Бимка

rcl-uploader:post_thumbnail

Бимка жил на улице. Нельзя сказать, что он был одинок, у него был дядька Тихон — старый, лохматый, ворчливый пёс. Но ворчал он на Бимку всегда по доброму, даже не ворчал, можно сказать, а учил уму разуму, учил, как выжить на улице. Бимка же был щенком. Весёлым, озорным, милым щенком с коричневыми лапками-носочками и коричневыми ушами. Хвост он ещё не поджимал, как повидавшие уличную жизнь старые псы, поэтому такой же коричневый хвост вилял задорным колечком позади всего Бимки. Были на улице и другие собаки, но таких друзей, как Бимка и дядька Тихон среди них не было. Бродячие псы порой суровы, озлоблены даже меж собой. Привыкли драться за кусок хлеба, за найденную где-то кость, за тёплый угол для ночлега. А бывает, наоборот, столько уже натерпелись от других собак и людей, что сторонятся.

Бимке не повезло в начале лета полгода назад, он оказался на улице. Один человек принёс его домой, обещал, что они будут семьёй, что будет любить Бимку и заботиться о нём. Даже имя ему дал красивое, купил миску и ошейник. Но, ни семьи, ни дружбы не получилось. Бимка был совсем маленький и ещё не совсем умный, откуда ж он мог знать, что ботинки оставляют в прихожей не для того, чтоб он мог чесать об них зубки. И что, если играть с подушкой, она может порваться и всю комнату засыплет пухом. И что белый пушистый пух, который так красиво разлетается, когда на него дуешь, вовсе не обрадует человека. А про тот случай, когда Бимка не удержался и сделал свои щенячьи дела на коврике у кровати, сейчас и вспоминать то стыдно. Человек злился, кричал. Бимка очень старался извиниться, и усиленно вилял хвостом-баранкой, но от страха пятился назад и не заметил, как наступил прямо в миску, содержимое которой, конечно, оказалось на полу. Бимка тогда разволновался ещё больше, и от волнения так перебирал лапками, что весь с ног до головы измазался паштетом. Ну а после разбитого цветочного горшка человек отнёс Бимку в какой-то незнакомый двор и оставил одного.

Бимка и после ужасной бессонной ночи, и после голодного дня верил, что человек вернётся за ним. Верил и ждал. И сидел под деревом, где человек его оставил. Целые сутки сидел, пока от голода не свело живот, а от обиды и страха не потекли слёзы. Тут-то его и заметил дядька Тихон. Тихон давно жил на улице, давно отвык кого-то жалеть, почти не помнил, что такое дружба и как заботиться о ком-то. Потому что его самого давно никто не жалел и о нём самом никто не заботился. Но Бимку ему, почему-то, стало жалко. Может он вспомнил, как сам когда-то оказался на улице, хотя в последующем он никогда не рассказывал свою историю об этом. С того дня дядька Тихон стал для Бимки и другом и семьёй.

Летом было ещё ничего – тепло, а когда тепло, то и не так голодно. Тихон всегда шёл впереди и всегда был настороже, смотрел и принюхивался. Разыскивал еду, следил, чтоб другие псы не забредали на их территорию, и чтоб и они с Бимкой не зашли на чужую. Учил обходить стороной людей. Бимка не верил до конца, что все люди злые, но Тихон твердил упрямо – «вспомни своего человека, много хорошего ты от него видел?». Бимка вздыхал и семенил следом. Постепенно и он стал привыкать сторониться людей. Научился разыскивать на обед остатки выброшенной еды, пить из лужи, лаять на чужих собак. Когда не было дождя, можно было устраиваться на ночлег прямо на траве, под открытым небом. Такие ночи Бимка любил. Можно было лежать и смотреть на яркие узоры из звёзд. Да и у Тихона настроение было не такое ворчливое, особенно, если удавалось плотно поужинать. Тогда Тихон рассказывал, что если успеть загадать желание пока падает звезда, оно обязательно сбудется.

А потом пошёл снег. Сначала Бимке было весело. Он гонялся за летящими снежинками, ловил их ртом или старался подцепить на нос. Но чем больше становились снежные сугробы, тем холоднее было лапкам, да и не только им. Мёрз и хвост-баранка и ушки и нос. Еду удавалось найти не каждый день, а голодному спать было совсем холодно. Тогда Тихон сворачивался по-кошачьи, Бимка забирался в кольцо из его лохматых лап, так спать было теплее. Днём Бимка бегал к соседнему магазину, стоял у крыльца или увязывался за прохожими, некоторые жалели бродяжку, кидали сосиску или кусок хлеба. Бимка нёс всё за угол, где его ждал Тихон. Тихону бы никто не кинул, ни хлеб, ни сосиску, уж слишком он был большой, неряшливый, шерсть нависла над глазами, а местами запуталась и висела уродливыми комками. Такого скорее испугаются, чем пожалеют. Хотя и на Бимку мало кто обращал внимания. Люди проходили мимо, даже не глядя в его сторону, а некоторые ещё и шикали, топали на него. Но Бимка старался не унывать, хвост по-прежнему задорно вилял за спиной.

В один из дней, когда было особенно холодно, друзья снова бегали к магазину, но раздобыть ничего не удалось. Даже люди в такой холод старались лишний раз не выходить на улицу, покупателей было мало, да и те торопливо бежали мимо. У Бимки уже тряслись лапки от холода, да и темнело, пришлось возвращаться в подвал. Но тут бедолаг ждала очередная неудача. За день лаз в подвал заколотили. Обежав ближайшие дворы, никаких других открытых подвалов и подъездов они не нашли. Пришлось устраиваться на ночлег в старой коробке, которая хоть немного защищала от ветра. Тихон обнял Бимку лапами покрепче, сверху укрыл косматой головой. Бимка прижимался к старшему другу и потихоньку засыпал, как всегда мечтая о тарелке горячего супа.

К утру вновь пошёл снег и, как водится, потеплело. Бимка проснулся, стряхивая снежинки с ушей. Хотел приободрить Тихона, сказать, что сегодня им непременно повезёт и с обедом и с поиском нового жилья, что они могут разделиться, так дело пойдёт быстрее. Но Тихон лежал неподвижно. Он уже не слышал Бимку. Снежинки медленно покрывали его, не таяли даже на кончике носа. Это была последняя зима Тихона. Зима, которую он не пережил.

Поначалу Бимка думал, что Тихон крепко спит, звал его по имени, трогал холодные лапы. Потом всё понял. Плакал, скулил и всё не хотел уходить. Но голод и холод давали о себе знать. Бимка растеряно поплёлся к магазину. Сегодня ему повезло, какая-то бабуля бросила в его сторону хвостик батона. Бимка ел сквозь слёзы, он знал, что нужно есть, чтоб были силы выживать дальше. Но уже не был уверен, что выживать действительно нужно. Зачем? Чтоб всю жизнь выпрашивать куски у магазина, а потом так же замёрзнуть в очередную зиму? К вечеру Бимка вновь не нашёл тёплого угла для ночлега. Укрывшись от ветра в арке одного из домов, Бимка свернулся калачиком и тихонько скулил.

Снег закончился, небо было чистым и звёздным, но больше не притягивало взгляд. Бимка лежал, укрыв голову лапой, и вспоминал дядьку Тихона. Он не видел, как по небу скользнула звезда и погасла где-то за горизонтом. Не слышал он и шагов, эхом откликающихся в арке. Он слишком устал, на одном куске хлеба за два дня долго не протянешь. Силы покидали его, холод постепенно сковывал мышцы, когда шаги замерли рядом. Чьи-то руки в колючих варежках подняли Бимку и завернули во что-то тёплое.

1

Добавить комментарий

Поделитесь публикацией с друзьями:

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on telegram
Share on email
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля