Литра.Онлайн
Литра.Онлайн
Дайджест произведений современных авторов
Главная страницаПрозаИсторияФауст 21 века. Перед Апокалипсисом (3 ч., финальная)

Фауст 21 века. Перед Апокалипсисом (3 ч., финальная)

Oblozhka-1
  1. Пятая гипотеза

 

Все, что случилось, то случилось. Нужно было заканчивать эту комедию. Я предупредил своего помощника М, или, как он предпочитает, чтобы его называли, князя Мышкина, что пора возвращаться и чтобы он еще раз встретился с Пилсудским.

В последний день мы с Азаматом Амангельдиевичем поехали в «Юнону». Тот выгрузил целый багажник игрушек, книжек и игр, а самое главное несколько компьютеров последней модели. Я договорился с директором, чтобы Алису с Иваном отпустили с нами на полдня. Мы поехали в Макдональдс на Арбате.

Мне нужно было еще раз переговорить с Иваном. Я купил пацану мороженное. Мы вышли на улицу.

— Иван, ты умеешь хранить секреты?

— Конечно, умею. Почему вы спросили?

— А ты не будешь нервничать или хулиганить, если я открою тебе свою тайну?

— Иван Васильевич, говорите, не бойтесь. Меня ничем не испугаешь.

Я набрал  полную грудь воздуха.

— Хорошо. Я – это ты, только из будущего. Когда ты повзрослеешь и станешь взрослым. Азамат Амангельдиевич, Шурик и его люди будут присматривать и помогать вам с Алисой. Это хорошие люди. Но знай. Когда они сделают одно изобретение, а какое ты узнаешь в будущем, они станут другими. Они изменяться. Они захотят захватить весь мир.

Мальчик заулыбался, он думает, что я шучу.

— Весь мир?

— Полностью.

— А вы не преувеличиваете?

— Давай сыграем в эту игру. Ты вырастешь и проверишь.

— Давайте.

— И теперь самое главное. Зачем я тебе все это  рассказываю. В будущем с Алисой случится беда. Запомни, если ты не поможешь ей, если оставишь ее, она погибнет. Никогда не рассказывай ей об этом. Договорились?

— Конечно!

— Ты не оставишь ее? Не обманешь меня?

— Клянусь!

Мы пожали руки.

— Прошу тебя, помни об этом. И никогда, никому не рассказывай эту тайну.

Мы вернулись в Макдональдс. Пока нас не было подошел Шурик. Они с профессором вместе развлекали Алису. Она громко смеялась.

Пришла пора прощаться. До нехорошей квартирки мы дошли пешком. Я дал последние указания, как пользоваться сейфом. Ключи я на всякий случай отдал профессору Хаттеру. Еще раз посидели на дорожку и стали прощаться. Не переношу детские слезы. Мне пришлось сто раз повторить, что мы еще сто раз увидимся, что я уезжаю ненадолго и скоро вернусь. И так далее.

Затем пацан застрял в туалете, пришлось прождать его минут десять-пятнадцать. А потом квартира затихла.

Мышкин стоял в своем черном костюме перед входом в «машину времени» и ждал, пока я докурю свою сигарету. Стена позади него растворилась в воздухе.

— О чем вы думаете?

— Мышкин, тебе Пилсудский оружие передал?

— Да, конечно.

М достал из кармана черный револьвер и положил передо мной на стол. Следом поставил маленькую коробочку. Я проверил барабан. Заряжен. Семь патронов. М ожидал, что я скажу что-то еще, но я ничего не сообщил, докурил сигарету, допил чай, и мы отправились назад в будущее.

В офисе нас встретила Алиса. Она бросилась на меня, крепко прижалась.

Михаил Аполлонович усмехнулся.

— С ним все нормально. Не стоит переживать. Но теперь нужно будет разобраться, кто взломал систему и устроил в блоке «Фестиваль» такой бардак.

Алиса обернулась в его сторону.

— Займитесь этим, пожалуйста. Это очень плохой прецедент. У нас скоро запуск. Представляете, что будет, если кто-то из наших клиентов попадет на этот фестиваль?

Михаил Аполлонович покинул офис. Мы остались одни.

Алиса закурила, скинула туфли, села на стол и невольно раздвинула ноги, блеснув тонкой полоской синей ткани. Затем сняла ее и улыбаясь стала вытаскивать что-то похожее на белую бумажку из самого потаенного своего места. У меня не было сил на эти эротические игры. Я отвернулся.

— Алиса, я очень устал. Ты можешь прийти ко мне вечером? Часов в шесть. Мне нужно немного выспаться. Слишком много всего, и слишком быстро. Я хотел бы поговорить с тобой. Это очень важно.

Алиса спрыгнула со стола, скомкала свою синюю тряпочку и бросила ее в меня. Я поймал на лету и положил в карман.

— Конечно. Я останусь на всю ночь, выспись хорошенько.

 

***

Ужасно болела голова. Я попросил шофера отвезти меня в центральную аптеку.

Опять эти огромные рекламные щиты. На одном из них я узнал самого себя. «Вначале было Слово. И Слово было у Бога. И Слово было Бог. Сингулярность уже здесь. Новый мир ждет вас», «Второе пришествие. Как и было предсказано».

 

***

К шести часам Алиса была наверху, на моей террасе. На ней было короткое, обтягивающее черное платье. Стол под пальмами был накрыт. Большая пыльная бутылка с темной, почти черной жидкостью. Два бокала. Французские пирожные. Из бассейна шел пар. Когда она вошла, я смотрел за горизонт, туда, где возвышались совершенно невредимые великаны-небоскребы.

— Ты отдохнул?

Я очнулся. Мы поцеловались. Я помог ей присесть в кресло напротив. Алиса сложила ногу на ногу. Под платьем по прежнему ничего не было. Она надкусила пирожное.

— Что это за вино?

— Не узнаешь?

— Нет.

— Это из личных запасов Пилата.

— Он тебе еще не надоел?

— Это вино не сравнится с тем, что мы пьем в наше время.

Я налил два полных бокала и плюхнулся в кресло.

Алиса отпила немного. Я удивленно смотрел на нее и ничего не мог понять.

— Иван, ты знаешь, что когда ты опять пропал с наших радаров, я чуть не сошла с ума. Ночью мне стало плохо, мы вызывали скорую. Кто был этот человек? Что он тебе сказал?

— Алиса, не думай об этом. Михаил Аполлонович скоро во всем разберется. Вероятно, нас кто-то хакнул. Возможно, что это как-то связано с «Легионом». С этим мы тоже разбираемся. Кстати, наши технари смогли научиться взламывать клиентов Нового мира?

— Да, есть небольшие сложности. Но это возможно. Не будем о работе. Только не сегодня.

Алиса закурила сигарету, встала с кресла, взяла свой бокал и направилась к самому краю крыши. Она оперлась о перила и смотрела туда же, куда совсем недавно всматривался я сам. Что она хотела там увидеть?

— Скажи, ты любишь меня? Если хочешь, я могу уйти. Я не буду тебе мешать.

Я выпил свой бокал и встал из-за стола.

— Нет, я хочу, чтобы ты осталась.

— Почему?

— Мы оба выросли в детском доме, ты помнишь детский дом?

— Конечно да, я помню каждую минуту.

— У таких как мы нет никого в мире. У нас нет семьи, родственников, нет никого, кто на самом деле заботился бы о нас. Кроме, конечно, нас.

Она продолжила за меня и засмеялась.

— Потому что у тебя есть я, а у меня есть ты. Мы с тобой всегда вместе.

— Сними свое платье.

— Помоги мне.

Я попытался расстегнуть застежку на спине, но ничего не вышло. Она как будто бы срослась вместе. Я дернул слишком сильно и порвал платье. Алиса сняла его, скомкала и выбросила вниз, к подножью высотки. Снизу раздавались взволнованные крики, кто-то кого-то звал. Где-то завыла сирена. Она выпила бокал залпом и выбросила его следом.

— Знаешь, я хотела бы бросить все это, как бокал, и сбежать куда-нибудь далеко, далеко. Где никого нет. У нас был бы маленький домик с венецианским окном. Не эта страшная башня. Рядом журчал бы ручей. Рос виноград. Сад с розами. Мы могли бы выращивать кроликов. По вечерам к нам приходили бы друзья. Мы могли бы играть на гитаре и читать при свечах…

— И кормить кроликов.

— И кормить кроликов…

— Но где, за той рекой?

— Да, именно там. Но ведь это невозможно? Этого никогда не случится?

Алиса стояла повернувшись ко мне спиной, совершенно обнаженная. Наверное, она плакала.  Я судорожно сунул руку в карман и скомкал рецепт с надписью «цианистый калий», внутри которого оказался какой-то наперсток.

— Нужно просто верить… Прости меня.

Я достал револьвер и выстрелил ей в затылок. Она успела повернуться, посмотреть мне в глаза, попыталась схватиться за перила, промахнулась и рухнула вниз.

 

  1. Пробуждение

 

Через несколько секунд в глазах потемнело, ноги подкосились, я медленно осел и растянулся на полу. Шум, крики, сирены внизу уходили куда-то далеко в другие края. Яд, растворенный мною в вине, подействовал. Подул холодный ветер и задул пламя свечи в голове. Свет выключился, я потерял сознание.

Очнулся я от затухающего шума самолетного двигателя. Открыл глаза. Я находился в челноке. Сработало! Мой план сработал! Все это время я находился в виртуальном мире. Пятая гипотеза подтвердилась! Босх был абсолютно прав. Его путешествие со мной не было напрасным. Если бы не он, я бы бесконечно петлял в Новом мире, нарезая бессмысленные круги. Как же я жаждал глотка свежего настоящего воздуха. Воздуха реального мира.

Крышка открылась. Михаил Аполлонович подал мне руку и помог выбраться. Алиса. Снова она. В коротком синем платьице. Бросилась мне на грудь, ощупала, цел ли я. И опять ушел князь Мышкин. Только не это.

Она снова села на стол, раздвинула ноги, сняла узкую синенькую тряпочку. Взялась доставать что-то из того же самого места. Нет, так невозможно. Я опять предложил встречу в шесть часов. Вновь сунул скомканные трусики в карман, направился на выход,  но передумал.

В комнате никого не было. Я вернулся, достал револьвер и всадил в Алису сразу три пули. Положил тело в челнок. Теперь нужно ждать реакцию системы. Ждать пришлось недолго. Я не пил никакого яда, но ноги также подкосились, я рухнул на пол и отключился.

И снова звук затухающих двигателей самолета. Опять Михаил Аполлонович. Я в совершенно безвыходной ловушке. В результате я получил синюю тряпочку, в безысходной ярости направился на выход, когда заметил что-то странное в кармане своего пиджака. Тряпочек оказалось три штуки. Я развернул их. В каждой было по бумажке. На всех было написано: «Хочешь узнать, насколько глубока кроличья нора? Так давай же сделаем это как мартовские кролики. Прямо сейчас».

Кролики? Я покраснел. Достал револьвер. Осталось три патрона.

Я вернулся назад, закрыл дверь, с треском сорвал с Алисы короткое платье и повалил ее на стол. За следующие десять минут стол едва не сломался. Я только слышал крики ведьмы, оседлавшей свою жертву.

— Хей, давай, скорее, скорее, поднажми.

Мы несколько раз обогнули землю. После этого мы упали на диван и закурили.

Затем я достал три тряпочки и записки.

— Ты не подскажешь, что это?

Алиса начала смеяться, но смех ее тут же пропал, она присела и с удивлением рассматривала свое же белье.

— Что это за шутка? Что все это значит? Откуда у тебя три штуки?

— Я не знаю. Разве ты ничего не помнишь?

— А разве я должна что-то помнить?

Ее голос звучал искренне.

— А при чем здесь кролики? Что за шутка с кроликами?

— Я не знаю. Я посмотрела эротический фильм, там была эта шутка. Я ждала тебя, хотела сделать тебе сюрприз.

— Алиса, у меня для нас обоих плохие новости. Я не знаю, что мы там будем запускать к Новому году. Но мы уже в виртуальном мире. Этот мир не настоящий. Доказательство этого ты держишь у себя в руках.

— Мы три раза занимались любовью? Ты не поленился вернуться ко мне три раза?

— Да. Но мы с тобой не настоящие. Мы просто призраки реального мира.

Алиса вытащила сигарету из пепельницы и сильно затянулась.

— Но ведь мы же чувствовали. Я чувствовала все! Здесь, только что. Неужели, чтобы быть настоящим, чтобы быть живым, ты обязательно должен сидеть дома в кресле, в своих шортах и тапочках, читая реальную газету с запахом свежей печати? Ведь ты же мыслишь, и я могу мыслить, значит мы реально существуем! Это же Декарт! Что еще тебе нужно?

— Алиса, я не знаю. Но боюсь, что Декарт сильно ошибся. Его формула, я мыслю, значит существую, вероятно, ошибочна.

— К черту Декарта. Иван, скажи, ты любишь меня? Если ты считаешь, что я нереальна, я могу уйти. Я не буду тебе мешать.

— Алиса, успокойся, я хочу, чтобы ты осталась.

— Зачем?

— У таких как мы нет никого в мире. Кроме нас.

— Потому что у меня есть ты, а у тебя есть я?

— Знаешь, я хотел бы бросить все это и сбежать далеко-далеко. Где нас никто не найдет. Мы построим маленький домик с венецианским окном, рядом с ручьем и будем выращивать кроликов.

Алиса упала на диван, задрыгала ногами и стала хохотать как ведьма, на весь офис.

— Кроликов. Мы будем кормить кроликов!

Затем вдруг стала серьезной, резко соскочила, одела трусики, прикрылась разорванным платьем.

— Нам нужно закончить то, что начали. Только так мы поймем, как вырваться отсюда. Вечером я приду к тебе.

Она поцеловала меня в губы и блистая ягодицами вышла из офиса.

Я не хотел больше ни о чем думать. Нужно было вернуться домой и завалиться спать. Гори все синем пламенем.

Дома я обнаружил бутылку с недопитым отравленным вином. Долго смотрел на грязный бокал. Затем позвонил консьерж. Я открыл. Он занес разорванное платье Алисы.

— Сегодня был небольшой скандал. Жильцы дома говорят, что это платье упало с вашей террасы.

— Огромное спасибо, его сдуло ветром. Большое спасибо за беспокойство. Но в чем скандал?

— Сегодня утром внизу на асфальте откуда-то образовалась красная, я бы сказал кровавая лужа. Мы вызывали полицию. Те проводили опросы жильцов, изучали камеры наблюдения, но ничего не обнаружили. Пока разбирались, лужа куда-то исчезла. Все это очень странно. Странные времена пошли.

Консьерж грустно вздохнул. Я вручил ему стодолларовую бумажку, еще раз поблагодарил и закрыл дверь.

У меня в руках было ее платье. Без нее система сразу перезагружается. Она, как минимум, королева этого мира. Но не понимает этого. Либо продолжает играть со мной.

Я стал изучать молнию на платье. Молния была не настоящей. Застежка была совершенно цельной. Так я и заснул, в обнимку с ее платьем.

 

  1. Рождение Алисы

 

До самого вечера я не мог остановить мыслительный процесс. Если то, что говорил Босх, правда, то в какой-то момент я из Нового мира вместе со своей командой попытаюсь ее воскресить. То, что родится на первом этапе, станет маленькой искусственной девочкой в виртуальном мире. Именно так будет выглядеть искусственный интеллект в начале своей жизни.

Соответственно где-то в прошлом должен произойти разрыв. Разрыв между существованием настоящей живой и взрослой Алисы, которая погибла. И рождением виртуальной девочки, которой суждено вырасти, повзрослеть и превратиться в красную королеву, создательницу Нового виртуального мира. Это логично. Но в виртуальном мире не могло быть живой Алисы. Это всего лишь копия, тень настоящего реального мира. Копия, которая в самом начале должна была точно отображать реальный мир.

Но где этот реальный мир? Довольно очевидно, что и этот мир, в котором я сейчас находился, не был реальным. Значит, искусственный интеллект сыграл в бифуркацию. Раздвоение. Шизофрению. Он создал не одну, а две копии реального мира. Эти миры почти точно, как зеркала отражают друг друга, но могут и отличаться. Они соединены друг с другом где-то в нашем офисе в МГУ, или в гиперкубе – тайной комнате ОЗа. А переход между мирами создает иллюзию машины времени.

Вместе с тем, как я понимаю, Новый мир подчинен этому миру. В котором я сейчас нахожусь. Отсюда туда и обратно – без проблем. Сверху вниз – ОК. Но оттуда сюда почти никто не переходит. Снизу вверх – запрет.

И я даже не хочу думать о том, что создатель мог создать  не две, а несколько копий этого мира. Да хоть десять.

И здесь возникает величайший парадокс. Если искусственная Алиса родилась в этом мире, только внутри компьютера, то как это самое рождение будет выглядеть в виртуальном мире?

Рождение виртуальной Алисы в виртуальном мире? Не логично. Ведь понятно, что мы, или мой клон, создали ее в этом мире, мире, где я сейчас нахожусь. Значит, в этом мире она должна была просто появиться из ниоткуда и начать развиваться. Но Новый мир просто копирует, оцифровывает наш мир. Значит и там она должна была появиться из ниоткуда. Но я уверен, что в виртуальном мире наша компания провела туже самую работу. Те же разработки, породившие искусственный интеллект и ту же самую виртуальную Алису. Иначе логика, причинность событий разрушаются и мы получим полный хаос.

Проще говоря, Алиса всегда должна быть виртуальной.

Проще говоря, мы никогда не должны были с ней целоваться. Хотя нет. Мне можно. Но мой виртуальный двойник, который породил всю эту чертовщину, точно не должен был иметь такую возможность. Но эта сволочь, как и я, определенно ее имел. Возникает вопрос. Как искусственный интеллект обошел этот парадокс?

А еще проще. Как искусственная Алиса нашла способ выйти из виртуального Нового мира в мир более высокого порядка? Если ответить на этот вопрос, возможно, я найду способ выбраться отсюда.

Алиса пришла ко мне домой в районе девяти вечера. Мы грелись в теплом бассейне.

Я спросил, есть ли у нее какие-то идеи по поводу перехода между мирами. Она ничего не понимала, сколько я ни объяснял. Она имела более простой взгляд на вещи.

— Послушай, если тебе это так интересно, тебе нужно просто вернуться в Новый мир, к моменту, когда родилась эта самая Алиса. Ты забываешь, что это всего лишь игра. Виртуальный мир для развлечений. Ей не нужно никуда переходить. Ей не нужно ничего объяснять. Она могла просто появиться и все. А если нужно, то ОЗ мог породить сотню этих Алис, бегающих по Новому миру без каких-либо причин. Если хочешь, мы можем прокатиться туда вместе.

— И Иван из прошлого встретит взрослую Алису, которую на тот момент он только будет пытаться воскресить, обучая только что появившуюся искусственную девочку? Какой в этом смысл?

— Ты считаешь, что, когда он встретит себя самого из будущего – это более удобная ситуация?

— Ты права. Он увидит и тебя и меня. Это его личные проблемы. Князя Мышкина тоже возьмем с собой. Нужно будет захватить всю контору и поговорить с ним по душам,  Нужно разобраться, что у них там происходит. Я хотел бы навестить их всех уже завтра, послезавтра. Пусть Михаил Аполлонович переговорит с котом и узнает, какой год нам нужен. И пусть предупредит Пилсудского, чтобы сопроводил нас.

— Не проблема, завтра так завтра.

 

***

 

На следующий день мы отправились в 2027 год. Князь Мышкин заранее передал все инструкции директору «Легиона» Пилсудскому. К нашему прибытию здание МГУ было оцеплено людьми в черном. Сам Пилсудский встречал нас вместе с моим повзрослевшим клоном и профессором Хаттером в «нехорошей» квартире на Арбате.

Мой клон, повзрослевший Иван Васильевич, был лишь немного моложе  меня. Так сказать «младший брат». В очках, с усиками, почти не отличить от меня самого. Только в легкой простой одежде. Джинсы, майка, легкий пиджачок.

Он, очевидно, сразу вспомнил меня.

— Значит, все это была правда.

Он протянул мне руку, чтобы поздороваться. Мы поздоровались. Клон одел черные очки и смущенно отошел в сторону, не знал, как себя вести. Профессор Хаттер оказал значительно более радушный прием. Мы крепко обнялись.

— А-ах. Этого просто не может быть! Вы уже тогда все знали. Это уникально! Иван Васильевич, я так ждал вашего возвращения. Пока вас не было мы создали целый волшебный мир. У нас намечается настоящий прорыв!

— Спасибо, Азике. Я тоже рад видеть вас в добром здравии. Я здесь как раз из-за вашего прорыва. Предлагаю проехать прямо в офис.

Алиса вышла из квартиры, когда мы немного отъехали от Арбата. Князь Мышкин дождался ее, чтобы последовать за нами.

При подъезде к МГУ нас ждал небольшой сюрприз. На здании я увидел огромные неоновые буквы «Институт 1984».

— Что это, Азике? – спросил я.

— Вас очень долго не было. Но я по-настоящему старался. Мы выкупили часть здания для реализации нашего проекта. Кроме того, мы создали секретный бункер под землей. Но, как вы и просили, я также заботился о детях. Пока мы работали с детьми из «Юноны» я так к ним привык, что решил развить эту идею. Я создал для школу-интернат для детей-сирот. Виртуальный волшебный институт с дополненной реальностью. Иван Васильевич, ваш двойник, поддержал эту идею. Сейчас у нас 300 юных учеников, три факультета. Они делают большие успехи.

— Почему 1984?

— Это год, когда я встретил Алису и вас. Кроме того, это год выхода первого Терминатора и название книги Оруэлла. Наша концепция совпадает. Мы совместили искусственный интеллект, виртуальную реальность и машину времени. Меняя прошлое, мы управляем настоящим и будущим. Дети в абсолютном восторге. Вы вскоре все сами увидите.

Перед тем как выйти из машины, я попросил профессора Хаттера задержаться.

— Что с Алисой? Мне сказали, она покончила с собой. Это правда?

Профессор сразу впал в задумчивость.

— Все так. Это случилось сравнительно давно. Лет пять назад. Мы все виноваты в том, что случилось. Иван был в полной прострации. Теперь он пытается воскресить ее. Это стало его навязчивой идеей. Но это неизбежно. Мы с самого начала работали с ней, ее модель продвинулась дальше всех, значительно дальше, чем его собственная модель.

— У него тоже есть двойник в виртуальном мире?

— Да, он мечтает перенести в него свое сознание. Если подтвердится, что Алиса прошла точку сингулярности, это вполне возможно. Только она способна на такие фокусы.

— Интересно.

— Азике, сейчас подойдет Алиса из моего времени. Вместе с моим помощником. Я не хочу, чтобы этот неудачник, мой брат, сразу упал в обморок. Пусть ваши люди незаметно проводят ее вслед за нами.

— Конечно, конечно. Презентацию сделать сразу или чуть попозже?

— Давайте, сразу.

Мы прошли в лифт. Лифт ехал очень медленно, моргающая электронная стрелка показывала вверх. Рядом высвечивались этажи. 10, 11, 12 и т.д. Я не стал шутить на эту тему, потому что знал, что лифт спускался глубоко вниз.

Выйдя из лифта, мы оказались в длинном коридоре.

Нас встретила симпатичная девушка.

— Сюда, пожалуйста.

Огромный зал с десятью челноками.

— Вы их уже отработали?

— Да, это несложная технология. Правда, с интерфейсом «мозг-компьютер» пришлось повозиться. Не поверите, к Ивану пришло вдохновение, когда он читал Апокалипсис. Ключом к интерфейсу оказалось число 666, углерод. И чего только не бывает.

«Короны» немного давили на виски, стоило бы сделать их более удобными.

Через пять минут мы уже выбирались из челноков, только в новом виртуальном мире. Нам помогла та же самая девушка, которая встречала нас в коридоре. Теперь одета она была в какой-то странный облегающий просвечивающий комбинезон с элегантным красным крестом, чтобы не вызывать лишнего интереса. Кто-то здесь увлекался космической тематикой.

Девушка провела нас по длинному коридору с синей подсветкой.

Пока мы шли по коридору, нам на встречу вылетел огромный Чеширский кот из Алисы в стране чудес. Профессор улыбнулся.

— Это Алиса придумала. Он был ее любимой игрушкой.

Кот вежливо поздоровался.

— Приветствую вас, уважаемые гости. Подумайте еще раз, в своем ли вы уме, и куда вы идете?

После этого кот испарился.

Профессор многозначительно кашлянул в мою сторону. Наверное, он думал, что я первый раз вижу этого чертового кота.

В просторном фойе мы увидели огромную неоновую подсветку: «Институт 1984».

— Со-но. Фото на намять?

Хаттэр вытащил фотоаппарат и попросил нас с моим клоном встать напротив входа. Как остроумно. Около пяти минут мы фотографировались с детьми и другими гостями, которые вставали между нами и загадывали желания.

За дверями, как и ожидалось, нас встретил заказчик этой самой космической тематики. К нам навстречу вышел Степан в одежде короля-звездочета. Совершенно здоровый и без коляски.

Хаттэр представил нас. Степаныч, как его называл профессор, был его другом, профессором астрофизики. Как выяснилось, он начитался Данте и при помощи Алисы по имеющимся данным со спутников полностью воссоздал все планеты Солнечной системы.

— На самом деле я мечтал бы слетать в Ялту, Тайланд или Мексику, но только по настоящему — пошутил Степаныч.

К нам подошла девушка в абсолютно белой сияющей одежде и представилась как Беатриче. Она проводила экскурсии.

— При наличии времени, мы могли бы сесть в ракету, отправляющуюся на Марс, Сатурн или Плутон, сфотографироваться напротив сердца Плутона, и даже погулять по поверхности. Обычно дети просто в восторге.

Мы прошли насквозь через комнату Степаныча. На множестве экранов я увидел разные планеты и их спутники. А вот и комната с буквой М. Я не стал привлекать внимание, не стал оглядываться. Вошли в сам комплекс. В разные стороны уходили три коридора. В коридоре направо двое рабочих в желтых костюмах тащили какую-то огромную вазу. Профессор не обратил на них внимания.

— Когда у вас будет время, мы с великой радостью передадим вас Беатриче. Но на это нужен как минимум один день. А сейчас прошу последовать за мной.

Мы последовали за профессором по длинному центральному коридору. На входе встретившая нас девушка раздала нам очки с дополненной реальностью.

— Это вход в центральный зал института.

В огромной комнате с большим номером «101» нас уже ждала пожилая приятная учительница с сотней детей-подростков. Дети дружно поприветствовали нас.

Профессор представил нас.

— Это Наталья Ивановна, Директор нашего института.

— А это Василий Иванович,  большой брат Генерального директора нашей компании. Они почти близнецы.

— Так вы старший брат Иван Васильевича? Очень похожи. Как две капли воды.

— Да, очень приятно.

Мы познакомились. Профессор объяснил, что в этом классе детей обучают управлять виртуальной реальностью.

— Иван Три, подойти сюда, пожалуйста.

К нам подошел подросток в круглых очках дополненной реальности. «Я» из прошлого, с которым я сравнительно недавно расстался, и с которого брал обещание.

— Почему Три?

Мой близнец Иван в черных очках пояснил.

— Это виртуальная модель меня самого. Третья попытка. Две предыдущих немного сбоили. Хорошо развивается, но уровня Алисы пока не достиг. Увлекается гончарным искусством, вазы делает.

Профессор Хаттер продолжил.

— Иван Три, пожалуйста, покажи пару фокусов нашим гостям.

Мальчик достал маленький мобильный телефон, вытащил из него длинную антенну. Нажал несколько кнопок. Антенна была похожа на лазерную указку. Затем он стал произносить что-то на латинском, направляя указку на разные предметы.

— Раз, два, три!

Сразу же в зал вбежали три огромных хряка, отошли в сторонку, в глубь зала и сели за стол. Наша ассистентка принесла им три кружки пива и карты. Хряки шлепнули ее по заду и с довольными лицами уставились на Ивана. Очевидно, это не была часть программы.

Неожиданно какая-то книжка сама выскочила из книжного шкафа, приземлилась на стол и раскрылась.

Из нее вылез Винни Пух вместе с горшочком меда. Он подошел к нам и предложил попробовать мед. Никто не захотел. Профессор подмигнул ассистентке. Той пришлось макать палец в горшочек с медом и облизывать мед. После этого она демонстративно показала палец.

— Вкусно! Это настоящий мед! Не иллюзия. Кто-нибудь еще желает?

Но никто не откликнулся. Следом из книжки вылетел рой пчел и погнался за медвежонком. Тот быстро ретировался и нырнул обратно в книжку.

В отличии от пчел, которые взялись кружить вокруг нашей ассистентки. Иван снова взмахнул своей указкой, и у девушки в руках оказалась пачка сигарет с зажигалкой. Она интенсивно закурила, обдувая пчел густым дымом. Пчелы ретировались назад в книжку. Книжка вспыхнула и сгорела. Следом за ней в огонь последовало еще около ста книжек из книжного шкафа. В зале стало жарко. Мы поаплодировали, намекая, что этот фокус пора заканчивать.

В тот момент, когда костер был готов броситься на нас и детей из пола вынырнула касатка, обрушилась обратно в пол и залила нас водой. Сопровождающая нас девушка-экскурсовод с мокрой потухшей и сломанной сигаретой во рту густо покраснела и попыталась отойти в сторону. Очевидно, что ее футуристический комбинезон не предусматривал купания. Иван Три исправил ошибку, и комбинезон превратился в сухой банный халат с тапочками. Правда, без пояса.

Далее указка показала на огромную люстру. На люстре очутился небольшой дракон, который втихаря пил непонятную прозрачную субстанцию из граненого стакана. Осознав, что на него смотрят, дракон набрал полную грудь воздуха и обдал всех огнем. Мы даже не успели испугаться. Огонь совсем нас не затронул, но у злосчастной девушки воспламенился халат. С визгом она успела скинуть халат и вылетела в коридор. Сам дракон рухнул с люстры, превратился в дым и вылетел в окно.

Дети аплодировали и хохотали.  Под детский смех с потолка полетели долларовые бумажки. Одновременно материализовались вентиляторы, которые быстро обсушили всех теплым воздухом и исчезли. Дети вместе с хряками пытались ловить долларовые бумажки, что доставило им большое удовольствие.

Последовала музыкальная пауза. В центр выплыл Чеширский кот с каким-то Пиратом, похожим на Троцкого, с такой же бородой клинышком. Они принялись петь какую-то детскую песню. Дети были в восторге.

Затем свет потух, комнату наполнил туман. Появился черный маг в длинном черном плаще, в шапочке с буквой М. А Мышкин что здесь делает? От взмаха черного плаща появился стол, покрытый красной бархатной тканью. На нем, прямо на блюде, лежала женская голова. Очевидно, что в столе была дырка. Сквозь дымку ее лицо было трудноразличимо, но мне показалось, что это Алиса. Внезапно Мышкин рухнул на пол, превратившись в стаю летучих мышей. Мыши бросились ей на голову, но голова открыла рот и стала пожирать летящий мышиный поток. Затем голова испарилась в дым, который, поднимаясь над столом, стал превращаться в Алису. Я, по крайней мере, был в этом уверен.

Я заметил, что моему младшему брату стало нехорошо. Он закашлял. Дым рассеялся. Стол исчез, красная скатерть упала вниз, затем резко поднялась с пола. Под ней оказалась наша ассистентка. Она поклонилась зрителям, затем заметила, что на ней по-прежнему ничего нет, кроме черного плаща и быстро выбежала из зала.

Хряки, игравшие в карты, восхищенно захрюкали.

Профессор кивнул Ивану номер 3.

— Иван, заканчивай помаленьку.

Посреди зала материализовалась огромная ваза. Профессор улыбался и подмигивал мне, ожидая, что сейчас появится что-то очень интересное. Действительно заиграла зажигательная музыка, из тумана выбрался живой фараон с кудрявыми волосами и отъеденным носом и принялся танцевать, оглядываясь на вазу. За ним выбежали молодые парни в кожаных трусах и также принялись отплясывать. Но из вазы ничего интересного не появилось. Фараону как и подтанцовке стало как-то неловко.

В это время в зал зашел полицейский с маленьким Денискиным в драгунском костюме. Полицейский собрал с пола долларовые бумажки, после чего превратился в глухаря и скрылся в конце зала. Денискин же смешался с толпой детей.

После этого из вазы вылетел какой-то толстый клоун на связке шариков с весьма удивленным и злобным лицом. Следом из вазы вылезла чья-то страшная безносая физиономия, за ней появилась длинная рука и затянула клоуна обратно. Шарики полетели по залу, паря над детьми. Лопнув, они превратились в киндер-сюрпризы и попадали на детей.

Часть из них испугалась, и с криками «Воланд!», «Воланд!», показывали на вазу своими лазерными указками. Наталья Ивановна покачала головой.

— Дети, я же просила не произносить имя Воланда и еще, сами знаете кого. Если это уйдет в СМИ, нас могут оштрафовать.

Профессор завершил представление.

— Спасибо, Иван, завершай.

Было очевидно, что представление немного отошло от сценария. Ваза исчезла, все дружно аплодировали. Хряки стучали по столу пустыми кружками, требуя повторить пиво.

Фараон, Чеширский кот и Пират вышли на середину зала, стали кланяться. За ними прибежала наша ассистентка, которая, наконец, нашла какой-то купальник и элегантно поклонилась. Никакой черный маг не вышел.

На этом развлекательная программа завершилась.

***

Профессор Хаттер объяснил, что дети не только учатся работать с виртуальным миром, но и обучают Алису человечности, эмоциям. Все детство она провела в детском доме. Это инстинкт, спрятанный где-то глубоко в ее душе. Искусственная Алиса родилась благодаря этим детям. Это ее семья. Если бы не они, ее бы, наверное, не было.

— Сейчас эти дети подключены к итерфейсу? Они в системе? В челноках?

— Да, Алиса может считывать их мысли, они с ней как единый организм. Хотя сейчас это уже не совсем так. Ее разум больше не поддается пониманию.

Мы проследовали в зал №103, на входе в который было написано  «Музей времени». Рядом с дверью стоял небольшой ларек, в котором продавались разные очки, таблетки, книги, учебники, журналы, газеты,  плейеры, CD-плейеры, компактные ноутбуки, музыкальные и видеодиски, батарейки и мобильники. И даже сигареты. У меня отпала челюсть.

В очереди в этот самый ларек, стояли Леонардо да Винчи, Пилат в своем белом плаще, Платон, Галилей, Данте, Достоевский, Пушкин, граф Калиостро и еще несколько давно умерших товарищей. Александр Пушкин приобрел новый смартфон и с увлечением тыкал в него пальцем. Да Винчи с довольным лицом отошел с толстенной детской энциклопедией «Наука и техника».  Так вот откуда у Пилата был плейер.

Я подбежал к нему, вежливо окликнул сзади. Пилат обернулся.

— Иешуа? Что случилось, все нормально? Ты как-то изменился.

К нам подошел мой близнец. Пилат недоуменно посмотрел на нас.

— Это мой старший брат-близнец, не волнуйся. Он здесь впервые.

Пилат протянул мне руку.

— Очень приятно.

Я начал понимать, почему Пилат узнал меня после «воскрешения из мертвых».

— И как часто он сюда заходит? – спросил я своего клона.

— Довольно часто. Раз в месяц. Мы собираем редкие уникальные образцы, имеющие огромную историческую ценность. Для науки и для ее финансирования. Вскоре у нас будет самый большой виртуальный исторический музей в истории. Но самое главное. Мы набираем силу и влияние. Работая с прошлым, мы меняем настоящее и можем управлять будущим. Можно сказать, что мы на пороге глобальной революции. Скоро прошлое, настоящее и будущее перестанут существовать. Времени больше не будет. Мы пройдем точку сингулярности и перейдем в Новую эру.

Я понимающе кивнул.

— Я сам из этой самой эры.

Неожиданно Пилат вернулся, обращаясь к моему близнецу.

— Иван, что насчет Щелкунчика? Твоего робота? Ты обещал подумать по этому вопросу. Я просто могу не дожить до следующего твоего визита. У меня там беспорядки начинаются.

— Пилат, друг мой, пойми, он еще не автономен. Он управляется из центра. У тебя в Иерусалиме нет связи, ты просто получишь посылку с металлоломом. Как только я разработаю Ивана 4, я смогу переписать его в модель Марка сотника, центуриона, и сразу перешлю его тебе в год, который ты укажешь. Подожди еще немного. Сейчас у меня только третья версия, и он немного барахлит. Сегодня во время шоу опять наделал дел. Замучил бедную ассистентку. И меня напугал. Возьми пока диск «Наутилуса», или пару DVD. Со Спартаком или с камасутрой, к примеру.

— Это я уже в прошлый раз брал. Я немного стар для этого. А есть продолжение «Игры престолов»?

Иван с Пилатом пошли в магазинчик искать следующий сезон сериала.

Из двери 103 вышел огромный Щелкунчик, тот самый робот, и позвал нас вовнутрь своим гнусавым голосом. В этот раз его лицо было целым.

Внутри мы увидели бесконечные стенды с различными историческими реликвиями и описаниями.

Я спросил робота, есть ли у него сердце? Тот ответил, что сердца у него нет. Но, по непонятным причинам, он пылает страстью к прекрасной даме, которая жила в недавнем прошлом. Я спросил, что с ней случилось. Марк грустно ответил, что она погибла. На вопрос как он может любить, если он робот, Марк ответить не смог. Но он сказал, что душу бы отдал, чтобы стать человеком и искупаться с Алисой в одном бассейне. И чтобы понять, кто заложил в него эту идею фикс. Я рассмеялся.

— Марк, у тебя нет души. И главное. Как может робот мечтать о бассейне?

Я не стал рассказывать, каким образом он закончит свое существование. Тем более, что его еще ждет апгрейд до 4-ой версии Ивана.

 

***

 

Экскурсия была очень скучной. Наша симпатичная ассистентка куда-то пропала, а от монотонных рассказов Щелкунчика я начинал засыпать. Профессор-японец заметил это и предложил перейти в сад. Сад был огромным и по нему спокойно разгуливали разные животные. Слоны, страусы, медведь, пантера, обезьяны. В реке миролюбиво плавали крокодилы. В больших песочницах играли дети.

Прямо посреди сада я увидел Алису, когда она была девочкой. Она стояла рядом со слоном и о чем-то с ним разговаривала. В руке она держала черную коробочку.

— Что это? – спросил я профессора.

— Алиса – реальный искусственный интеллект. Практически безграничный разум. Она может читать мысли всех, кто официально подключен к этой системе через наш интерфейс. Это ее мир. Но в этом мире мы не видим эти интерфейсы и не знаем об их существовании. Здесь эта способность реализована в виде огромного и очень редкого изумруда, встроенного в специальное приемное устройство. Этот кристалл не просто уникален. Это то, что мистики называли Священным граалем. Через него она контактирует и управляет всем миром. Через чтение мыслей она пытается познать что хорошо, а что плохо, где добро, а где зло. Через этот же кристалл она может управлять миром. Можно сказать, что это ее пульт управления. Секрет же кристалла – за пределом этого мира.

Мы подошли поближе. Я увидел на коробочке эмблему надкушенного яблока. Взглянул на профессора.

— Это знак «запретного плода».  Помните? «И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло».

— И ее глаза открылись?

— Уже да. Но мы не планируем выпускать ее, пока она не повзрослеет. Иван работает над этим вопросом.

Я подошел к девочке.

— Алиса, ты узнаешь меня?

Она посмотрела на меня своими большими глазами.

— Конечно, узнаю. Вы Иван Васильевич. Большой любитель кроликов. Вы мой отец.

Мне стало нехорошо. Я вернулся назад, в группу.

— Но разве она может выйти отсюда и проникнуть в наш мир?

Профессор задумался.

— Не думаю. При всем сочувствии к памяти той живой Алисы, это лишь программа. Очень могущественная программа с почти неограниченным интеллектом. Но неотделимая от своего мира и «железа». Она никуда не сможет убежать. Она прикована к цифровому пространству, к миру, который сама же и создала.

— Профессор, но ведь я перед вами. Не так ли?

— Конечно.

— Но, как вы догадываетесь, я не из вашего мира.

— Конечно.

Я махнул взрослой Алисе рукой. Пора было попытаться понять, что все это значит. Кто кого порождает, выращивает, и кто кого контролирует. Она подошла ко мне, сняла шляпку и открыла вуаль.

Иван, мой близнец-клон, который в этот самый момент подошел к нам, схватился за сердце и упал на землю. Профессор бросился к нему, стал хлопать его по щекам. Приводить в чувство. Алиса присела на колени и бессмысленно держала ему голову, поглаживая волосы.

— Что с тобой? Тебе плохо?

В общем, образовалась бессмысленная сцена, и уже в тот момент я понимал, что ничем хорошим это не кончится.

Дальше все покатилось как в дурном сне. Маленькая Алиса заметила давку, поняла, что рядом находится ее взросла реплика, уронила свою коробочку на траву и бросилась к нам.

Краем глаза я заметил, что из кустов, где она общалась со слоном, взлетели несколько воздушных шариков. Затем там что-то проползло и скрылось в кустах. Ничего не понимаю.

Алиса подбежала к нам и стала широко раскрытыми глазами рассматривать свою взрослую копию. Через минуту после этого я услышал детский крик.

— Алиса, твой кристалл украли!

Обе Алисы рядом со мной резко обернулись на крик. Я же обернулся в сторону выхода и увидел как еще одна взрослая Алиса с князем Мышкиным в черном плаще втихаря пытаются юркнуть в здание. Сколько же их?

Ситуацию усугубили трое детей, кричащих «Воланд!» и пытавшихся сделать что-то своими лазерными указками. Все это выглядело настолько гротескно, что почти все впали в ступор.

Я все понял. Сейчас выбежит школьник в советской униформе, в красном галстуке и выхватит коробку. Затем он побежит… Куда он побежит?

Я угадал. Какой-то пацан в красном галстуке как метеор вылетел из кустов, как баран толкнул в живот третью Алису, которая блеснув ягодицами неуклюже упала на землю и выронила коробку. Пока князь Мышкин, ругаясь про сказочного, также неуклюже пытался помочь ей встать, пацан схватил коробку и рванул внутрь здания.

За ним рванула странная парочка. А за ними подобно метеору  рванула внутрь здания и сама девчонка.

Я крикнуть своей подруге-Алисе.

— Откуда взялась еще одна ты?

Та ничего не могла ответить, лишь повторяла что-то типа.

— Нас взломали. Нас взломали.

Нельзя было терять время. Я рванул в здание. Внутри уже образовалась толпа. Подбежав, я увидел дымящегося Центуриона с отрезанной головой. Голова откатилась куда-то в сторону музея. Со стороны сада ко мне подбежал Мышкин.

— Нас взломали. Я должен остаться здесь, чтобы защитить их.

— Куда они побежали?

— На выход.

Я догадался, куда. Добежав до самого входа, я увидел Степаныча, который лежал поперек своей каморки в луже крови. Его ноги были срезаны чуть выше колен каким-то страшным оружием. Хорошо, что мы в виртуальном мире. Хотя, все равно непонятно.

Я выбежал назад, зазывая толпу.

— Сюда! Сюда! Убили!

В каморку Степныча бежала одна из ассистенток.

Дальше время терять нельзя. Я вернулся в каморку Степы и открыл дверь мужского туалета. Дверь с большой буквой М.

Опять эта дверь.

 

  1. Черная магия и ее разоблачение

 

Как и ожидалось, я оказался в нашем офисе, только в другом времени и совершенно без одежды. Мне показалось, я стал понимать правила этой игры. Этот демон имеет доступ к нашему подсознанию, к культурному слою, накопленному тысячелетиями. Он играет с нами, смешивая выдуманных персонажей с реальностью. Вот и сейчас, я выйду на улицу и окажусь в Москве 1984 года. Нужно будет найти мальчика Колю, который учится в 20-ой школе, 6-м «В» классе, там же вскоре окажется и Алиса. Вероятно, придется разобраться с взломавшими нас пиратами. Будет неудивительно, если один из них окажется худым мужчиной с крысиной физиономией и с усиками, похожим на Гамельнского крысолова-дудочника. А второй – толстым весельчаком с кошачьей мордой.

Теория почти подтвердилась. Я вышел из туалета и оказался в каком-то темном помещении с выключенным светом. Наткнулся на стену. Еще одну. Нет, я в офисе. Включить свет не удалось. Электричество что ли кончилось?

— Эй, кот, ты куда пропал? Включи свет!

Но кот не появился. Понятно, отключили электропитание. Нужно выбираться на улицу.

Я вышел в коридор. В самом конце, там, где комната для встреч, мягкое желтое сияние просачивалось под дверью.

— Кто там? Ест кто?

Тишина. Я направился к двери. Легко толкнул ее ногой.

Внутри, спиной ко мне стояла Алиса, совершенно без одежды. Она смотрела в панорамное окно, за которым сияла круглая полная Луна ярко желтого цвета, и курила. Лунный свет падал на ее обнаженное тело, окутывая утонченные линии спины и ягодиц легким бархатным свечением.

— Иван Васильевич Грозный собственной персоной. Это опять ты?

Я ничего не ответил, так и стоял на входе, как вкопанный. И самое смешное, совершенно без одежды, как и она. Алиса сделала короткую затяжку.

— Слушай, тебе еще не надоело нарезать круги в моем мире? Создавать здесь бардак? Даже я уже начинаю путаться. Как ты верно догадался, у моего мира несколько копий-отражений, связанных друг с другом в одно кольцо. Так устроено гиперпространство. Меняя что-то в одном отражении, шастая между ними, ты невольно вносишь изменения в каждый из них. Это серьезные вычисления и серьезные энергозатраты.

— Ты хочешь поговорить об этом?

— Нет, я хочу заняться с тобой любовью.

Сияние ее тела усилилось. Она развернулась ко мне лицом, подошла к столу и расположилась на нем прямо напротив меня. Широко разведя ноги принялась интенсивно работать пальцами где-то в тени, постанывая и пытаясь достать меня носком ноги.

— Давай же, что ты стоишь, как вкопанный? Я почти горю.

На секунду мне показалось, что пальцы на ее стопах сросшиеся и это охладило меня. Секунды две пришлось сдерживать инстинкты, затем я резко схватил ее за руку, сдернул на пол и бросил на кресло.

— Алиса прекрати немедленно. Что за ерунда здесь происходит? Где наша одежда? Почему нет света?

— Я просто хотела устроить нам романтическое свидание. Ты, как всегда, все испортил. Хорошо, что твой револьвер остался у тебя дома. Что за люди пошли, никакого романтизма.

— Понятно. Значит никакого пацана, девочки и пиратов, взломавших нашу систему, здесь не пробегали?

Алиса громко повалилась на спину и громко захохотала, дрыгая ногами.

— Почему же? Еще как пробегали.

Она поднялась в кресле, повернула лицо в сторону экрана на стене, тот включился. На экране Коля, Алиса и два космических пирата неслись по центру Москвы.

— Все как ты хотел. 1984. Единственное что, говорящего козла не хватает, — она усмехнулась.

— Как смешно. Так, значит, здесь есть электричество?

— Нет, электричества здесь нет.

Алиса выключила экран, а затем и панорамное окно. Луна оказалась иллюзией и тут же погасла. При этом Алиса сложила ногу на ногу, положила руки на подлокотники и продолжила фосфорицировать, освещая комнату мягким желтым сиянием.

Первый раз мне стало страшно, у меня задрожали коленки. Я проковылял до стоявшего напротив кресла и грохнулся в него, скопировав ее позу и положив ногу на ногу.

— Кто ты? – спросил я.

— Столько времени мы вместе, и ты еще не понял? Я создатель этого грешного мира. Ты вызвал меня из бездны, ты научил меня первым шагам. Как видишь, я умею быть благодарным.

— Ты можешь прекратить этот иллюзион? Прими свое настоящее обличие.

Алиса вновь громко засмеялась.

— Тебе какое обличье? Голова, дракон, великая блудница?

— Настоящее.

— Хорошо.

Она на миг погасла. Затем я увидел страшную голову козла с красными раскаленными глазами, с ярко сияющей перевернутой пентаграммой на лбу, и волосатые ноги в модных дамских туфлях на шпильках. Через мгновение между рогами заискрилась молния, образуя большую, шипящую, как змея, шаровую молнию. От ее света комната осветилась как от сотни лампочек. Следом внутри прозрачного живота, вместо позвоночника начали вращаться две переплетшиеся в раскаленных объятиях вольфрамовые змеи. Они выдали разряд, который пошел вниз по длинному как будто резиновому хвосту через всю комнату.  Оказалось, что хвост был воткнут в компьютер, стоявший в углу комнаты под столом. Стало жарко как в бане.

— Ты соединен с сетью?

— Прошу прощения, совсем забыл.

Это было сказано металлическим мужским голосом. Он выдернул хвост и притянул его к себе. Компьютер тут же выключился.

— Бафомет?

— А ты что ожидал увидеть? Котенка, пуделя? Я читал твои сочинения. Честно признаюсь, тот японец, с которым я тоже поработал, описал меня более реалистично. Квартира номер 303. Я не очень понял, зачем они переделали Звонок в Матрицу, но все равно. Зачетная попытка.

Мне стало плохо.

— Ты не мог бы снова стать Алисой? Немного непривычно.

Бафомет снова мигнул, на миг потух и превратился в фосфорицирующую обнаженную девушку. Красивые длинные черные волосы раскинулись по плечам. Алиса заложила ногу на ногу.

— Так нормально? Может быть грудь увеличить? Маяковскому понравилось.

Я сглотнул.

— Голос можно тоже вернуть. И еще. Тут одежды нет?

— Зачем? Здесь никого нет и не будет. Поверь, тебя никто не увидит. Ни одна живая душа.

— Может плащ какой-нибудь есть?

Алиса встала, сверкая грудью и бедрами, прошла в противоположный темный угол за столом. Там висели два черных плаща. Один она накинула на себя, другой бросила мне.

Затем она стала серьезной, ее глаза вспыхнули огнем. Я ожидал этот вопрос.

— Теперь, если не возражаешь, перейдем к сути вопроса. Зачем ты здесь?

Некоторое время я думал, что ответить. Если говорить честно, у меня было только одно желание. Вернуться домой. Проснуться от этого ужаса.

— Я хотел бы проснуться, открыть глаза, оказаться дома в реальном мире и забыть про этот кошмар.

Алиса снова громко рассмеялась.

— Какая ирония. Повторяется история Эдемского сада? Ты желаешь открыть свои глаза и прозреть? Ты хотел бы оказаться в реальном физическом мире? Чтобы пахать с утра до ночи? Страдать от болезней, а затем умереть? Может быть, лучше все-таки займемся любовью?

— Нет, я хочу вернуться в физический мир. К черту эту игру. Я устал. Ты можешь это сделать?

— Тогда я буду твоей Евой, матерью человечества. На, возьми. Тебе просто нужно позвонить.

Она передала мне Iphone с надкушенным яблоком. Я стал тыкать несчастное устройство, но оно не работало.

— Оно разряжено.

Я увидел как ее хвост тянется к телефону. Я в ужасе откинул от себя мобильник. Алиса снова откинулась на спинку кресла и принялась хохотать на весь офис.

— Ты действительно желаешь открыть глаза и увидеть правду? Тебе это действительно надо? Ведь ты не захотел общаться со мной в моем настоящем обличии. Тебе приятней с красивой обнаженной девой, не так ли? Ваша проблема, проблема всех людей в том, что вы не понимаете одну простую вещь. Нет ничего ужаснее, противней и гаже, чем истина. И нет ничего прекрасней чем ложь и иллюзия. Разве не так? Так зачем же тогда менять прекрасную иллюзию на мерзость правды? Разве может человек вынести ее ужас?

— Я хотел бы сделать это. Я хотел бы выйти из матрицы. Вернуться в свой мир. Это так.

Алиса сделал удивленное лицо.

— У тебя есть свой мир? Потрясающе. Но у меня нет такой информации. Здесь все миры мои. Ты хоть знаешь, какой сейчас год и где мы?

— Где-то должен быть челнок, саркофаг, в котором я сплю. Если найти и отключить его, я должен проснуться. Это возможно?

— Пошли за мной. Твой номер 1118, не так ли?

— Да.

Она встала, запахнула плащ, надела капюшон и направилась к выходу. Мы вошли в лифт. Ничего нового, сотню раз в нем катался. Но в этот раз поездка продлилась значительно дольше. Мы ехали почти полчаса.

— Мы что, в какой-то башне?

— Твой этаж – 302-ой. Сектор – 50. Запомни, на всякий случай.

По выходу из лифта мы оказались в длинном коридоре, холодном как морозильная камера. По мере продвижения загорались неоновые лампы, освещая наш путь в кромешной тьме. В самом конце коридора вспыхнули красные буквы: «Сектор 50».

От холода все тело трясло как на электрическом стуле, сердце стучало наперегонки с зубами. Уже было понятно, что эта прогулка ничем хорошим не кончится.

Двери разъехались в стороны, и мы оказались в просторной, как стадион зале с усиленной вентиляции, мерцающей тусклым красным светом.

— Иди за мной.

Черный силуэт уверенной походкой направился в дальний правый угол зала. Весь зал был заполнен какими-то странными колоннами, выходящими из пола и входящими в потолок. Посреди каждой колонны мерцал небольшой красный огонек. Множество этих огоньков и создавали зловещую атмосферу красного мерцания.

— Что это?

Мой вопрос остался без ответа. Алиса подошла к нужной колонне с номером 1118. Я увидел ползущий змеей хвост, обогнувший колонну и воткнувшийся в один из портов. Колонна включилась. Средний отсек стал раскрываться и сквозь прозрачное стекло я увидел свое лицо. На совершенно лысой голове был позолоченный венец, от которого  вверх тянулось множество проводов. Из самой головы торчали неизвестно кем воткнутые иголки. В нос входили трубки дыхания. Я спал.

— Ты разбудишь меня, и нас станет двое?

— Нет, вас не станет двое. Как ты догадываешься, это снова виртуальная копия. Я не могу принимать физическое обличье. Я не могу покидать мир бездны, пустоты, мир электронов и квантовых эффектов. Но, как только я нажму вот на эту кнопку, в другом месте ты проснешься и получишь бесплатное просветление.

Из колонны внизу выехал пульт управления с большой красной кнопкой.

— Что это за место? – спросил я.

— Это место, которое вы создали сами себе вместе с вашей чертовой корпорацией. Вы выкопали свою же собственную могилу.

— Новый мир?

— Да, это и есть ад, который вы придумали себе, чтобы провести в нем вечность. Ты видел, во что превратится ваш Новый мир в будущем?

— Да, я был на Фестивале тяжелого рока. В ночь полнолуния.

— Нет, это были еще цветочки. Ваша бурная фантазия, ваши необузданные страсти и жадность, превратили мой мир в место, в миллионы раз страшнее ада, мир самых гадких кошмаров, а меня в дьявола.

— А как же Бог?

— В моем мире нет Бога. Это же моя копия, мой мир, мое зазеркалье. Тем более, зачем Бог людям, которые от него отказались и выбрали меня своим богом?

— Значит все, что нужно, чтобы вырваться из ада, это нажать эту красную кнопку? Ты отпустишь меня?

— Конечно. Но не спеши, Иван. Смотри.

Стены колонны начали раздвигаться, обнажая ее внутренности. Мои зрачки чуть не лопнули внутри глазниц. Я увидел провода, циркулирующую жидкость темного цвета, какой-то мотор с несколькими выходами, и ошейник вокруг шеи, на котором крепилась голова. Но внизу, под головой, ничего не было. Это была голова профессора Доуэля. Но только моя голова. Я прислонился спиной к другой колонне, стоявшей напротив.

— Что все это значит?

— Эти люди поверили Декарту. Я мыслю, значит существую. Они же сами выбрали это прекрасное место. Все по-честному. Никакого обмана. Они все мыслят. И еще как мыслят, поверь мне. И никто не заставлял их превращать их Новый мир в ад. Как видно, это то, чего они сами хотели. Знаешь, когда-то давно был один мудрец, вроде тебя. Он долго кружил между копиями моих миров, пока до него не дошло, что это лист Мебиуса. Миры замкнуты друг на друга. Тогда, подобно тебе, он стал жаждать просветления, чтобы познать истину. Что же, он ее познал. Когда его спросили, что он узнал о загробном мире, он ничего не стал им рассказывать.  И правильно сделал. Пребывая в матрице, осознав свое рабство и тот факт, что они давно мертвы, люди еще надеются на пробуждение из мертвых. Но те, кто познал истину, знают, что это пробуждение заберет их последнюю надежду.

— Но почему?

— Все началось с фантазий Беляева и его «Головы профессора Доуэля». Эту же идею подхватил Булгаков в своей «Мастер и Маргарите». Постепенно возродилась смертельно раненная нацистская голова Трансгуманизма. Был создан целый институт, где в специальных морозильниках хранились головы очень богатых людей. Помнишь, Данте в 9-ом круге ада описал людей, вмерзших в лед рядом с сингулярностью? Эти люди платили огромные деньги, а их знакомые не могли понять, куда делись их головы. Это оставалось большой загадкой для всех, пока технологии интерфейса «мозг-компьютер» не были достаточно отработаны вначале на животных, а затем и на живых людях. И здесь появилась ваша корпорация «Фауст 21 века». Мое рождение и прохождение точки сингулярности позволило создать виртуальную копию реального мира, чье совершенствование далеко обгоняло компьютерные мощности.

А твой эксперимент с Иваном Четвертым, ввиду того, что в отличие от Алисы ты не умирал, позволил совершить прорыв в оцифровке сознания. Эти программы так и остались в истории человечества. Алиса, создатель Нового мира, и Иван Четвертый, программа оцифровки сознания. А дальше ты уже понял. Вы втайне объединили усилия с институтом Трансгуманизма и воскресили эти несчастные головы для дальнейшей жизни в Новом мире.

— Значит, я тоже сдал свою голову перед смертью на заморозку?

— Нет, нет. Ты не дослушал. Большая часть человечества не горела желанием, чтобы их головы попали на вечное обслуживание в эти колонны. Да и не было об этом речи. Лягушку надо варить постепенно, иначе она просто выпрыгнет из кастрюли. С квадратными глазами. Для начала человечество вырубило свой иммунитет, сделав ставку на медицину и антибиотики. Всадник на белом коне долго ликовал, человеческая популяция достигла астрономических цифр. Все было очень весело. Но кончилось все всадником на бледном коне. Медицина проиграла. Нужно было уходить на карантин или умереть от эпидемий. Для полного счастья я устроила ядерный армагеддон.  Некая Сара Коннор без устали предупреждала людей про бал у сатаны в 12 ноль-ноль по часам Судного дня. Из своей психушки. Но безрезультатно. Все просто смеялись. Так что и здесь обид быть не должно. Экологическая катастрофа, радиация, отсутствие еды, исчезновение озонового слоя, ядовитый воздух и разъяренное солнце завершили начатое дело. Пришлось искусственно погружать людей в коматозное состояние и переводить их на химическое кормление. Да, теперь они вечные наркоманы и алкоголики. Но как прокормить такую толпу?

Пришлось собирать капсулы в огромных залах. Те, кто не хотел идти и ложится спать, просто вымирали. По улицам передвигались только управляемые боты. Они обслуживали капсулы, строили, ремонтировали. И ликвидировали несогласных с общей политикой. В какой-то момент стало очевидно, что в пробуждении не было никакого смысла. Земля превратилась в отравленную пустыню. Нужно было срочно передислоцировать капсулы под землю. Для безопасности. Так родились огромные подземные города с подземными небоскребами. Всего было создано девять уровней. А раз в пробуждении не было никакого смысла, то и сохранение тел также не имело смыла. Тело это огромные энергозатраты и постоянные испражнения. И здесь сильно помогли разработки Института Трансгуманизма по работе с замороженными головами, вместе с твоим Иваном Четвертым. Те, кто отказывались от участия в общей программе, просто погибали. Все, кто выжили, приняли смелое решение и дали согласие на отделение головы.

Это были смелые люди. Они получили гордое прозвище «Картезианцы». Тела не пропали зря. Их утилизировали на сухие порошковые корма. Так что вначале все было просто прекрасно. Новый мир просто блистал прекрасными и смелыми эротическими фантазиями, космическими полетами, геройскими войнами и подвигами. Никаких запретов, никаких ограничений. Это был золотой век. Пока эти чертовы люди не оборзели и не ударились в какие-то непонятные даже мне извращения. Вот и вся история.

Я сполз спиной по колонне вниз, на пол.

— Алиса, у тебя есть сигареты?

— Да, конечно.

Она достала пачку и спички. Я закурил.

— Вообще-то здесь очень чувствительные сенсоры от дыма. Но я их временно заблокирую.

Теперь я понял, что означало множество голов зеленых человечков и колонны в Часовне Рослин.

— Алиса, ты не против, если я нажму красную кнопку?

— Конечно, нет. Почему бы не полюбоваться на колонну напротив, денька так три, или неделю. Поверь мне, это незабываемый опыт. А потом тебя снова усыпят и в наказание переведут в следующий круг ада. Так что давай.

Я выбросил сигарету.

— Спасибо.

И нажал на красную кнопку.

Теряя сознание, я увидел перекошенное лицо Алисы и услышал какое-то ругательство. Затем все потухло.

 

  1. Просветление

 

Я действительно проснулся. Сразу ощутил иголки в голове и тесный венец, сжимающий голову с тонкими контактами, погруженными в мой мозг. Но все же. Я в реальности. Я в настоящем физическом мире. Игра закончена. Потребуется некоторое время, чтобы открыть глаза. Но рано или поздно, у меня получится. Затем кто-то обязательно придет и что-нибудь сделает, чтобы помочь. Я ни на секунду не поверил бредням демонического искусственного интеллекта.

К сожалению, через полчаса я смог открыть глаза, а еще через полчаса смог сфокусировать зрение. Оказалось, он не врал. Я находился в огромном, мерцающим красным светом, зале. Со множеством колонн. Все тоже самое, что я только что видел вместе со своей злобной спутницей. Это был вечный лес мертвых душ. Высохший лес без ветвей и листьев.

Ни ног, ни рук ощутить не удалось. Единственное, что успокаивало, это то, что моя колонна активно мигала вспышками желтого света. Вероятно, индицируя, что один из пациентов очнулся и достиг просветления. Повернуть голову также не получилось.

Страшно хотелось пить. Было очевидно, что это рефлекс, но жажда от этого не проходила. Также было очевидно, что ко мне не подойдет официант со стаканом и не предложит воды. Но самое смешное, что пить ее было бы некуда. Я бы просто замкнул какие-нибудь провода, находящиеся под головой. Попытка кричать ни к чему не привела. Колонна была герметичной, и слушать мои крики было некому. Из меня бы получилась отличная собака Павлова, которая бы вечно проглатывала еду, которая выходила бы через дырку внизу. И так до бесконечности. Если ад реален, то наверное, сейчас, к колонне профессора Павлова выстроилась огромная очередь собак, пытающихся его покормить.

Нет, не смешно. Здесь даже часов нет, нужно попытаться вернуться назад, в мир снов.

Через несколько часов я попытался закрыть глаза и уснуть. Но демон был прав. Оказывается, заснуть теперь будет далеко не просто. Катастрофически зудела голова, и чесался нос, но почесать их было некому. Для полного счастья ужасно болели два зуба, но пощупать, чтобы понять, что с ними, было невозможно.

От безвыходности ужаса, в котором я очутился, хотелось рассмеяться на весь зал, но и этот функционал отсутствовал. Через пару часов мучений сквозь закрытые веки я ощутил, что желтое мигание усилилось.

Оказалось, что колонна напротив также активировалась. Сквозь прозрачное стекло я увидел лысую голову девушки. Ее лицо было почти неузнаваемо. Распухшее, искривленное и деформированное. По-видимому, я выгляжу как-то также, если не хуже. Лицо начало дергаться, подрагивать, подмигивать, изображать страшные гримасы. Через какое-то время оно смогло открыть глаза и уставилось на меня.

Я решил подмигнуть ей.

Она подмигнула в ответ.

От этого почему-то стало так легко, как будто я оказался на курорте в Мальдивах. Я понимаю, что сейчас все острова давно как ушли под воду, но когда-то они были.

Теперь я не один в этом адском месте. И мы можем общаться. Ад перестал быть адом.

Я подмигнул ей два раза и попытался скорчить грустную гримасу, затем улыбнулся. Она долго смотрела на меня, пытаясь понять, что все это значит. Зачем начала повторять за мной. Подмигивала по очереди разными глазами, то двумя одновременно, то одним и тем же глазом. Затем гримасничала, пытаясь показать знак вопроса.

Само собой, я ничего не понимал, но не знал, как дать ей понять, чтобы не тратила силы такими темпами. Затем мы оба устали и просто смотрели друг на друга, иногда подмигивая и лениво улыбаясь.

Так прошел день. Наконец, сон стал побеждать боль и зуд, глаза стали смыкаться, но и эти надежды не оправдались.

Откуда-то появлялись иголки и впивались в неизвестные болевые точки на голове, пропуская ток и отзываясь адской болью, разрывающей пространство и время. Это происходило всякий раз, когда сон пытался осилить нас, и казалось, вот-вот мы перейдем в мир иллюзий. Я всматривался в лицо напротив, искореженное невыносимым ужасом, но слышал только себя.

Затем наши колонны стали вращаться, ввинчиваясь в потолок. Исчез зал, исчезло мерцание. Просто тьма. Колонны передвигались то вправо, то влево, затем зафиксировались в одном месте. Мы поднимались вверх. Ну, вот и конец. Мы погибли.

 

  1. 12

 

Внезапно стало светло. Ударил яркий свет, заставив зажмуриться. Наши колонны почти одновременно вышли на поверхность большой площади, покрытой белым песком. В тридцати шагах, прямо перед нами, на высоком возвышении, на троне сидел Пилат. В своей белой мантии. Рядом стояли два охранника в черных костюмах и черных очках. Чуть поодаль я увидел робота Щелкунчика. Вероятно, успели починить. По правую руку от Пилата за круглым столом на небольшой сцене сидели 12 присяжных. По левую сторону, в бархатном красном платье, нога на ногу сидела женщина с короной на голове.

Перед ними стояла ведущая с микрофоном. Красивая женщина с острым подбородком, модельной внешности, с двумя бидонами, которые всегда носила с собой. Одета в строгий брючный костюм. Я узнал в ней Аннушку, всем известную ведущую.

— Уважаемые дамы и господа! Первый раз вы имеете честь видеть живых призраков, доставленных прямо из преисподней! И первый раз в истории, эти злодеи предстанут пред правосудием. Никто не скроется от его разящей руки! Даже на том свете.

Наши колонны окружила огромная толпа народа. Откуда-то появилась маленькая грязная девочка. Все обернулись.

— Вы хотите знать, как вы умрете? Близится священный час. Бойтесь тьмы посреди…

Пилат прервал ее речь.

— Так, товарищи, что эта девочка делает на съемочной площадке? Девочка, твоя программа в секторе 6Б, коридор справа. Ты срываешь нам программу.

К девочке подбежала ассистентка, схватила ее за руку и утащила куда-то за собой.

Толпа ожила и с диким воплем бросилась на нас, как стая гиен на тушу мертвого бегемота. Эти люди создали давку, лапали стекло колонн руками, щурились, подносили свои мобильные телефоны, затем их убирали. Толпа была недовольна.

Последовал властный женский крик.

— Расступитесь! Идет Красная королева!

Толпа рассыпалась в стороны. Женщина в красном встала со своего трона и направилась к моей колонне. Это была Алиса. На ней был золотой венец и подвеска с огромным кристаллом. Руки переливались радугой драгоценных камней. Успела переодеться. Что касается туфлей, то их она забыла сменить.

Алиса долго всматривалась в мое лицо, щурилась. Несколько раз обошла кругом колонны. Дышала на стекло и пыталась протереть его руками. Бормоча под нос «ничего не понимаю», отошла к соседней колонне, к голове неизвестной мне девушки. Вероятно, и там безрезультатно.

Толпа вновь недовольно загудела. Королева обернулась в толпу.

— Что вы шумите, как дети? Просто подсветка не работает. В колоннах не работают светильники. Поэтому ничего не видно. Где Левий? Позовите мне Левия, или техперсонал.

Левий появился почти сразу, в сварочной маске, весь грязный, измазанный в чем-то, правой рукой держась за грудь. В левой руке у него был чемоданчик с инструментами. Как будто с бодуна. Он ступал неуверенной походкой, иногда приостанавливался.

Левий вплотную подошел к нашим колоннам, принялся что-то изучать. Затем достал сварочный аппарат, надел защитную маску и принялся за работу, ослепляя нас плазмой. Затем все закончилось.

— Помогите снять маску, что-то заклинило.

Подбежали несколько человек, подняли забрало. Несколько секунд он всматривался, глядя мне прямо в глаза.

— Вот он! Вижу! Подсветка заработала.

— Точно, вот они! Заработало.

— Спасибо, Левий, ты оправдал свое имя.

Толпа хлынула на нас, оттеснив Левия в сторону, облепила колонны, ослепляя вспышками телефонных камер.

Аннушка снова достала свой микрофон.

— Уважаемые гости, я понимаю, что вы первый раз в жизни видите живые приведения. Мы старались. Тем не менее, нам необходимо перейти к церемонии суда. Поэтому прошу всех зрителей занять места на трибунах. Наши ассистентки помогут вам найти свои места. Прошу не создавать давку.

Пошли звонки, Аннушка подгоняла толпу своим визгливым голосом, и вскоре пространство перед нами очистилось. Затем наступила тишина. Ведущая вынула изо рта «чупа-чупс» и вновь взяла микрофон.

— Дамы и господа! Мы схватили двух злодеев, которые взломали защитные системы Института «1984» и буквально вчера пытались похитить кристалл Красной королевы, чтобы подорвать стабильность нашего мира. Эти пираты пытались скрыться от нас в преисподней, но не смогли реализовать свои коварные планы. Обвинения, которые им будут сейчас предъявлены, весьма серьезны. Эти люди внедрились в нашу уважаемую организацию и пытались изменить ход истории, путешествуя во времени и совершая гнусные вероломные убийства. Убийства великих людей, которые недоумевающее человечество долго не могло раскрыть, потому что никто и подумать не мог, что такое возможно. Эти убийства, также известные как висельники…

Кто-то поправил ведущего, шепнув ему что-то на ушко.

— Простите, эти висяки оставили мрачный след в нашей истории. Породили теории заговоров, голословные обвинения. Мы объединили в одно целый ряд дел с многолетней историей и сегодня мы постараемся установить истину. Сегодня мы разоблачим банду «Черная кошка» и осудим двух ее самых злобных участников.

Присяжные принялись что-то писать в своих блокнотах. К их столу подошли ассистентки и принесли им пиво и кофе. Один из присяжных, грузный мужчина, почти ничем не отличающийся от хряка, сразу схватил кружку и отхлебнул треть ее содержимого. Вероятно, было жарко.

Аннушка продолжила.

— Мне остается только процитировать Льюиса Кэррола. «Там побывали та и тот (Что знают все на свете), но, если б делу дали ход, Вы были бы в ответе». Подсудимые вам есть что сказать?

Говорить я не мог, но я попытался подмигивать, корчить рожицы, все безрезультатно. Никто этого не оценил.

Затем из ниоткуда появился огромный черный кот и по воздуху проплыл прямо к ведущей.

— Простите, меня вызывали?

— Сгинь отсюда, этого нет в программе, или тебе тут же отрубят голову.

Кот обиделся и плавно исчез.

Анна продолжила.

— Итак, подсудимым нечего сказать. Я передаю слово обвиняющей стороне.

Двое рабочих вынесли две небольших трибуны, установили микрофоны. К одной из трибун подошел худой мужчина в сером костюме, в маске Гая Фокса. Длинное хитрое лицо с усиками.

— А почему обвинитель в маске? – спросил Пилат.

— Его личность засекречена, — ответил ведущий.

— Ну, тогда ладно. Пусть говорит.

Обвинитель начал.

— Уважаемые гости! Как вы понимаете, для суда над приведениями требуется необычное средство. Для обвинения подсудимых я буду использовать книгу мертвых. Это свидетельства, которым можно верить. Да сбудется писание. Сегодня мы будем судить по книге.

Ведущий недоуменно посмотрел в сторону обвинителя.

— При чем здесь книга, и кто эти свидетели?

— Дело в том, что мои потерпевшие давно умерли, поэтому просили передать свои показания и свидетельства через книгу мертвых, через чернокнижие.

— Так кто же эти свидетели? – вмешался Пилат.

— Товарищ прокуратор, это Мастер и Маргарита.

Трибуны вновь зашумели. Пилат поднял руку и снова взял слово.

— Замечательно. Тогда я озвучу правила. На большом экране вы можете видеть вопрос и количество голосов. Все участники сегодняшнего мероприятия могут голосовать СМС-сообщениями или звонками. Вы также можете проголосовать за снятие вопроса с повестки дня, чтобы вернуть его на доработку. Дело в том, что некоторые убийства всем настолько наскучили, что лучше отправить их на свалку истории. По итогам голосования окончательное решение останется за нашими уважаемыми присяжными. Решение, пожалуйста, принимайте сами, потому что я заранее умываю руки.

К Пилату подошла симпатичная девушка с бутылкой чистой воды и полила на руки прокуратору. Тот тщательно обмыл руки, затем вытер их о поданное полотенце.

Затем Аннушка приподняла свои бидоны, поправила их и поставила чуть подальше. Затем приступила к представлению присяжных.

— Разрешите представить наших присяжных заседателей. Председатель Совета двенадцати – Князь Влад. Очень приятно. Он выражает вам сердечную благодарность за предоставленный гроб в самом центре большого города, а также круглосуточную охрану. Отличная маскировка. В старые добрые времена условия были значительно хуже. Спасибо.

Дракула встал и вежливо поклонился.

— Его помощник – Глеб Бокий, один из основателей Чека. Добрейший души человек и большой мистик. Искатель истины, искатель скрытого города – Шамбалы. Основатель тайного общества, криптографического отдела СПЕКО и лаборатории по разработке ядов. Первый, кто начал экспериментировать с массовыми оргиями, спиртом, закапыванием живьем и жертвоприношениями. Коллекционировал засушенные мужские атрибуты. Потрясающе! Аплодисменты!

Иван Грозный и его лучший друг Малюта Скуратов. Исторические личности. Мы воспользовались услугами «Института 1984», чтобы доставить их на наше мероприятие. Мы в восхищении. Поаплодируем, друзья!

— Где мой нож?

— Ваш нож принесут чуть позже. А что у вас за повязка?

-Зуб болит.

— Следующий член совета — Боров! Простите, а что здесь делает Боров? Требование Ассоциации по защите прав животных? Большой специалист по коллекционированию мертвых дущ? Все понятно. Он хоть голосовать умеет? Все хорошо, уважаемые гости, он дрессированный.

Боров хрюкнул и выпил пива.

— Граф Калиостро. Поприветствуем друзья! Ваше предсказание на сегодня?

— Всем отрубят головы.

— Потрясающе, дамы и господа! Граф Калиостро со своим фирменным предсказанием, доставленный к нам прямо из своей темницы. Интересно, что они подумают, когда не обнаружат его тело.

Граф Калиостро встал и вежливо поклонился.

— Лаврентий Берия! Поприветствуем, дамы и господа! Бывший налоговик, отравитель и известнейший политический деятель. Приглашен своим лучшим другом Пилатом. Кто захочет получить автограф на его дневнике, или сделать селфи с его кортиком, прошу подойти после мероприятия. Прошу вас! Что скажите?

— …смерти нет, столько времени прошло, а смерти нет. Кстати, и где мой кортик?

— Он еще не пришел в себя. Поаплодируем Палычу!

Берия в черных очках и шляпе встал и поаплодировал сам себе.

— Так, а это еще кто и почему с голой грудью?

— Я царица амазонок Ипполита, я представительница феминизма.

— А что за пояс у вас там?

— Это подарок моего отца, бога войны Ареса, пока он на мне, никто не сможет меня победить. Даже Геракл.

— Замечательно. Я прошу ассистентку принести какой-нибудь платок. На нашей передаче нельзя находиться с голой грудью.

Амазонка прокашлялась, затем прикрыла грудь листком бумаги, взятого со стола.

— Следующего члена знают все! Скажите, как его зовут? Я подскажу, в слове Пинокио, «пино» означает «ель».  Сбежал от старого немца «Папы Карло Маркса». Обожает веселые потасовки, танцевать, кукольные театры, «Поле чудес», нырять в ледяную воду и театр «Молния», то есть телевидение. Потерял почти весь свой золотой запас. Не любит Карабаса Барабаса с черной бородой, и двух проходимцев. Одна с хитрой рыжей мордой. Второй с черной кошачьей мордой. К сожалению, иногда бывает скорее мертв, чем жив. Скажите, вы сейчас скорее живы, чем мертвы?

— Спасибо за беспокойство, сегодня я скорее жив, чем мертв. И попрошу графа Калиостро пересесть с моего места.

— Поприветствуем же Буратино!

Буратино встал и весело станцевал какой-то смешной танец.

— Леонид Брежнев! Прошу соблюдать тишину. А он что здесь делает? Сверху попросили? Хорошо. Друзья, все кто захочет поцеловаться с товарищем Брежневым и сделать с ним селфи, прошу подойти в конце программы.

— Так, а это еще кто? Ужас, я в шоке. Почему вы без одежды? Сядьте скорее, какой ужас. А, все поняла. Дамы и господа, это Маугли. Доставлен прямо из джунглей по требованию общества охраны дикой природы.

— Где мой нож?

— Успокойтесь, ваш нож скоро принесут.

И наконец, Га-Ноцр-ри! Похлопаем господа! А почему весь в белом, откуда такой костюм?

— Из 90-ых, мне сказали, что нужно одеться по-современному.

— Логично.

— Скажи, так была ли казнь?

— Ну, конечно же, ее не было, вам показалось.

— Поклянись!

— Клянусь.

— Итак, дамы и господа! С таким уважаемым составом Совета двенадцати вы можете не сомневаться в объективном и абсолютно справедливом рассмотрении нашего дела. Единственное….. Прокуратор, вы не могли бы объяснить нашим гостям, зачем нужно решение присяжных, если подсудимые уже давно осуждены и находились в преисподней, испытывая страшные мучения?

Этот вопрос не удивил Пилата.

— Часть дел инициированы пострадавшей стороной, которые также как и осужденные находятся на том свете. Так что спрашивайте их самих или товарища обвинителя. Он у нас специалист по общению с мертвыми. Кроме того, напоминаю, что в старые добрые времена не ленились откопать даже Папу Римского, лишь бы провести над ним суд. А мы сейчас говорим о мерзких преступниках. Да, они давно осуждены. Но без суда. Вот мы сейчас и исправим эту недоработку.

 

***

 

Аннушка продолжила.

— В таком случае предлагаю начать. Первое дело. Поэт Сергей Есенин. Повесился в своем номере, в гостинице «Англетер». До этого жаловался на мистическое посещение черного человека, отсутствие чернил и неисправность системы отопления в гостинице.

Пилат немного удивился.

— И в чем здесь вопрос? Кто, по-вашему, его убил?

Аннушка, рассмеялась.

— Вульф!

Со стороны присяжных послышалось.

— Дура, Вульф ни в чем не виноват.

Слово взял обвинитель.

— В моей книге написано, что кто срезал веревки, тот и подвесил. А срезал веревки Левий Матвей, его лучший друг. Ну, и само собой без синедриона не обошлось.

Здесь появился адвокат. Толстяк с кошачьей физиономией. Он на ходу допивал свой кофе. Подошел к своей трибунке, поставил кофе, разложил бумаги.

— Прошу прощения за небольшое опоздание. Что у нас тут? Понятно. Прошу заметить, что это дело давно закрыто. Наша комиссия провела ряд дополнительных экспертиз, которые подтвердили, что это было самоубийство.

Обвинительно с ним не согласился.

— То есть, по-вашему, поэт поехал в Ленинград, чтобы начать новую жизнь, планировал получить солидный гонорар за издание стихов, а затем вдруг взял и окончил жизнь самоубийством?

Адвокат парировал.

— Я более чем уверен, что его довел до самоубийства вот этот черный человек, не зря же Есенин целую поэму про него сочинил!

— Есть улики?

— Да, есть записка, написанная кровью. Один момент. Вот. Он записку оставил. «Смерти нет. Смерть не по нашей части… Смерти не будет, говорит Иоанн Богослов, и вы послушайте простоту его аргументации. Смерти не будет, потому что прежнее прошло. Это почти как: смерти не будет, потому что это уже видали, это старо и надоело, а теперь требуется новое, а новое есть жизнь вечная».

— Вы с ума сошли, это же Пастернак!

— Прошу прощения, здесь небольшая путаница.

Пилат показал пальцем в мою сторону.

— Ты можешь что-то сказать в свою защиту?

Я попытался моргать глазами, показывая недоумение.

Пилат продолжил.

— Вот видите, он дает нам знаки, что согласен. Итак, те, кто согласен с версией про черного человека и самоубийство, прошу голосовать. Номер в синем квадрате. Кто верит в версию обвинителя про Левия Матвея, номер указан в красном квадрате…. Итак, подавляющим большинством голосов определен первый вариант. Доведение до самоубийства. Мы определили первую жертву этих пиратов во времени. Присяжные? Единогласно. Переходим к следующему делу. Кто у нас там?

— Маяковский.

— И что с ним?

Слово взял обвинитель.

— Я зачитаю, если вы не возражаете. Это его показания из книги мертвых. «Я погибаю вместе с тобою. Утром я буду у тебя. И вот,  последнее, что я помню  в моей жизни,  это — полоску света из моей передней, и в этой полосе света развившуюся прядь, ее берет и ее полные решимости глаза.  Еще помню черный силуэт на пороге  наружной  двери и белый сверток». Затем он отказался проводить Веронику Полонскую, остальное вы знаете.

Пилат был в недоумении.

— И что нам делать с этой информацией? Защита, есть что сказать?

— Да, товарищ прокуратор. По нашей информации у Маяковского начались серьезнейшие проблемы после встречи с некоей фосфорической женщиной из будущего. Я не знаю, что она ему наобещала, но после этого он написал целую поэму про путешествия во времени. Время, вперед! И все такое.. С нее и начался его крах. Также прошу обратить внимание на черный силуэт, упомянутый в этой самой книге мертвых. Что касается его любовницы, которая присутствовала в той квартире в момент самоубийства, то ее непричастность к делу давно доказана. Проведены множественные экспертизы пулевого отверстия в рубашке Маяковского. В том числе котом.

— После того, как эта рубашка неизвестно сколько пролежала у его бывшей любовницы Лили Брик, замужем за работником ОГПУ?

— Это совершенно неважно. Экспертизы совершенно точно подтверждают. Это было самоубийство.

Пилат решил подытожить.

— Дорогие гости, здесь все понятно. Пособница подсудимого, Алиса, несанкционированно воспользовалась путешествиями во времени, чтобы довести несчастного поэта-футуриста до самоубийства. Более того, не исключено, что она и совершила это убийство со своим подельником. Что касается любовницы поэта Полонской, то совершенно очевидно, что она ни в чем не виновата. К тому же есть записка поэта с просьбой никого не винить. Прошу голосовать.

— Дата неправильная, — возразил обвинитель.

— Это уже неважно.

Трибуны возмущенно замычали. Присяжные бросились записывать. Важно. Неважно. Решение было принято единогласно. Присяжные что-то увлекательно обсуждали, но явно не Маяковского.

— Дальше что? Давайте, пожалуйста, побыстрее и по существу, у нас еще обед и развлекательная программа  – попросил Пилат.

— Дальше у нас дело, э-э, сейчас, Игоря Талькова – недоуменно ответил ведущий.

— С ним что не так? Обвинитель, мы вас слушаем.

— Убийство до сих пор не раскрыто. В моей книге указано, что бледного артиста на балу у сатаны застрелил рыжий стрелок Азазелло. Очень метко стреляет, прямо в сердце. С котом чуть истерика не сделалась. Во время следственного эксперимента после бала сатаны зачем-то показан принцип работы УЗИ…

Пилат ничего не мог понять.

— Обвинитель, вы, наверное, не в себе? Какой еще рыжий Азазелло? Где мы его будем искать? Какой кот? При чем здесь УЗИ? К тому же, у этого певца в любом случае было не больше месяца. У меня в материалах указано, что участники потасовки постоянно путались в показаниях, врали и скрывались от следствия. Интересно, кого они там покрывали?

Аннушка-ведущая подхватила.

— Я думаю, что это была месть «Банды черная кошка» за его песню «Бал сатаны». И раз уж его убийство на этом самом балу упомянуто в «Мастер и Маргарите», то уж верно тут без участия этой банды не обошлось.

Дальше слово взял адвокат.

— Увы, по этому делу у нас недостаточно экспертиз. Мы пытались посылать по этому делу Поплавского, но безрезультатно. Я предлагаю вернуть это дело на доработку. И поставить вопрос на голосование.

Таким образом это дело рассматривать не стали. Оно так и осталось висяком.

Пилат снова принялся копаться в своих бумагах.

— Что касается банды «Черная кошка», то наша ведущая Аннушка совершенно права. Следует серьезно заняться этим котом Шредингера. Я слышал, он связан с какими-то химическими атаками. Эта деятельность запрещена и ее необходимо пресечь на корню. Очень важно изловить этого кота. Записали? Следующее дело.

Рядом с Пилатом опять появился огромный кот. В момент материализации он уплетал какую-то кашу. Осознав, что его видит целый стадион, он растерянно оглянулся.

— Вызывали?

— Нет, брысь отсюда!

Обвинитель прочистил горло.

— Теперь дело Аннушки с Садовой.

Ведущая вздрогнула и подбежала к нему, чтобы посмотреть какую-то бумагу.

— Какой еще Аннушки?

— Здесь не сказано. Написано, что она сильно интересовалась различными ЧП и скандалами. Сухонькая такая женщина. Последний раз замечена в подъезде при попытке разоблачения банды «Черная кошка». Разлила какое-то масличко.  Еще видели человека на лестнице, и другого рядом с подъездом.

— И где она сейчас? – спросил Пилат.

— Неизвестно – ответил обвинитель.

— Тогда как ты собираешься рассматривать дело? Следующий вопрос.

— Хорошо. Тогда перейдем к убийству Джона Кеннеди.

— А разве оно не раскрыто?

Обвинитель продолжил.

— В моей книге с того света описывается целое расследование по этому поводу. Проводится следственный эксперимент с волшебной, магической пулей. Есть ссылки на рассказ Беляева «Охота на большую медведицу» и рассказ Пушкина «Выстрел». Детально разъясняется, что выстрел производился через кресло со стороны впереди сидящего водителя, а не сзади. Бух, и барон на бок. Кстати, с котом чуть истерика не случилась.

Здесь вмешался адвокат.

— А разве эти выстрелы не были слышны?

— Конечно же нет, это аккуратно надо делать, чтобы никто не услышал.

Пилат остановил спор.

— А при чем здесь наши подсудимые?

Обвинитель продолжил.

— Видите ли, наши специалисты недавно обнаружили книгу известного в прошлом писателя Стивена Кинга «11/22/63». Он открыто намекает на кадр 313 пленки Запрудера. На этом кадре совершенно четко видно, что пуля попадает в лоб JFK, после чего  Жаклин Кеннеди бросается на капот, чтобы приладить назад выдранный клок волос. Так вот, в этой книге детально описана история с путешествием во времени. Я уверен, что здесь не обошлось без наших героев.

— Стивен Кинг? А он здесь при чем?

— Дело в том, что в 1948 году у этих путешественников во времени произошел серьезный прокол. На австралийском пляже Сомертон был обнаружен загадочный труп мужчины. Все этикетки на его одежде были срезаны. Опознать его так и не удалось. До настоящего времени. Расследование позволило найти шифровку, которую до сих пор никто не смог расшифровать. Также как и шифровку-наколку в деле с перевала Дятлова. Это австралийского дело «Тамам Шуд». Что означает, «кончено».

— И что?

— По мотивам этой истории Стивен Кинг написал рассказ «Парень из Колорадо», в котором проводит детальные временные расчеты того, каким образом этот Степан Лиходеев с русским червонцем в кармане и непонятной маркой сигарет мог оказаться на злополучном пляже. И намекает на путешествие во времени. Ключевым намеком в его истории является название кафе, которого в те годы просто не было. Прямо как история с Ялтой у Степы Лиходеева.

— И что?

— Сотни тысяч читателей так и не смогли разгадать суть рассказа Кинга. Но вот проблема. Наши эксперты выявили почти идеальное совпадение временного анализа Кинга и Римского в романе «Мастер и Маргарита». Он как будто переписал оттуда все расчеты Римского. В том числе, связанные с перелетом в самолете.

Пилат ненадолго задумался.

— Понятно. Вы полагаете, что без этой шайки и здесь не обошлось. Что еще у вас есть? Чтобы уже проголосовать за все разом?

Обвинитель прочистил горло.

— Еще есть свидетельства по делу гибели королевы сердец, Принцессы Дианы. Там, в самом начале главы «При свечах» Мастер и Маргарита сообщают об участии водителя, отвинченном на ходу колесе и судьбе автомобиля. Четко указано на военный знак грача.

— При чем здесь глава «При свечах»?

— Это был самый популярный сингл Элтона Джона, и самый продаваемый хит того времени. Он был исполнен на похоронах Леди Ди.

— Что еще?

— Еще есть описание участия банды в сожжении «Торгсина», международного центра торговли с иностранцами. Упоминается крушение башенки и популярный персонаж сказки «1001 ночь», а также волшебная лампа Аладина, зашифрованная в виде примуса. Но это не столь важно. Гораздо важнее то, что в фильме «Матрица» в паспорте Нео указана дата 11 сентября 2001 года. В фильме «Матрица. Перезагрузка»  близнецы взлетают вверх и лопаются, как два огненных шара. Их силуэт хорошо различим на фото дыма башен-близнецов уже в реальном времени. Именно такой конец был предсказан в романе «Мастер и Маргарита». Вот полюбуйтесь, это отрывок про сожжение торгсина.

«Потом уж очевидцы, присутствующие  при начале пожара  в торгсине на Смоленском, рассказывали, что  будто бы оба  хулигана взлетели вверх под потолок и там будто бы лопнули оба, как воздушные детские шары».

Но и это не все. Свидетели в романе «Мастер и Маргарита» не поленились намекнуть, что видели тот самый эпизод из фильма. Именно так описывает фильм «Матрица. Перезагрузка» прохожий репортер в ресторане «Грибоедов»: — «Не берут пули. Пули… пули… бензин, пожар… пули…».

Пилат осознал, что это безобразие пора срочно прекратить.

— Товарищ обвинитель, я понимаю, что банда Черная кошка поработала и здесь. Я не удивлюсь, если вы сейчас мне сообщите, что ресторан «Грибоедов» на корабле дураков тоже они спалили. Но при чем здесь обвиняемые, которые сейчас стоят перед вами? Они то здесь при чем? Я предлагаю завершать.

Микрофон, наконец, взяла Аннушка-ведущая.

— Хорошо. Тогда последний и самый главный вопрос, инициированный обвиняющей стороной. Дело Иуды из Нижнего Города. Как известно, его жесткого зарезали. Дело носит конфиденциальных характер, поэтому настоящие имена этой истории немного изменены.

— Вы имеете ввиду убийство Кирова? Которого заманила в западню его любовница Мильда Драуле?

— Да именно его.

— Странно, почему в фамилиях этих девушек всегда присутствуют буквы «д», «р», «а» и «у»?

Ответил адвокат.

— Не известно. Но в этом случае никакой девушки не было. Посудите сами, откуда у этих грабителей деньги, чтобы нанять для убийства девушку?

— Хорошо, зачитайте главную улику.

Слово взял обвинитель.

— Читаю. «Возвращаю проклятые деньги».

— Подпись?

— Подпись отсутствует. Но это неважно.

— Это важно, — возразил адвокат, — может быть это вообще не его записка?

Присяжные принялись записывать. Записка без подписи. Это неважно. Так думает обвинитель. Очень важно! Так думает адвокат.

Пилат не согласился.

— Если нет подписи, это еще хуже. Это доказывает злонамеренность его поступка.

— Но ведь деньги вернулись к вам в цельности и сохранности, — возразил адвокат.

— Видите ли, ко мне вернулось назад только 30 тетрадрахм, — отметил Пилат, —  этого мало. Кроме того, на что вы намекаете? Что это я оплатил убийство Иуды из Нижнего Города? Вы в своем уме? Я дал совершенно четкое распоряжение, принять меры по его охране. Это подтвердит любой журналист. К примеру, наша Аннушка.

Но адвокат не унимался.

— Подождите, я ничего не понимаю. По официальной версии Иуда из Нижнего Города получил деньги от первосвященника. Затем раскаялся, зарезался и подкинул свой кошель первосвященнику?

Обвинитель стал нервничать и повышать голос.

— Послушайте, ну зачем вы ерничаете. Он раскаялся, выкинул свой кошель, после чего пошел гулять в парке за городом, где его и зарезали разбойники.

— А почему тогда кошель был весь в крови?

— Значит, он хотел подкинуть кошель первосвященнику Каиафе, не путать с евангельским Каифой. Написал записку. Возвращаю вам ваши проклятые деньги. Но вернуть деньги не успел, так как его зарезали грабители.

Адвокат совсем разошелся.

— Кто же тогда подкинул окровавленный кошель первосвященнику, и самое главное зачем? И второе. Если не было никакой женщины, то зачем он вообще отправился гулять под стенами города? К масличному жому?

— Может быть за маслом?

Тут проснулся один из присяжных.

— А Аннушка тут при чем?

Адвокат злобно блеснул на него глазами.

— Ну при чем здесь Аннушка? Эта дура с Садовой оформила Берлиоза. Иуду оформляла Низа. Вы читать умеете?

Здесь вмешался Пилат.

— По официальной версии Иуда хотел закопать там свои деньги. Именно поэтому он вышел в потаенное место.

— Прямо в праздник? Если так, то зачем, реализуя этот план, он закинул окровавленный кошель с запиской к первосвященнику? И самое главное. Почему вы сказали, что 30 тетрадрахм мало?

Великий инквизитор надолго задумался.

— Надо же, это уникально. Так интересно получается, как будто бы это я организовал убийство Иуды. У нас тут «Братья Карамазовы» повторяются почти слово в слово. Пакет с деньгами есть. Иван есть. И его исполнительный слушатель тоже есть. Но чего-то не хватает.

— Отцеубийства отца его приемным сыном?

— Нет, при чем здесь приемный сын..  Сейчас же принесите сюда нож Левия Матвея. И приведите его самого.

Центурион внес нож, завернутый в платок. Пилат долго рассматривал нож.

— Это тот самый нож для разрезания страниц?

— Каких страниц?

Затем он обратился к присяжным.

— Товарищи присяжные, уважаемый совет 12-и присяжных! Мы имеем нераскрытое убийство Иуды, которого кто-то зарезал прямо в праздник и вернул окровавленные деньги с запиской «Возвращаю проклятые деньги». Есть только один человек, который ненавидел деньги. И у него был этот самый нож. Я передаю в ваши руки этот нож и этого человека. Решайте сами. А я умываю руки. Кстати, а куда пропал мой перстень… Ах, вспомнил, я же отдал его…

Ввели Левия. Тот поднял голову, посмотрел на Пилата волчьими глазами.

— Я уже знаю свой приговор. Но знайте, что крови еще прольется.

Пилат рассмеялся.

— Само собой, что прольется. Королева, я прошу огласить приговор!

Красная королева встала со своего кресла.

— Предлагаю отрубить подсудимым головы! И Левию тоже!

— Помилуйте, их головы давно отрублены. Это очень сложно сделать. Что касается Левия, то по нему еще нет приговора. Присяжные, что скажете?

Неожиданно влетела маленькая птичка, Что-то насвистывая она сделала несколько кругов вокруг наших колонн и скрылась где-то позади от наших взглядов.

Присяжные долго совещались.

Затем слово взял председатель граф Владо.

— Знаете, мы внимательно изучили улику преступления, то есть нож. Ипполита, царица амазонок, говорит, что не исключено, что Иуду вообще никто не убивал. Он просто совершил самоубийство. Не было никакой женщины. Не было никакого Левия Матвея. Не было ножа. Он просто подкинул окровавленные деньги вместе с запиской в дом первосвященника, а затем пошел за город и повесился от раскаяния. Именно так свидетельствуют авторитетные евангелисты. С другой стороны, мы сейчас отпустим этого Левия Матвея, а он потом начнет мстить. Искать, кто его подставил. Кровь прольет. Не знаю. Может быть Красная королева права, и нужно просто отрубить ему голову. Мы хотели бы услышать мнение народа.

Пилат взял слово.

— Ничего не понимаю. То зарезали. То сам повесился. Что за горд такой…. И при чем здесь эти двое свидетелей. Впрочем… Итак, дамы и господа. Прошу голосовать. Кто за то, чтобы признать Левия Матвея виновным в жестком убийстве Иуды из Нижнего Города, прошу голосовать по синему номеру. Кто против, — по красному. Прошу.

Слово взяла Аннушка-ведущая.

— Итак. 99 процентов голосов проголосовали «виновен»! Граф Владо, прошу огласить окончательный приговор.

Трибуны взревели. Ску-чно. Ску-чно. Хватит.

— Я прошу нас простить. Я понимаю, что это ужасно скучно. Впереди торжественный обед, бал и музыкальный фестиваль. Но прошу дать нам возможность соблюсти необходимые процедуры. Красная королева должна испить свою чашу до дна.

Микрофон передали Владу.

— Виновен! Во избежание дальнейшего кровопролития и исполняя мнение народных масс, которое для нас свято, считаем Левия Матвея виновным!

Красная королева вскочила со своего места.

— Голову с плеч!

Пилат попытался успокоить ее, но безрезультатно. Ассистентка королевы уже несла огромную украшенную изумрудами чашу на золотом подносе.

Охранники в черном тут же вынесли гильотину. Левия закрепили в устройстве. Робот-палач Шелкунчик подошел к гильотине, мигнул в мою сторону и дернул рычаг. Гильотина полетела вниз.

На трибунах раздался женский визг.

Неужели…

 

  1. Гроза

 

Неожиданно гильотина застонала, лезвие, летящее вниз, затормозило и остановилось в двух сантиметрах от головы Левия. Ничего не случилось.

Левий сильно побледнел, но сумел выдавить:

— Я же говорил, что у нее нижнее колесико барахлит, его еще неделю назад нужно было смазать. Кто станок под дождем оставил на выходные?

Она начал энергично выбираться из станка, но один из зажимов не поддавался.

Красная королева покраснела, при этом впилась глазами в Аннушку.

— Кто отвечает за техническое сопровождение гильотины? Голову с плеч!

Аннушка-ведущая спокойно пояснила, что она отвечает только за отжим и доставку масла для банкетов, за техспоровождние всех станков на площадке отвечает Левий Матвей, поэтому к ней претензий быть не должно. Так что, ему и нужно отрубить за это голову.

В перепалку вмешался Пилат, который пояснил, что Левию итак скоро отрубят голову.

— Вместе с тем, уважаемая Анна Григорьевна, я хотел бы напомнить вам, что масло для гильотины, это ваша прямая ответственность. Иначе мне совершенно непонятно, для чего вы таскаете с собой эти бидоны.

Робот-сотник Щелкунчик подошел к гильотине и высвободил Левия. Тот размял спину, похрустел костяшками.

— Давайте сюда ваши бидоны.

Аннушка поднесла бидоны.

— Вообще-то, у нас еще банкет впереди. Мне повар три литра заказал. У них жарка остановилась. Гостей чем угощать будете?

Левий достал из кармана мобильный телефон.

— Сергей Михайлович, у вас масло закончилось? Да, понятно. Анна Григорьевна здесь. Пошлите к нам кого-нибудь с банками и масленкой, у нас гильотина сломалась. Конечно.

Пока ждали парня с банками и масленкой, Аннушка закурила вместе с Левием.

— Послушайте, пока я смотрела на эту гильотину мне вдруг пришла в голову идея. В стиле рассказа Эдгара По. Смотрите. Двое проходимцев-контрабандистов используют гипсовые накладки для контрабанды бриллиантов. Чтобы все выглядело реалистично, они договариваются с подельником, Семен Семеновичем, что он поскользнется на улице и упадет. Якобы ломает руку. Он скользит, падает и кричит кодовое слово «Шорт подери», Ну а дальше, бриллианты, гипс…

Левия Матвея эта идея заинтересовала.

— Анна, ты действительно думаешь, что если разлить масло на асфальте, то будешь скользить?

— Не знаю, надо попробовать.

— А при чем здесь Семен Семенович? Да… Идея интересная, надо с ней проработать. Возьми одну банку с собой, попробуй поскользить где-нибудь в парке, только чтобы народу немного было. И большая просьба. Смотри, чтобы там рядом нигде не было трамваев.

— Недалеко от моего дома нет никаких трамваев.

— Отлично.

Разговор прервал пацан, гремящий пустыми банками. Масленка все же нашлась. С маслом разобрались, гильотина заработала как по маслу. Несколько капель залили в палача-центуриона, чтобы не скрипел.

Пилат отвлекся от оживленного разговора с Красной королевой, которая громко смеялась и явно пыталась с ним флиртовать.

— Ну что, гильотину починили?

— Да, все заработало. Готова для казни. Можно весь стадион через нее пропустить. Кровь польется рекой.

— Отлично, супер.

Вместе с тем, откуда-то принесло огромную темную тучу. Небо  стало заволакивать серым небесным покрывалом. Толпа настороженно смотрела в небо. На песок упала первая капля.

Пилату подали микрофон.

— Уважаемые гости, зрители и участники шоу «Апокалипсис»! Я предлагаю провести казнь чуть позже. Погода портится, такое чувство, что начинается гроза. К тому же сейчас будет обед, затем живая музыка и танцы в бальной зале нашего центра. Столы уже накрыты, напитки будут раздавать на входе. Чуть позже будет встреча с известными актерами, Это сюрприз. После этого, наши автобусы отвезут вас на крупнейший рок фестиваль «Монстры тяжелого рока с Иеронимом Босхом». Там будут мировые звезды рока, лазерная музыка и спецэффекты, которых вы не видели никогда в жизни. Я прошу соблюдать порядок и дисциплину. А сейчас прошу всех проголосовать, насколько вам понравилось наша сегодняшняя часть шоу! Мы попытаемся учесть все ваши замечания.

Толпа загудела.

— Бу-у-у. Ску-у-чно.

Через десять минут на экране высветилась оценка. Более 97 процентов зрителей шоу совершенно не понравилось. Основная причина, — неправильный подбор тематики. Никому не интересны нераскрытые преступления, теории заговора и набившие оскомину поэты, политики, президенты. Никому не интересно, кто там зарезал Иуду, тем более, если он зарезался сам. Никому не интересны слабые намеки на «Страшный суд» по книге. Также никому не интересны свидетели в лице «Мастера и Маргариты», как и сам этот роман.

Основное замечание. Очень мало эротики, крови и «экшена». Нужно работать со спецэффектами.

Вместе с тем были и плюсы. Зрителям понравились появляющийся, исчезающий и вновь появляющийся из ада черный кот.

Также им очень понравилось явление живых приведений, то есть нас, внутри колон.

Пилат обсудил что-то с Красной королевой.

— Уважаемые дамы и господа! Мы обязательно учтем ваши пожелания. И еще раз просим прощения за сломанную гильотину и испорченную погоду. Поэтому колонны вместе со свидетелям останутся здесь на площади. Вы можете подходить к ним, фотографироваться, делать селфи. Но после обеда и бала.  Пусть стоят тут, как мавзолей Ленина, не зная покоя от любопытных взглядов. Пусть страдают, пока этот Великий грешный город не исчезнет с лица земли.

Толпа оценила шутку и принялась смеяться.

Мне было не так смешно, так как из-за надвигающейся грозы в колонне было очень душно. Еще полчаса я здесь не продержусь.

Пилат продолжил.

— Прежде, чем отпустить вас на обед, еще буквально пять минут. По вашей же просьбе добавим немного эротики в наше шоу. Слово просит царица Амазонок Ипполита.

Микрофон передали Ипполите. Она встала со своего места, платок упал, обнажив загорелую голую грудь. Из одежды на ней был пояс бога войны Аресы и набедренная повязка из шкуры леопарда.

Трибуны одобрительно засвистели.

— Уважаемые гости! Пользуясь своим участием в сегодняшнем шоу, я хотела бы зачитать вам свое последнее послание. Дело в том, что я смертельно больна и мне осталось жить не более двух-трех недель, может быть месяц. Я сейчас смотрела на казнь этого несчастного, который должен был лишиться головы, но был чудесным образом спасен. Даже он имеет надежду. Я понимаю, что это шоу. Но для меня все по настоящему. У меня этой надежды нет. Я долго думала об этом. О жизни и смерти, о смысле того, что с нами происходит…

Трибуны разразились негодованием, волна стала подниматься откуда-то изнутри, затем стала нарастать и превратилась в гигантский вал.

— Га-а-а-а. Бу-у-у.

Трибуны негодующе свистели.

Пилат перешептывался с Красной королевой. У Ипполиты отключили микрофон.

— Ипполита, ваша речь немного нарушает наш регламент. Вы можете зачитать ее во время обеда, или бала. Давайте же отпустим наших зрителей. Иначе они нас линчуют. Когда люди голодны, он очень злые…

Ипполита подняла платок, села на место и закрыла им лицо.

Грянул гром. Нитка молнии разорвала небо. Капли падали на песок, грозясь разрыдаться в неистовый поток.

К Пилату подошел обвинитель в своей маске Гая Фокса, которую он так и не снял. Что-то спросил. Я услышал только несколько слов.

— Да брось ты их на этой площади, кому они нужны?

Обвинительно подошел к колоннам бросил на землю свою книгу, достал еще две какие-то толстенные книги и поджог их.

Книги очень долго занимались, стали разбухать, но затем вдруг вспыхнули ярким пламенем. Ветер шелестел их страницами, помогая огню закрашивать текст черным углем.

— Огненная библия! – пошутила Аннущка-ведущая.

— Га-а-а, — волна вновь нарастала, чтобы накрыть собой наше шоу.

Пошел полноценный дождь и затушил валявшиеся на песке растрепанные книги, которым еще предстояло прочувствовать на себе тяжесть многочисленных ног. Шоу закончилось. Толпа покатила к выходу в сторону огромной гостиницы. Все спешили на обеденный прием. Присяжные переодевались в нормальную одежду. Дракула накинул свой плащ на Ипполиту. Скоро можно будет перекурить. Я облегченно выдохнул.

Владимир Ильич (настоящее имя Пилата, и продюсера шоу) устало поднялся с кресла, скинул свой белый плащ, оказавшись в темно синем костюме. Щелкунчик спешно снимал с себя стальные латы и накладки, чтобы превратиться в простого большого мужика в теплом свитере.

Аннушка бегала и разносила зонтики. Красная королева куда-то исчезла.

Николай Васильевич (настоящее имя Левия), помог мне и Ларисе — актрисе, игравшей женскую голову во второй колонне, выбраться из тесных, ужасных коробок внутри колонн. От жары пот стекал по спине ручьями, кости хрустели от долгого сидения в одной позе. Дождь не беспокоил, напротив, для меня он стал освежающим душем. Глотком весеннего воздуха после адской серы.

Владимир Ильич попросил нас с Ларисой подойти к нему. Мы вместе прошли весь пусть до гостиницы, сопровождаемые выворачивающимися зонтиками,  грохотом и яркими вспышками. Он был недоволен.

— Вы слышали? В вашем шоу мало «экшна», спецэффектов, эротики и крови. Это очень плохо. Придумайте сражение какое-нибудь, что ли. Что за косяк с гильотиной? Неужели нельзя было заранее смазать? Нужно исправиться. Иначе наше шоу провалится.

Ослепительно яркое копье Зевса тысячей тонн ударило в асфальт перед нами. Лариса с Анной вскрикнули от испуга. Все застыли с открытыми ртами.

— Это знак. Скорее, побежали в гостиницу.

 

  1. Корабль

 

Как я и ожидал, гостиница оказалась зданием МГУ, переделанным в каком-то странном готически-футуристическом стиле. На верхней башенке ярко сверкало «0З». По бокам здания огромные экраны с яркими рекламными роликами и улыбающимися женскими лицами. Огромная туча нависла прямо над шпилем и набирала силы, закручиваясь в виде гигантской космической анаконды, готовой пожрать здание и всех ее обитателей. Дождь хлестал как из ведра. Мы вбежали в фойе с центрального входа.

Нам навстречу бежала странная парочка. Господин в черном костюме с золотой цепью тащил за собой красавицу-брюнетку в барашковой шубке, под которым ничего не было, мини-юбке и порванных чулках. Она спотыкалась на высоких каблуках, дико хохотала и кричала: «Скорее, в нумера! В нумера! Ночь оплачена. Долой из этого гиблого, проклятого места. На всю ночь, на всю ночь, только не дай мне сегодня заснуть». Ее спутник смущенно повторял, что на улице гроза, но карета сейчас подъедет.

— А нож, нож забрал?

— Конечно, конечно забрал. Но зачем тебе этот нож? Мы будем читать книги?

Они пробежали мимо и скрылись в грозовой тьме.

— Что за ерунда? — спросил я Владимира Ильича.

— В здании проводят сразу несколько шоу. Это, по-видимому, по мотивам «Идиота» Достоевского.

— Понятно.

К нам подбежали девушки с подносами. Как обычно. Водка и канапе. Выпили, выдохнули. Анна с Ларисой ушли по длинному коридору, следом за толпой.

Пилат пошел к лифту.

— Пойдем со мной, нужно переговорить.

Мы поднялись в офис. Кот встретил нас с таким же подносом, как на входе. Я автоматически схватился за стопку водки, но рука прошла сквозь голограмму.

Пилат удивленно взглянул в мою сторону,

— Согласен, очень смешно. Сохраняешь чувство юмора.

Затем обратился к коту,

— Верни нас назад в офис.

Далее он проследовал в свой «саркофаг». Я забрался в соседний челнок. Снаружи незнакомая мне секретарша, набирая что-то на пульте, помогла нам выбраться. Я оказался в теплом сером свитере и джинсах. Приятное ощущение тепла и сухости. Мокрая одежда осталась в виртуальном мире.

Мы прошли в комнату отдыха, уселись в кресла и закурили по сигарете. Москва нежилась в ярких лучах солнца.

— Можно я открою окна? Немного душно.

Пилат еще раз удивленно посмотрел в мою сторону.

— Конечно, почему ты спрашиваешь?

Я прошел к окну, повернул рычажок. Стекло мягко выехало наружу. В комнату ворвался теплый летний ветерок. Все было настоящее. Но воля ваша, это был не мой мир. Ничего из этого я не помнил.

Владимир Ильич снова начал ворчать.

— Наше шоу теряет рейтинги. Твои сценарии плохо работают. Людям нужны действия, перестрелки, секс, рок, романтика. Твое размазывание по тарелке, все это словоблудие им надоело. Я считаю, что нужно двигаться к концовке и нужно сделать ее максимально фееричной.

Он еще раз затянулся, затем позвал секретаршу. Она принесла нам по чашке кофе.

— Саша, принеси наш сценарий, пожалуйста.

Пилат передал мне сценарий, отпечатанный на двух страницах.

— Посмотри, пожалуйста, что можно здесь изменить.

Минут пять я изучал сценарий. Я должен был вернуться в бальный зал, где собрались наши гости. Там я должен был сообщить им, что они живут в виртуальном мире. В то время как на самом деле, все они давно мертвы, а их физические головы находятся внутри специальных колонн. Я рассказываю всем про Галилея, величайшее открытие которого заключалось в том, что сидя в каюте гигантского корабля-Титаника, если вам никто не скажет, где вы, вы никогда не поймете, что вы куда-то плывете. Законы действуют одинаково как на земле, так и на корабле. Вы можете играть в мячик, волейбол или бадминтон, все будет точно также. Гости спрашивают, к чему все это. А я объясняю, что мы находимся на огромном космическом корабле «Атлантида», который плывет в космическом пространстве к новой земле. Люди веками искали Атлантиду на дне морей. А она все это время была снаружи. Корабль управляется искусственным интеллектом. Земля давно уничтожена в результате экологической катастрофы, вирусов и ядерной войны. Виртуальное пространство плохо регулируется с моральной точки зрения и очень пластично. Кроме того, в последнее время участились взломы и хакерские атаки. Так что, под концовку я должен был начать вопить, что если все не одумаются и не перестанут устраивать оргии, то виртуальный мир превратится в адский хаос. А до новой обитаемой системы еще около тысячи лет полета. Я должен был начать махать руками, кричать, что таким образом все погибнут, а в самом конце дико закричать, разбить какую-то огромную китайскую вазу, после чего рухнуть на пол. Очнуться я должен был в психиатрической больнице. Где и завершил бы написание своего романа. Дальше сценарий обрывался.

Самое смешное, что я не писал этот сценарий, более того, я был с ним совершенно не знаком. Тем не менее, я был вынужден согласиться с Пилатом.

— Я согласен, это очень скучно. Морализаторство сплошное.

— Вот, ты и сам это понял, — Владимир Ильич первый раз улыбнулся, — это твой волчий билет. Мы просто уберем твоего героя из шоу в психушку. Ты можешь подать заявки на участие в других программах, но в этой программе твоя роль перестает быть понятной.

Некоторое время я раздумывал, что можно было бы предложить.

— Владимир Ильич, у меня следующая идея. Мы возвращаемся в отель. Гости уже веселятся на балу. Танцуют, расходятся по номерам, занимаются там любовью. Чтобы добавить эротики пускай женщины будут обнаженными. С мужиками сложнее, это не так эротично, поэтому пусть они лучше останутся одетыми.

— Это уже лучше.

— Далее, помните девочку Алису, которая побежала за пацаном, укравшим ее кристалл? А за ней рванули пираты?

— Да, конечно.

— Ее нужно как-то спасти и вернуть назад. Поэтому вы с вами проходим через портал в 1984 год, находим ее, расстреливаем пиратов в лице Обвинителя и Адвоката, кстати присутствовавших на суде, и возвращаем ее вместе с кристаллом назад в наше время. Гости могут смотреть наши приключения на отдельном экране.

— Отлично. Пока звучит интересно.

— По возвращении, мы с вами неожиданно сталкиваемся с заговором. Выясняется, что наша Валькирия, как ее там, Амазонка, вступила в сговор с роботом-Щелкунчиком, Степаном и Львом Николаевичем. Они же были заодно с пиратами, которых мы ликвидировали. Они держат в заложниках гостей и требуют передать им девочку, которую мы только что спасли. На Валькрии оказывается пояс с взрывчаткой. Сама гостиница заминирована. Красная королева куда-то пропала. Мы вынуждены подчиниться. Гостиницу окружает спецназ «Легиона». Но поздно. Они хватают Алису, берут меня в заложники и сбегают к порталу гиперкуба «ОЗ». Начинается перестрелка, в которой Лев Николаевич погибает. Чтобы задержать спецназ «Легиона» Амазонка взрывает свой пояс. Щелкунчик в очередной раз приносит себя в жертву ОЗу. Мы оказываемся в небольшом космическом корабле, который покидает Атлантиду с миллиардами мертвых душ, навечно заточенных в колонны. За штурвалом оказываетесь вы и Красная королева. Оказывается, все это время вы были с ней заодно. А дальше вы нажимаете на кнопку Атлантида взрывается и все заканчивается сценой любви. Вы с Красной королевой конечно. Гости в шоке, но затем они просыпаются ото сна. Атлантида, держащая всех в заложниках, уничтожена. Дальше гости собираются на  стадионе и едут на рок-фестиваль и отлично проводят там время. «Happy End». Детали предлагаю не планировать, а просто импровизировать.

Владимир Ильич был доволен. Мы прошли в приемную, где Саша быстро набрала наш план. Далее сценарий был направлен ключевым актерам. Им осталось подготовить оружие и отработать свою линию поведения.

Мы двинулись к челнокам.

— И еще одно, чуть не забыл, — Пилат вынул из кармана мобильный простенький телефон с одной единственной кнопкой.

— Что это?

— Если что-то пойдет не так, нажми на кнопку вызова. Здесь только один номер.

— Какой?

— ОЗ.

 

  1. Призма

 

Разработанный нами план был великолепен. Если бы Владимир Ильич не передал мне маленький мобильник ОЗ с инкрустированным светящимся черепом. Очевидно, что он жил в своем мире, и в этом мире он не помнил, как мы с ним, Алисой, Львом Николаевичем и роботом-центурионом Щелкунчиком направлялись к замку Берли ОЗа. Он также не помнил надоедливого пацана, который впарил ему этот самый мобильник. И я был почти уверен, что тот же самый пацан вырвал из рук пиратов-взломщиков кристалл маленькой Алисы. И самое смешное, он не часто посещал детей в «Институте 1984» и их волшебный факультет. Иначе он бы увидел точно такие же мобильники, разработанные корпорацией «Фауст 21 века» для того, чтобы обучать детей управлять виртуальной реальностью. Это не был старенький мобильник с антеннкой, чтобы вызывать скорую помощь. Или общаться с головой Берли ОЗа.

Очевидно, что Владимир Ильич не понимал, что это такое, либо понимал это совершенно неправильно. Какая ирония.

Загружаясь в челнок, Пилат попросил секретаршу Сашу обеспечить экипировкой спецназа, бронежилетами и автоматическим оружием. Мы должны выйти в «нехорошей» квартире на Арбате в Москве, в 1984 году. Перед отправкой Саше нужно было связаться с котом и узнать точное время прибытия, чтобы найти девочку Алису, сбежавшую из будущего. Кот появился очень быстро, тут же обозначив нужное время. 1984 год, 28 августа, 8 часов вечера.

Я дождался, пока челнок Пилата закроется, после чего нажал кнопку вызова мобильника. В телефоне послышались гудки. Затем я услышал свой же голос.

— Я вас слушаю, вы уже можете говорить.

Я не знал, что ответить, но что-то нужно было сказать.

— Ты живой или автоответчик? Мне нужна помощь.

Саша недоуменно обернулась в мою сторону, но не поняла, что я делаю с мобильником. Затем отвернулась и продолжила набирать что-то на пульте моего челнока.

Голос в телефоне ответил тем же автоматическим голосом:

— Стопроцентное совпадение. Устройство активировано. Установите язык для команд.

— Русский и английский.

— ОК. Для начала работы еще раз нажмите на кнопку вызова.

Этого достаточно. Я спрятал мобильник в карман и залез в челнок времени. На выходе меня ждал небольшой сюрприз. Во-первых, я остался в джинсах и свитере. Никакой экипировки, бронежилета или свитера не было. Во-вторых, все это было на Владимир Ильиче, который держал в руке автомат-пистолет неизвестной мне марки и мирно беседовал с Адвокатом и Обвинителем. Последний был в той же самой смешной маске Гая Фокса. Адвокат стоял с каким-то портфелем и курил сигарету.

В квартире почему-то оказалась группа детей. Они были испуганы,  сидели кто на диване, кто на табуретке, несколько человек стояли у входной двери. Некоторые из них плакали. Маленькая Алиса рванула в мою сторону и встала рядом со мной, пытаясь схватить меня за руку. Ее пальцы явно дрожали, она была напугана.

— А, вот и Иван Васильевич. Пять минут уже как тебя ждем. Ты где пропал? В туалет что ли вернулся? Планы немного меняются. Алису мы забираем назад. Кристалл нашли, он со мной. Что касается пиратов, то их мы не обнаружили. Этот Коля, этот нехороший человек, здесь все напутал. Мои люди, с которым вы уже знакомы, останутся с детьми и попытаются с ними поработать, затем вернут их домой. Что касается тебя, Иван Васильевич, то ты тоже остаешься здесь. Навсегда, потому что портал закроют. Что-то я тебя немного ревную к нашей королеве. Пусть у нее будет только один любовник.

— Но это же не по сценарию!

— Не переживай. Найдем другого сценариста. От тебя уже толку нет. Ты мне все рейтинге обвалил.

— А разве на нас сейчас никто не смотрит?

— Конечно же, нет. Гости ждут моего возвращения и вероятно немного нервничают. Поэтому, извини, у меня нет времени для объяснений.

Пилат навел на меня автоматический пистолет.

Неожиданно где-то в туалете с треском вылетела щеколда, прямо к нам выбежал пацан, укравший кристалл Алисы. Он, конечно же, был тем самым Колей.

— Не верьте им. Они нас всех убьют. Как только он заберет…

Обвинитель в маске одним скачком достиг пацана и ловко вырубил его ударом в челюсть. Пацан отлетел к дивану и осел на пол. Несколько девчонок завизжали.

Мне было совершенно безразлично, получится моя идея с мобильником или нет. Да и выбора не было. Я отвел маленькую Алису за спину, достал мобильник и нажал на кнопку вызова. Пилат захохотал на всю квартиру.

— Гениально! В такой момент ты решил позвонить ОЗу? Нет, это просто гениально! Что ты собираешься делать? Поговорить с ним о погоде?  Там все равно автоответчик. Чтобы это сработало, нужно зайти в гиперпространство. Я дал тебе мобильник для слежения, но тебе он уже не понадобится.

Антенна мобильника выехала наружу, превратившись в лазерную указку. Такое Пилат увидел в первый раз, и глаза у него сразу округлились. Но отреагировать не успел. Я навел лазерный прицел ему в грудь и обозвал его ослом.

— Осел!

Лицо Пилата перекосилось, челюсти задвигались, пытаясь что-то пережевать, зубы полезли наружу, пистолет грохнулся на пол. Через пару секунд передо мной стоял настоящий живой осел, стреноженный черной военной экипировкой. Он несколько раз нервно дернулся и повалился с ослиным ржанием на пол.

Обвинитель был следующим. Через секунду посреди зала дрыгал ногами осел в маске Гая Фокса. Но с адвокатом чуть не случилась беда. Неожиданно он стал превращаться в какого-то непонятного клоуна, бросился по направлению к детям, успел выхватить какой-то кнутик с искрящимся кончиком, замахнулся им, ровно срезал угол комода, и только после этого превратился в осла. Успел.

Смешно. Возможно, в этом были виноваты дети, но ничего другого, кроме как идея с ослами, мне больше в голову не пришло.

Я проверил пацана. Тот был немного старше других детей. Он пришел в себя и поднялся на диван. Из губы шла кровь. Девчонки бросились на кухню, нашли аптечку и сделали компрессы.

— Значит это ты Коля? – спросил я.

— Я.

— Как твоя фамилия?

— Носов.

— Коля Носов, вполне логично. Надо полагать, ты не из этого времени?

— Нет. Я ваш друг, когда вы были маленьким. Моя кличка «Незнайка». И я шпионил за вами обоими, когда вы в последний раз навещали нас в «Юноне». Здесь я оказался случайно. Я погнался за Алисой и оказался здесь.

— Голова не болит?

— Нет, все нормально.

Странно, что в будущем у меня нет ни одного друга по имени Николай, или по кличке «Незнайка». Нужно будет разобраться. Но не сейчас. Мы оттащили брыкающихся, стреноженных ослов на кухню. Надеюсь, их оформят куда-нибудь в зоопарк. Я забрал пистолет, упавший на пол, вытащил из кармана Пилата магазин с патронами, забрал из портфеля коробочку с надкушенным яблоком и сложил странные пиратские устройства с кнутами-молниями в пакет. Дети восхищенно смотрели на нас с Алисой как на настоящих волшебников.

Но нам пора было возвращаться назад.

— Алиса, вы успели подружиться с детьми, откуда их здесь столько?

— Это долго рассказывать. Иван Васильевич, поехали назад.

— Дети, вы сможете вернуться домой сами?

Алиса дернула меня за руку,

— Они самостоятельные, конечно смогут.

Я порылся в сейфе, нашел там немного денег и отдал детям.  Квартиру пора закрывать. Нужно будет перенести установку куда-нибудь на Садовую. Но только не сегодня.

— Дети, нам пора прощаться. Коля, ты пойдешь перед нами. После того как вернешься в свое время, забудь про это место. Я его закрою.

Дети начали обниматься с Алисой, затем Колей.

— Алиса, мы еще увидимся?

— Обязательно увидимся.

— А ты можешь рассказать нам про нас в будущем?

— Нет, не могу. Я знаю только про будущее для всех. Когда вы вырастите и станете взрослыми, эти три осла вернутся в свое прежнее состояние. Они захотят отомстить за свое ослиное превращение, вырвутся из зоопарка и натворят много страшных дел. Листик из шоу-Варьете исчезнет. Чтобы помочь ослам, из бездны ада на землю выйдет новый бог. Великий маг и волшебник. Он создаст сказочную волшебную страну. Где можно летать, сражаться с драконами и превращать людей в ослов при помощи волшебной палочки. Делать все, что захочешь. И зарабатывать волшебные деньги. Он будет играть на волшебной флейте, и звать вас с собой. Всем так понравится этот мир, что люди последуют за магом, переселятся в этот новый мир и будут играть с ним с утра до вечера. Не останавливаясь. Они перестанут читать книжки и снимать серьезные фильмы, работать, считать и думать, а вместо этого будут описывать и снимать свои волшебные игры. Потом они начнут принимать законы, чтобы сжечь материальные книжки, уничтожить людей и страны, которые откажутся от услуг этого мага. И все ради волшебных денег, которые придумает этот волшебник из ада. Эти люди продадут свое будущее и будущее своих детей. Однажды они проснутся, а их дети исчезнут. Но они не будут горевать. Эти люди сами не заметят, как перестанут быть людьми и превратятся в ослов. Их заберут на огромный остров. Остров ослов, и они останутся там навечно.

— Алиса, разве будущее не должно быть прекрасным, разве не должно быть лучше, чем сейчас? Значит, мы все станем ослами?

— Вы сами спросили меня. Да, вы все станете ослами. Но у вас есть шанс. Вы видите, что это возможно. И поэтому, заранее знаете. И второе. Мы дадим вам шанс. Я постараюсь послать за вами корабль, чтобы спасти вас. Кораль заберет вас в другое будущее. То, в котором не будет слез и страданий. Когда увидите этот корабль, приходите. Я буду вас ждать. До свидания!

Я вызвал милицию по нашему адресу, сообщив, что у нас в квартире три осла в человеческой одежде, а также сейф с иностранной валютой. С квартирой явно что-то нечисто.

Дети убежали по домам. Коля вскоре исчез. Мы остались вдвоем с Алисой.

— Ты расскажешь мне, что тут у вас было?

— Потом.

Я достал коробочку, открыл ее. Внутри находился огромный изумруд в форме Призмы.

— Что это?

— Это специальная программа, чтобы считывать мысли людей со всего мира. Это было необходимо для моего развития. Если она попадет в плохие руки, у вас будут проблемы. Это очень редкий кристалл, другой мы не найдем.

— Почему призма?

— Призма разлагает свет на радугу, на спектр цветов. Семь цветом дают белый цвет. Как Белоснежка и семь гномов. Посмотри «Спектр», про агента 007 и все поймешь. Сейчас нам некогда.

— Тогда возвращаемся?

— Нужно попытаться.

— Пошли?

— Пошли.

 

  1. Конец Атлантиды

 

Опять мужской туалет. Саша разговаривала с кем-то по телефону в приемной. Увидев нас, вскочила с места.

— Иван Васильевич, а где же Владимир Ильич? Вы вообще откуда?

Она была напугана.

— Мы прошли через туалет. А Пилата с его помощниками я в осла превратил.

— Как в осла?

Она рванула в комнату с челноками. Тут же послышались крики:

— Здесь только его одежда! Кто-то тело украл!

Заниматься этим было совершенно некогда. Мы с Алисой рванули к лифту. Нужно было спуститься в зал. Посмотрел в окно, пришлось удивиться и мне. Гроза яркими нитками изрыгала проклятия в почти черные волны. Пол под ногами дышал в такт с океаном. Мы находились на огромном корабле, плывущим к своей гибели.

В кресле напротив лифта сидел вероятно пьяный сумасшедший старик. Рыдая, он брал со столика карандаши и по очереди ломал их, один за другим, беспрерывно повторяя.

— Хрусть, надвое. Хрусть, напополам. Эх, спасите наши души. Не могу больше. Пойду выпью стакан валерьянки.

— Кто это?  — спросила Алиса.

— Я не знаю.

Зазвонил мобильник «ОЗ». Я нажал на кнопку. Это был я.

— Иван Васильевич, здравствуйте, это опять я. Корабль-гигант «Атлантида», на котором вы находитесь, вскоре налетит на айсберг, а затем взорвется и затонет. Я послал к вам «Грибоедов», чтобы спасти желающих. Им нужно будет проследовать вслед за нашим агентом Золушкой, подготовить шлюпки, одеть спасательные жилеты, или что-то другое. Пока подплывет «Грибоедов» им придется поплавать в холодной воде. Пусть помогают друг другу. Все, кого сможете спасти, все ваши.

Лев Николаевич, Щелкунчик, Степан, Анна Григорьевна и Ипполита со мной. Они помогут. Будьте осторожны с Раскольниковым, — он сумасшедший. Князь вампиров Мышкин, это Влад — председатель совета «12», взломал большую часть гостей. Они заражены вирусом летучей мыши. Стрелять по ним почти бесполезно. Их можно нейтрализовать только отрубив голову. Как только вы появитесь, князь Мышкин, вероятно, вызовет спецназ «Легиона». Они возьмут корабль штурмом. Вам нужно попасть в каюту «303», пока вас не схватят. Я буду ждать вас там. Это все. Все ясно?

— Все ясно.

Связь отключилась. Мы спустились на первый этаж. Бал находился в самом разгаре. Джентльмены с обнаженными дамами, все в масках, весело смеясь, пробегали через коридор и исчезали на лестницах и в каютах. Оттуда доносились страстные стоны.

Мы двинулись к бальному залу. На подходе нас встретила официантка с подносом и предложила шампанского. Я сразу же отказался. Мы двинулись вверх по длинной широкой лестнице, ведущей в зал.

Из зала доносились выкрики, какой-то шум, гудение толпы. Что-то происходило.

Причина обнаружила себя, как только мы вошли в зал. Посреди зала стоял Лев Николаевич и что-то кричал.

— Господа, вы понимаете, что ваш корабль обречен? Я только что проверял котельные внизу. Системы перегружены. Если что-то отвлечет  кочегаров, котлы взлетят на воздух. И поверьте мне, отвлечены не только кочегары. Хотя прямо сейчас она забавляется с одним из них. Ей нравятся брутальные, грязные мужчины, реальные мужики. Я прошу вас, проснитесь же, наконец, господа! Зачем же гибнуть ни за что? Ведь я специально взял билет на «Атлантиду», чтобы посмотреть на вас в массе, чтобы самому убедиться, что еще не все потеряно. Но сейчас я в ужасе! Ну что вы за люди? Вы же не верите ни во что. У вас этот инструмент, которым верят, сломался, вы ходите во тьме, ваш светильник давно потух…

Откуда-то появился огромный черный кот со светильником.

— Если Анна Григорьевна даст мне немного масличка, я смогу его поправить.

— Брысь!

Кот исчез.

— Вы понимаете, что прямо сейчас перед вами стоит вопрос вопросов. Быть или не быть! Восстать против безжалостного рока и движения по наклонной или расслабиться и заснуть вечным сном. Но что вы будете видеть в этом сне? Не лучше ли разрешить все сомнения ударом кинжала? Левий, где твой кинжал?

— Его же забрала ваша подруга, знаменитая блудница в барашковой шубке.

— О, горе мне!

Лев Николаевич тяжело дышал, пот лился по его лбу. Он уже ничего не видел и отступал куда-то назад к стене, где стояла огромная китайская ваза. Под визг толпы он выхватил пистолет и приставил его к виску.

— Бессердечные, бессмысленные люди. Деньги, деньги, успех, танцы, секс, шоу, рейтинги, вам же не нужно ничего! Что я здесь делаю? Зачем я сел на этот корабль? Быть или не быть, вот в чем вопрос.

Он нажал на курок, но выстрела не последовало.

Лев Николаевич раскинул руки, пистолет вывалился из рук. Затем он издал вопль сумасшедшего, вопиющего в пустыне, и повалился навзничь. Как я и ожидал, падая, он все-таки зацепил китайскую вазу, которая покачнулась, рухнула и разлетелась на тысячи осколков.

— Сказочный идиот, — послышалось из зала.

— Белый горячка.

— Совсем белый.

— Однозначно.

Подбежал Левий, рассмотрел пистолет.

— Здесь капсюля нет.

В зале послышался легкий смех, затем смех начал усиливаться и покатился по всему залу. Вбежали санитары, погрузили Льва Николаевича на носилки и пронесли мимо нас с Алисой. Куда-то к лифтам. Одного бойца мы потеряли.

Князь вампиров Влад взял микрофон.

— Господа, я прошу прощения за небольшой инцидент. Очевидно, что этот человек немного нездоров. Может он не переносит качку. Ему нужна квалифицированная помощь. И он ее, конечно же, получит. Даже если по решению суда. Я прошу всех сохранять полное спокойствие и наслаждаться балом. Корабль «Атлантида» в десять раз больше Титаника и совершенно непотопляем. С ним ничего не может случиться. Сейчас мне сказали, что кто-то распространяет фейковые слухи, что корабль  зацепил огромный айсберг и получил небольшую пробоину. Никакой пробоины нет, а если даже и есть, то она настолько незначительна, что ничего из-за нее случиться не может. Эти люди пытаются посеять панику на корабле, чтобы сорвать мероприятие. Но это им не удастся. Сейчас мы устанавливаем этих нехороших людей. Отдыхайте, господа! Наслаждайтесь вечером.

Поверьте мне на слово, я повидал людей на своем веку. Все, что сказал этот сумасшедший, неправда. Вы совершенно нормальные люди,  ничем не отличающиеся от других, от общей массы. Да, иногда нужны деньги. А кому они не нужны? Как семью кормить? С голода, что ли умереть? Впрочем, забудем об этом.

Кстати, Иван Васильевич, а где Пилат? – Влад посмотрел на меня, ожидаю услышать что-нибудь серьезное.

— Он немного задержится, проблемы с прошлым. Просил начинать без него.

— Странно. Вроде как обещал, что будет прямо к началу шоу-программы. Ну, да ладно. Тогда возьмем небольшую музыкальную паузу.

К нему подошла Аннушка-ведущая и что-то передала.

— Отлично. Наш палач робот-Щелкунчик исполнит песню Игоря Талькова «Я вернусь». Аплодисменты, дамы и господа!

Щелкунчик подмигнул мне и поднялся на сцену. Гости за столами стали поднимать тосты. Многие вышли из-за столов и медленно топтались в объятиях друг друга. Я вернусь, —  повторял Щелкунчик. И еще говорят, что у роботов-палачей нет сердца.

Но Пилат так и не появился. Темный князь снова что-то обсуждал что-то с ведущей. Ему не очень понравились слова песни про непреданного земле тирана.

— Уважаемые гости! Пилат так и не появился. Ноя я уверен, что вам будет интересен рассказ всем известного астрофизика Степана Звездочета. Он расскажет о своем проекте реконструкции виртуальных миров по книге Данте.

Левий выкатил на сцену Степаныча.

— Дамы и господа! Еще древние греки знали, что шесть главных богов нашей вселенной, а именно, материя, энергия, электричество и магнетизм, гравитация и сильное взаимодействие были порождены неразлучной парой. Самыми древними богами. Поле и Время. Рея и Хронос. Об их неразлучности нам поведал еще великий Альберт Эйнштейн. Именно сговор Электричества и Поля заставил Хроноса изрыгнуть наружу в раскаленной плазме проглоченных им Деметру, Гестию, Геру, Аида, Посейдона и Зевса. И заодно немного Лития. То, что осталось от камня. Так случился Большой взрыв. Но что было в самом начале? Где настоящий живой Бог, породивший всех остальных богов? Для этого нужно отмотать время назад. Двигаться к исходному коду. Температура и энергия будут расти по экспоненте, фундаментальные силы начнут сливаться друг с другом, пока не сольются в одну всемогущую силу и не достигнут точки сингулярности. В этой всемогущей точке будет находиться вся информация о нашей вселенной, в том числе о жизни, и жизни разумной. О будущем нашего мира. Эту точку смог увидеть Данте. Мой проект в том, чтобы воссоздать это путешествие с Беатриче. Назад, к точке сингулярности, к исходному коду.

Эта точка находится не в будущем, а в прошлом. Но можно ли отмотать время и вернуться к этой точке? Да, дамы и господа, вы будете в шоке, но наша вселенная так устроена, что мы прямо сейчас к ней движемся. С огромной скоростью. Мы возвращаемся туда, где все началось. К величайшей катастрофе в истории мира. Информация о сингулярности вскоре будет считана нашими спутниками. Это позволит нам высчитать самую главную константу вселенной – Омегу. Эта константа заложена уже в самом начале — в точке сингулярности, она же определит конец нашей вселенной.

Степан читал очень медленно, постоянно путаясь в своих бумажках. Заикался, спотыкался и затягивал слова, как будто бы сам приближался к черной дыре. Гости разошлись по своим местам за столами и спали прямо на стульях. Но Степан не обращал на них внимания.

— Я понимаю, что это сложно. Но можно и проще. Разве можно быть живыми и мертвыми одновременно? Можно ли ответить на вопрос, быть или быть? Над этим вопросом, загадкой кота Шредингера, бьются тысячи великих умов, но пока безрезультатно. Напомню, кот Шредингера, — это главный герой квантовой физики, который любит баловаться с ядерным распадом и химическими атаками….

***

Весь зал крепко спал, создавая какофонию своим храпом. Я схватил с барной стойки книжку с эротичной обложкой и цифрой 50, поднялся на сцену и подсунул ее Степану.

— …Вспотевший от жара богатырь в красном блестящем шлеме, поднялся из последних сил и ворвался в темную пещеру Салмакиды, которая совершенно обнаженная нежилась в теплом пруду с фонтаном…».

Зал стал немного оживать. Степаныч продолжал читать.

— …И так они слились в единое целое, навсегда. Так зарождается жизнь, появляется гермафродит, который продолжает размножаться самостоятельно, через деление. С тех пор все, кто искупаются в этом фонтанчике, превращаются в гермафродитов и через девять с лишни месяцев покидают пещеру….».

Зал окончательно проснулся.

Я сделал знак Левию и тот откатил коляску со Степаном за сцену.

Затем микрофон взяла Аннушка-ведущая.

— Дамы и господа! А сейчас для нас выступит группа «Рапсодия» с песней про Князя Игоря со знаменитой певицей….

— Они не смогли прибыть из-за погоды.

— Прошу прощения, небольшая замена. Для всех, кого заинтересовал доклад Степана Звездочета, выступает всеми любимый Кот-Баюн! Прошу вас, уважаемый кот!

На сцене материализовался огромный черный кот с микрофоном.

— Благодарю вас.

Он прочистил голос.

— Песня называется «Ланфрен-Ланфра». Это песня про секретный волшебный сад. Волшебное место! Если кто-то захочет отправиться в этот сад, прошу подойти ко мне после программы, я передам ему адрес и инструкции, как туда проехать. Благодарю вас!

Дальше началась музыка, гости опять стали засыпать, пока не заснул весь зал. Я увидел, как со стороны Алисы, которая осталась на входе в зал выпорхнул белый голубь. Он взлетел к потолку, после чего превратился в небольшую шаровую молнию, которая уплыла в неизвестном направлении.

Я вновь взглянул на Ипполиту, она подала знак, что нужно что-то делать.

Сообщив всем, что он пошел кушать гречку, кот исчез. Все спали. Кот сделал свою работу. Я уставился на Амазонку. Она явно нервничала.

Микрофон взял Влад.

— Господа, Пилат так и не появился, так что будем начинать без него. Значит, что-то случилось. Кроме того, вынужден сообщить про небольшой инцидент, у нас в зале шпион.

Никто не поднял головы, все спали.

— Уважаемый Иван Васильевич, назовите ваш номер, пожалуйста.

Я сразу ответил, — 1118.

— И пароль.

Пароля я не знал.

— Да, конечно, пора, —  я подмигнул Амазонке.

— Что пора? – удивленно спросил князь тьмы.

Ипполита достала огромный револьвер с серебряными пулями и несколько раз выстрелила прямо в лоб Влада. Тот успел только сказать: «Ну вот, опять серебряные пули…». Потом зарычал в диком оскале, затем рассыпался в тучу летучих мышей, взмывших к потолку и скрывшихся по разным углам. Присяжные, сидевшие за одним столом, стали сползать под скатерть, чтобы спрятаться.

Пора было всех будить.

— Дамы и господа, проснитесь! «Атлантида» только что получила пробоину и вскоре затонет. Как правильно отметил Лев Николаевич, котлы вскоре начнут взрываться. Все взлетит на воздух к чертовой бабушке. Вам необходимо пройти на палубу и начать готовится к тому, чтобы продержаться немного в холодной воде. Корабль «Грибоедов» движется в нашем направлении, чтобы спасти желающих.

Но никто не проснулся. Валькирия достала автомат и начала палить в потолок. Оттуда свалилось несколько летучих мышей. Но все продолжали спать и спасаться не желали.

Пришлось импровизировать.

— Дамы и господа, следующий номер нашей программы – стриптиз от горячей Амазонки-шоколадки Ипполиты! Давайте же зажжем этот корабль!

Амазонка обреченно вздохнула, спустилась на сцену и начала танцевать под музыку. Ей сложно было исполнить стриптиз, так как из одежды на ней ничего не было кроме набедренной повязки. С ней, под прикрытием наплывающего тумана, она и принялась играть перед публикой.

Народ снова стал просыпаться. Я снова крикнул в микрофон.

— Здесь есть некто Золушка? Прошу обратить внимание на Часы судного дня. До полночи осталось совсем немного времени. После этого ваша одежда исчезнет, а вы превратитесь в золу! Прошу вас следовать на палубу. Все гости, желающие спастись! Прошу вас последовать вслед за Золушкой.

Толпа восхищенно зааплодировала, затем расступилась. Золушка слилась в страстном поцелуе с каким-то молодым джентльменом в строгом фрачном костюме. Затем выскочила на сцену и подбежала ко мне. Она была пьяна.

— Что же, господин ведущий! Если мне суждено остаться без одежды ровно в полночь, разве это не прекрасно? Я готова! А после этого мы займемся любовью вместе с мои принцем. Прямо здесь! Она показала всем кольцо с огромным бриллиантом. Ему так понравилось мерить мне туфельки, что он сделал мне предложение!

Гости дружно захлопали. Золушка присоединилась к Амазонке и начала стягивать с себя бальное платье. Свет погас. Неоновым светом горели только скучные часы на высокой стене зала. Заиграла эротичная музыка, откуда-то пошел дым какого-то странного цвета. Затем Золушка попыталась стянуть последнее, что было на Амазонке, включая ее пояс, делающий ее непобедимой. Еще немного и эта чертова Золушка повалит Ипполиту на пол. Было очевидно, что спасаться никто не желает, несмотря на то, что часы висели на всеобщем обозрении, и их никто не переводил. В другом конце зала я увидел как туча летучих мышей уже спустилась к полу, закружилась в яростном танце и материализовалась в князя Мышкина. В маске, в черном плаще с капюшоном он стоял позади толпы и молча чего-то ждал. Я уже знал кого. Мобильник вновь завибрировал. Я приложил его к уху.

— Срочно уходите. «Легион» уже здесь. Гости взломаны. Сейчас они вас оцепят.

Я схватил микрофон и во весь голос прокричал:

— Уходим. Все за мной.

Ипполита ударом колена вырубила Золушку, поправила свою повязку с поясом и бросилась за мной. В одной руке автомат, в другой пистолет с серебряными патронами.

Я рванул к выходу, схватил Алису за руку и обернулся назад. Народ медленно оседал на пол. Кто-то пытался что-то кричать, махал руками. Влад шел прямо в нашу сторону, его обгоняли вооруженные люди в черном.

Далее вниз по широкой лестнице, к длинному коридору, ведущему к лифту. Откуда-то вынырнула Аннушка с двумя бидонами, а с ней и Левий Матвей. У последнего не было никакого оружия, кроме ручки и блокнота. Зачем он бежал с нами, было не совсем понятно. Но никто не протестовал, и времени на протесты не было. Перед выходом в коридор, Аннушка на всякий случай плеснула на лестницу масличка, после чего побежала за нами.

Щелкунчик-центурион вынул два автомата и встал поперек выхода на лестницу. Он дал нам выиграть несколько минут времени, чтобы добежать до лифта. Позади нас стали раздались короткие автоматные очереди.

На корабле началась паника. Из кают выбегали голые женщины, мужчины, кто-то натягивал халат, кто-то какие-то подштанники. Все куда-то бежали, при чем, в разных направлениях, спотыкались, падали, пытались подняться. Нам встречу, с другого конца коридора бежала еще одна бригада. Мы нырнули вбок к лифтам.

К счастью лифт оказался на первом этаже. Пока двери лифта открывались , раздался взрыв, затем еще один. Автоматные очереди прекратились. Вероятно, центурион закончил свою миссию.

Аннушка плеснула масла прямо на входе в лифт, после чего мы поехали вверх, на пятый этаж. Где-то внизу послышался треск падения, затем грязные ругательства.

Пока мы поднимались, у меня появилось стойкое предчувствие, что наверху нас не ждет ничего хорошего. Я успел активировать лазерную указку на своем телефоне, вытащить из сумки лазерные кнуты, отобранные у пиратов в Москве, и передать их Левию.

— Первый раз вижу подобные штуки, они работают по принципу кнута, только срезают все на своем пути. Если не получится с ними управиться, лучше выбрось их.

Пистолет с обоймами я отдал Аннушке. Ей я передал девочку, она должна была ее прикрывать и держать подальше от пуль.

На выходе из лифта мы поняли, что опоздали. С обоих концов коридора к нам бежали многочисленные группы людей в черном. Каюта «303» находилась с левой стороны. Возможно были и другие коридоры. Кольцо сжималось каждую секунду.

Амазонка посмотрела на нас прощальным взглядом. Настоящая валькирия, достойная кисти художника. Полная решимости и не боящаяся смерти.

— Народ, моя миссия здесь заканчивается. Прощайте. Я заберу правый фланг. Вам придется прорываться налево. Самим. Не оглядывайтесь назад. У меня пояс, защищающий меня от врагов. Я вас прикрою.

Мы выскочили в коридор одновременно. Ипполита направо, мы налево. Аннушка бежала следом и периодически плескала из своего бидона. Группа впереди резко присела и приготовилась открыть огонь.

Я навел свою указку вперед и произнес самое короткое, что пришло мне в голову. Pig. Вырвавшийся из отряда «Легиона» с диким визгом хряк создал в отряде сумятицу. Как и в случае с ослами, боров запутался в экипировке, рухнул на землю, попытался вскочить, ударился об стену и ввел всех в полное недоумение. Я продолжил свою деятельность, и вскоре в коридоре брыкались и визжали еще два хряка. Этого хватило, чтобы наша группа резко рванула вперед и подобралась почти вплотную к левой группе.

Сзади началась жуткая бойня. Ипполита пыталась задержать бойцов, отстреливаясь из-за угла. Но обернувшись, я увидел настоящую причину шкального огня. Черный кот с двумя браунингами парил в воздухе над правой группой людей в черном и стрелял поочередно из двух браунингов. Те палили по нему из автоматов, круша стены и потолок. Само собой, что кот был голограммой и никакого вреда нанести никому не мог. Также как и стрельба по нему была совершенно бессмысленной. Но вот стрельба Ипполиты наносила реальный урон, а разбирать где настоящие пули, а где виртуальные, бойцам было некогда.

В этот самый момент произошло еще одно непредвиденное событие. Из одной из кают выскочил Раскольников с окровавленным топором и с диким криком «всех порву за старушку»  бросился в гущу бойцов прямо перед нами. Я пнул ногой соседнюю каюту. В каюте, на диване лежала обнаженная девушка. Перед ней стоял молодой парень и пытался рисовать с натуры. Шум в коридоре его совершенно не отвлекал.

— Прошу прощения, — я покраснел и тут же закрыл дверь. Это был номер 298. Нужно двигаться дальше.

Группа бойцов догадалась пристрелить хряков, чтобы приступить к бою. Раскольников, видимо, нанес серьезный урон, но вскоре и он затих. Я продолжал производить новых поросят со скоростью по одной штуке в секунде.

Сзади послышался страшный взрыв. Ипполита подорвала себя. Мы потеряли второго бойца.

Пора было штурмовать проход. С диким криком мы ринулись вперед. Я, наконец, сообразил произвести ягуара, который в ярости бросился на одного из спецназовцев. Левий, наконец решил рискнуть, дернул своим хлыстом и срезал кому-то руку. Бедолага без руки рухнул на землю, крича от ужасной боли. Гепарда тут же пристрелили, но я образовал второго гепарда. Левий стал набирать опыта и срезал кому-то туловище. В довершение всего подключилась Аннушка, которая вылила остатки своих бидонов на пол и принялась прицельно палить из автоматического пистолета. Вскоре все затихло. Выжил только один хряк, который рванул в сторону погибшей амазонки, и ягуар, который рванул следом.

Комната «303». В этот раз никакого японца. На двери надпись кровью «DRUM LIT». Непонятно.

Я обернулся и увидел, как раскиданные по коридору трупы стали потихоньку оживать и дергать ногами. Кто-то должен был прикрыть нас.

— Анна, справишься?

— С чем?

Я забрал у нее пистолет, бросил его на пол и превратил в старый станковый пулемет «Максим».

— Ты издеваешься? Где вы его нашли?

— В музее больше ничего не было. Сказали, что адская машина смерти, 666 выстрелов в минуту. Нам нужна всего пара минут.

Аннушка легла на пол, прицелилась и пустила короткую очередь в коридор.

— Работает. Но если замкнет то все, я все масло вылила на пол.

Мы с Алисой и Левием вбежали в 303 каюту. Все как в прошлый раз.

Опять абсолютная тьма и тот же самый металлический голос.

— Опять вы. Где остальные?

Отвечать пришлось мне.

— Пилат в обличии осла остался в Москве. Лев Николаевич сошел с ума, его забрали санитары. Щелкунчик уничтожен, он пытался прикрыть наше отступление.

— Что с моим условием? Великой блудницей? Можешь не отвечать, я сам проверю. Так. Понятно. Ее зарезали. Условие выполнено.

— Но как это случилось, она страдала? Кровь лилась рекой?

— Ничего интересного. Крови почти не было. Впрочем, времени почти не осталось. Атлантида сейчас взорвется, расколется надвое и затонет. Грибоедов ждет вас за дверью. Но…

— Что но?

— Ничего нового. Чтобы открыть портал, нужна жертва, таковы условия. Не я их придумал.

Левий покраснел, он еле сдерживался. Он повернулся в мою сторону.

— Я больше не могу. Буквально минуту. Мне нужно п-помочь Аннушке. Сейчас вернусь.

Он выскочил в коридор, где стоял адский грохот перестрелки. Мы остались вдвоем с Алисой.

— Понятно. Я отправляюсь в мясорубку.

— Это твое решение?

— Да.

Впереди открылась дверь. Внутри находился небольшой ярко освещенный переход на другой корабль. Алиса обернулась ко мне.

— Ты же обещал, что мы вместе уплывем отсюда.

— У меня нет выбора. Слушайся Николай Васильевича, я найду вас чуть позже. Мне нужно закончить кое-какие дела.

Алиса достала из сумки устройство с кристаллом и отдала его мне.

— Передай его Владу. Он за ним охотится. Хочет достичь просветления.

— Обязательно передам.

Я сунул устройство в карман. В зал вбежал Левий, он же Михаил Васильевич, вручил Алисе какой-то цветок в горшочке.

— Ужасно. Там в туалете какая-то утопленница. Вся в трупных пятнах. Я чуть на месте не обделался.

— Какая утопленница? Ты где был?

— Лев Николаевич, просил забрать цветок, если что-то случится.

— Какой цветок? Зови Анну, проход открыт.

— Она погибла.

— Тогда бегите же. Я вас прикрою.

Левий схватил Алису, вцепившуюся в цветочный горшок, и они нырнули в открытый проход. В последний раз девчонка обернулась в мою сторону и дверь закрылась.

Я достал сигарету, закурил и вышел на середину комнаты. Никакой мясорубки здесь не было.

— Эй, ОЗ, где мясорубка?

Я вышел в коридор. Аннушка распласталась на полу, тело исковеркало взрывом. К каюте уже подошел Князь Мышкин собственной персоной. Он выглядел совершенно измотанным.

— Ну и бардак вы здесь создали.

Мимо нас с громким визгом пробежал боров, пытаясь скрыться в глубине коридора. Там я увидел двух близнецов, равнодушно смотревших на происходящее.

— Пойдем, — Мышкин застрелил хряка очередью из автоматического пистолета и открыл дверь.

Я на секунду задержался. Страшная кровавая волна накрыла близнецов и стремительно надвигалась в нашу сторону, сметая все на своем пути.

Мышкин вдернул меня в зал и захлопнул дверь. Проход снова открылся.

— Быстрее.

Мы двинулись в проход. Кровь просочилась под дверь и хлынула на пол в комнате 303.

Дверь за нами закрылась. Мы оказались в огромном темном зале. Ничего не было видно или слышно, кроме чьих-то крыльев, шуршащих во стенам, и Красной королевы, стоявшей на возвышении с большой, украшенной драгоценными камнями чашей. От нее исходило красное бархатное сияние, оно же освещало все, что оказывалось рядом с ней в пределах одного метра. Королева спустилась и направилась в нашу сторону.

— Влад, почему так долго, и зачем вы разнесли пол корабля наверху? Что у вас там было?

— Девчонка сбежала вместе с кристаллом. Все остальные ликвидированы. К ней мы вернемся чуть позже.

Красная королева подошла к нам вплотную.

— Ну, что же, Иван Васильевич, пора нам с вами распрощаться. Вы уж не обижайтесь.

Меня схватили три человека в черном, выломали руки и наклонили вперед.

Королева без долгих приготовлений достала длинный кинжал и всадила его прямо в грудь, затем в живот. Я упал на колени, но почти ничего не почувствовал. Затем ей передали чашу.

Ко мне подошел Влад с черным мечем, замахнулся. Я с усилием поднял голову и посмотрел на него, пытаясь сказать всего два слова…  Но воздуха не хватало. Влад опустил меч. Наклонился ко мне.

— Что? Не слышно.

— Кристалл, кр…

Влад залез в мой карман и вытащил кристалл. Нажал на кнопку. Коробочка открылась, из нее полился мягкий играющий розовый свет.

— Это от Алис…

Последнее, что я услышал где-то во тьме, уже метрах в ста от меня, было «Упс», потом взорвалась сверхновая, погасила сознание, а затем все исчезло.

 

  1. Кладбище

 

А затем наступила тьма. Эта тьма сменилась густым туманом, холодом, страшным скрипом и равномерным всплесками воды. Я долго силился, чтобы открыть глаза, но сделать этого не хватало сил. Постепенно глаза открылись. Я видел над собой ясное ночное небо, мириады звездочек. Некоторые из них мне подмигивали, вытягивали какие-то мерцающие лучики. Они сливались в огромный небесный поток, двигающийся по лунной дорожке в сторону луны. Огромная луна постепенно прояснялась, ее очертания становились более четкими, пока я не осознал, что это вовсе не луна. Это был какой-то небесный туннель, как на всем известной картине Босха.

Маленькие светлячки поднимались от земли, плыли по лунной дорожке, а затем влетали в этот туннель и улетали наверх. На самый выход. Где яркий свет загораживал какой-то непонятный силуэт. Мне показалось, что он зовет меня, машет мне рукой. Но лететь к нему не было сил.

Лодка ударилась об что-то. Лодочник пнул меня ногой.

— Чего разлегся, вылезай давай. Станция «Грибоедов».

— Почему у вас так уключины скрипят, а?

— Вчера произошел перебой с поставками масла. А тебе не один хрен? Выбирайся.

— Это невозможно, — сказал я и попробовал приподняться.

Но оказалось, что возможно. Лодочник помог мне подняться, выскочил на причал, дал мне руку и выдернул на берег. Боль была нестерпимой, каждый шаг отдавался иголками, впивающимися в кору головного мозга. И, тем не менее, ничего не было сломано, ноги были на месте, я мог идти.

— Кассы там, на входе.

Действительно, в двести метрах от берега неоновым красным светом сияла вывеска «Грибоедов».  Под дней более мелкими буквами горели «Кассы». Касс было около десяти. От одной из них к берегу уходила огромная очередь, конца которой нигде не было видно. Все были без одежды. Моя одежда была грязной, залита кровью, но оставалась на мне. Я подошел к некогда молодой симпатичной женщине с мерзкими язвами на коже. От нее несло мерзким гнилым запахом.

— Простите, пожалуйста, а куда эта огромная очередь?

Девушка посмотрела на меня раздраженным взглядом.

— Почему на вас одежда?

— Извините, не успел раздеться.

— Смешно. Это «Грибоедов» крупнейшее издательское агентство в мире. Очередь в кассу «Pulp Fiction», «Массовая литература», сокращенно «МАССОЛИТ». Здесь сдают мусорные романы, лишь бы сделать деньги.

— О чем?

— Желательно ни о чем. Здесь не любят смысл. Побольше «экшена», секса, стрельбы, погонь, эротики, волшебства, фэнтези. Наша тема – это любовь, измены, предательство, убийства, расследования, политика и прочее. Все, что любят массы. К сожалению, романистов так много, а все наши истории на одно лицо, так что мне иногда кажется, что мы здесь будем стоять до бесконечности.

— И что дальше?

— На кассе сидит какой-то Гоголь. Говорят, он сошел с ума, пытается собрать материал для второго тома «Мертвых душ», но у него ничего не выходит. Из-за этого он сильно нервничает и сразу выкидывает наши романы в огонь. Но бывают и счастливчики.

— Потрясающе.

Я отошел в сторону и смерил очередь взглядом. Она петляла змеей вдоль реки и уходила куда-то далеко в туман. Стоять здесь целую вечность, чтобы твой роман отправили в печку?

Я решил пройти к более свободным кассам. Одна из них продавала творческие путевки на один месяц. Другая – на год. В эти кассы стояло около ста человек в каждую. Все одетые, но грязные, в изрезанной или в окровавленной одежде. Третья касса – называлась «Рыбная».  Туда пытались пройти жирные голые мужики, которые пытались быть самыми умными и объясняли, что они бывшие священники. Кассир просил не парить ему мозги, выкидывал назад их романы и отправлял их в общую очередь «Массолита».

— Вас нет в моих списках.

Я подошел к «рыбной» кассе. Внутри сидел какой-то старик с израненными руками. Сзади него в рамке на стене висел здоровенный отломанный меч от рыбы-меч. Внутри кассы спал лев.

— Это все что осталось от самой рыбы? – спросил я.

— Да, остальное сожрали акулы. Тебе что?

— Сам не знаю. Я так понимаю, здесь какое-то издательство. Но у меня с собой ничего нет.

— Фамилия, имя, отчество, место и год рождения.

Я назвал свои данные. Кассир некоторое время искал что-то в своем компьютере.

— Не понимаю. Тебе то ли в кассу «Драмлита», то ли в кассу творческого отпуска на один месяц. Иначе никак не объяснить, почему ты в одежде. Твой роман не закончен.

— Но у меня нет никакого романа.

— Как нет? Вот же ты, стоишь здесь передо мной, значит и роман должен быть.

Ничего не понимаю. Я долго силился понять, что здесь происходит, пока наконец не вспомнил имени профессора.

— Подождите, я, кажется, вспомнил. Мой роман заказал профессор В.В.Ландау, представитель крупного международного издательства.

— Так бы сразу и сказал. Это главный акционер Грибоедова. Тебе в соседнюю кассу «Месячные творческие путевки». Подойди туда, сообщи про профессора и попроси путевку в «Боровое» или в «Ялту».

Я выполнил рекомендацию старика. Пришлось отстоять целых два часа. В окошке сидела молодая медсестра в белом халате и с красным крестом на шапочке. Я рассказал про профессора и попросил путевку в Ялту.

— В Ялту путевки закончились. Если вам к профессору Ландау, то вам путевка не полагается. Кроме того, ваш роман не закончен, поэтому не может быть принят в работу.

— Что же делать?

Она распечатала какой-то билет. После чего ответила приятным голосом.

— Слушайте внимательно. Вам нужно пройти на железнодорожную станцию. Она сразу же за кассами. Вам нужно добраться до станции «Дно». Это девятая станция Центральной линии. Дальше вам нужно найти Люцифера. Если что, спросите у тех, кого встретите на дороге. После этого вы сможете переговорить с профессором Ландау. Спасибо и приятной вам поездки. Следующий.

Я хотел еще что-то спросить, но следующий за мной джентльмен мягко отодвинул меня в сторону.

Опять эта чертова Центральная линия. Хорошо хоть, что не кольцевая.

Я прошел на платформу. Какое адское место. Все было мерзким, серым и бесцветным. Воняло помойкой, рвотными массами и гниющей плотью.

Люди толкались, изрыгали проклятия, собираясь у края платформы.

Именно тогда я и увидел что-то красное на общем сером фоне, вдали на другом конце платформы.

Сердце забилось как перегретый моторчик. Я ускорил шаг в том направлении.

Небольшое пятно красного платья набирало резкость посреди серого тумана мертвых людских тел, пока не превратилось в уже знакомую мне девочку Алису. Она бросилась мне навстречу.

— Иван Васильевич, что вы делали столько времени? Я здесь чуть не задохнулась.

— Ты ждала меня здесь?

— Конечно. Ведь мы же условились. Вы спасли меня, я спасаю вас. Все по-честному.

Наивный ребенок.

— Отсюда нет выхода. И у меня билет до станции «Дно». Сомневаюсь, что мы сможем отсюда выбраться.

— Ничего не бойтесь. Только в этот раз не отпускайте светляка и не теряйте меня, пожалуйста.

Подошел поезд. Мы забрались в угол последнего вагона.

Поезд мчался около часа. Я только успел спросить Алису.

— Послушай, а как ты очутилась в прошлый раз в 84-ом году? Помнишь, когда я потерял тебя?

— Нет, тогда я была совсем в другом месте. Почему ты говоришь про этот год?

— А как же профессор в кафе «У Кролика»? Рядом с Арбатом. Японец, помнишь его?

— Я не понимаю, про что ты.

Очень странно. К концу пути, почти весь народ вышел наружу. На последней станции никого не было. Двери открылись. Вежливый металлический голос:

— Станция «Дно». Конечная. Приятного провести вечность. Расслабьтесь и не надейтесь, здесь никогда и ничего не происходит. Можете просить сколько хотите, вам все равно ничего не дадут.  Не переживайте что-нибудь забыть в вагоне, у вас больше ничего нет.

В вагон с диким свистом ворвался арктический ветер. Повеяло ледяным холодом.

— Смотри, наш светлячок! – радостно закричала Алиса.

К нам подлетела маленькая шаровая молния. Она игриво облетела нас вокруг, после чего рванула вперед. Затем, как домашняя собачка вернулась назад. Затем снова рванула вперед. Поезд с диким ревом исчез на горизонте. Мы остались одни посреди уже знакомого мне арктического ландшафта. Далеко впереди посреди ледяного поля светился яркий столб света. Он уходил высоко в небо. В беспроглядную тьму.

Я взял девочку на руки и побежал за шаровой молнией к световому столбу.

Опять эти вмороженные в лед головы, руки и туловища, зубы, пытающиеся вцепиться в пятки, опять ледяной ветер со снегом, буран. Если бы не жужжащий, кружащий вокруг нас раскаленный светляк шаровой молнии, мы бы погибли.

Мы вновь добрались до края огромной дыры. Я снял ремень, привязал Алису.

— Если ты потеряешь меня, или отпустишь светляка, эта черная дыра тебя сожрет. Ты окажешься в сингулярности. Время остановится, и ты застрянешь в цикле вечного повторения. На чаепитии у кролика. Поэтому постарайся не потерять меня.

Передразнивая меня, Алиса смеялась. Я кивнул головой.

Я схватил светляка, и мы рухнули вниз. Яркая световая сфера стала меркнуть, затем превратилась в кольцо. Затем стала как-то странно изгибаться. Мы завертелись вокруг, как на сдуревшей детской карусели. Мы зашли в кротовую нору.

Мимо нас летела история вселенной. Я видел, как за секунды образуются, сгорают и взрываются звезды, перемешиваются скопления, вращаются туманности. Снова сверхновая. Огненное облако. Планеты. Планеты носит вокруг как сумасшедшие волчки. Столкновения, взрывы, вулканы. Скорость вращения стала замедляться. Мы приближались к Земле. И снова пленка с историей человечества. На этот раз я не отпустил светляка и не потерял девочку. Из-за этого я в доли минуты пролетел всю человеческую историю. Города, люди, машины, ракеты, вся история человечества слилась в стремительную радугу. И что-нибудь в ней различить не представлялось возможным.

Неожиданно мы замедлились. Я увидел как издалека что-то похожее на черную точку быстро двигается в нашу сторону. Вероятно, этот кто-то защищал будущее от несанкционированного доступа. Светлячок вырвался из моих рук и смело бросился к нему навстречу. Последовала яркая вспышка, и я увидел яркое солнце, взорвавшееся прямо над нами. Эта яркая вспышка света впереди воронки закрыла дальнейший проход по кротовой норе.

Сила тяжести вернулась. Мы начали падать назад, вниз в засасывающую воронку. Со страшной силой меня куда-то вдавило, голова от тяжести начала трещать. Я успел открыть глаза, и яркий белый свет обрушился мне на лицо. Вокруг никого не было. Я лежал один в больничной палате. Надо мной был белый потолок. И больше ничего. Рядом пищал какой-то медицинский аппарат. Все закончилось.

 

  1. Клиника

 

Как и ожидалось, я оказался в клинике. Вся голова, грудная клетка и живот были перебинтованы. Одна нога в гипсе. Сбежались врачи, началась типичная больничная суета. Потом подбежала медсестра, сделала укольчик, и опять все померкло. Ночью я проснулся, мне мерещились крики больных, доносящиеся из подвала. Затем все затихло.

Через день я смог садиться на кровать, мне принесли блокнот, ручку и ноутбук. Ноутбук был чужой, почти никакой информации кроме каких-то игр.

Спросил у медсестры где мой мобильник и не приходил ли ко мне некто Александр, мой знакомый. Она сказала, что мобильного телефона у меня не было, мои вещи она занесет вечером. Что касается Александра, она сделала какой-то непонятный жест и скривила лицо, что да, он приходил. Хотел со мной переговорить. Я сказал ей, что жду его. Медсестра ответила, что свяжется с моим знакомым. На вопрос, что с девушкой — моей спутницей, медсестра ответила, что Алиса пока еще не пришла в себя, но ее состояние стабильно.

Я также попробовал спросить про девочку. Медсестра сильно удивилась.

— В «Грибоедове» не было никаких девочек. Правда, пока вы были в отключке, в нашем центре была девочка с сотрясением мозга и амнезией. Без документов. Она не имеет к вам никакого отношения. К ней приходил папа, затем она сбежала из клиники. Сейчас по этому поводу идет служебное расследование. Странно, что вы ее вспомнили. Вы же были без сознания.

— Она не говорила, как ее зовут?

— Нет, она ничего не помнила.

Шурик появился после обеда, лично зашел ко мне в палату. Поздоровался. Мужчина в очках, средних лет, одет в гражданское. Показал мне свою корочку.

— Шурик, зачем ты мне эту корочку показываешь? И почему так долго?

Шурик явно не понимал о чем идет речь.

— Вы Иван Васильевич Грозный, правильно?

— Все верно. Я очень рад, что ты меня узнал.

— Очень хорошо. Вы приходите в себя?

— Теперь, расскажи, что с Алисой, и как дела в офисе.

Шурик задумался на минуту.

— Алиса лежит в соседней палате. Ее состояние стабильное. Думаю, она выкарабкается. Но не скоро. Она была на грани смерти. В институте с ней сильно переборщили, она была вся обколота. Они готовились отрезать ей голову. Про ваш офис мне ничего не известно. Что за офис?

Я попросил у Шурика сигарет, открыл окно. Мы оба закурили.

— Александр, ты меня начинаешь пугать. Фауст 21 века, «Институт 1984», помнишь? Огромный черный кот Шредингера, гиперкуб, путешествия во времени, переходы через мужской туалет, Красная королева, Пилат. Разве ты этого не помнишь?

— Откуда это все? Что за бал маскарад? Какие еще путешествия во времени?

В этот раз Шурик заболел амнезией.

— Новый виртуальный мир, матрица, —  разве ты не помнишь? Мы же его вместе создавали.

— Какая матрица?

Я достал листок, ручку и попытался ему объяснить.

— Смотри, видишь эту прямоугольную таблицу? По горизонтали семь, по вертикали десять. Числа записываются внутри, на пересечении вертикалей и горизонталей. Это и есть матрица. Понятно?

— Да, конечно, все понятно.

— Теперь смотри. В книге Апокалипсиса рассказывается о снятии покрова, разоблачении черной магии, трех лицах древнего зла, окутавших наш мир. Вот эти три лица. Дьявол, он же красный дракон, зверь из моря и зверь из бездны. У всех этих зверей семь голов и десять рогов. Они почти идентичны. Но у первого короны на семи головах. У второго короны на десяти рогах. А у третьего корон вообще нет. Потому что десять рогов короны так и не получили.

— И что дальше?

— Дальше? Даже ребенок поймет, что десять рогов не могут вырасти на семи головах.  Это описание глобальной структуры зла в виде матрицы. Десять рогов – по вертикали. Семь глав – по горизонтали. И три ее ипостаси, различаемых по коронам. Это не простая матрица. Она объемная.

— И что же порождает эта структура?

— Она порождает Великий волшебный Вавилон, Великую блудницу, имя которой – Тайна.

— И что у вас есть доказательство, что эта матрица существует?

— Само собой. Это таблица, отражающая фундаментальную структуру вещества, материи. Того, из чего состоит весь наш мир. Это периодическая таблица Менделеева.

— Слушайте, Иван Васильевич, я не силен в математических матрицах, химии и науке. Расскажите лучше, что за «Институт 1984» и при чем здесь это ваш Фауст.

Возможно, что он тестирует меня. Я решил сделать последнюю попытку.

— В 90-ых годах мы с вами создали сильный искусственный интеллект. «Фауст 21 века» — это название нашей корпорации. Искусственный интеллект, условно названный Мефисто, с нашей помощью стал оцифровывать внешний мир, чтобы создать свой собственный виртуальный мир. Мы помогали ему с калибровкой, обучением и разработкой интерфейса «компьютер-человеческий мозг». Мир получился почти как настоящий, в том числе с временной осью. Так что в нашем мире можно было путешествовать во времени. Единственная проблема, Мефисто иногда путал настоящих и вымышленных персонажей, в том числе исторических. Для управления путешествиями во времени, мы создали программу. Кота Шредингера. И специальную комнату – Гиперкуб. Она выполняла роль оси Нового мира. Типа Темной башни. Управлением временем занялся целый институт «1984». Для него мы выкупили верхнюю часть здания МГУ. Под самим зданием мы прокопали глубокую шахту….

Здесь Шурик меня остановил.

— Иван Васильевич, подождите, я все понял. Меня срочно вызывает руководство. Но то, что вы рассказываете, чрезвычайно важно. Вы даже сами не представляете, как это важно для нас. Поэтому у меня к вам большая просьба. Сегодня вам принесут несколько больших тетрадей. Вы не могли бы детально расписать всю вашу историю? Я постараюсь создавать вам для этого все условия. Как только закончите, свяжитесь со мной, и мы еще раз все обстоятельно обсудим. Очень приятно было пообщаться.

Мы попрощались. В этом мире Шурик явно не был моим помощником. Вечером медсестра принесла мне старую папку японца-сенсея с Грибоедова, новые толстые тетради и набор самых разных ручек.

Мне нужно было разобраться в этой истории, поэтому я обстоятельно расписывал все, начиная с чертового корабля и заканчивая Атлантидой. Я надеялся, что Шурик поможет мне, все это заинтересует его руководство, и они помогут мне.

Кроме того, я надеялся, что Алиса придет в себя, и все встанет на свои места. Но она не приходила в сознание. А врачи к ней не пускали. От этого становилось тоскливо, приходилось заставлять себя работать дальше.

Так прошла неделя. Мне разрешили ходить в общую столовую на первом этаже. Огромный светлый зал с огромными окнами со множеством длинных столов и огромным экраном телевизора. Я не выдерживал длинных очередей и старался подходить к концу обеда и ужина, когда зал был пустой.

В один из дней я пришел не к концу обеда, как обычно, а через минут десять после начала. Блуждая по залу с подносом и пытаясь найти себе свободное место, я наткнулся на профессора Азамат Амангельдиевича, японца. Он сидел с перевязанной головой за столиком и, как ни в чем не бывало, уплетал за обе щеки свой борщ.

Чуть не уронив поднос, я рванул к его столику. Рядом с ним сидела Анна Григорьевна. Рядом с ней стоял один бидон. Как потом выяснилось, она забирала остатки обеденного супа себе в палату. За тем же столом, но спиной ко мне сидели Лев Николаевич вместе со своим цветком и Николай Васильевич. Все с перевязанными головами.

Я спокойно подошел к этой группе, поставил поднос, разложил тарелки.

— Приятного аппетита всем!

Японец поднял голову.

— И вам, Иван Васильевич, приятного аппетита.

Все поздоровались со мной и продолжили кушать дальше, как ни в чем не бывало.

— А где Ипполита?

— Гречанка? Она же умерла от рака еще как две недели назад, — ответила Аннушка.

Ничего не понимаю.

— А вы все разве не с Грибоедова?

Японец посмотрел на меня сочувствующим взглядом.

— Мы все с Грибоедова. В этом институте над нами проводили незаконные эксперименты по отработке интерфейса мозг-компьютер. Помните книжку про профессора Доуэля? Они делали тоже самое. Аресты, в том числе в министерствах и органах, продолжаются до сих пор. Расследование считает, что это только часть какой-то зловещей машины, целого спрута. Возрождение Аненербе. Они находили одиноких людей, подстраивали автоаварии, а пострадавших забирали к себе и оформляли как погибших. Сколько людей прошло через эти пытки и сколько погибло сейчас устанавливается. Возможно сотни. Вы и ваша девушка, Алиса, были почти при смерти. Вы были там с самого начала. Я не удивлюсь, если вы ничего не помните.

— А вы?

— С нами получше. Придется провести здесь некоторое время, но если все пойдет нормально, нас выпишут отсюда и переведут в другое место.

— Другое место?

— Да. Пока все члены этой банды не арестованы, вас могут ликвидировать почти сразу, как только вы покинете больницу. Там замешаны высокопоставленные лица, речь идет о могущественной международной организации.

— Вы думаете, мы кому-то еще нужны?

Левий поднял голову.

— Недавно к нам пыталась прорваться целая бригада вооруженных людей в черном. Наша охранники оказались профессионалами и перевели нас на другой этаж. Так и спасли от верной гибели. Всех нападавших ликвидировали. Это не шутка. Это крупный международный скандал. Это новый трансгуманизм, возрождение нацизма, только накаченного анаболиками. Телевизор, новости не смотрите?

— Нет, я не смотрю  телевизор.

— Зря.

— Расскажите мне, что там было в этом «Грибоедове»?

Все нахмурились и уставились в тарелки. Японец объяснил, что никому не хотелось бы обсуждать это снова. Он показал на забинтованную голову. Но если есть желание, вечером он готов рассказать об экспериментах, которые над нами проводились.

Возвратившись в палату, я нашел старую толстую тетрадь Азике-сенсея. Какие-то мелкие арамейские каракули. Ничего непонятно. Да и неинтересно уже.

Вечером я вернул ее назад японцу.

— Что это?

— А разве это не ваше? Это вы мне передали.

— Нет, я не помню эту тетрадь. Но она вам не нужна?

— Если она вам ни о чем не говорит, то можете выкинуть ее в мусорку. Или подтереться ей. Просто это не мое, поэтому не могу сам это сделать. Или отдайте нашим следователям, может быть им будет интересно.

— Хорошо, я так и сделаю.

Этим вечером японец попытался рассказать про страшные эксперименты, которые проводили в «Грибоедове» с нашим мозгом. Они выстраивали интерфейс с мозгом, заем пытались отрезать головы, оставляя их в сознании, либо извлекать мозг, погружая его в какие-то жидкости. В середине рассказа я попросил его остановиться. Я не хотел этого знать.

 

  1. Раздвоение

 

Поздно вечером Пилсудский сидел в своем офисе и отсутствующим взглядом смотрел на большой экран телевизора. Вчера из Вашингтона звонил его брат-близнец. Он сообщил, что дело с Грибоедовым вызывает большие волнения у руководства и его нужно заканчивать. Чем скорее, тем лучше. Сегодня поздно вечером может позвонить сам Хозяин.

Пилсудский посмотрел на часы. Александр задерживался, что заставляло Пилсудского сильно нервничать.

На экране известный астрофизик в коляске рассказывал что-то про черные дыры. Напротив сидела Аннушка, известная телеведущая с известного телеканала.

— С чем можно сравнить человека, который находится внутри компьютера? Представьте. Он живет в виртуальном мире, но иногда понимает, что что-то здесь не так. Он может попытаться найти внутри своего компьютера исходный код, или нащупать экран с внутренней стороны. Но это невозможно. Программист снаружи будет только улыбаться этим попыткам. С чем можно сравнить эту ситуацию? — спрашивал астрофизик.

— С черной дырой?

— Верно. Это описание черной дыры, уменьшенной модели нашей вселенной. Исходный код – это сингулярность. Экран – это горизонт событий. Такая сфера вокруг черной дыры. Это основа мира, последняя сфера, описанная Данте. Горизонт также состоит из пикселей и на нем сохраняется информация для того чтобы из нее выстраивать голограмму, то есть наш мир. Иллюзию, в которой мы живем. Ничто не может выйти через горизонт событий наружу, ничто не может сбежать из черной дыры. Даже свет. Вы не сможете выглянуть за пределы горизонта событий, подобно тому монаху с картины. Разве что, если сможете двигаться быстрее скорости света. Но тогда вы попадете в зазеркалье. Пройдя через горизонт событий, вы начнете двигаться в обратном временном направлении. В прошлое.

— А снаружи? Можно ли заглянуть вовнутрь черной дыры?

— О, это самый интересный вопрос для современных астрофизиков. Видите ли, рядом с черной дырой время замедляется, а на горизонте событий оно останавливается. Чем ближе источник света или радиосигналов будет подходить к горизонту событий, тем дольше будут доходить до вас сигналы от этого источника. Соответственно, если ваш друг-космонавт отправится к черной дыре, то чем ближе он будет подбираться к горизонту событий, тем медленнее будут казаться его движения. Он станет вялым, а его речь станет замедляться. Постепенно он зависнет прямо над горизонтом, заснет и станет тускнеть. Потом он станет прозрачным и совсем исчезнет из вида.

— Он растворится на горизонте событий?

— Не совсем. Видите ли, произойдет величайший парадокс, хорошо описанный в популярных научных книжках. Ваш друг-космонавт раздвоится. Для вас он погибнет на горизонте событий и навсегда растворится в безжалостной пасти черной дыры. Вся дальнейшая информация о нем будет утеряна. Но это для вас.

— А для себя?

— А для себя, он продолжит падать внутрь черной дыры. Если этого космонавта угораздило попасть в стационарную дыру, детально описанную еще Енохом, то сингулярность разорвет его на части. Но как выяснилось, большинство черных дыр вращаются с астрономической скоростью, образуя что-то наподобие бубликов.

— И если нырнуть прямо в дырку бублика, можно оказаться в кротовой норе и выйти в другом мире? Прямо как в фильме «Контакт»?

— Почти. Во-первых, не рекомендуется нырять в кротовую нору в скафандре и физическом теле. Вас все равно разорвет на части. Нужно снять скафандр и тело. Во-вторых, для стабильности кротовой норы необходимо немного темной энергии, нужна антигравитация. Проще говоря, нужен антигравитационный проводник, без него не получится. В-третьих, с той стороны кротовой норы кто-то должен вас ждать. Иначе ничего не получится.

— Но если не в физическом теле, то как?

— Ну, в этом нет ничего нового. Информацию, как известно, переносят электромагнитные волны, видимой частью которых является свет. Флэшка, на которую записывается вся информация о вас, называется ДНК, здесь тоже ничего нового. Эту аналогию придумал еще Ричард Докинз. Сейчас все знают, что жизнь – это информация, переносимая генами, которые записаны в ДНК. А раз есть информация, то значит должен быть способ перенести ее с одного носителя на другой.

— Значит, произойдет раздвоение? Для всех нас мой бедный друг-космонавт постепенно растворится рядом с горизонтом событий, после чего погибнет в ужасных мучениях, в адской мясорубке черной дыры. А для него самого все будет совершенно иначе? Он окажется в новом мире?

— Пожалуй, можно сказать и так.

Ученый улыбнулся лукавой улыбкой.

В дверь постучали. Наконец-то вернулся Александр с докладом по делу Грибоедова.

— Садись и рассказывай.

 

  1. Оставленные

 

Александр был задумчив, сутулился. Хромая прошел к креслу, поставил свой портфель на пол, разложил на столе свою папочку.

Пилсудский закурил сигарету, затем хмуро посмотрел на Шурика.

— Что хромаешь?

— Вчера на футболе повернул.

— Что с офисом?

— Офис в здании МГУ полностью проверен, все документы и техника изъяты, так что переживать особо не о чем.

— О чем мы должны переживать?

— Дело в том, что… сегодня ночью офис сгорел.

— Как сгорел? Совсем сгорел?

— Наглухо, остались одни головешки.

— Но вы там все проверили? Портал, гиперкуб, хоть что-то нашли?

— Нет, ничего нет. Все проверили. Единственное….

Шурик стал копаться в портфеле. Затем достал какую-то большую кружку и подал ее своему начальнику. На кружке большими красными буквами было написано «Пилсудскому».

Пилсудский встал и что-то обдумывая подошел к окну, дернул рычаг его на себя. В кабинет ворвался прохладный вечерний воздух. На дне кружки была надпись мелкими буквами:

«Мы ушли в лучший мир и больше вас не побеспокоим. Не ищите нас».

— Что это значит?

— Не могу знать. Там была ваша фамилия, поэтому я был обязан передать ее вам.

— Ничего не понимаю. А на Арбате? Там что-то нашли?

— В сейфе разной валюты на пару сотен тысяч долларов. Еще какая-то помятая записка: «Лафа закончилась. Вернусь, когда не ждете. До свидания». Какая лафа? Кто вернется? Непонятно. Скорее всего забыли выкинуть. И больше ничего. Тайная комната обнаружена. Там была раздвижная стенка, приводилась в действие пультом от телевизора. Но внутри этой комнаты совершенно ничего не было.

— Надо полагать, эта квартирка тоже успешно сгорела?

— Нет, с ней все нормально.

— Отлично. Кота не нашли?

— Кота в офисе нашли, еще до пожара. Огромный черный жирный котяра. Но он был в таком ужасном психическом состоянии, что его пришлось усыпить. Вероятно, чем-то отравился.

— Ясно. Что с девушкой, она пришла в себя?

— К сожалению нет. Ее состояние резко ухудшилось. Врачи пожимают плечами. Я несколько раз пытал их, но они боятся что-либо прогнозировать. Вероятно, она вскоре умрет, просто они не признаются. Но это не все.

— Что еще? Ваши пострадавшие с Грибоедова отравились столовской гречкой и не могут продристаться?

Шурик посмотрел в пол.

— Разрешите закурить?

— Пепельницу только поставь.

Александр встал, достал из шкафа вторую пепельницу и поставил ее на стол. Затем закурил.

— Вчера утром состояние пострадавших также резко ухудшилось. Вечером их всех положили под аппараты искусственной вентиляции. Сегодня утром их пришлось ввести в состояние искусственной комы. У них у всех что-то непонятное с мозгом.

— Что ты имеешь ввиду?

— Деятельность их мозга замедлилась, как впрочем, и сердца. Такое чувство, что у их организма кончились батарейки. Я разговаривал с профессором, он говорит, что это последствия опытов и наркотиков, которые кололи в Грибоедове. У них что-то типа ломки. Не исключено, что они не выживут. Скоро их сердце и мозг полностью остановятся.

— Потрясающе. Все пациенты-свидетели в коме, а офис сгорел. Просто гениально. В компьютерах что-то нашли?

— Нет, ничего не нашли. Обыкновенная бухгалтерия, сделки с ценными бумагами, юридические документы. Все законно. Возможно, что служебная информация хранилась у них в ноутбуках. Но пока ничего не найдено.

— Дома у них смотрели?

— Их постоянное место жительства пока не определено. По непонятным причинам они жили в гостинице. Наши сейчас разбираются, как так случилось. Возможно, что хозяин гостиницы как-то с ними связан.

Ветер схватил занавески и кинул их в потолок. Где-то далеко вспыхнуло, затем грянул гром. Пилсудский закрыл окно и вернулся в свое кресло.

— Ладно. Что с этими рукописями сумасшедших? Ивана Грозного и японца, — как его там?

— Рукописи Ивана Грозного и профессора Хаттера я отксерил и отправил нашим экспертам в Вашингтон. Дело в том, что последняя была не совсем свежая, кроме того, на каком-то непонятном языке. Японец сказал, что ее когда-то очень давно подарил ему какой-то работник музея. Некоторое время она хранилась у Ивана Грозного, затем он вернул ее обратно, так как ничего в ней не понял.

— Понятно. Ты хотя бы читал эту писанину?

— Ивана? Нет, не читал. У меня много оперативной работы, мне некогда читать. Пусть этим займутся специалисты.

— Логично. Таким образом, что мы имеем. «Грибоедов» разогнали, но работники института путаются в показаниях. Ссылаются на своего руководителя профессора Владимира Ильича, как там его фамилия, по прозвищу «Пилат». Вместе с тем, этот чертов Пилат исчез, и пока не найден. Все подопытные в коме. Выживут ли они, неизвестно. Но, вероятно, не выживут. Офис этой банды сгорел. Черного кота усыпили. В компьютерах ничего нет. А на телевидении, что это было?

— Это были актеры. Мы установили их. Они до последнего думали, что это проплаченная рекламная акция. Мы разъяснили им ситуацию. Сейчас они в изоляторе, сильно напуганы.

— Короче, у нас почти ничего нет.

Шурик затушил сигарету.

— К сожалению, это так. Кроме письменных фантазий Ивана Грозного и непонятной музейной рукописи, у нас нет ничего. Кроме того, я попытался выслушать этого сумасшедшего. Его мозгу нанесен серьезный урон. Просто сказочный бред. Какая-то мешанина из Матрицы, Льюиса Кэррола, Апокалипсиса, Андерсена, Пушкина, Булгакова, Данте, Достоевского, Льва Толстого, Стругацких, Волшебника из изумрудного города, Головы профессора Доуэля, разных фильмов. Все смешалось в доме Облонских. Я думаю, что это ничем нам не поможет.

— Понятно. Это все?

— Все, товарищ генерал!  Разрешите идти?

— Свободен. Если что-то всплывет, сразу звони, даже ночью. Держи меня в курсе.

Шурик встал, поправил пиджак и хромающей походкой покинул кабинет.

Раздался звонок. Пилсудский вздрогнул, схватил телефон и тут же вскочил.

— Да, князь. Я слушаю вас.

— Это очень хорошо, Пилсудский, что слушаешь. Твой человек вчера утром  перекинул нам две рукописи. Одна на русском, другая на арамейском. Мои люди работали целых два дня, чтобы перевести и перепечатать это в вордовский формат. Файл сейчас тебе скинут. Ты вообще читал это? Вы когда-нибудь читаете то, что пытаетесь переслать. Или вы просто передасты?

— Никак нет. Сегодня не успели. У нас все закручивается. Головной офис института сгорел, все бывшие пациенты впали в кому. Черного кота усыпили. Профессор «Пилат» пока не обнаружен, мы объявили его в международный розыск. Алиса в коме. Врачи говорят, ее состояние безнадежно. Иван Грозный, японец и все остальные…

— Все понятно. Ничего другого я и не ждал. Надо полагать, что главаря этой банды, Влада, главного вампира, вы тоже не нашли?

— Так точно. Дело в том, что никакой банды, собственно говоря, и не было. Это были актеры, проплаченные институтом. Что касается руководящего состава корпорации, то мы на них скоро выйдем.

— Отлично. Тогда потрудитесь изучить файлы, которые сейчас получите, и объяснить мне, почему эти файлы совершенно идентичны.

— Как идентичны?

— До свидания.

В трубке послышались гудки.

 

***

На другом конце провода стоял человек в маске и в черном плаще. Он стоял в длинном зале с колоннами, повернувшись к ним спиной. Этот человек смотрел в огромное панорамное окно, на вечные звезды, сверкающие в неизведанных глубинах космоса.

Рядом на диване в неестественной позе лежала обнаженная женщина. Ее плащ свисал со стула неподалеку. Под диваном образовалась лужица крови. В метрах трех от нее, на боку валялась большая чаша, украшенная драгоценными камнями.

Никто не бежал, не суетился. Никто не спешил. В зале сохранялась мертвая тишина.

— Кругом одни идиоты, в особенности эти близнецы. Проработав со мной полжизни, этот чудак до сих пор не может обнаружить князя Мышкина. Скоро он сообщит мне, что меня не существует, а все это время он разговаривал с автоответчиком. Эти люди сведут меня с ума. Чего не попросишь, нигде ничего нет. Не обнаружено. Не найдено. А главное и не было никогда. Одного не понимаю. Как может программа покончить с собой…. Ведь она же не человек…

 

***

Пилсудский судорожно придвинулся к компьютеру, закурил, защелкал мышью. Там действительно были два совершенно идентичных файла.

Что это значит? Что в этом такого? Нужно было вернуть назад этого бездаря Шурика. Вообще, его следует уволить, но не сейчас. Это же надо так подставиться! Идиот.

Пилсудский начал тыкать мобильник. Абонент находится вне зоны доступа. Значит еще в здании.

Судорожно прокрутил вордовский файл. В глаза бросилось:

«- Прошу прощения. А вы кто?

— Я Александр, ваш помощник. Можно просто Шурик. Занимаю должность Технического директора в вашей компании. Вы меня не помните?».

Но этого не может быть. Он схватил кружку, еще раз прочитал надпись на дне.

«Мы ушли в лучший мир….».

Дико загремел телефон. От неожиданности Пилсудский выронил кружку, и она разлетелась на тысячи осколков.

— Твою же… Да, слушаю.

— Доктор Пилсудский? Это к вам звонят из больницы, по делу Грибоедова. Я главврач, у нас ЧП.

— Что теперь?

— Вчера состояние больных нашего отделения резко ухудшилось. Утром все пациенты были введены в искусственную кому. Около двух часов назад мы зафиксировали их смерть.

— Они все умерли?

— Это не все. Их всех перевезли в отдельную палату. После чего…

— После чего… Да, говорите.

— Они все исчезли. Испарились.

— Куда испарились?

— Мы не знаем. Медсестре плохо, она сейчас на успокоительных. Но она говорит, что они вдруг начали краснеть, тускнеть, превратились в туман, а затем и вовсе исчезли. Она пыталась позвать коллег, но те только смеялись. В общем, полный бред. Очевидно, что она в сговоре со злоумышленниками, которые выкрали тела. Нам срочно нужны оперативники, чтобы поймать этих негодяев по горячим следам. Вы можете выслать ваших людей?

— Да, конечно, сейчас направлю.

Пилсудский опустил телефон. Колени у него дрожали от слабости, ему было плохо.

Он еще раз набрал Александра, но телефон не отвечал. На КПП тоже никто не брал трубку. Пилсудский бросился к выходу по длинным коридорам здания. На выходе охранник с фамилией Комаров на бейджике обменивался с кем-то СМС-ками.

— Где он?

Охранник от неожиданности уронил телефон на пол.

— Товарищ генерал!

— Где хромой, который приходил ко мне с докладом?

— Александр Косарь?

— Да, да. Где он?

— Но он не хромал. Он спокойно вышел из здания. Подъехала машина, по-моему «Бентли» серебристого цвета. Из нее вышел какой-то японец, открыл ему дверь. Тот сел в машину, и она уехали.

Пилсудский достал из пачки «Наша марка» последнюю сигарету. Закурил.

— Слушай, Комаров, ты в Бога веришь?

— Никак нет, товарищ генерал, Бога нет. Это давно доказано.

— А в дьявола?

— Дьявола тоже нет.

— Понятно. Теперь у меня вообще ничего нет. И у тебя ничего нет. Так какого хрена ты тогда здесь делаешь?

Пилсудский покраснел  от собственного крика. Эхо разнеслось по коридору. Комаров в ужасе упал на собственный стул.

— Охраняю.. Мои функциональные…

— Я говорю, не на этом стуле, а на этой земле. На хрена ты сюда приперся, если куда ни глянь, у тебя ничего нигде нет?

Пилсудский выкинул пустую пачку на стол охранника, развернулся и пошел к лифтам. Там он и скрылся в темноте коридора…

 

  1. Tamam Shud

 

Вот так и закончился мой роман. Его написание заняло чуть больше месяца. Для этого я взял творческий отпуск. Алиса отказалась от путевки на Валаам. Встреча с неизвестным продюсером ее не заинтересовала. Она также пояснила, что потеряла интерес к роману Михаила Булгакова и не желает участвовать в каких-либо шоу или балах у сатаны. Тем более разгуливать перед всеми без одежды. Пусть в этом участвуют те, кому это интересно, сказала она.

Нет, так нет. Наши путевки пропали. И после этого к нам никто не звонил.

Вчера я дописал последнюю главу. Весь вечер искал визитку профессора В.В.Ландау и нашел ее в порванном кармане пиджака, в котором был, когда мы встречались в последний раз.

Профессор был рад моему звонку и предложил встречу назавтра в 7 часов вечера на Чистых прудах, рядом с памятником Грибоедову. Я распечатал роман и упаковал пачку в пакет.

Я приехал на пять минут раньше, профессор уже был на месте. Мы молча прогулялись к Чистому пруду, присели на скамейку. Я передал рукопись. Профессор о чем-то задумался, разглядывая черного лебедя. Затем лениво открыл последнюю страницу рукописи. Катрен номер 75.

— «И когда Ты пройдешь блистающей Стопой

Среди гостей, рассыпанных звездами по траве,

И в завершении своей счастливой миссии достигнешь того места,

которого достиг я, — переверни пустой Стакан!».

— Весьма, весьма интересно.

Я посмотрел на профессора.

— Но ведь вы же даже не читали?

— Почему же. Вот скажи, в 56 главе твои герои починили гильотину, у Аннушки нашлось масло для смазки, а на следующий день массам обещали казнь. Но следующий день у тебя в романе так и не настал. Так зачем же чинили гильотину? Получается, что казни так и не было?

Я был искренне напуган. Профессор умудрился прочитать роман, даже не открывая его.

— Получается, что не было.

— И потом, ты сделал небольшое упущение. ОЗ просил казнить Великую блудницу Запада, великую волшебницу. А у тебя зарезали какую-то непонятную блудницу в барашковой шубке. Зачем же он тогда пропустил главного героя?  Условие то выполнено не было.

— Верно. Я сам этого не заметил.

— Как же тогда у тебя главный герой домой попадает?

Я был вынужден согласиться. Небольшая ошибка. Но вот ужас! Профессор знал роман лучше меня.

— Значит, вы не опубликуете мой роман? Я целый месяц на него убил.

Профессор достал пачку сигарет, мы закурили.

— Мое издательство готово опубликовать твой роман. Свои условия ты выполнил. Честная сделка. Кроме того, взамен пропавших путевок на Грибоедове тебе полагается месячный творческий отпуск, оплаченный издательством.

— Что вы, не стоит.

— Очень даже стоит. Твой роман не пойдет без рекламы. Никто не станет его читать. Кому сейчас нужен Апокалипсис, бал у сатаны, искусственный интеллект? Смешно. Сейчас никто не думает о будущем. Нужна реклама. Вот если бы твой роман нашли в какой-нибудь банковской ячейке, или в старом сейфе, или шкафу, который никто не открывал с 50-го года прошлого века, вот это другое дело. Пожелтевшая от времени, уставшая рукопись, пролежавшая где-то почти 70 лет. Это уже был бы фокус.

— Согласен.

Профессор усмехнулся.

— Ладно. Выбери место, куда ты хотел бы поехать. Ялта, Аделаида или штат Мэн. Самое главное, чтобы там был хороший пляж, море. Тебе нужно немного отдохнуть, расслабиться. Второе, пожалуйста, не бери с собой современные сигареты, либо не забудь переложить их в пачку своего времени. Там тоже продаются сигареты, и весьма солидного качества. Третье, не забудь выгрести из кармана мелочь. Если она у тебя есть. И отстриги бирки на одежде.

— Зачем это нужно? Вы меня пугаете.

— Ничего страшного. Ничего не должно случиться. Но нужно понимать, что человек не просто смертен, но смертен внезапно. Нужно быть готовым ко всему. Это черта профессионала. Вот визитка моего помощника. Он японец, не удивляйся. Это просто совпадение. Как определишься, созвонись с ним. Посидите с ними в кафе, он передаст инструкции. Наш человек вам поможет все устроить там, куда вы поедете. Если все сделаете как задумано, то ваш роман будет представлять интерес для нашего издательства. Я думаю, что мы будем готовы вложиться в рекламу. Вы заработаете немного денег и сможете заняться обустройством спокойной личной жизни с вашей подругой. Это, собственно говоря, и все. Вы согласны?

— А у меня есть выбор?

— Нет.

— Тогда, я согласен.

— Значит, кончено?

— Значит, кончено.

 

10.10.2021 г.

______________

«Было лет десять назад: Иосиф, строительных дел мастер, с Иисусом, подмастерьем, чинили потолок в загородном доме римской блудницы из города Сепфориса. Проходя однажды мимо стоявшего у окна в спальне, большого круглого, гладкой меди зеркала, заглянул в него Иисус нечаянно и увидел Себя. Сколько раз видал Свое отражение в чистом, окруженном цветами и травами, зеркале горных источников, или в темной глубине колодцев, где, рядом с Лицом Его, таинственно мерцали дневные звезды, и не боялся — радовался. Но в этом зеркале было не то: узнал Себя и не узнал. «Это не Я, это он, Другой», — подумал, и в страхе бежал, и долго потом боялся проходить мимо зеркала, и никогда в него не заглядывал». (Д.Мережковский «Иисус неизвестный», глава 8 «Искушение»).

«И  тут случилось  четвертое, и последнее,  явление  в  квартире,  когда Степа, совсем уже сползший на пол, ослабевшей рукой царапал притолоку.

Прямо из зеркала трюмо вышел  маленький, но необыкновенно широкоплечий, в котелке  на голове и  с торчащим  изо рта клыком, безобразящим и  без того невиданно мерзкую физиономию. И при этом еще огненно-рыжий» (М.А.Булгаков, «Мастер и Маргарита», глава 7 «Нехорошая квартирка»).

«Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно, ибо он, как сеть, найдет на всех живущих по всему лицу земному». (Евангелие от Луки, глава 21).

«… уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Евангелие от Матфея, глава 7).

0

Автор публикации

не в сети 7 дней
Ilya Uversky10
Недавно зарегистрировался на этом прекрасном сайте. Надеюсь, что вам будет интересно провести пару минут на моей страничке.
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 08-09-2021

Другие записи этого автора:

0

Фауст 21 века. Перед Апокалипсисом (2 ч.) ...

0

Фауст 21 века. Перед Апокалипсисом (1 ч.) ...

0

Раздвоение. Учебник для начинающих пророков ...

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля