Хозяйка

Привёл Тимофей Татьяну в дом, даже не выждав положенного срока со смерти матери.

Ох как его осуждали в деревне за такие действия! И не только за спиной судачили, не стеснялись и в глаза Тимофею об этом говорить. Татьяну в деревне побаивались — нрав у неё был крутой, вдова да бездетная, она словно торопилась у жизни кусок счастья оторвать. Вот и урвала. Мать Тимофея считалась женщиной зажиточной, но богатство она своё накопила исключительно собственной паталогической жадностью во всем. Да и сына такого же вырастила, что тут говорить.

Тимофей же мечтал зажить припеваючи. В жизни ни дня даже на огороде не работал, всё хворями выдуманными прикрывался. А когда Татьяну повстречал, то влюбился по уши, даже мать слушать перестал.

Мать против Татьяны была, но решающих шагов предпринять не успела.

Тимофей лишний раз в деревне старался не показываться, ждал, когда пересуды и возмущение затихнет. А вот Татьяна ходила с высоко поднятой головой, гордилась тем, что такого мужичка сумела себе заполучить. Считала, что все ей завидуют, поэтому и распускают злые сплетни. На деле же всё было с точностью до наоборот. Кому нужен мужчина, который даже на хозяйстве ничего не может?

Впрочем, совместная жизнь у них с самого начала не заладилась, хотя до этого и сожительствовали они у Татьяны в доме. Женщина из кожи вон лезла, чтобы показать Тимофею, какая она замечательная хозяйка, в доме прибиралась да еду готовила, всячески сожителя своего обихаживала. Не давала ему напрягаться особо по дому да на работу не гнала. Накопленное богатство материнское позволяло им безбедно жить достаточно продолжительное время.

Но вот мечты мечтами, а на деле всё выходило не так хорошо. Приготовленная Татьяной еда долго не стояла, даже если в холодок поставить. Супы прокисали чуть ли не сразу, иные продукты покрывались плесенью. Она, конечно, старалась с этим бороться. И быстро поняла, что продукты быстро киснут в доме, а вот ежели их хранить за пределами — так всё в порядке. Это женщину озадачило, но совсем ненадолго — слишком сильно она была в плену собственной любви.
Потом начал появляться мусор. Как бы не старалась Татьяна мусор из всех углов выметать, так поутру везде пыль клочьями каталась, словно и не убирался никто и никогда. В печке полно золы было, хотя Татьяна час назад всё вычистила. На столе появлялись грязные разводы.

У Татьяны было ощущение, что у неё идёт борьба с кем-то незримым и достаточно всемогущим. И она не собиралась сдаваться — прилежно убиралась, пока муж ещё спал, готовила завтра как раз к тому времени, как он просыпался.
Чтобы прокиснуть не успел.
Потом бежала в огород. Она не сразу начала замечать, что вне дома ей становится намного легче, чем в нём.

Возможно, и смущало её что-то, но любовь совсем ей разум затмила. Ведь так хотелось вдовой, одинокой Татьяне почувствовать себя любимой и нужной! Вот только Тимофей её совсем не любил. А просто нашёл женщину, к которой от матери сумел уйти да которая его обихаживать всю оставшуюся жизнь будет. Он и детей-то по этой причине не хотел — мало ли, украдут внимание её?

Татьяне же всё хуже и хуже в доме становилось. Да и Тимофей уже не был так ласков, как прежде. Всё чаще женщина стала задумываться о том, что сделала неправильный выбор, свернула где-то не туда. Да тут ещё эти вечные неприятности с едой да с уборкой… Словно кто-то её выжить отсюда хочет! И Татьяна с азартом включилась в эту своеобразную борьбу за собственное счастье, совсем упустив мужа из поля зрения. И эта самая борьба начала её трезвить. И на мужа глаза начали приоткрываться. А нечисть, которая в доме поселилась, словно этого и хотела. Проказничала и пакостила только в пределах кухни. А что может быть хуже для хозяйки, чем беда на кухне?

А ещё Татьяне начала сниться несостоявшаяся свекровь. В этом самом доме стояла она в проходе на кухню, уперев руки в бока и сурово нахмурившись. Женщиной она была властной, грозной при жизни, которая все свои силы в сына вкладывала. И смотрела, смотрела, смотрела она на Татьяну грозно и неодобрительно. Женщина часто начала просыпаться по ночам и смотрела в потолок, приходя в себя. Тепло от мужчины рядом её совсем не радовало и не грело.

***
Однажды Татьяна собралась, и пока Тимофей после обеда спал, да отправилась на кладбище.

Неожиданно стыд она начала ощущать. Ведь так любовь ей разум затмила, что она никакого уважения не высказала, когда в чужой дом пришла! А ведь Тимофей был не так идеален, как ей хотелось бы. Избалованный, привыкший жить на всё готовом. Даже по дому, там, где мужскую руку приложить надо, ничего не делал. Всё время к соседу бегал, лишь бы самому ничего не делать! А Татьяна вертелась по дому, как белка в колесе, всё старалась. Любви хотелось, а на деле…

По дороге начал накрапывать дождь, и Татьяна повязала косынку.

На кладбище было тихо и спокойно. Могилу Татьяна нашла быстро и замерла напротив креста, сцепив руки перед собой. Она не знала, почему пришла. Что она изменить то может? Даже на фотографии мать Тимофея была такой же грозной. Глубоко вздохнув, женщина тихо начала говорить. Хотелось ей выплакаться, хоть немного душу облегчить. Пусть и незнакомой, по сути, женщине, которая её даже не услышит!

Вернулась Татьяна домой опустошённая, но с лёгкостью в душе. Ей даже на миг показалось, когда уходила, что взгляд на фотографии свекрови изменился. Стал более… ласковым? Или ей просто показалось из-за капель дождя? Наверное, всё-таки показалось.

А ещё словно всё-таки глаза открылись. Любовь безграничная, которую она ранее испытывала к Тимофею, проходить начала. Словно морок был какой или приворот. А через некоторое время так и вовсе начала она испытывать к нему отвращение, но уйти не могла. потому как его сильно начала боятся. Когда Татьяна впервые заикнулась о том, что хочет пожить отдельно, Тимофей весь побагровел, глаза выпучил да замахнулся. А ведь даже не муж он ей! Но пригрозил, что коли она что задумала, то он не постесняется ей кулаками объяснить, где её место.

К слову, борьба на кухне продолжалась всё в том же режиме, разве что очень легко теперь стало. Татьяна и разносолы разные научилась готовить, и за кухней ухаживала как полагается.

А в тот вечер Тимофей ушёл, дверью хлопнув и пригрозив ей напоследок. Сидела она и горько плакала на кухне, совершенно не зная, что ей делать. И почему вообще решила она с ним жить? Совсем от любви ослепла! Да лучше одной жить, чем вот с таким вот мужчиной! Но теперь видимо не получится. Ведь когда Тимофей её сюда привёл, продал он её дом соседям за какие-то гроши. И вещи тоже распродал, а она, влюблённая дурочка, ему преданно в рот заглядывала и всё это одобряла. А теперь ведь как уйти? Да и куда? Денег нет, а ей теперь не одну себя прокормить нужно будет…

Она почти успокоилась, когда почувствовала, будто за плечо её кто тронул. Женщина вздрогнула и оглянулась, но никого рядом не была. А взгляд её на печку наткнулся. Вот ведь… снова грязная! Татьяна неожиданно рассердилась, схватила щётку и бросилась на эту печку, словно она была главным её врагом! Чистила так, что только пыль с золой столбом стояли. В своём усердии засунулась она куда-то в тёмную глубь и ойкнула, когда локтем кирпич задела. А кирпич зашевелился да выпал. Татьяну страх взял — а вдруг она что-то сломает? Уж совсем не хотелось с Тимофеем эту тему обсуждать. В последнее время попрекает он её каждой потраченной копейкой, придирается постоянно.

Татьяна глубоко вздохнула и попробовала кирпич обратно вставить. Но там что-то мешало, и женщина засунула в образовавшуюся щель пальцы, с удивлением наткнувшись на какой-то мешочек. Вытащив его и заглянув внутрь, она только глаза и выпучила. Мешочек-то был полон золотых монет! Видимо какой-то ещё тайник материнский. А может и вовсе кого из предков он нашла. Татьяна до боли губу прикусила и крепко зажмурилась.

И на веках, изнутри, снова возник образ несостоявшейся свекрови. Словно стоит она между Татьяной и печкой и на деверь показывает.

Таня недолго думала и вскочила, прижимая к груди мешочек с найденными сокровищами.

***
Прошло два года.

Татьяне тогда очень повезло. Словно кто-то взял её под опеку, кто-то незримый. Повезло ей тогда телегу нанять да вещи собрать до возвращения Тимофея. Торопилась, конечно, много с собой не брала, только нужное. Уехала она из деревни без всякой жалости и оглядки, чувствуя, что словно её кто-то под плечо поддерживает.

Удалось ей и домик прикупить, сладить хозяйство. Соседи помогали, особенно когда она сына родила. Конечно, знала, что ей будет сложно одной его воспитывать, но чувствовала она незримое присутствие рядом хранительницы.

А сынок родился — вылитая свекровь! И с самого детства обладал тем же грозным взглядом, что и его бабушка.

А Татьяна верила в то, что вырастит сына хорошим и порядочным человеком.

1

Автор публикации

не в сети 2 дня
Лина20
Комментарии: 0Публикации: 21Регистрация: 09-09-2021

Другие записи этого автора:

10

Волк… Волк! ...

0

Мама рядом ...

0

Последняя зима ...

10

Самая тёмная ночь в году ...

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Жалоба на публикацию

Если данная публикация содержит нецензурную лексику, призывы к насилию или нарушает правила Литры, отправьте жалобу администрации сайта.