!

Впоследствии я еще несколько раз был в ОАЭ, но индустрия автозапчастей захлестнула Россию, и ездить за ними в Эмираты стало невыгодно.

1

Автор публикации

не в сети 5 часов
Ulunit7363
Комментарии: 2Публикации: 37Регистрация: 22-10-2021

Другие записи этого автора:

10

ожидание затянулось ...

0

Как поссорились Моськин и Киянкина ...

0

Пулькин и Байкин ...

10

Демократия по Хармсу ...

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля