Этюд на обочине

sv.-na-konkah

…проснулся, вдруг. То ли от сирены, то ль от крика дикого. Кошачья свадьба за
окном. Орут благим матом. Понятно – конец марта на дворе. Осторожно протянул ноги, чтоб Машку не потревожить. А нет Машки. Уже больше месяца, как нет…

*       *       *

19 лет назад появился в его жизни ласковый пушистый комочек. И с тех пор был где-то рядом. Спала всегда в ногах, растянувшись во весь свой кошачий рост, занимая добрую половину шконки.
В последнее время приболела, как-то резко. Исхудала. По ночам тихонько плакала, как человек.
Вымыл поддон. Засыпал свежего древесного наполнителя. Машка доползла до него. Свернулась калачиком. А к ночи – ушла насовсем.
Умной Маша была кошкой. Вовремя ушла…

*       *       *

…шесть утра. Страна пятый день в изоляции. Он – пятый год.
Встать умыться. Зачем. Всё равно – дома сидеть. Лучшая зарядка – растворимый «Нескафе». Где-то в шкафчике стоит ещё полбанки. А за банкой, в самом уголочке, вдруг, — две помятые штучки «Святого Георгия» завалялись. Заначка. Ещё с лучших времён. Вот это удача…

*       *       *

Вообще-то он был везучим от рождения. Вот и с пенсией свезло. Понятно было, что не будут до выборов пенсионную реформу затевать. Вот он и проскочил. Как раз вовремя.
Зашёл в пенсионный фонд. Получил список. И бегал месяц по всяким архивам, домоуправлениям и нотариальным конторам – бумажки собирал. Все, почти, собрал. А что не нашёл, то симпатичная девушка из РПФ ему простила, —
«…только из стажа, — говорит, — у Вас четыре года выпадут. Приходите месяца через три. Тогда и деньги получите. Вы же ведь работаете ещё…»
Да работать то он работал. Верней считалось, что работал.

Ага. Сейчас. Где работу найдёшь, когда своя за год до пенсии закончилась.
На ХХ.РУ нужны только менеджеры и грузчики. Менеджер из него – хреновый. А грузчиком – тяжеловато как-то в шестьдесят то лет начинать.
Две вакансии ему глянулись. Смотритель по залу в секс-шопе, да сторож в историческом музее.
Правда сторожа – сразу разобрали…

…случай подвернулся. Одна контора предложила к ним трудовую книжку положить. Для создания «ООО» надо было кого-то по документам провести. На «липовую» должность. Да и должность приличная – «президент конторы».
Денег, правда, никаких. Но и делать, практически, ничего не надо. Так. Пару раз в месяц перед заказчиками «свадебным генералом» засветиться. Лицо умное делать, да зачитывать, что в бумажке понаписано.
Пиджак выдали бесплатно. Штаны, да пару рубашек с галстуком. Котлы навороченные – в аренду под расписку. Для солидности.
Он и согласился…

Через три месяца – пенсию начислили. Хорошую. 11,5 тыс. руб. Он думал – меньше будет.
Тут же бюджет раскидал на месяц.
6000 – за квартиру,
1200 – на кошку,
1100  (220х5) – на лекарство. (2,5 л. «Госзаказ», местного разлива)
3200 – на хлеб, макароны, крупу, молоко и всякие другие малозначительные вещи.

Так и жил он с Машкой припеваючи. Раз в неделю в «Пятёрочке» акционными продуктами затоваривался. Да раз в месяц на Главпочтамте за квартиру платил.
А так – дома хозяйничал. Обеды готовил, книжки разные перечитывал. А как взгрустнётся — на «Литре» (иль чо там тогда было) — хрень всякую крапал.

*       *       *

…загрузил бельё в стиралку. Помыл посуду. Плиту почистил, на чёрта похожую. Полы подмёл. Что делать-то ещё.
Кашу варить иль макароны. Кашу. Гречки – мало. Овсянки много – да надоела. В магазин идти – лень. Да «изоляция». Матюкальники под окном орут. Предупреждают.
Овсянка с гречей пополам – самая лучшая каша. Да и варить не надо. Залил кипятком (1/2) – сама разбухнет.
Открыл банку капусты морской, лучком репчатым – припорошил.
Плеснул лекарства из початой поллитровки. Валерьяночкой спиртовой разбодяжил. Для крепости. Чтоб вирус не пристал. (да и Машуле сегодня сороковой день пошёл).
Прилёг на топчан отдохнуть. Пока бельё в машинке крутится.
Звонок.
Срочно в контору, к 16-00. Видеосвязь какая-то.
Вскочил. Сбрил щетину недельной давности. Зубы почистил и под душ. Бельё развесил на балконе. Что ещё.
А…костюм. Отутюжил. Рубашка  —  белая иль голубая. Пусть будет голубая. Ботинки губкой шваркнул. Всё вроде. Время ещё терпит.

Присел на табуреточку в кухоньке. Достал помятого «Святого Георгия». Затянулся со смаком. Аж повело. Да – была не была. Плеснул ещё писяшку лекарства. Мало ли чего.
Соседи за стенкой Шнура на полную мощь врубили. Тоже — с ума сходят в заточеньи. Что-то старенькое. Из «Дачников». Дикий мужчина. Да какой ты дикий. Был диким. Когда-то.

«Ты называешь меня говнюком,
Да, я всё время бухой.»
……………………………………………….
«А нынче на «первом» Гагариной жопу,
Мнёшь волосатой рукой…

(замурлыкал он, импровизируя на ходу)

Да, твои ноги — две вонючие палки,
На которых штрипы «Пьер Карден».
А вместо двух кучек из пыли и грязи,
Попсовый блестит лабутен.

Ты уверял — «я дикий мужчина».
Верили мы — ты дикий мужчина.
«Мамой клянусь, он — дикий мужчина.»
Яйца, табак, перегар и щетина…»

…ага…
«…А летом будешь
Грести на даче.
От Тёмы хреном
Говно Собчачье…»

По ящику – рекламу льготного «Яндекс-такси» крутят. «Вот на нём и поедем», — решил он.
Собрался. Поверх казённого костюма – зимняя куртка с капюшоном. Шарфик по глаза. Тачка уже ожидает. А… Чуть мусор захватить не забыл…
«…помидоры. Не забудь полить помидоры…».

Улица – будто вымерла. Шофёр в маске. Посмотрел, как на прокажённого. Да ладно – не боись.
Сел на заднее сиденье. До площади доехали быстро. Пробок нет. Только «це-ментовозы» с матюкальниками рассекают.

От площади – лучше пешком. Хоть и опасно.
«…Гражданам старше 65 лет предписано не выходить из дома без крайней необходимости…».
Да и QP-пропуска нет. Откуда ему взяться на кнопочном телефоне.
От дерева к дереву. Короткими перебежками.
Ба…— у Макдональдса окошечко открыто. Три человека в рассредоточенной очереди стоят.
Пристроился к крайнему. После Машки в бюджете профицит небольшой обозначился. Грех не воспользоваться, — «…средний кофе и чиз…».
Ну всё. Почти прибыл. Вон уже – рядом контора. А тут – засада. У входа плотной толпой менты с гвардейцами стоят. И без масок. Закон им – не писан.
Ну ничего. «…нормальные герои – всегда идут в обход…», — вспомнилась, вдруг, детская народная песенка.
Вот чудо. Чёрный ход открыт. Даже гвоздём в скважине ковыряться не пришлось. Пожарная лестница. 4 этаж. Ну вот. Опять опоздал, глядь.

В холле, вдоль стеночки, с каменными лицами выстроилась вся конторская рать. Как чёрные фигуры на шахматной доске. Только в масках хирургических. Впереди – белый конь. Секретарь. Криво улыбается в пшеничные усы, —
«…Давненько Вас ожидаем. Опять запаздываете. Смотрите – санкции будем применять. (Угрожает ещё, конь педальный). Проходите, гримируйтесь. Текст – готов…».
Ну понятно. Опять – «братья и сестры».

Он прошёл в зал. Поправил галстук. Свет. Камера. Мотор. Начали…

«…Уважаемые коллеги, добрый день!
Вчера, как вы знаете, опубликован перечень поручений по тем мерам, о которых я  говорил 25 марта в обращении к гражданам России. Часть из них напрямую затрагивает сферу ответственности региональных властей. Прошу вас как Полномочных представителей Президента в субъектах Федерации обеспечить их реализацию на местах……………………………………………………………

Давайте приступим к работе. Прошу доложить о ситуации на местах…».

Уфф… Закончили.
Рать конторская, как каменной стояла, так и стоит. Конь – мимо глаз смотрит.
И ведь приличная работа была. До «ветеранских корочек» протянуть оставалось всего года четыре. А с ними — и к пенсии прибавка, рублей 600. Да и льготы не хилые — на ком. услуги, как одинокому пенсионеру.
А тут чую – выпрут ведь.
Ну и ладно. Будь, что будет…

 

(апрель 2020)

Обложка: «Священник на коньках» Генри Реберн 1795г.

4

Автор публикации

не в сети 6 часов
Paul Ivanov45
Комментарии: 21Публикации: 11Регистрация: 06-10-2021

Другие записи этого автора:

Загадка деда Петра

37

Записки из музея №2

33

Записки из музея

43

БОМР

22

Один ответ к “Этюд на обочине”

Добавить комментарий

Поделись публикацией и получи баллы:

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля