Коллапс.

rcl-uploader:post_thumbnail

«В переводе с латинского «collapsus» термин означает «рухнувший» или «упавший». То есть, речь о том, что нечто находится в состоянии разрухи или упадка. Синонимы: катастрофа, кризис, застой, крах, Армагеддон, болезнь, ухудшение, катаклизм.» (Википедия).

 

Аня наслаждалась покоем и тишиной, растянувшись в ванне с ароматной пышной пенкой на поверхности прохладной воды.

Всю рабочую неделю в городе N стояла такая невыносимая жара, что плавился асфальт. Воздух и тот был липким, как растительное масло, и обволакивал и давил, заставляя тело тут же покрываться бисером влаги, как отжимаемое после стирки полотенце. Из квартиры на улицу- как в сауну, в автобус – как в парную. Даже работающие без остановки кондиционеры в офисах, не спасали.

У Ани, на работе, все с нетерпением ждали выходных, когда можно будет двинуть на берег реки или озера, и провести время, перекатываясь с боку на бок на пляже и ныряя в прохладу воды, когда захочется, а не тогда, когда доберёшься до домашнего душа.

Аня скосила глаза на телефон. До конца рабочей смены Славика ещё 15 минут, потом дорога -минут тридцать, ужин готов, так что можно «побыть русалкой» ещё минут сорок. За шумом льющейся воды, (захотелось добавить тёпленькой), она не услышала, как открывалась входная дверь, но когда в ванной погас свет, подумала, что пришедший чуть раньше Славик, решил подшутить.

— Славка, включи свет немедленно! Я не вижу куда плыть! Утону!

Но в квартире было тихо.

Аккуратно выбравшись из ванны, Аня открыла дверь и пощёлкала выключателем. Электричества не было. «Как здорово, что ужин уже приготовила»- подумала она. Курочка в духовке, горячая, а молодую картошечку с укропом, Аня укутала в плед.

Обернувшись полотенцем и прихватив телефон, Аня прошлепала босыми ногами на кухню, выяснять у диспетчерских служб, каковы размеры возникшей проблемы и когда «дадут свет». Все попытки дозвониться куда бы то ни было оказались безуспешными. Непрерывные короткие гудки говорили о том, что не она одна-единственная сидела на телефоне.

В это время во входной двери щёлкнул замок и вошёл Славка. Про все проблемы можно на время забыть.  Аня подпрыгнула на месте и кинулась встречать мужа с работы.

— Славка, а у нас свет отключили, дозвониться никуда не могу, занято и занято, — затараторила Аня, обнимая Славика.

— Привет, солнышко. Похоже проблемы не только у нас, а у всего города. Троллейбусы стоят, трамваи стоят, реклама не светится. В общем, подождём — увидим.

— У всего плохого всегда можно найти чего-нибудь хорошее. Будет значит сегодня у нас пятничный ужин при свечах. Давай мой руки по-быстрячку и за стол, пока не остыло, а то разогревать негде.

В это время одновременно пиликнули оба телефона и у Славы и у Ани, пришли СМСки от МЧС:

« Уважаемые граждане! В связи с аварией на электроподстанции временно прекращено электроснабжение жилых районов города, возможно ограничение водоснабжения. Аварийная ситуация устраняется. Электроснабжение будет восстановлено в течение 3-5 часов. Просьба не паниковать. Сохраняйте спокойствие.»

— Знаем мы ваши 3-5 часов, — Аня принялась доставать все кастрюли, чтоб наполнить их водой, — Славик, воду из ванны не спускай, вдруг и она пригодится.

Через полчаса они всё-таки уселись за стол, действительно зажгли свечи и провели прекрасный, почти романтический ужин.  Понастроили планов на предстоящие выходные, первым и главным из которых был – «отоспаться пока не проснёмся». А вот посуду помыть не удалось. Воды уже не было.

Перед тем, как отправиться спать, Слава предложил отключить телефоны, чтобы сэкономить заряд батарей, и только теперь обратил внимание, что интернета тоже нет. Кончился…

— Ну, через 9 месяцев наш город ждёт демографический взрыв. Пойдём, солнышко, поможем городу в таком серьёзном вопросе.

По закону подлости в выходной долго спать не захотелось. Проснулись в надежде, что жизнь уже «наладилась», но надежды не оправдались. Хоть и прошло уже 12 часов с момента аварии, а  электричества не было, воды тоже, на интернет даже намёка, но хотя бы была какая — никакая связь. Созвонились с друзьями и договорились о встрече на берегу реки. Собрали с собой остатки ужина и погрузившись в машину, двинулись в сторону пикника. Город показался пустым и каким-то унылым. Было закрыто ВСЁ. Единственный минимаркет, встретившийся на их пути, торговал предметами острой необходимости через импровизированный прилавок в виде стола поперёк входной двери, и только за наличные. Там, отстояв небольшую очередь, они закупили 3 (!!!) пятилитровых бутылки воды и пару булок хлеба. Ох, как они пожалели чуть позже, что не сделали более крупных запасов. Но, кто бы знал…

День прошёл «на ура», хоть и разбавлялся время от времени разговорами о случившемся «апокалипсисе», но все дружно гнали от себя чёрные мысли, что это может продолжаться долго. Всё наладится и очень скоро. В этом настроении и начали разъезжаться по домам, хоть и согласно созвоном с друзьями и знакомыми в городе всё было без изменений. МЧС рассылало сообщения о скором устранении аварии, а электричества как не было, так и не появилось…

Город встретил ещё большей опустошённостью и тишиной. Не горели окна домов, не светились неоном рекламы, были закрыты все гипер и супер маркеты, магазины, магазинчики и киоски, дороги были пусты и даже пешеходов и просто гуляющих можно было пересчитать по пальцам, несмотря на выходной день. Ну ладно старьё, а где молодёжь? Что тоже по шконкам разбежались? Где все? Люди вы где? С такими мыслями ехали Аня и Слава к своему дому, поглядывая в окна машины. Настроение упало почти до нуля от такой мрачной картины за окном, но качнулось в противоположном направлении, как только они въехали в свой двор.

Их двор представлял собой микро-микрорайон из пяти двух-подъездных девятиэтажек, выстроенных буквой П. Когда-то это было практически «молодёжной стройкой», в которой принимали участие будущие жители квартир, все – молодые специалисты с одного завода. С тех пор много воды утекло, и из прежних хозяев мало кто остался. Как вот у Славы, родители после его женитьбы оставили двушку молодым, а сами съехали на «землю», в родную деревню отца, в семидесяти км от города, где у них была «дача», ну а теперь вполне приличный крепенький домик со всеми удобствами и участком земли.

Из старожилов мало кто остался, и, несмотря на то, что Слава вырос в этом дворе, соседей он практически не знал. Но вот дядю Колю из их подъезда, признал сразу, как только подъехали. Тот в пятнистой бандане и тельняшке без рукавов, как истинный комбат ( было у него и такое в далёком прошлом) руководил слаженной командой из пацанов, парней и мужиков-соседей. Кто-то натягивал гирлянду из лампочек между деревьями над импровизированным столом, составленном из разнокалиберных, разноцветных пластиковых, деревянных, складных и даже одного журнального столиков, перекочевавших сюда из гаражей. Возле них переговариваясь между собой суетились женщины, нарезая хлеб , овощи, что-то ещё.  Кто-то колдовал у костровища, расположившегося прямо посреди песочницы на детской площадке, кто-то раздувал угли в мангале, пристроенном рядом с песочницей, кто-то приглядывал за коптильней от которой волнами по двору разносился запах копчёностей. На лавочке, поодаль от подъезда выстроились в рядок разнообразные термоса, в ожидании, когда закипит электрочайник , стоявший тут же. На табурете рядышком, были разложены на подзарядку пяток телефонов, а за лавочкой под деревом тарахтел генератор.

Носилась с гомоном ребятня, играя то ли в салочки, то ли в прятки, в глубине двора молодёжь окружила какого -то парня с гитарой и, обхватив друг друга руками подпевала хором популярную песню.

Аня со Славкой, буквально открыв рот, несколько секунд наблюдали за этой картиной, так разительно отличавшейся от унылого тёмного и тихого города. Столько народа в своём дворе они ещё ни разу не видели. Напоминало это большую коммунальную кухню, на которую силою обстоятельств выбросило разнокалиберный народ, который между тем это нисколько не смущает, а всем находится и место, и занятие.

Славка не стал подъезжать прямо к подъезду, оставил машину у газона, и  они с Аней прихватив пляжные принадлежности и оставшуюся нетронутой пятилитровую бутылку воды направились домой.

— О! Славка! Привет! – к ним подошёл дядя Коля, — мы тут продукты спасаем, холодильники потекли, давайте, подтягивайтесь, если термос есть, тащите, кипяточком затарим, чтоб утром чаю- кофею испить.

— Здравствуйте, дядя Коля, — улыбнулся Славка, протягивая руку, — что думаете и к утру электричество не дадут?

— Славка, мне тут знающие люди шепнули, что по самым оптимистическим прогнозам – ещё сутки, как минимум, но ты —  никому, нечего панику сеять. Завтра с утра по городу водовозки поедут, все водные запасы из магазинов выгребли. «А без воды — и не туды и не сюды», — пропел дядя Коля.

К ним подошёл невысокий, крепенький паренёк, протянул Славе руку:

— Лёха 24-68.

Славка протянул свою, пожал, с недоумением глядя на него:

— Слава.

— Это — Славка, мой сосед сверху, из 52 квартиры. И обращаясь к Славке сказал — мы так знакомимся: имя,  номер дома, номер квартиры, чтоб понятнее было, кто-откуда, — хохотнул дядя Коля.

— Слав, если у тебя батарейки есть, большие, неси, диски покрутим.

— Ок, должны быть, посмотрю. Ладно, мы сейчас, переоденемся и присоединимся, — сказал он обоим.

Слава поставил бутылку с водой у лавочки, и, взяв за руку Аню, которая всё ещё с каким-то щенячьим восторгом крутила головой , повёл её в родной  подъезд. А он их встретил совсем не по-родственному. Канализацией воняло так, что сразу захотелось перестать дышать, чтоб не чувствовать этот запах. Буквально на задержке дыхания, пролетев два этажа, на третьем снова вдохнули. Воняло, но поменьше, также как и на четвёртом. Дома тоже пахло не розами, открыв все окна и балкон, они первым делом, устранили последствия своего отсутствия. Славка вылил пару — тройку тазиков ароматной воды из ванны в унитаз, Аня вытерев лужу у холодильника, добыла оттуда едва не приказавшие долго жить пельмени. Переодевшись и вооружившись, Аня – сковородкой, почти слипшимися пельменями и бутылкой подсолнечного масла, Слава – батарейками, двумя трёхлитровыми банками воды и термосом, они спустились во двор.

Мелкоты поуменьшилось, мамочки, накормив своих неугомонных, развели их по квартирам, укладываться спать, следом потянулось старшее поколение  — отдыхать. Но жизнь во дворе бурлила, оставшимся совсем не хотелось расходиться по тёмным квартирам и укладываться спать в «детское время». Никто не возмущался из окон и с балконов на музыку и песни под гитару, разносившиеся по двору, никого не смущало тарахтенье генератора, никому не мешали громкие разговоры и смех молодёжи. Это была жизнь во всех её проявлениях. Разошлись по-тихоньку уже когда начало светать. Разошлись, чтобы завтра и послезавтра при встрече махнуть друг другу рукой, кивнуть и улыбнуться, как старому другу. Ведь это Катя 22-12, а это —  Ромка 20-48, это —  Вадим 28-74, все свои.

Возвращались домой Аня и Славик от родителей Славы (у них с электричеством был порядок) в воскресенье, поздним вечером. Колонна машин перед въездом в город двигалась медленно, но всё- таки не стояла, а как-никак ехала. Наконец-то с пригорка показался город, во всей своей красе, блистая огнями уличных фонарей, светящимися окнами домов, разноцветными переливами рекламных щитов и вывесок магазинов.

— Урррааа!!! Свет дали!!! Живём!!! Славка, живём!!!- завопила Аня.

Славка тоже радовался, что  жизнь возвращается в привычную колею, но про себя уже планировал в ближайшее время обзавестись газовой горелкой, запасом газовых баллончиков и батареек, свечей, спичек и соли, на всякий пожарный случай.

______________________________________________________________________________

Большой начальник, сидя за огромным столом из красного дерева, изучал «сводки с полей», так он называл доклады своих подчинённых, данные из которых не подлежали никаким носителям, кроме бумажных, да и те печатались практически на старых печатных машинках во избежание «утечки».

Послышался деликатный стук в массивную дубовую дверь кабинета:

— Разрешите? – в щель просунулась голова секретаря, потом материлизовался и он сам, собственной персоной, с красной папочкой в руке.

— Вот, последние данные. Город N вышел в лидеры. Явка на пункты для голосования 80% от списочного состава, из них – 79, 7 % проголосовали за нашу партию.

— А три десятых процента? – строго посмотрел Большой начальник на секретаря.

— Естественная убыль: брак, испорченные бюллетени.

— Отлично! ФИО мэра на карандаш. Такие люди нам нужны. Умеют работать как надо.

 

0

Автор публикации

не в сети 4 дня
LanaSova40
Комментарии: 11Публикации: 11Регистрация: 19-08-2021

Другие записи этого автора:

Третий лишний. Или они тоже хотят любви.

10

Несносный. (Всем Учителям посвящается).

16

Ещё один рассказ про Ангелину.

22

Ангелина.

0

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля