Поделитесь публикацией с друзьями:

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on telegram
Share on email

Секта

В области действует религиозная община, на первый взгляд, преследующая исключительно добрые цели. Однако, после жалобы на исчезновение одного из адептов данной секты, за дело берётся следователь Кира Михайлова и её помощник Михаил Лисовой, которые,во что бы то ни стало намерены раскрыть все тайны оккультной организации.

Глава 1

Утро этого вторника выдалось на удивление спокойным. Звук будильника – это не самое раздражающее, что можно услышать утром. По правде говоря, Михаил даже радовался, что проспал до 7:30, и никто не прервал его сон. Обычно, в этот злосчастный день недели его имеет привычку будить звонок от Сергея Ивановича – начальника Шевченковского РУВД, где Лисовой работает на должности помощника следователя, но сегодня всё было по-другому. Но и это не могло насторожить старшего лейтенанта – по натуре спокойного, с сатирическим, местами чёрным чувством юмора, парня. Нет, он не всегда способен огорчиться от беззаботного утра, а только раз в неделю, ведь, по его мнению, спокойное утро вторника – затишье перед бурей.

На столе ждал заботливо приготовленный супругой завтрак. Дина пожарила блинчиков, начинив их творогом с изюмом. И когда она только успела? Но Лисовой был рад, что живёт под одной крышей с человеком, на которого можно положиться в любой ситуации, и это было взаимно. Чашка кофе, чистка зубов, прощание с возлюбленной, и полицейский не спеша ехал на работу. В августе утром не так жарко, как после полудня. И, тем не менее, не мешало бы, чтоб, наконец, пошёл хотя бы небольшой дождик, охладивший асфальт и поливший цветущие на клумбах рудбекии.
В райотделе также всё было относительно спокойно. Начальницы Лисового – Киры Валентиновны Михайловой, на месте ещё не было, и потому Миша вольготно расселся в кресле, включив компьютер. Чаю ему ещё не хотелось, однако, офицер на всякий случай проверил наличие воды в электрочайнике. В этот момент с уставшим с самого утра видом в кабинет вошла следователь Михайлова.
-Доброе утро, Кира Валентиновна. – видя безрадостное выражение её лица, как бы злорадно поприветствовал её Михаил.
-Доброго утра. – ответила она, не обращая внимания на его сарказм.
-Персик? – спросил у неё Лисовой, имея в виду кличку её попугая, который, исходя из её жалоб, имеет привычку будить её рано утром.
-Это не Персик – это сатана. В кого он такой вдался? Ведёт себя в последнее время просто отвратительно. И что ему нужно?
-Может, ему этого не хватает? – не двусмысленно повёл глазами он.
-Ой, Миша. Я тоже думала завести ему попугаиху, но мне и одного крикуна хватает. Ты хочешь, чтоб они вдвоём меня по утрам будили?
-Ну, я не знаю, а что тогда?
-Да, что угодно, только не это. У меня личной жизни нет – и у него не будет. Или ему меня мало? Мне вот его более чем предостаточно. – с иронией произнесла Кира.
-Жестоко вы с ним, однако. Пожалели бы птицу.
-Ох, Миша. Кто бы меня пожалел? – вздыхая, следовательница нажала на тумблер в электрочайнике.

Неожиданно в кабинет, постучавшись, вошла молодая женщина. Робко спросив разрешения, она вошла и замерла у порога за дверью.
-Проходите. – полукомандирским тоном пригласила её Кира, поставив возле своего стола стул.
Девушка выглядела напуганной. Её голубые зрачки, выделяющиеся на фоне тёмных кругов под глазами, нервно подёргивались, осматривая то следовательницу, то её помощника. Бледные пересохшие губы шёпотом поблагодарили Михайлову, однако гостья не сразу сдвинулась с места, присев в итоге на стул.
-Что у вас случилось? – как бы нехотя загружать себя сутра делами спросила Кира в надежде, что дама не преподнесёт ничего серьёзного.
-Простите, я не хотела бы раньше времени быть тревогу. Я, в принципе, и так уже достаточно долго подождала. Всё-таки, уже сколько времени прошло.
-Что произошло? – не давая собеседнице растечься мыслью по древу, прервала её капитан.
-Моя сестра пропала. – с неожиданным облегчением для себя выдала женщина.
-Фамилия имя отчество. – сухо произнёс Лисовой, подвинув к себе поближе клавиатуру.
-М-мои? – робко уточнила она.
-И ваши тоже. Как вас зовут?
-Я Салий Ирина Юрьевна. Сестра моя – Валерия.
-Год рождения?
-Мой?
-Её! – уточнил Михаил.
-1996-й. – словно ученица перед строгим учителем отрапортовала Ирина.
-Когда вы видели её в последний раз?
-Полгода назад. – неожиданно удивила всех присутствующих женщина.
-И вы только сейчас пришли заявить о её пропаже? – словно отчитывая гостью за безрассудство, вопросила Михайлова. – Как мы, по-вашему, её теперь найдём?
-Нет. Вы не так поняли. Последнее письмо от неё пришло три недели назад. Мы часто списываемся друг с дружкой. Однако, вот уже почти месяц она не выходит на связь.
-Можете показать её сообщение? – Кира представляла себе современную переписку в виде диалога в месседжере, однако к её удивлению девушка достала из сумки бумажный конверт с маркой и протянула его полицейской.
-Вы всё время так переписываетесь? Где она живёт?
-Да. Другие средства связи в их общине запрещены.

После этих слов коллеги переглянулись.
-В какой общине? – более тихим тоном, дабы лишний раз не давить на заявительницу, задал вопрос Михаил.
-Видите ли. У Леры раньше были проблемы. Ну, сами понимаете. Время сейчас такое.
-Не совсем. Подробнее, пожалуйста. – переспросила следовательница.
-Ну, она раньше принимала наркотики. – опустив глаза проговорила Ирина.
-Так, и что с ней случилось дальше?
-Два года назад я увидела объявление о «Братстве надежды» и о том, что они помогают людям, у которых жизненные проблемы. И я решила, что они смогут помочь моей сестре.
-Как ещё раз? Братство надежды?
-Да. Я связалась по телефону, указанному в объявлении, и они назначили мне встречу. На ней присутствовал человек, называвший себя Порфирием. Он сказал, что имеет опыт исцеления заблудших душ, и что в их общине позаботятся о ней.
-Что вы можете рассказать об этой общине? – развернув туловище к Ирине и забросив ногу на ногу, внимательно слушала Кира.
-Ну, есть в 100 километрах отсюда небольшая деревня Васильевка. В ней от силы 6 дворов, большинство из которых уже давно пустует. А вот два из них принадлежат этому «Братству». Туда я и отвезла Леру. Там, по её словам, живут люди, у некоторых из которых были такие же проблемы, как и у неё. Говорит, что относятся к ним хорошо, что Порфирий этот – настоящий мессия – посланник Божий, и что он исцелил уже многих. Что ей там было хорошо, и что она хотела бы там и остаться.
-Было?
-Да. Но последнее письмо меня не на шутку обеспокоило. – она указала пальцем на конверт, лежащий на столе.

***

Дорогая Ира. Пишу это послание тебе тайно, поскольку вчера мне удалось стащить у Давида один конверт с маркой и потому, это письмо никто не будет перечитывать перед отправкой. Да, каждое из тех писем, что я отправляла тебе ранее, Порфирий лично проверял, дабы никто из здешних узников не написал ничего лишнего. Я хочу сказать, что здесь творится что-то нехорошее, и я прошу тебя забрать меня отсюда поскорее. Я скучаю по дому и по тебе. Если ты меня отсюда заберёшь – я обещаю, что больше никогда не возьму в руки эту дрянь.

С любовью, твоя Лера.
19 июля 2019

***

-Если вам на самом деле было беспокойно за судьбу сестры, почему вы не пришли к нам как только получили этот конверт?
-Понимаете, дело в том, что ещё при первой встрече с Порфирием он предупредил меня о специфике поведения наркозависимых. Он пояснил, что в периоды ломки они готовы на всё, чтоб заполучить желанную дозу. Готовы обманывать, выдумывать небылицы, клясться, обещать что угодно, поскольку их мозг устроен таким образом, чтоб любой ценой преодолеть преграду, стоящую между ними и наркотиками. Ведь наркотики искажают моральный облик человека, и для него становятся приемлемыми те вещи, до которых бы он раньше не опустился. И самое страшное, что всё это я наблюдала собственными глазами. Наркомания больше всего причиняет вред не самим зависимым, а их близким. Ну, и плюс: сами понимаете, что может случиться, если я её всё-таки заберу.

В таком случае, гостью полицейских можно понять. Жизнь с больным человеком, которого ты любишь, доставляет ещё больше страданий, тем более, если он вредит себе сам. Отправив Валерию в эту религиозную общину, Ира, скорее всего, вздохнула с облегчением, переложив этот непосильный груз на чужие плечи. Ведь ей меньше всего хотелось смотреть на то, как её сестра страдает от отсутствия психотропных веществ. Во-первых: она бы наверняка попала под раздачу взбесившейся наркоманки, а во-вторых: обладая чувствительной натурой, Ире хотелось бы ей помочь и, вероятнее всего, она б поспособствовала тому, чтоб её сестра вновь приняла яд.
Прочитав строки о том, что родственница хочет домой, в голове девушки тут же всплыли образы предыдущей жизни: разбросанные по комнате шприцы, громкая музыка и неадекватная сестра. Впервые за долгое время Ирина могла пообщаться с родственницей не находящейся под воздействием опиума, пусть и в виде бумажной переписки, и терять её снова она не хотела.

-А вы не пытались сами поехать туда и поговорить с сестрой?
-В том-то и дело, что пыталась, потому, собственно, я и здесь. Вчера я ездила в Васильевку и попросила встречи с ней. Но Порфирий сказал, что с Лерой всё хорошо, и что она сейчас в каком-то оздоровительном лагере заграницей. Я спросила контакты этого лагеря, но он ответил, что это закрытая территория, чтоб у прихожан не было соблазна контактировать с внешним миром. Что она скоро приедет и снова напишет. Но дело в том, что её загранпаспорт остался дома. Как она могла без него куда-то поехать?
-Вот это уже интересно. Вы говорили ему о последнем письме? – почесав подбородок, спросил у гостьи Лисовой.
-Нет. Она ж написала его тайно. Я не хочу, чтоб у неё из-за этого потом были проблемы.
-А до этого вы с ней виделись? В их общине разрешены свидания с родственниками?
-Да, как и говорила, полгода назад. Я хотела бы навещать её чаще, но у меня работа.
-А кем вы работаете? – спросил для протокола Михаил.
-Я библиотекарь в Экологическом университете.
-И какой была ваша последняя встреча? Валерия ничего вам не сообщала подозрительного?
-Я приезжала к ней и мы общались, правда, под пристальным присмотром какого-то мужчины. Кажется, это и был тот самый Давид. Он объяснил, что процесс восстановления от зависимости очень хрупкий, и потому они вынуждены следить, чтоб во время беседы их прихожанам не передали чего-то, что может спровоцировать их на рецидив. Исключения не делают даже родственникам. К слову, Леру я узнала не сразу. Она и в самом деле изменилась – выглядела здоровой и какой-то… Очищенной, что ли. Щёки у нее заметно поправились и порумянили. Это была моя сестра, словно помолодевшая на пять лет. Она даже улыбалась. Не то, что в 2017ом, когда я привезла её туда и она психовала, что не собирается там оставаться. Как им удалось её исправить – ума не приложу, но результат на лицо.
-То есть, они действительно избавили её от наркозависимости?
-Получается, что так. Вот только где она теперь? В сказку Порфирия о заграничном лагере я верю не особо. Мне кажется, что он что-то скрывает.
-Скажите, а в этом Братстве – там только наркозависимые? Или есть люди и с другими проблемами?
-Нет, туда приходят разные люди: игроманы, алкоголики, просто те, кому в жизни не повезло. Они изучают там Библию и постепенно становятся на путь истинный.

Закончив беседу с госпожой Салий и проводив её, коллеги, вооружившись чашками с горячим чаем, стали размышлять над этим делом.
-Что мы имеем? Девушка, которой надоело терпеть нападки зависимой сестры, сбагрила её в секту. – в присущей ему манере утрировал Миша.
-Не суди, да не судим будешь, Михаил! – нравоучительно восклицала Кира.
-Ну, судить – это не в нашей компетенции. Мы занимаемся лишь досудебными делами, а вот отдать сестру в какую-то сомнительную секту – это, по меньшей мере, аморально.
-Эх, Миша. Не дай тебе Бог жить с больным человеком под одной крышей. – промолвила она, вспоминая о последних днях, проведённых с мужем.
-В принципе, согласен. – признал свою неправоту старлей. – Одно дело, когда человек хватается за жизнь, а другое – когда сам роет себе могилу.
-Как у тебя всё просто, Лисовой. Вот попробуй наркотики, и скажи потом, трудно ли с них соскочить. – немного грубо, но доходчиво провела аналогию следовательница.
-Спасибо, Кира Валентиновна, однако единственный мой наркотик – это работа в данном прекрасном РУВД. – саркастично съязвил он, надпивая со спокойным видом горячий чай.

Разумеется, болезнь, от которой умер муж Киры, и заболевание, которым страдала Валерия – в корни разные, не смотря на некоторые общие симптомы: резкое похудение, нервозность, а также зависимость от лекарств и обречённость. Но, онкология, в отличие от наркомании – это не выбор пациента, потому больному она доставляет удовольствие не более, чем его близким.
-Давай ближе к делу. Исходя из её слов, у нас в области существует секта, где удерживают людей, пусть и зависимых.
-С чего вы взяли, что их там удерживают?
-Ты видел, как она называет в своём письме прихожан? «Узники».
-Ну, знаете. В детстве я тоже чувствовал себя узником, когда родители не разрешали мне играть во дворе, пока не сделаю уроки. А представьте, когда человека лишают привычной жизни, где он ни в чём себя не ограничивал. Конечно они начинают себя жалеть и сопоставлять едва ли не со святыми великомучениками.
-Миша! Ты можешь хотя бы на минуту не подвергать мои слова сомнению?
-Хорошо. Прошу прощения. – офицер понял, что начинает перегибать палку.
-В секте содержатся лица, одно из которых, вероятно, пропало. Что с ним могла случиться?
-Может рабство? Ну, этот Порфирий сказал ведь, что девушка заграницей. Может, они продают их туда для публичных домов?
-Я тоже об этом подумала. Вот только кое-что тут не сходится. Обычно торговцы людьми наоборот стараются подсадить свой товар, особенно предназначенный для сексуальных целей, на наркотики, чтоб у тех развилась зависимость и были рычаги воздействия на них. Но, по словам Ирины, в этом Братстве её сестру наоборот привели в порядок.
-Может, это трудовое рабство. Там ведь наркоманы не нужны.
-В этой жизни всё возможно, Миша. Поэтому, тебе и предстоит разузнать там всё.
-Мне? – Лисовой едва не подавился последним глотком из чашки.
-Да, Миша, тебе. И чем быстрее, тем лучше.

Глава 2

-Порфирий? – приподнявшись с парковой скамьи вопросила у подошедшего мужчины Михайлова.
-Да, а вы, стало быть, Кира. Верно? – собеседник среднего возраста обладал мягкими чертами лица, невысоким ростом и располагающим голосом.
-Да это я вам звонила. Случайно обнаружила в интернете ваше объявление.
Прошлым вечером следовательница вбила в поисковой строке запрос «Братство надежды» и обнаружила, что статьи-объявления с данным тэгом фигурируют на нескольких форумах, посвящённым помощи алко- и наркозависимым. При том, последнее из них выложено относительно недавно – в марте этого года.

-О чём вы хотели со мной поговорить? – Порфирий присел на лавочку рядом с полицейской.
Всё в нём внушало доверие: голос, осанка, взгляд, улыбка. Похоже, этот господин, и правда, был специалистом в области психологического воздействия. Возможно, это и помогало ему исцелять людей от их губительных слабостей. А может и что-нибудь другое…
-Я хотела бы поговорить по поводу своего брата Миши. Видите ли, после того, как три года назад он лишился работы – им овладел алкоголизм. – девушка едва сдерживалась, чтоб не засмеяться, представляя своего подчинённого в образе валяющегося под забором забулдыги.
-Зелёный змий – самый страшный из всех искусителей. – философский подметил настоятель Братства. – Он немало душ сгубил, и пожирая каждую из них он становится всё сильнее.
-Я его очень люблю и желаю ему только хорошего, но жизнь с ним в последнее время стала просто невыносимой. Он продал всё ценное имущество, что у нас было, влез в долги и, по правде говоря, я даже не знаю, что с ним делать. Скажите, вы и правда помогаете избавиться людям от этих ужасных недугов?
-Да, Кира, у нашего Братства имеется многолетний опыт по исцелению подобных заболеваний. В конце концов, попадая к нам, люди обретают второе счастье и многие из них так и остаются с нами и теперь помогают другим.
-А сколько это будет стоить? – с наигранной наивностью спросила девушка, заранее приведшая себя в несчастный вид путём переодевания в свои старые вещи.
-Ну, что вы? Мы не берём деньги за помощь нуждающимся. Братство надежды – это одна большая семья, где все братья и сёстры заботятся друг о друге под пристальной опекой Отца нашего. – Порфирий многозначительно указал рукой вверх, подняв взгляд к небу.
-Расскажите мне о вашей…
-Общине. Мы располагаемся в некогда покинутой деревне Васильевка, где до ближайшего населённого пункта 12 километров. Таким образом, наши адепты отрезаны от источников соблазна. Программа реабилитации включает в себя изучение Библии, физический труд, тесное общение. Ведь любая зависимость на львиную долю состоит из психологического фактора. И именно его мы и стараемся подавить, заставляя больного отвлечься от мыслей о запретном плоде. Ведь мир наш на сегодняшний день полон соблазнов, и дабы не поддаваться искушению – приходится на время себя изолировать. Понимаете?
-Понимаю. Но, смогу ли я его проведывать? Или созваниваться? – Михайлова по-прежнему делала вид, словно слышит об этой секте впервые.
-К сожалению, пользование мобильными телефонами нашим прихожанам запрещено. Для экстренных случаев телефон имеется лишь у меня. Но, в деревне осталось почтовое сообщение. Прямо у дома нашей общины расположен почтовый ящик, откуда проезжающий через деревню автомобиль почты забирает и привозит корреспонденцию. Наши люди часто пишут письма родным и получают от них ответы. Конверты, бумагу и марки можно взять у нас. Что касается проведываний – это тоже у нас беспрепятственно в любой день с 9:00 до 20:00.
-А почему такой график? – поинтересовалась Михайлова.
-Потому что до 9:00 у нас утренняя молитва. – с улыбкой ответил Порфирий. – А после 20:00 – вечерняя.
-Вы говорите, что это бесплатно? Но, за счёт чего же вы живёте? Ведь, это очень дорого, содержать такое количество прихожан. Кстати, а сколько их у вас? – делая всё тот же наивный вид, Кира таким образом выведывала у главы секты важную оперативную информацию.
-Сейчас, знаете, нас довольно мало. Человек семь. Если всё же решитесь привезти к нам своего родственника – он будет восьмым. Места у нас хватит всем, учитывая, что нам принадлежат два дома в деревне. По поводу того, за что мы живём – мы находимся на полном самообеспечении. Ведь нашему братству принадлежит огромный сад и поле, которые мы сами возделываем, обрабатываем и также сами собираем урожай. К тому же, у нас имеется скотный двор. Мясо с него мы едим, а иногда вывозим на рынок. Ведь, вы же понимаете, за электричество, газ и другие блага нам тоже нужно платить.
-Разумеется. – согласилась Кира, искренне удивляясь, как в этой секте всё организованно.
-Так что, привозите к нам своего брата, и мы ему обязательно поможем.

Тем временем, дома Миша ужинал свежеесваренным борщом, который ему так любезно подала Дина. Он не представлял, как объяснить ей сложившуюся ситуацию, хотя и знал, что она отнесётся к этому с пониманием.
-Дина, не пойми меня неправильно, но нет ли у нас чего-нибудь хряпнуть?
-В смысле? – удивилась жена редко пьющего Лисового.
-Ну, водочки там. Есть же в холодильнике початая бутылка?
-Есть. – с непониманием ответила Дина.
-Дай сюда, пожалуйста.

Девушка медленными движениями напряжённо достала из холодильника Пшеничную и протянула мужу.
-И рюмочку с верхней полки. Да, вот эту. Спасибо.
Миша резким движением руки открутил пробку и наполнил сосуд до краёв.
-Твоё здоровье. – приподнял над головой стопку и махом влил в себя горькую.
За всем этим наблюдала супруга, не зная, как и реагировать.
-Присядь. – попросил он её, намекая, что сейчас будет откровенный разговор.
-Что-то случилось? – первое, что пришло ей в голову.
-В общем, я должен тебя предупредить, что с завтрашнего дня я под прикрытием. – лаконично начал объяснение Миша.
-Ооо. – Дина уже предчувствовала, что теперь всё круто перевернётся.
-Да. Мне нужно будет уехать за 100 километров отсюда и изображать алкоголика. Ну, точнее, бывшего алкоголика.
-Так за этим ты… — она указала на бутылку.
-Да. Я не знаю, как долго меня не будет и чем это закончится, но обещаю, что если что-то пойдёт не так – меня сразу вытащат.
-Ты будешь мне хоть иногда звонить? – ни на что не надеясь вопросила она.
-Я вобью твой номер в этот мобильник. – Миша достал из кармана старенький американский кнопочный телефон миниатюрной формы и с чёрно-белым экраном. – Через него я буду время от времени держать связь с Кирой Валентиновной, но если удастся – я обязательно позвоню. Но, не обещаю.
-Что это за машина времени? – с улыбкой спросила у мужа Дина.
-Это чтоб удобнее было спрятать. Плюс, батареи здесь хватает на неделю. Но, не смотря на это, я буду всё время держать его выключенным и включать лишь в крайних случаях. Потому как там, куда я еду, пользоваться телефонами запрещено.
-Что это за место? – девушка ни на шутку опасалась за мужа.
-Это мне и предстоит выяснить. А пока… – мужчина налил себе ещё одну рюмку и тут же опрокинул внутрь.
-Возьми с собой тот крестик, что я тебе подарила. Мне так будет спокойнее.
-Разумеется. – согласился полицейский, дабы лишний раз не расстраивать спутницу жизни.

Дина понимала, за кого вышла замуж. Ей не первый раз приходится ждать супруга из командировки, спецзаданий и работы под прикрытием либо в засаде. Каждый раз, когда он возвращался, она вздыхала с облегчением и благодарила оберег, который он всегда брал в такие моменты с собой. Такова тяжкая доля – быть женой правоохранителя.
Выпив третью рюмку, Лисовой доел борщ и отправился в душ, ведь завтра предстоял тяжёлый день, и ему хотелось провести этот вечер с женой. Кто знает, когда он увидит её в следующий раз.

Наутро, следователи уже направлялись на автомобиле в область.
-Фу, Миша, открой окно! Ты что? Пил вчера?
-Было бы странно, если б от бывшего алкоголика пахло розами. – Миша, как обычно, съязвил весьма метко.
-Ну, ты молодец, конечно. И не брился сутра.
-С позавчерашнего утра. – уточнил он.
-И пиджак у тебя солидный. Дедовский? – сатирично подметила Михайлова.
-Вы ещё не видели мою спортивную куртку времён «аля-90-е», которую я бережно сложил в свою клетчатую торбу.
-Ну, ты вообще молодец. Вот только ты ж не путай алкоголика с бомжом. По легенде ты только три года пьёшь, а не двадцать три.
-То есть пиджак лучше снять?
-Лучше сними. Что у тебя под низом?
-Белая рубашка. Ну, как. Когда-то была белой.
-Вот. Уже лучше. А туфли такие откуда?
-Из Чехословакии. – с грустью на лице Миша посмотрел в окно.
-Зато брюки почти чистые. Тебе ещё Библию в руки, и в принципе можешь проповедовать Слово Божье где-нибудь в парке или у подземного перехода.
-Очень смешно. – пусть старлей выпил вечером всего три рюмки, что говорится: «Для запаха», всё равно голова у него немного побаливала.
-Телефон где ты спрятал? – спохватилась следовательница, переведя взгляд на подопечного.
-Не смотря на его миниатюрную и обтекаемую форму, я всё-таки предпочёл спрятать его в каблуке ботинка, что лежат в сумке.
-Хорошо. Батарею зарядил? – с облегчением вздохнула она.
-Разумеется. – успокоил её Миша.
-Отлично. Помнишь: включать только по крайней необходимости. Экономь заряд. Так тебе его может хватить больше чем на месяц. Если будет заканчиваться – сообщи, и я приеду тебя проведать вместе с новой батареей.
-Вы надеетесь, что я проведу там так долго?
-Как получится, Лисовой. Твоя задача – узнать, что они сделали с Валерией Салий. Как только узнаешь – сразу звонишь мне и я высылаю к тебе подмогу для облавы. Также, если тебя вдруг куда-то увезут – отправь мне SOS и держи телефон включенным. Так мы сможем отследить твоё место положения. Всё понял?
-Да. – немного нервничая ответил помощник следователя.
-Не дрейфь! Я буду время от времени тебя навещать. И тем не менее – не забывай писать письма. Будет очень подозрительно, если ты не будешь пользоваться почтой. А так, учитывая, что все тексты проверяются – пиши что-то банальное. Как тебе там хорошо. Хотя нет. Ты же алкозависимый. Значит, пиши, как тебе там нехорошо. Как скучаешь по своей любимой сестричке. – здесь Михайлова не сдержалась, залившись добродушным хохотом.
-Обязательно. – обиженно буркнул под нос полицейский.
-Главное, придерживайся легенды и помни, зачем ты там. И тогда всё будет хорошо.
-Надеюсь. – Миша нервно теребил в пальцах отданный в дорогу на удачу крест.

Подъехав к месту вероятной дислокации религиозной общины, Лисовой взъерошил волосы и расстегнул три верхних пуговицы на рубашке. Последнее он сделал, скорее, не для придания образу неопрятного вида, а потому как август в этом году выдался довольно жарким.
Их увидел какой-то находящийся во дворе мужчина, который тут же зашёл внутрь, вероятно, чтобы кого-то позвать.
-Жаль лицо у тебя не красное. – шепнула ему на ухо Кира.
-С такой жарой это недолго исправить. – не терял остроты ума Лисовой, доставая из багажника клетчатую сумку с вещами.
Наконец, к ним вышел тот самый низкого роста джентльмен с всё такой же располагающей улыбкой. Это был Порфирий.
-Здравствуйте, Кира. Очень рад, что вы всё-таки приехали.
-Добрый день, Порфирий.
-А вы, стало быть, Михаил. Рад знакомству.
-Я тоже. – Лисовой произнёс это на выдохе, дабы настоятель смог вкусить его аромат, и, судя по всему, ему это удалось.
-Ваша сестра рассказала о вашей проблеме.
-Да, нет у меня никаких проблем. Выпиваю иногда, вот и всё. Будто остальные не пьют. – с наигранной обиженностью ответил старший лейтенант.
-Основная проблема алкоголизма в том, что зависимый не считает себя зависимым. – отметил Порфирий.
Благо, Мише это тоже известно, потому играть свою роль он был намерен как можно правдоподобнее.

-Что ж. И, тем не менее, вы здесь. Значит, всё-таки, решили исцелиться?
-Да она сказала, что у вас тут кормят и жильё какое-никакое есть. Так хотя бы отдохну от этой ведьмы, а то уже весь мозг проела. – Миша словно упивался тем, что сейчас ему за эти слова ничего не будет.
-Давай, хоть подлечат тебя здесь. Авось, человеком станешь. Уже сил нет тебя терпеть. – не полезла за словом в карман Михайлова.
-Ничего. Я тут не навсегда. Кстати, а через сколько меня отсюда выпустят? – спросил он у настоятеля.
-Ну, во-первых: вас, Михаил, здесь никто силой держать не будет. Это не тюрьма. Но, вы должны понимать, что вам нужно исцелиться от вашей болезни.
-Да, нет у меня никакой болезни. – снова изображал типичного алкоголика он.
-В таком случае, вам не составит труда воздержаться месяц от алкоголя? – Порфирий применил распространённый метод психологического воздействия.
-Месяц? Да, легко. И после этого могу ехать домой?
-Если вам так будет угодно и вы не захотите остаться, то, почему бы и нет? Но, пока вы находитесь здесь – у нас действует строгая дисциплина. Наши прихожане работают на поле, в саду и скотном дворе. Никаких самовольных лишений общины без разрешения. Также, никакого алкоголя, табака и наркотиков. Вы ведь не курите?
-Нет, не курю. – с облегчением для себя ответил псевдоалкоголик.
-Вот и отлично. В таком случае, я искренне надеюсь, что вам у нас понравится.

Попрощавшись с Михайловой, мужчины последовали к невысоким металлическим воротам, прикреплённым к решётчатой ограде.
-А это почтовый ящик. Надеюсь, Кира сказала вам, что мобильные телефоны у нас запрещены?
-У меня его и нет уже давно. – изобразив досаду Миша постарался усыпить бдительность хозяина.
-Продали? – со скрываемой насмешкой спросил настоятель.
-Продал. – вздохнув, подтвердил его версию.
-Прискорбно. И тем не менее, сюда вы можете отправлять письма домой. Машина почты два раза в неделю забирает и привозит корреспонденцию. Так что вы сможете беспрепятственно общаться с вашей сестрой.
-Простите, но если б я хотел с ней общаться – я б сюда не приехал. – в очередной раз съязвил Лисовой, вспоминая, что в каждой шутке есть доля шутки.
-Зря вы так. Она ведь добра вам желает.

Войдя во двор, помощник следователя приметил мужчину лет 30-ти, который играл на траве детскими игрушками, озвучивая их своим голосом. Данная картина показалась ему дикой. Однако, этот господин, подняв широко раскрытые глаза, внезапно улыбнулся и вскочил, подбежав к ним.
-Дядя Порфирий! Дядя Порфирий, ш-шмотрите, какую я пош-штроил пирамиду. – детская наивность с взрослых уст звучала максимально пугающе.
Речь этого человека была шипилявой, при том, произнося шипящие звуки, с его рта вылетали брызги слюней. Остановившись и повернув взгляд к некому сооружению из кубиков, священнослужитель одобрительно кивнул.
-Молодец, Алёша. Красивая. – словно ребёнка, он похвалил дородного широкоплечего мужика с густой щетиной.
-А кто этот дядя? – указал он на Лисового.
-Это Миша. Теперь он будет у нас жить.
-Привет, Миш-ша! Я Лёш-ша! Давай друж-жить? – он протянул гостю широкую лапу, всё так же наивно улыбаясь.
-Ну, привет, Алёшка. – подыграл он своему новому знакомому. – Классная пирамида.
-Правда? А я ещ-щё могу пош-штроить баш-шню выш-шотой аж мне до ж-живота! – парень показал ладонью в область пупка.
-О, ты молодец. – снова похвалил его Порфирий. – Давай, ты пока построишь, а мы с дядей Мишей пройдём в его комнату. А потом я приду и ты мне покажешь свою башню. Хорошо?
-Да. – Алексей, развернувшись, вприпрыжку поскакал к своим неряшливо разбросанным по траве игрушкам.

Лисовой сразу понял, что этот мужчина страдает отставанием в развитии.
-Мать отдала его к нам года четыре назад. Он безобидный. Наоборот, если быть с ним грубым – то сам обижается и потом ни с кем не разговаривает. Но, в целом, весьма сообразительный пацан. Что попросишь – всё сделает, и даже лучше, чем ожидается. А в поле и саду цены ему нет. Работает, как трактор.
-Не удивительно. – Миша оценил развитую мускулатуру данного индивида. – Идеальный работяга.
-А это Давид. – Он представил Михаилу человека высокого роста и с густой чёрной бородой. – Он – моя правая рука. Если что-то нужно будет спросить – обращайся к нему.
-Миша было протянул ему руку, но наткнувшись на осуждающий взгляд молчаливого господина, тут же убрал её обратно.
-У нас здесь не принято рукопожатий, ибо все мы здесь братья и живём под одной крышей. Ну, точнее, под двумя. Тот дом рядом – тоже наш. – показал он на ещё одно двухэтажное здание, находящееся за забором.
-Красивый. Сами строили?
-Да, Михаил, собственными силами. Ты, кстати, как по строительству?
-Да, я ж до этого подсобником на стройке работал. Такое себе: цемент замешать, принеси-подай. Мастер из меня никакой. – озвучил заготовленную заранее легенду.
-Что ж, жаль, сейчас у нас строительства не ведётся. Так бы ты нам пригодился.
-Слава Богу. – прошептал себе под нос он.
Подобной легендой Михаил вооружился на случай, если его версия о том, что прихожан вывозят заграницу в рабство, всё-таки оправдается. Ведь не знающие языка строители – один из наиболее ходовых товаров на рынке торговли людьми.

Теперь уже двое мужчин повели Михаила в комнату, где на кровати располагался ещё один прихожанин, мирно читающий какую-то книгу.
-Это Василий – твой новый сосед. – Порфирий указал ладонью на местного жителя.
Мужик среднего возраста приподнялся при виде настоятеля и отложил литературу в сторону.
-А это твоя кровать. – старая деревянная койка стояла под стенкой с живописным молдавским ковром.

Лисовой разглядывал комнату. В целом, всё было намного лучше, чем он ожидал. Старенький полированный шкаф, стол со скатертью, ковёр на полу, тёмно-зелёные шторы, и самое главное – ни одной розетки. Из электрики лишь люстра с выключателем у двери. Теперь понятно, почему в общине запрещены мобильные телефоны. Их-то и заряжать негде.
-Только, Михаил. У нас есть одно правило для всех вновь прибывших. – промолвил за спиной Порфирий.
-Какое? – обернулся к нему полицейский.
Давид молча показал взглядом на челночную сумку, которую гость поставил у двери.
-Мы должны проверить, чтоб ты не привёз ничего запрещённого.
Миша догадывался о данной процедуре и был к ней готов, но для убедительности сделал возмущённый вид.
-Да, чего там смотреть? Вещи обычные?
-И всё-таки, позволь Давиду проверить.

Отказать двухметровому господину с устрашающим видом было трудно. Потому, сыграв раздражительность, Лисовой махнул рукой и сел на свою новую кровать.
Расстегнув сумку, Давид стал методично выкрадывать из неё вещи: та самая куртка, спортивные брюки, шампунь, ботинки. Последние помощник настоятеля проверил особенно тщательно, засунув в них руку. В этот момент сердце полицейского под прикрытием забилось чаще, ибо в подошве обуви был по частям спрятан мобильный телефон, потому, если мужчина вдруг что-то нащупает и поднимет стельку, то обнаружит средство связи. Внезапно, резвые движения Давида остановились, и он многозначительно поднял взгляд на настоятеля, задержав руку внутри. От этого на лбу Миши выступили капельки пота и ему казалось, что операция сорвана. Надо было всё-таки спрятать его в другом месте.
Но к его облегчению, амбал вынул кисть из ботинка и протянул её в клетчатую сумку, достав из неё початую бутылку Пшеничной – той самой, которую вчера Михаил распивал за столом.

Порфирий, ничего не сказав, лишь покачал головой, на что Миша показательно опустил глаза.
-А ты ведь обещал месяц без алкоголя.
-Но, я же не сказал, когда этот месяц начнётся. – в очередной раз отшутился старлей.
Разумеется, эту бутылку он положил специально, дабы закрепить легенду. Ведь какой алкоголик поедет в незнакомое ему место, не взяв с собой хоть немного спиртного? И чем больше ему удавалось убедить священнослужителей в своём алкоголизме, тем больше шансов притупить их бдительность и выведать, куда же всё-таки пропала Валерия.
Закончив поверхностный досмотр, Порфирий попросил Василия показать своему новому соседу что здесь где.
-Конечно, ваше святейшество. – официально обратился он к настоятелю.

Покинув комнату, глава с его помощником оставили мужчин наедине.
-Миша. – наконец представился он Васе.
-Будем знакомы. – неожиданно тот протянул ему руку.
-Я думал, у вас тут неприняты рукопожатия. – удивлённо спросил он.
-Здесь много чего непринято, но в целом, жить можно. Кстати, за что тебя сюда упекли? – простодушно спросил худощавый мужик с загорелым лицом.
-Да, сестра весь мозг проела. Как с такой как она не пить?
-Это она была с тобой?
-Где? – растерянно уточнил он.
-В машине, когда вы приехали.
-Да, она. А ты нас видел?
-Конечно. Я ж как раз во дворе сидел и, заметив вас, пошёл Порфирия позвать.
-А, так это ты был? Да, она.
-Красивая. – без стеснения резюмировал Василий.
-Нравится? Могу познакомить. – с ухмылкой предложил Миша.
-Да ну, куда мне до неё? Вон у неё машина, да и замужем она наверняка. На кой ей такой шаромыга как я сдался?
-Вдова. – зачем-то сообщил ему Лисовой, от чего стало немного стыдно.
-Понятно. Ну, идём, покажу, что у нас здесь к чему.

Сложив досмотренные вещи обратно в сумку, Миша отправился вслед за новым другом.
-Здесь у нас сад. Сейчас мы, в основном, здесь на сборе яблок. Там в конце сада виноградник.
-Вино делаете? – уж больно вжился в образ офицер.
-Нет. Продаём. Там же столовые сорта: Дамский пальчик, Молдова и так далее.
-Понятно. А здесь что?
-Это черешни. Их мы уже собрали. А вот эта часть – наибольшая – наша основная кормилица. Орехи. Их мы собираем осенью, очищаем и продаём. За счёт них наша община получает до 30% доходов.
-Неплохо у вас тут всё устроено. А налоги платите? – в Лисовом сверкнуло полицейское нутро.
-Да брось ты. Мы же официально религиозная организация. Какие налоги? Мы даже за электричество платим по сниженным тарифам.
-Класс. – старший лейтенант даже позавидовал тому, как здесь всё устроено.
-А вон там поля. С той стороны мы собрали клубнику. Немного помидор, немного редиса, немного капусты.
-А пшеницу не выращиваете? Картофель?
-Нет, конечно. А смысл? Как мы её собирать будем? Техники у нас нет. Мы же не фермерское хозяйство. Так чисто – для себя же. А что остаётся – на продажу.
-Интересно.
-Пойдём покажу скотный двор.

Господа прошли между высаженных рядами деревьев к кирпичному зданию.
-Здесь у нас куры. – Василий провёл Мишу внутрь.
-А почему они у вас днём не на улице? – поинтересовался Михаил, глядя на кучкующихся в тесной комнате птиц.
-Это бройлеры. Закрытое выращивание. 45 суток и на забой.
-Их мясо тоже сами едите?
-Конечно. И едим, и продаём. Пойдём свиней покажу.
Лисовому было от части жаль курей – живут себе в закрытом пространстве, света белого не видят. Неужели с прихожанами здесь обходятся также?

-Наши хрюшки. Вон та, с чёрным пятном на боку, скоро пороситься должна.
-Отлично.
-А здесь у нас сарай для кормов. – Вася приоткрыл деревянную дверь помещения из досок. – Здесь мешки с птичьим кормом. А это мешки с кукурузой. Тебе придётся иногда варить из неё кашу для свиней. Там солома.
-А здесь что? – указал Михаил на дверь в другую комнату, закрытую на замок.
-Туда тебе пока нельзя.
От этих слов Лисовому теперь захотелось во что бы то ни стало заглянуть в неё. Вдруг сектанты держат там пленников, или ещё чего похуже. Может и сама Валерия заточена под замок подобно тем птицам?
-А ты, кстати, как вообще? Только по водке? – не совсем понятно спросил мужик.
-Ну, по вину ещё. Пиво иногда. – агент продолжал активно придерживаться легенды.
-Я не о том. Имею в виду, только алкоголь употребляешь, или ещё что-то? – более доходчиво Вася задал вопрос.
-Да нет. Боже упаси. Этой дряни и в руки не возьму. – Лисовой, изображая простоту душевную, едва не перекрестился от грешной мысли. – Я даже сигареты не курю.
-Да, водка не лучше.
-А ты откуда знаешь? – с наивным видом поинтересовался мент.
-А ты думаешь, я здесь самый святой? – его пожелтевшие зубы обнажились в язвительной ухмылке.
-А тебя, кстати, за что сюда запроторили? – наконец пришло в голову Мише.
-А я сюда сам пришёл. – неожиданно удивил собеседник.
-Как это?
-Вот так. Годика два назад покатилась моя жизнь в глубокую, прости Господи, яму. Влез в долги, с женой развёлся, квартиру у меня отняли. Кредит на мне до сих пор висит. Там процентов, наверное, уже набежало, что самолёт хватит купить. Но мне всё равно. Здесь меня никто искать не будет. Коллекторы тоже названивать не смогут. Так и живу себе новой жизнью. Работаю, ем, сплю, делаю вид, что читаю Библию. И меня это всё вполне устраивает. Не зря мы между собой называем это место коммуной. Жильё тебе дают, кушать насыпают, а ты лишь работай да исповедуй идею. Не то, что в этом капиталистическом мире.

А ведь и в самом деле хорошая затея. Помощник следователя даже задумался, а не распрощаться ли ему с мирской жизнью. Не нужно будет выходить на работу, выслушивать ругань начальства, платить каждый месяц за коммунальные услуги. Это отличное место для тех, кому нечего терять.
Вот только вспомнил он, зачем на самом деле здесь. Да и терять ему есть что. Всё-таки дома ждёт любящая жена, которая за него переживает. К тому же, в конце концов, если б всё здесь было так утопично – Валерия не пропала б бесследно, ничего не сказав сестре.
Значит, не всё здесь так уж и безупречно.

Глава 3

-Порфирий просил принести вам постель. – промолвила молодая девушка, вошедшая в комнату Михаила и Василия, держа в руках комплект белья.
-Благодарю вас. – от неожиданности, Лисовой вскочил, приняв у неё из рук простыню, наволочку и пододеяльник.
-Через десять минут начнётся вечерняя проповедь. Прошу вас прийти вовремя.
-Хорошо, я приду. – Миша и не ожидал, что в Братстве имеются столь привлекательные дамы.

Её голос напомнил ему о Дине. Офицеру хотелось сейчас позвонить ей и сказать, что всё в порядке. Однако, всему своё время.
-Нравится? – пронзил его мысли голос Василия.
-Кто?
-Аня. Вижу, что понравилась.
-Ну, так себе. Симпатичная вроде.
Сосед подозвал Михаила поближе, заговорщецки поднеся губы к его уху.
-У неё ВИЧ. – его шёпот раскатился словно гром в голове полицейского.
-Вот как. – Лисовой был искренне шокирован.
-А ты думал, такая красотка попала бы сюда от хорошей жизни? Но ты не бойся, он не передаётся воздушно-капельным путём. Так что спать на простыни можешь спокойно.
-Да я и не боюсь. – оправдался полицейский. – Я хоть и человек необразованный, но как передаются такие болезни знаю.
-Вот и хорошо. А вообще она хорошая девчонка. Добрая, отзывчивая, так что ты её не обижай.
-И не собирался. – с обиженным видом буркнул псевдоалкаш.

За окном раздался призыв на проповедь, и Вася, застегнув рубаху, встал с кровати.
-Идём, Миша, будем тебя со всеми знакомить. – мужик сделал жест большой рукой, заметно выделяющейся на фоне худощавого туловища.
Лисовой, надев ту самую когда-то белую рубашку, проследовал за соседом в большую комнату, на противоположной стороне которой было некое подобие кафедры в виде столика с высокими ножками. На нём виднелась открытая Библия, а на стене, позади него, смонтирован огромный деревянный крест, на подобии того, на котором распяли Иисуса. О том, что это комната для проповедей говорили также выставленные в три ряда лавки по бокам от небольшого прохода.
-Давай в передний ряд. – провёл его сосед по комнате.
Через минуту, в импровизированный зал подтянулись и другие адепты. Среди них можно заметить людей всех возрастов: уже знакомая Аня; какая-то пожилая пара, по-видимому, муж и жена; молодой парень в круглых очках и с едва пробивающимися усами под носом, которые он, судя по всему, принципиально не бреет; Алексей, который даже придя на проповедь, не выпускал из рук игрушку, а также ещё один мужчина, исходя из татуировок на кистях, имевший криминальное прошлое.
-Садись ко мне! – подозвала Аня Алёшу.
Достав из кармана платок, девушка вытерла размазавшиеся по подбородку у парня слюни. Она делала это так заботливо, словно мать, ухаживающая за ребёнком.

Затем в комнату вошёл Давид, осмотрев всех присутствующих. Исходя из движений губ в густой бороде, он пересчитывал прихожан, после чего прошёл к первому ряду и присел рядом с Лисовым. От этого полицейскому под прикрытием стало весьма беспокойно. Что бы это могло значить?
Спустя минуту, в дверном проёме показался и сам Порфирий. Его добродушная улыбка не сходила с лица. Адепты Братства встали со своих мест и хором промолвили: «Здравствуйте, мессия!».
-Здравствуйте, дети мои. – мужчина подходил к каждому, кто располагался вблизи прохода, обнимал, и целовал в лоб.
Те же, в свою очередь, целовали руки настоятеля, блаженно держа его за пальцы.

«Был как-то у нас один мессия» — пролетела мысль у полицейского. Порфирий прошёл к столику, встал на небольшой деревянный ящик и, на фоне креста, величественно осмотрел весь приход.
-Добрый вечер, дети мои.
-Славься, отец наш! – раздалось хоровое приветствие.
Даже Василий, казавшийся доселе отрешённым от любой религии, подхватил всеобщее настроение.
-Сегодня я хотел бы вам представить нового члена нашей крепкой и дружной семьи. Его зовут Миша.
-Встань! – послышался грубый голос Давида, чей локоть в ту же секунду врезался в рёбра Лисового.
Михаил машинально вскочил, тем самым обратив на себя внимание толпы. Весь зал уставился на нового члена, при том, ни в одном взгляде он не увидел осуждения. Наоборот, всем было любопытно узнать, кто этот человек. Это, скорее всего, объясняется тем, что гости здесь бывают нечасто.
-Приветствуем тебя, Миша. – всё тот же хор теперь встретил старшего лейтенанта.
-Миша пришёл к нам, дабы избавиться от зелёного змия. – озвучил перед всеми Порфирий.

Но даже этот факт не изменил добродушного выражения на лицах сектантов. Казалось, в воздухе парит какая-то атмосфера, внушающая людям блаженность от того, что все они здесь собрались.
-Но теперь ты, Миша, член нашей семьи. Все мы – твои братья и сестры. И никто из них тебя больше не осудит. Ведь все мы здесь равны и честны перед Богом и самими собой. Все мы когда-то были изгоями в прошлой жизни. На нас поставили клеймо, нас выбросили на помойку и мы, в итоге, оказались не нужны нашим родным и близким, а также этому лицемерному, полному греха и соблазна обществу. Знакомо, Миша?
-Я не знаю. – полицейский засомневался.
-Ну, как же ты не знаешь? Ещё этим утром тебя привезла сюда родная сестра, избавившись от тебя, как от проблемы. Она отказалась принять тебя таким, какой ты есть. И все мы здесь в своё время через это пришли. Все мы никому не были нужны. Но, объединившись, мы стали семьёй. Теперь мы заботимся друг о друге. Теперь мы познали то, чего были беспричинно лишены. Мы познали любовь. Любовь Христа. Любовь друг друга. И я – ваш отец, помогу вам стать к Богу ближе. Я – тот пастырь, что поведёт вас – своё стадо агнцев во врата рая.
-Славься мессия! – громкий воодушевлённый голос заполнил огромную комнату.
-Разве я не прав? Вспомни, Михаил, каковой была твоя прежняя жизнь. Ведь ты, скорее всего, и не помнишь. Наверняка, большая часть твоих дней проходила в алкогольном беспамятстве. Ведь дьявол – он коварен. Он стремится лишить человека ума и сознания, дабы тот не смог мыслями обратиться к Богу. Но теперь всё станет иначе. Господь привёл тебя сюда и ты теперь в его надёжных руках. Аллилуйя, братья и сёстры!
-Аллилуйя! – послышалось в ответ.

Сектантские методы психологического воздействия рассчитаны на то, чтоб не только физически, но и сознательно отрезать человека от внешнего мира. Навязать ему идола и внушить, что без него он умрёт. Все негативные стороны мирской жизни утрируются и преподносятся в устрашающем свете. В то время как пребывание в секте лишено каких-либо проблем. Ну, а если они и возникают – на то воля Божья и посылаются они исключительно, дабы испытать человека, и после успешного прохождения – вознаградить его. Благодаря тому, что многие недостатки религиозной жизни сглаживаются и преподносятся как несущественные, оккультизм кажется простым и понятным, а значит – привлекательным. Словом, главная цель любой секты – привязать к себе адепта, запугав его, что без неё он обречён на вечные страдания. И лучше всех внушению поддаются те, кто знаком с жизненными страданиями не понаслышке.

-Исаия 1:18 гласит: «Тогда придите – и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное – как снег убелю; если будут красны, как пурпур – как волну убелю». Это значит, что неважно, кем вы были в прошлой жизни, и какой грех на вас висит. Здесь – в доме Божьем, Он простил вас и даровал вам шанс на жизнь праведную. Так восславим же Господа нашего песней.
Последующие два часа приход хором исполнял песнопения на религиозную тему. В основном, они представляли собой хвалебные гимны Иисусу Христу и тому, что он отдал свою жизнь во искупление грехов рода людского. Михаил подпевал некоторые из наиболее незамысловатых припевов, стараясь показать всем, что тоже хочет присоединиться к общине.

Затем, в одиннадцатом часу вечера все утомлённые, но счастливые, стали расходиться по своим комнатам.
-Ну, как вам? – обратилась к Мише старуха, которую он заметил вначале в паре с супругом.
-Хорошо у вас здесь. – лестно ответил он, слегка повысив голос, ибо хоровое пение его немного оглушило.
-Вам у нас обязательно понравится. – сразу же к ним подошёл её супруг.
-Не сомневаюсь. А не могли бы вы рассказать мне о Братстве? – помощник следователя хотел как можно больше разузнать о данной организации. – Как давно вы в нём?
-Мы с Димой здесь уже 8 лет. Считайте – с момента его основания.
-Так вы здесь, можно сказать, одни из первых?
-Ну, не совсем так. Как вы уже заметили, деревенька наша, мягко говоря, слабо заселена. Все уехали отсюда лет 20 назад, остались только мы с дедом. Это, кстати, Дмитрий Иванович. А я Валентина Леонидовна.
-Очень приятно. – пожал он руку пенсионеру.
-Жили здесь вдвоём. Детей нет, квартиры в городе тоже нет. Есть у нас только домик этот, сад и поля.
-Этот? – Лисовой обвёл рукой коридор.
-Да. Это раньше был наш дом.
-А что потом случилось? – спросил Миша в недоумении.
-Я ж и говорю. Жили мы здесь с Димой вдвоём, пока 8 лет назад не приехал сюда Порфирий. Вон то здание. – бабуля указала пальцем в сторону двухэтажного особняка, находившегося по соседству. – То был первый дом Братства надежды. Туда приезжали люди, жили там. Он проповедовал им Библию. А потом и я туда пошла. Оказалось, что Порфирий – поистине Божий человек. Он такие вещи умные говорил, словно знал обо всём на свете. И энергия от него исходит, прямо-таки, божественная. Я сразу тогда поняла, что он здесь не просто так, а что его к нам привёл Господь. А у нас тогда как раз сын наш единственный на мотоцикле насмерть разбился. Так Порфирий молился вместе с нами за упокой души его, чтоб ему на том свете хорошо было.
-Интересно. – в голове у Миши воспалялся скептицизм. – А почему теперь молитвы проходят в этом доме?
-Да, мы подумали. Мы ведь уже старые, здоровья эти все поля и сады обрабатывать всё равно нет. А Порфирий тогда как раз и предложил, мол, дом наш с землями оформить так, чтоб они принадлежали Братству. Ну, мы так и сделали. Теперь хоть есть кому хозяйство вести. Ребята вон сарай из досок построили, курятник кирпичный, да и животину завели. Нам-то один Бог недолго жить осталось. Да и много нам не надо. Комнатка своя есть, кушать подают. Словом – хороший он человек. Плюс, когда час наш настанет, он будет молиться, чтоб души наши обрели жизнь вечную в Царствии Небесном.

Честно говоря, Лисовой думал, что акция: «Перепиши дом на секту и попадёшь в рай» уже в далёком прошлом, однако, на лицо типичная 190-я статья Уголовного кодекса Украины.
Попрощавшись с супружеской парой, Михаил зашёл в комнату, где увидел куда-то собирающегося Василия.
-А ты куда? – поинтересовался он.
-По делам. – сухо ответил сосед.
-Так, я думал, у вас тут всё строго. Без разрешения общину покидать нельзя.
-Порфирий в курсе. – уведомил новый Мишин друг.
-Понятно. А на долго? – спросил агент, имея свой профессиональный интерес.
-На пару часов. Скоро вернусь. Ложись спать.
-Понятно. – он не стал слишком любопытствовать, хотя его основной задачей было разузнать здесь как можно больше.

Надев рубашку, джинсы и кроссовки, Василий вышел из комнаты. Михаил, в свою очередь, дождавшись, пока шаги за дверью стихнут, и убедившись, что он не вернётся, полез в сумку, достав оттуда те самые ботинки с тайником в подошве. Оттопырив стельки, парень достал из левого башмака батарею и переднюю панель, а из правого схему и заднюю крышку. Собрав мобильный, Лисовой попытался его включить, и как только засветился голубой экран, он тут же спохватился и засунул его под подушку. Писклявая монофоническая трель при включении старинного телефона могла бы привлечь внимание людей в доме, потому, как только динамик замолчал, он тут же установил на устройстве беззвучный режим.
Нужно написать Дине СМС, что с ним всё хорошо. Набрав текст и отправив его, Миша неожиданно услышал тихий стук в дверь. Запихнув с перепугу средство связи под подушку он также нервно ответил:
-Да-да!
-Извините. – в проёме показалось румяное лицо Ани. – Вы ещё не спите?
-Нет. Только собираюсь. – немного успокоившись при виде дамы ответил офицер.
-Не могли бы вы мне помочь, буквально на минутку?
-Хорошо, чем могу? – Лисовой встал, перед этим затолкав телефон поглубже под подушку, и направился к двери.
-Мне нужно передвинуть кровать. – стала объяснять она в коридоре. – Никого из парней найти не могу.

Войдя в комнату, Миша увидел громоздкую дубовую кровать с пышными перинами. Естественно, что хрупкой девушке не под силу сдвинуть это произведение столярного искусства с места.
-Куда вы хотите её переставить?
-Вот сюда, под стенку. А то в последнее время ночью холодно, а окно у меня сквозит. Просто разверните одну сторону, если не трудно. Хорошо?
-Как скажете. – Михаил старался вести себя скромно, лишний раз не обдавая её взглядом.
Ведь по легенде он пьяница и забулдыга, а когда подобный персонаж проявляет к даме знаки внимания – это, по меньшей мере, выглядит неприятно. Да и, к тому же, перед глазами постоянно стоял образ Дины, наверняка беспокоящейся о нём.
Приподняв один конец кровати он, аккуратно кантуя, чтоб не повредить линолеум, развернул её на 45 градусов. Осталось ещё столько же. Благо, поверхность ножек была гладкая и легко скользила по полу.
-Хух. Сейчас, дайте мне минуту отдохнуть. – на самом деле он мог запросто развернуть её за один раз, однако, человек, находящийся больше года в запое на такое вряд ли способен, потому он решил и здесь сыграть господина, здоровье которого изрядно пошатнулось.
-Конечно. Может водички?
-Ой, спасибо, если можно.

Девушка налила из баклажки в стакан воды и протянула гостю. Тот, в свою очередь, показательно большими глотками выпил три четверти сосуда.
-Благодарю вас. – он поставил фужер на прикроватную тумбочку.
-У вас красивый крестик. – обратила она внимание на подарок Дины.
-Спасибо. – он неожиданно заметил, что оберег выпал из-под рубашки, пока тот переставлял постель, потому тут же спрятал его.
-Вы верующий человек?
-Если честно – не особо. – откровенно ответил Миша, снова взявшись за дубовое быльце.
Резким движением, он развернул мебель полностью, даже не повредив напольное покрытие.
-Готово. – отрапортовал он.
-Полагаю, вам уже рассказали о моей болезни? – тихим тоном робко уточнила она. – Но не бойтесь. Рядом со мной находиться безопасно.
-Я и не боюсь. – полицейский снова изобразил обиженность.
-Вы, наверное, со всеми дамами такой скромный и вежливый? – поинтересовалась Анна.
-Ну, у вас тут в Братстве, как я заметил, и без того дам немного. Если быть точнее, только вы и Валентина Леонидовна. Или я ещё не всех видел?
-Всё верно. Остались только мы. – с улыбкой сообщила девушка.
-А был кто-то ещё? – Лисовой плавно стал подводить к интересующей его теме.
-Была ещё одна девочка. Но её уже с нами нет.
-А где она? – глаза старлея засветились от профессионального любопытства, ожидая худшее.
-Кажется, уехала домой. Давно, около месяца назад.
-Домой? – этим вопросом он выдал своё любопытство, смутив собеседницу.
-А что? Почему вы спрашиваете? – Аня возмутилась на реакцию Миши.
-Да, нет. Ничего. Просто, не думал, что отсюда можно всё-таки уехать домой. Меня-то сюда привезли, сказав, что смогу уехать только когда брошу пить. – начал оправдывать он. – Но, как мне говорят, люди здесь и по два года, и по три.
-Это не тюрьма. – на этот раз выразила обиду она. – Люди здесь находятся по своей воле и никого здесь не удерживают силой. Я, например, здесь, потому что жизнь там для меня окончена. И назад возвращаться, чтоб каждый раз натыкаться на осуждающие и сочувствующие взгляды тех, кто думает, что лучше меня, я не хочу.
-Понимаю. – с тоской вздохнул Михаил, повернувшись, и допив остаток воды на дне.
-Простите. – прихожанка извинилась за несдержанный тон в отношении того, кто ей только что помог.
-Ничего страшного. А что привело ту девушку сюда? – на этот раз осторожно спросил полицейский, дабы убедиться, что речь и в самом деле идёт о Валерии.
-У неё были проблемы с наркотиками. – подтвердила она его домыслы.
-Сама пришла? Или как меня? – решил вбить последний гвоздь в гроб своих сомнений Лисовой.
-Сестра привезла. Вас ведь тоже сюда отдала сестра?
-Да. – офицер едва не перекрестился, представив, что их с Михайловой могут объединять родственные связи.
-А скажите. А у вашего братства только здесь лагерь?
-В каком смысле? – не поняла вопроса.
-Ну, может в стране есть ещё церкви вашего братства? Или заграницей. Ну, знаете, как это. Прихожане ездят в другие лагеря, обмениваются опытом, или как это у вас называется?
-Нет. По крайней мере мне о таком не известно. – на лице Ани появилась задорная улыбка. – Порфирий сам основал это братство. И по обмену опытом к нам никто не приезжал.
-И вы никого не отправляли? – он снова постарался уточнить либо опровергнуть теорию с выездом Валерии Салий в другую страну.
-Нет. Я понимаю, с кем вы нас сравниваете. Но мы – не международная корпорация. Наши прихожане не раздают листовки на улицах и не ходят по квартирам, дабы завлечь к себе как можно больше людей. Сюда приходят те, у кого проблемы. Мы просто живём отдельно от других и познаём Слово Божье. Если можно так сказать, мы – отдельное государство внутри государства, только у нас нет оружия и мы не стремимся свергнуть власть в столице. Мы мирно живём, трудимся и общаемся с Богом, а Порфирий нам в этом помогает.
-Понятно. – Миша убедился, что рассказ настоятеля о том, что Лера в иностранном лагере – не более, чем выдумка. – Хорошо тогда. Рад был помочь. Если что – обращайтесь.

Полицейский было собрался уходить и направился к двери, как внезапно ощутил на своём плече женскую руку. Повернувшись, он увидел дрожащий взгляд Анны, Она держала его, казалось, целую вечность, пытаясь разглядеть в его глазах душу. А затем, спустя несколько секунд отпустила и с чувством стыда присела на кровать, положив руки на лицо. Он услышал тяжёлое дрожащее дыхание и просто не смог вот так уйти. Стоя у двери, он молча наблюдал, как девушка плачет. На сердце у него становилось тяжело, но он ничего с этим не мог сделать. Он просто ждал, пока она успокоится и потому уселся на стул, расположенный у старинного письменного стола и понимающе молчал.
-Он был моим первым и единственным парнем. – успокоившись, начала она. – Мне тогда казалось, что он – тот самый. Тот, с кем можно связать свою жизнь. Ещё помню, как часто мы говорили о нашей свадьбе и о детях. Но, оказалось, что я была у него не одна.

После этих слов ему всё стало понятно. Изменяющий кавалер, который во время очередного похода налево подцепил вирус и, соответственно, заразил им Анну.
-Вот я и расплатилась за свои грехи. – вытерев слёзы, иронично резюмировала она.
-Ты ни в чём не виновата. – поспешил успокоить её Миша.
-Виновата! Если б я дождалась свадьбы, а не позволила ему торопить события – Бог бы меня не наказал.
-Это тебе Порфирий сказал? – Лисовой сразу догадался, откуда у девушки такие мысли.
-По-твоему, он не прав? – её глаза снова начали дожать, глядя на нового прихожанина.

Довольно подло со стороны настоятеля секты переваливать вину за похоть возлюбленного на плечи и без того настрадавшейся девушки. Это, как обычно, делалось для того, чтоб привязать её сознание к религии, высветив ей мораль о вреде половой связи до свадьбы. Но, выставлять Творца, как судью и палача, наказывающего за грехи – крайне неправильная политика. Тем более, что наказывает за грехи другой персонаж христианства. С другой стороны, половая связь до вступления в брак и в самом деле не лучшая затея, даже если влюблённые собираются пожениться. Возможно, если б девушка не планировала выйти за него замуж – она б получше рассмотрела своего избранника, и смогла б избежать горя.
-Ладно. На всё воля Божья. – она философски подвела итог, успокоив себя, и вытерла с розовой щеки слёзы. – Спасибо, что помог.

Аня открыла перед гостем дверь и, ещё раз поблагодарив, проводила его, выйдя с ним в коридор.
-И тебе спасибо за воду. – не нашёл ничего лучше ответить Миша.
Внезапно, перед ними откуда-то возник Алёша – огромная детина с добрыми голубыми глазами.
-Аня! Привет! – при разговоре с его рта снова брызгали слюни.
-Привет, Алёшка. А ты чего не спишь? – из недавно грустной и отчаянной, Аня вмиг превратилась в улыбчивую и жизнерадостную.
-А ш-што вы там делали? Играли? Да? – с детской наивностью и суровым взглядом вопросил «малыш».
-Нет, Алёша, дядя Миша помог мне переставить кровать.
-А почему ты меня не пож-жвала? Я же щ-щильный. – Алексей поднял кверху руки и показательно напряг бицепсы подобно тому, как это делают культуристы.
Признаться честно, мускулатура рук у мужчины, в отличие от интеллекта, и в самом деле развита.
-Но, я тебя везде искала, а тебя не было. Потому я и попросила Мишу.
-Надо было попрощ-щить меня! – Алёша, едва не плача и злясь, кричал на весь коридор. –Я твой помощ-щник.
«Не хватало ещё, чтоб этот детина приревновал меня к своей подруге» — пронеслось в голове у Лисового.
-Алёшка, послушай. – вмешался в разговор Михаил. – Ане в комнате нужно заклеить щели в окнах, а то она может заболеть. Ты ей поможешь?
-Да! – парень искренне обрадовался, что снова может помочь девушке. – Я ж-жавтра вщ-щё ей ж-жаклею. Надо только вж-жять у дяди Порфирия ш-шкотч.

«А этот парниша и вправду рукастый» — признал сем себе Миша. Может он и не так глуп, как кажется. В конце концов, к труду он приучен, а значит – ничуть не хуже остальных.
Неожиданно, краем глаза Лисовой заметил, как из-за угла за ними кто-то наблюдает. Он только успел рассмотреть круглые очки и часть юношеских усов, жидко растущих под носом.
Тот парень. Похоже, он выглянул на крик Алексея. Наверное, он уже спал, а они его разбудили. С этой мыслью Михаил попрощался с новыми знакомыми и отправился в комнату. Дождавшись, когда голоса в коридоре стихнут, он снова достал ранее спрятанный телефон и поспешил набрать Киру дабы сообщить всё, что ему удалось разузнать за день.
-Не спите?
-Нет, Миша. Секунду… Персик! Закрой клюв! – следовательница попыталась успокоить истошно чирикающую на фоне птицу, после чего, судя по всему, просто вышла в другую комнату.
-Не мешаю? – в очередной раз саркастично спросил он.
-Да это не попугай, а сирена. Сейчас получит по хвосту и успокоится. У меня, кстати, для тебя новости, но сперва ты! Что там у тебя? Как устроился? Что нового разузнал? Есть что-то про Валерию?
-Устроился хорошо. Жаль только остатки Пшеничной забрали. По поводу Валерии узнал, что ни в какой лагерь за бугор она не уезжала. Да и сотрудничает эта секта ни с какими лагерями. А самое главное то, что её подруга здешняя считает, будто Лера уехала домой.
-Вот так да. А что ещё?
-Ещё узнал, что второй дом сектантам подарили местные жители в обмен на билет в рай. Сами они теперь живут здесь и являются членами общины. Говорят, что относятся к ним хорошо, но всё равно, похоже, Порфирий – тот ещё мошенник.
-Ну, момент мошенничества здесь доказать будет трудно, учитывая, что, как ты говоришь, они его добровольно подарили. Ну, и, в последствии, факт попадания в рай после смерти тоже отрицать будет сложно, потому, формально, можно считать сделку законной.
-Вы серьёзно? – здесь даже у Лисового на секунду отняло речь.
-Ну, не только ты же умеешь шутить. А по поводу того, что Порфирий мошенник – не могу не согласиться. В общем, сегодня приходила Ирина.
-И?
-И принесла письмо, адресованное якобы от Валерии о том, что она уже вернулась с лагеря и что с ней всё хорошо. Что живёт там как сыр в масле, и чтоб та не беспокоилась. И самое интересное, что датировано письмо позавчерашним числом.
-Подождите. На конверте точно этот адрес?
-Да, Миша, именно так. Село Васильевка, Братство надежды.
-Но, я не совсем понимаю. Её ведь здесь нет. – в недоумении уточнил Михаил.
-Да, её нет. И ты мне только что это подтвердил. Неужели ты не ещё не догадался в чём дело?
-Я понял! – полицейского осенило. – Порфирий или кто-то ещё написал это письмо от имени Валерии сразу после того, как Ирина, приехала сюда и стала беспокоиться, где её сестра.
-Умница, Михаил. И, полагаю, такие письма теперь будут приходить регулярно, дабы Ира думала, что с Лерой всё хорошо. А если снова приедет в Васильевку – ей опять что-нибудь наврут.
-Чуяла моя душа, что в секте этой явно что-то нечисто. Осталось только узнать, где же девушка.

Попрощавшись и просив передать привет Персику, Миша выключил телефон и спрятал его в дырку в нижней части матраса, так удачно проделанной временем. Через час вернулся Василий и, увидев, что его сосед спит, тихо разделся и улёгся в постель. Вот только уснуть Михаилу никак не удавалось. Мысли о том, в какое болото он попал и сколько ему предстоит проделать работы не позволяли ему так просто уснуть.

Глава 4

В 7:00 всех разбудили на молитву. Оказалось, это короткое собрание для совместного прочтения «Отче наш» и благодарности Богу за новый наступивший день, а после этого все отправились за стол, где Валентина Леонидовна уже приготовила завтрак для всего прихода. Порфирий, восседавший во главе стола, скомандовал всем сложить руки и поблагодарить Господа за «хлеб наш насущный». После этого началась трапеза. К слову, завтрак был весьма сытный и вкусный. Картофельное пюре с курицей и салат из свежих овощей.
Затем Михаила отправили в сад на сбор яблок. Примечательно, что для этого дела из комнаты взяли лишь его, в то время как Василию Порфирий позволил поспать подольше и присоединиться к ним после обеда. На месте работы он встретил всё ту же Аню, Алексея, парня в очках, который подглядывал за ними и мужчину с татуировками на руках и, как оказалось, на спине, груди и даже на коленях красовались две звезды, символизирующие, что их владелец не склонится перед властями.
-Значит смотри. – проводил инструктаж для новичка Давид. – Берешь эту корзину и вешаешь её на плечи вот так.
Мужчина продемонстрировал, как кожаные ремешки опоясывают лопатки подобно рюкзаку, надетому спереди.
-Ага. – понимающе с глуповатым видом кивал Лисовой.
-Затем собираешь сюда плоды. Когда корзина наполнится – несёшь её к вон той машине. – помощник настоятеля указал на тёмно-зелёный пикап старой модели. – Там пересыпаешь их в ящики. Только смотри аккуратно, не побей. Понятно?
-Да вроде. – Миша старался сделать как можно более неотёсанный и необразованный вид с целью притупить бдительность.
Образ алкоголика-разгильдяя удавался ему весьма успешно. Ведь чем глупее выглядит человек – тем больше к нему доверия. Перед заданием он проработал все детали своей легенды, а также продумал как себя вести. Даже несколько часов перед зеркалом корчил гримасы, дабы подобрать выражение лица, схожее с недалёким ограниченным человеком, которого интересует только вино. Он старался поменьше говорить, поменьше смотреть в глаза, постоянно изображал сутулую осанку и неровную медленную походку на трудно разгибаемых ногах. Всё в этом человеке должно было говорить об атрофии мускулатуры и нервных клеток, в том числе и мозга. Также он долго репетировал раздражительность, характерную для индивида бросившего пить, старался чаще изображать утомляемость, а самое главное – дрожь в руках, присущую лицу с синдромом отмены.
-Яблоки выбирай самые спелые. Те, что ещё зелёные, оставляй на дереве. Пусть доспевают. Вода там. – инструктор показал пальцем на кран, расположенный возле дома. – Есть вопросы?
-А когда обед? – и здесь Миша постарался блеснуть простотой душевной.

Скривив недовольное лицо, Давид басом пробормотал что-то типа того, что на обед ещё нужно заработать. В принципе, другого ответа Лисовой и не ожидал от столь «душевной» личности.
Выбрав дерево помиловиднее и подставив под него стремянку, Миша принялся собирать урожай, как того и требовал «шеф». Утро было на удивление прохладным, хотя и безветренным. В воздухе уже витал запах приближающейся осени, и полицейский ненадолго отвлёкся, заодно и вкусив яблоко в надежде на то, что его за это не изгонят из сего рая.
-Ну, как оно? – внезапно послышался хриплый голос внизу.
Ощутив чужое присутствие, Лисовой включил имитацию тряски рук, специально упустив вниз яблоко и сквернословно выразился, упомнив чью-то родительницу.
-Да, так себе. – снова изображая недовольный вид и тоску по прежней жизни проворчал агент.
Опустив глаза он увидел того самого господина, пестреющего уголовным прошлым, и спустился, дабы поднять фрукт и продолжить разговор.
-Лихо тебя колошматит. Синька – зло. Я-то знаю. – на полублатном жаргоне выразился мужик.
-Да, задрало уже. Сестра эта, дай ей Бог здоровья, чтоб ей спалось крепко. Будто я ей мешал. Жил себе мирно, никого не трогал, выпивал иногда. – Михаил изображал откровенность, дабы втереться в доверие местному криминалитету.
-Видать, не так уж мирно, коль она тебя сюда сбагрила. – с недоверием подметил собеседник. – Я Паша.
Бывший зек протянул ему расписную руку и пожал дрожащую кисть.
-Миша.
-Тебе бы остограмиться, а то ты совсем плох.
-Да с радостью, только вот где взять? – ещё одна часть образа полицейского, постоянно желающая накатить рюмку-другую.
-Нет, братан, ты об этом забывай. Парафин если засечёт тебя под градусом, то сразу шепнёт Царю, а тот уже тебя так отмудохает, что мало не покажется.

Парафин, судя по всему – это Порфирий, чьё имя изменено на криминальный манер. А Царь – по аналогии со вторым царём народа Израиля – это Давид. Интересно, кто-нибудь, кроме этого персонажа ещё называет их так?
-Тут и такое бывает? – удивился Лисовой.
-А ты думал? Здесь за проступки разговор короткий. Или тебе не говорили, что с дисциплиной тут жёстко?
-Ну, мне сказали, но все говорят, что здесь не тюрьма и выходи когда захочешь.
-Да, братан, уж поверь мне – это не тюрьма.
Разумеется, Павел явный эксперт по местам лишения свободы и данное Братство для него, вероятнее всего – настоящий санаторий.
-А отсюда когда-нибудь кто-то сбегал?
-Честно, братан, не в курсах. Я тут всего годик чалюсь, с тех пор как откинулся. Царь, кстати – мой давний кент. Вместе срок мотали. Только он вышел на пятёрку раньше. А у меня после последней отсидки ни копья на кармане. Брат квартиру мамашину продал и укатил за бугор. И тут случайно на Царя наткнулся и говорит, мол, давай к нам. Койка есть, жрать тоже насыплют. Тут уже с Парафином парой слов перекинулся. Мужик он с головой, объяснил мне, чё да как. Что, мол, то, что я царя встретил – это Богу спасибо. Я как-то раньше, сам знаешь, во всё это не верил, а тут Парафин мне вещи умные рассказал, у меня масло в котле-то и заварилось. Теперь Библию читаю, на путь истинный, так сказать, становлюсь. Так что и ты, браток Бога познаешь. Главное, с синькой завяжи, а там всё ништяк будет. А по поводу сбегал ли кто, так как же отсюда сбежишь? До ближайшего села полдня чаляпать. А как заметят – вон телега зелёная враз догонит. Так что, Миха, мысли ты эти гони прочь. Хата здесь есть, стряпня не хуже, чем в рЭсторанах. Живи себе, паши, через недельку о синьке думать перестанешь. Молись, главное, побольше.
-Понял. – Миша, выслушав с открытым ртом бывалого собеседника, кивнул и полез продолжать работу.
-Бог в помощь! – послышалось вслед.
-И тебе не хворать. – наотмашь ответил полицейский.
Слава Творцу, данный клиент не проходил по делам, в расследовании которых Лисовой принимал участие. Ибо встретить кого-то «оттуда» значило бы не только провалить операцию, но и подвергнуть опасности собственную жизнь.

-Кстати, браток, какой-то ты слишком здоровый, как на алкаша. – услышал он от уже собирающегося уходить адепта.
-А ты поработай полжизни на стройках как я – тоже таким станешь. – сразу выкрутился «алкоголик».
-Не, братан. Работать – это не про меня. Это здесь я более-менее к труду приучился, а до этого как-то западло было. Не по масти, знаешь ли.
Что ж, если даже блатная масть здесь работать начала, значит, место и вправду чудотворное. Может, не такая уж и плохая эта секта. Хотя, зная криминальную психологию, Миша понимал, что уголовники – наиболее лицемерный класс общества. Они могут тебе распинаться, какие они честные и порядочные, при этом, обворовав пенсионерку либо неоднократно совершив «мокрое» дело. Так и здесь, изложение своего прошлого совершенно незнакомому человеку бывалым, судя по «штампам», уголовником произошло явно не по доброте душевной. Как говорится, если хочешь что-то скрыть – сделай вид, что тебе нечего скрывать. Возможно, Паша каким-то образом причастен и к исчезновению Валерии? Как же много загадок, и с каждым днём меньше их не становится.

Обед также выдался весьма аппетитным. Пенсионерка, служащая здесь, судя по всему, поваром, приготовила вкусный суп со свиными рёбрышками, макароны с котлетами и на десерт испекла яблочную шарлотку. Кормят здесь, и правда, отлично. На кухне копошился Василий, готовя, исходя из запаха, кукурузную кашу для свиней.
-Пойдём, Мишаня, со мной! Поможешь накормить этих проглотов. – попросил о помощи он соседа.

Взяв огромный чан с обеих сторон, мужчины отнесли варево на скотный двор.
-Здесь только кукуруза? – поинтересовался старший лейтенант.
-Нет, конечно. Разве выросли бы они на одной только пшенке? Здесь всё, что мы не доедаем на завтрак и обед. А также другая снедь: кожура от картошки, хлеб, даже куриные кости съедают запросто. Держать свиней выгодно. Они ж всеядные, потому рацион для них составлять особо не приходится. Главное, рыбой не кормить, а то потом сало вонять будет.
-Я слышал, что они и человека могут съесть. – в голове у Михаила пронеслась худшая версия о том, куда могла пропасть Валерия.
-Могут, но такую свинью потом никто держать не будет. Они ж как собаки – раз человечину попробуют, так потом снова захотят. Нападут на тебя толпой и разорвут. Потому, пусть лучше нападают на макароны тёти Вали.

Вывалив содержимое посудины в кормушку и наточив в поилку воды, мужчины отправились в курятник, а затем в комнату.
Проходя мимо двери Ани, Лисовой услышал звук, похожий на шлепок и громкий девичий визг. Остановившись, он стал прислушиваться, потому как понял, что она там не одна.
-Он только помог мне переставить кровать, вот и всё! – женский голос звучал сквозь слёзы.
-Анечка-Анечка. Ты снова за своё? – офицер узнал голос Порфирия. – Ты помнишь, что похоть сотворила с тобой однажды?
-Но, мы ничего такого не делали! И он знает о моей болезни. – после этого снова послышался шлепок и протяжный плачь.
-Это в тебе говорит слабость. Я ведь предупреждал тебя, чтоб чаще читала Слово Божье. Мужское внимание сладкое, но ты должна противостоять этому. О чём вы говорили?
-Ни о чём! – навзрыд отвечала она и после этого был нанесён очередной удар.

Михаил было хотел вмешаться и уже потянулся к дверной ручке, но сразу был остановлен соседом по комнате.
-Не надо, Миша! Это не твоё дело!
-Но это из-за меня! – поспешил оправдаться он.
Внезапно, дверь в комнату распахнулась. В проёме, словно Мефистофель нарисовался Давид, а за его спиной, на коленях прикрывая лицо, стояла Аня, рядом с которой на стуле сидел Порфирий.
-О, Михаил! Заходи! – с всё той же, теперь уже не располагающей, а весьма подлой и лицемерной улыбкой настоятель пригласил его к ним.
Полицейский, вспомнив, кого он играет, покорно вошёл внутрь.
-Расскажи-ка нам, Миша, что ты вчера ночью делал в комнате у Анечки? – полицейский изо всех сил сдерживался, чтоб не зарядить ногой в его раздражающую улыбку.
-Так вон, кровать попросила переставить. Из окна ведь дует. А что?
-Только тебя попросила?
-Ну, да. Хотя, не мешало б ещё кого-то позвать. Кровать, ведь, дубовая. Я чуть спину не надорвал. – он понимал, что в данной ситуации будет лучше для всех, если он включит дурачка.
-Да уж, вижу, кровать и вправду стояла иначе. – наконец заметил он. – Ну, переставил ты её, и что потом?
-А потом Алёшка подошёл. Ну, тот который…
-Я понял. И что? – Василий всё это время молча стоял у входа и наблюдал за происходящим.
-И я попросил его, чтоб он Ане окно утеплил. Дует ведь. Заболеет ещё, не приведи Господь.
-Ну, хорошо. А почему соседа с собой не взял? А? Васёк? Почему ж не помог товарищу? – он перевёл взгляд на худощавую низкорослую фигуру у стены.
-Он был со мной. – в разговор вмешался обычно молчаливый Давид.
-А, точно. И Паша тоже? – уточнил Порфирий.
-Да.
-Ну, тогда понятно. С Артёмки грузчик такой себе, а Дмитрию Ивановичу с его спиной не хватало ещё тяжести поднимать. Ладно, Анюта, вставай. Так и быть, погорячился я. Но всё равно, молиться тебе нужно чаще. Ты давно уже не заходила ко мне на исповедь.

Девушка, вытирая слёзы, встала с колен и, не поднимая взгляда, уселась на кровать.
-Хорошо. – проведя рукой по носу ответила она.
-Вот и умница. Ладно, коль все передохнули, отправляйтесь обратно в сад. Нельзя, чтоб плоды сгнили. Всё-таки, это наш с вами хлеб. Вася, тебя это тоже касается.
-Дык, я вон как раз переодеться шёл, и тогда сразу к братьям.
-Молодец. Все молодцы. Все вы у меня хорошие дети. И пусть хранит вас Бог.
«Парафин», как его звал один из местных, вертясь по комнате как юла, вышел в сопровождении своего двухметрового пса. За ними последовал Вася. Миша, задержавшись, присел рядом с ней и попытался успокоить.
-Извини, я не хотел, чтоб так получилось. – в данный момент он был серьёзен как никогда.
-Ничего страшного. – она резко встала и нервным движением распахнула дверь. – Извини, но мне нужно переодеться и продолжать работать. Прошу покинуть мою комнату.

Ей было стыдно за то, чего она не делала. Стараясь поскорее избавиться от него, она уставилась в пол, не пытаясь в этот раз заглянуть ему в глаза. Поняв, что ей сейчас лучше побыть одной, Лисовой удалился к Василию, хотя внутри его до сих пор грызло чувство вины, пусть до конца и не понятно за что. Возможно, это просто неприятный осадок от произошедшего. По крайней мере, теперь он убедился в словах Павла, что Порфирий способен на жестокость, и делает это он руками «Царя». Вот бы ещё узнать, за что этот Давид сидел.
Другой вопрос: как настоятель узнал, что вчера ночью Лисовой был у неё в комнате? От пришёдшей в голову мысли Миша замер на месте.
Тот парень, что подглядывал за ними в коридоре. Точно! Это он – тот самый крысёныш и стукач. Алёша, не смотря на инфантилизм, наверняка, не стал бы распускать порочащие слухи о близкой подруге. А вот этот носитель жидких усов, похоже, имеет длинный язык. Что ж, по крайней мере, теперь понятно, при ком не стоит болтать лишнего.

Открыв дверь в комнату, Михаил застал там Давида, общающегося с Василием.
-Нужно всё поскорее собрать. Так что сегодня после молитвы я тебя жду.
Увидев второго жителя данных апартаментов, Давид резко развернулся и собрался уходить, на что Миша лишь учтиво отошёл в сторону.
-О чём рассказывает? – поинтересовался он об их беседе.
-Об урожае. – наотмашь ответил тот.
-Понятно. Слушай, это здесь со всеми так? – спросил он по поводу произошедшего.
-Да, нет. Только с теми, кто неподобающе себя ведёт. Сам понимаешь, дисциплина. Но, если вести себя тихо, лишний раз не высовываться и делать, что говорят, то, как я уже говорил, не жизнь, а санаторий. Во всём свои плюсы и свои минусы.
«Авторитарный режим» — в голове у полицейского всплыла ассоциация.
-То есть, если я где-нибудь остограмлюсь – со мной тоже так?
-Опять ты за своё. – повёл рукой Вася.
-Да, ты видишь, как меня трухает? – он продемонстрировал дрожащие пальцы.
-Да, знаю. Ничего, брат. Через недельку-другую тебя попустит. Главное, дать этому яду выйти из твоей крови, а дальше легче будет.
-А ты откуда знаешь? Доктор что ли?
-Да, ты думаешь, ты первый зависимый здесь? Вон до тебя одна девчушка с нами жила. Кстати, с Аней в одной комнате. Правда, у неё зависимость пострашнее твоей была.
-Так они были… — Миша едва не взболтнул лишнего. – В смысле, у Ани была соседка?
-Да, молодая девчушка. Лера, кажись, звали. А она не говорила?
-Ну, она сказала, что была здесь одна. Имени не называла, но сказала, что наркоманка.
-Ох и доставалось Ане от неё поначалу. Ту ж деваху ломало, как берёзу на ветру. Кричала по ночам, а Анечка её успокоить пыталась, да только получала за это. Эти ж зависимые, когда доза нужна, готовы разорвать любого, кто на их пути. Сбегать несколько раз пыталась, да только возвращали.
-Догоняли на машине?
-Да. Здесь же далеко не сбежишь.
-И её тогда тоже вот так? – указал он пальцем в сторону Аниной комнаты, где только что происходил акт насилия.
Василий молча закивал.
-Понятно.

Сломить волю того, у кого она и так сломана, довольно просто. Главное умело применять физическое и психологическое воздействие и тогда его легко себе подчинить. Потому, зависимых проще обратить в религию, чем здоровых. В таком случае достаточно лишь заменить один наркотик, вытеснив его другим.
-А где теперь та девчонка? – раз уж Вася сам поднял эту тему, нужно выжать из неё по максимуму.
-Да, сестра, вроде, приехала и забрала где-то месяц назад.
-А ты видел? – снова едва не надавил на собеседника старлей.
-Кого?
-Как сестра её забрала.
-Да, нет. Давид рассказал. А что? По-твоему, она может быть где-то ещё? – непонятно к чему спросил Василий.
-Да откуда я знаю? – снова включил дурака Миша. – Просто спросил и всё. Вдруг, меня тоже сестра передумает и заберёт.
Вася лишь сатирично усмехнулся.

-Слушай, а что в том доме? – любопытство Лисового так и пёрло наружу.
-В каком?
-Во втором. – офицер показал в сторону двухэтажного особняка.
-А ты там ещё не был?
-Да, нет. Не приходилось.
-Да, ничего особенного. Там Порфирий живёт.
-И всё?
-Давид, дядя Дима с тётей Валей и Паша.
-Паша, который. – помощник следователя изобразил дрожащими пальцами «блатную козу».
-Да. Ну, и так, по мелочи: гараж, склад. Ничего, Мишаня, ты тут надолго, так что ещё успеешь всё тут узнать. – от слов соседа Лисовому стало отнюдь не легче.

Вечерняя молитва прошла ровно также, как и вчера. Такое ощущение, будто все эти люди и вправду воспринимают Порфирия как посланника Божьего. Народ с удовольствием улавливает каждое его слово, поклоняясь ему и прислушиваясь к его советам. Не удивительно, что он позволяет себе так со всеми обращаться. Ведь он – мессия. Ну, или по крайней мере таковым себя считает. Взгляд Давида во время проповеди схож с тем, который можно наблюдать у преданного пса. Одно слово своего хозяина – и он порвёт любого, на кого поступит команда «фас». Самое страшное, что люди в этой авторитарной общине блаженный. Ведь он внушил им, что он – их отец. Что позаботится о них. Потому они ему и доверяют.
Религиозные песни – часть обряда, погружающая приход в некий транс, в котором они искренне верят, что их песнопения доходят до Творца, и потому чувствуют себя в единстве с ним. И хотя традиционное православие считает подобные практики бесполезными, ибо, согласно учению, лишь молитвы, пост и причастие позволяют разуму единиться с Богом, тем не менее, такой вид проповеди многие считают более привлекательным, чем многочасовое чтение текстов на церковно-славянском.

Как и прежде, уставшие после изнурительного трудового дня, но счастливые прихожане разошлись по комнатам. Василий снова куда-то собирался, одев потрёпанную рубашку, аналогичные джинсы и кроссовки.
-На «дело»? – в шутку сказал Миша.
-Да. Сегодня, может, вернусь пораньше. Я тебя вчера не разбудил?
-Да, нет. Я сразу вырубился и не заметил, как ты пришёл. – соврал он.
-Понятно.
-Так и не скажешь, куда идёшь?
-Если будешь себя хорошо вести – скоро, возможно, сам всё узнаешь. А пока ты лицо здесь новое, мало знакомое, потому Порфирий тебе и не доверяет.
-Ты, судя по всему, тоже. – подметил полицейский.
-Всему своё время, Мишаня.
-Понятно. Ну, всё равно, чувствую, я тут надолго, так что скоро буду здесь как рыба в воде. – Лисовой говорил то, что от него хотели слышать. – А пока ложусь спать. Замотался что-то сегодня.
-Давай. Завтра научу варить кашу для скота. Так что спи, набирайся сил.
Василий, застегнув верхнюю пуговицу, удалился из комнаты.

Дождавшись, пока в коридоре всё утихнет, Лисовой выключил в комнате свет и тихонько вышел наружу. Ему было крайне любопытно, куда же по ночам ходит его сосед. Выйдя из дома, он услышал какие-то голоса со стороны сада. Поскольку Порфирий распорядился, что после «отбоя» дом покидать запрещено, то наверняка это был Василий с кем-то ещё. Оборачиваясь словно вор, Миша перебежками добрался до сада, затерявшись в приземистых кронах черешен. Голоса становились всё ближе и, наконец, он увидел в ночи некие фигуры. Та, что самая высокая, судя по всему – Давид. Низкая худощавая – его сосед, а вот ту широкую он узнал не сразу. И тем не менее, услышав в течение последующей минуты блатную речь, полицейский догадался, кто это. В руках у них были какие-то мешки.
-Там место есть? – спросил Вася.
-Пока ещё нет. Завтра она усохнет – будет чуть больше свободного пространства, но всё равно нужно дособирать. – объяснял о чём-то Давид.
-Дай ключи, я посмотрю, куда можно сегодня сложить. – попросил у амбала Паша.

Сверкнув чем-то звонким и металлическим, бывший зек направился в сторону скотного двора.
-А где Артёмка? Почему он нам не помогает? – снова поинтересовался Василий.
-Тебе надо полночи слушать его нытьё? – ответил помощник настоятеля. – От него ж вреда больше, чем пользы. А нам нужно успеть всё собрать.
Михаил, оставив этих двоих, последовал за уркой. Тот в свою очередь шагал размашистой походкой, напивая под нос блатной мотив. Кажется, что-то о любви. Поэтому, он и не услышал, как по пятам за ним проследовал Миша, постоянно прячась между деревьев.
Павел подошёл к деревянному сараю и открыл его. Что он забыл в помещении, где хранится корм? Похоже, прихожане собирают какой-то урожай, который пойдёт для откормки скота, но почему ночью? И для чего Вася делает из этого такой секрет? Нет, здесь что-то другое. Подождав около полминуты, Миша заметил, что объект его слежки не выходит, и тогда он подошёл поближе к двери сарая. Капелла, исполняемая молодым человеком, помогала сыщику понимать, когда тот приблизится к выходу. Но голос доносился из глубины хозпостройки. И тогда, заглянув внутрь, он увидел, что дверь, находящаяся обычно под замком, и которую Василий также с самого начала наделил грифом «секретно», теперь открыта, и Паша, судя по всему, в той комнате.
-Места нет! Места нет! Да тут ещё можно вагон загнать и сверху сесть. – пробормотал себе под нос мужчина, выходя из комнаты.

Увидев приближающегося адепта, Миша спрятался за угол. Что же находится за той секретной дверью? И что эти господа складывают туда ночью? Мише хотелось проследить за ними, дабы узнать, какие дела они промышляют. Ещё лучше было бы пробраться в ту тайную комнату и узнать что там. Дождавшись, пока его новый знакомый пройдёт скотный двор, Михаил бросился вдогонку, дабы не упустить его. Но, внезапно, отойдя пару метров от сарая, он был ошарашен тем, что чья-то рука схватила его за плечё.
Сердце полицейского ёкнуло. Пальцы налились свинцом, а мозг быстро генерировал план дальнейших действий. Рефлекторно он хотел нанести противнику удар, но мысль включить дурачка пришла раньше. Всё-таки адреналин и вправду заставляет мозг думать быстрее. Самое страшное, что ночь была абсолютно безлунной. А учитывая, что снаружи не было ни фонарей, ни других источников света, то лицо того, кто его схватил, он тоже разглядеть никак не мог.
-Миш-ша! Это ты?
-Твою мать, Алёша! – прошептал он, закрыв ладонью рот парня. – Тсссс! Тихо!
В ответ мужчина кивнул, дав понять, что понял его.
-Как ты здесь оказался? – спросил он у умственно отсталого парня.
-Я видел, как ты выходил и пош-шёл за тобой. А куда ты ходил? Порфирий ж-жапрещает выходить из дома. Сейщ-аш надо ш-шпать. – мужик показал руками подушку, подложенную под голову.
-Тебя ещё кто-нибудь видел?
Парниша пожал плечами.
-Сегодня холодно! Ууух. – Алексей изобразил нахохлившегося от холода гуся.
-Да, Алёшка. А ты дома не сидишь.
-Пойдём в дом! Ты ж-жамёржнешь и ж-жаболеешь.

Поняв, что операция по слежке за подозрительными кадрами на сегодня завершена благодаря этой рослой детине, Лисовой повёл его за руку в дом.
-А ты, Алёшка, умеешь хранить секреты? – спросил он по дороге.
-Да. – тот закивал, словно игрушка-морячёк с головой на пружине. – Какой щ-щекрет ты хощ-щешь мне раш-шкажать?
-Я хочу, чтоб ты никому не говорил, что мы с тобой сегодня гуляли после отбоя. Хорошо?
-Гуляли? – в недоумении вопросил тот.
-Ну, да. Я же вышел погулять. А ты вышел за мной. И получается, что мы с тобой гуляли после отбоя. Ведь, если Порфирий узнает об этом, он ведь и тебя тоже накажет. Понимаешь?
Алёшка на секунду задумался. Кажется, в его голове возникали некие несостыковки.
-Просто никому не говори, хорошо?
-Хорош-шо. А ты построеш-шь со мной пирамидку?
-Давай завтра, Алёшка. Сегодня выдался тяжёлый день.

Глава 5

Следующий день был весьма насыщенным. Мише поручили сварить для скота кашу, в чём, в итоге, ему помогла Валентина Леонидовна. В ход пошло всё: хлебные корки, картофельная кожура, немного соли, куриные кости, мелко перетёртые до состояния муки, кукурузное зерно. «Аппетитное» получилось варево. И тем не менее, свиньи с удовольствием набросились на приготовленный Михаилом завтрак. Затем, работа в саду. Всё это время, когда кто-то находился рядом, Миша не забывал имитировать тряску рук, время от времени, для убедительности, выпуская плоды на землю. Но, тем не менее, набрать за день пять огромных корзин он всё-таки успел. Лёгкий ужин из творога и салата позволил успешно завершить день. Разумеется, не стоит забывать и о традиционных песнопениях, в перерывах между которыми Порфирий зачитывал псалмы из Библии.
Самое характерное, что Аня после того случая постоянно избегала Михаила, опуская глаза каждый раз, когда тот на неё смотрел. Она с ним совсем не разговаривала, а на обеде села от него как можно дальше. Видимо, Порфирий её серьёзно запугал, что она теперь боялась и на шаг приблизиться к мужчине.

После отбоя Василий снова отправился на своё сомнительное дело. Лисовой, для пущей убедительности, расстелил в его присутствии кровать, дабы у того не возникло сомнений, что сосед собирается спать, а как только в доме всё утихло, поспешил выйти на улицу. Ему весь день было интересно, что же всё-таки находится в той тайной комнате. Ещё утром, относя скотине корм, он краем глаза взглянул на висячий замок, прикидывая в уме, как бы незаметно его взломать. Однако, на сей раз в его планы входила слежка за прихожанами, дабы узнать, чем же всё-таки господа занимаются по ночам.
Пройдя в сад, он застал на том же месте всё ту же компанию, однако на этот раз к ним присоединился Порфирий. Снова спрятавшись под кроной черешни, полицейский старался внимательно вслушиваться в их разговор.
-Сколько вам ещё осталось? – спросил у мужиков настоятель.
-Да, там немного. За сегодня-завтра управимся, если не будет дождя. – отвечал, судя по хриплому голосу, Павел.
-Да, нужно попросить у Господа, чтоб помог с погодой. Дождь тоже нам нужен. Ведь помидоры совсем сохнут.

Плотного телосложения приземистый Порфирий постоянно сопровождал разговор жестами.
-Там в сарае места уже почти нет. В вашем доме нельзя их сложить? – спросил у настоятеля Василий.
-А если это найдёт Валентина Леонидовна? – встрял в разговор Давид. – Ты думаешь, что говоришь? Нам уже недавно проблем хватило с этой наркоманкой.
-Ну, ничего. Решили же как-то этот вопрос. – рассмеялся Паша.
-Да, я удивлён, как она до сих пор сестре ничего не рассказала. – озвучил мысль Вася.
-Ты рот свой прикрой и поменьше языком ляпай. – обратился к нему Давид.
На это Павел рассмеялся ещё больше.
-Тебя это тоже касается. – дополнил помощник настоятеля.

Данный разговор показался Лисовому интересным. Похоже, Валерия до своего исчезновения доставила данным лицам неприятности, зная что-то, о чем, по их мнению, ей знать не стоит. Но, почему Василий говорит, что она может рассказать их тайну сестре? Неужели здесь все и вправду считают, что она сейчас находится дома? А может, она просто сбежала, никому ничего не сказав? Но, в таком случае, почему Порфирий это скрыл от Ирины, и почему кто-то подделывает письма от её имени?
Отправив прихожан куда-то в лес, расположенный за садом, Порфирий и Давид остались наедине.
-Сколько времени займёт всё собрать? – задал вопрос глава секты.
-Ну, как и предполагается. Ночи две-три.
-У нас очень мало времени. Савченко говорит, что товар нужен ему послезавтра.
-Ну, я перетру со Штопором. Объясню ему, что у нас работают всего трое включая меня. И что пока можем дать только половину. Я ж давно его знаю. Что-нибудь решим.
-И спроси за одно, когда он передаст для общины деньги? Скоро осень, нам нужно делать запасы на зиму.
-Хорошо, Порфирий. Завтра с ним созвонюсь.
-Давайте, ребята, Бог в помощь.

Высокий бородач собрался было уходить, как шеф крикнул ему вдогонку.
-Слушай, может, вам ещё кого-то взять, чтоб быстрее управиться?
-Порфирий, ну, ты ж понимаешь, что лишний раз светить перед народом о наших делах не стоит. Я и так того Артёма подключил тогда на свою голову. Толку от него ноль, за то теперь обо всём знает. Да и Васе этому я доверяю слабо. Хоть бы не пришлось потом поступить как с той бабой.
-А новенький этот? Миша.
-Он тут и недели не провёл. Тем более, видел бы ты, как он яблоки собирает. Руки ходуном ходят. Уж больно много я в это дело труда вложил, чтоб так рисковать, так что, давай мы сами справимся. Пашку-то я давно знаю. А Вася, если будет сильно умным, вслед за наркоманкой пойдёт.
По крайней мере, Миша гордился тем, что его актёрскую работу оценили. Вот только, что значит «вслед за наркоманкой»? Дома своего у Васи точно нет, чтоб его туда отправить. Значит, Лера сейчас находится в другом месте. Но, где? Неужели, они её убили, скрыв это от всех? Но, за что? И где в таком случае тело?

Настоятель и его правая рука разошлись. Миша отправился следом за Давидом, держа дистанцию, чтоб тот его не заметил. Они шли примерно минут пять вглубь леса, пока Лисовой снова не услышал знакомые голоса.
-Ну, что. Давайте, пару часиков пособираем и спать. Порфирий и так жалуется, что мы медленно работаем.
-Ну, может если б он не нагружал нас работой днём и не заставлял петь свои песни – мы б успели намного больше. – подметил Василий.
-Днём мы должны быть у всех на виду. Тем более, чего ты жалуешься, Вася? Тебе мало того, что тебе позволяют спать до обеда? В то время, как другие вкалывают.
Сосед с чувством стыда молча опустил голову.

Что ж они там делают? Полицейский приблизился на максимально допустимое безопасное расстояние и заметил вблизи до боли знакомые кусты растений.
-Канабис. – прошептал он себе под нос. – Так вот чем они здесь промышляют.
Выращивание наркотической конопли вдали от общины, на сбор которой по ночам и отправляется Василий. Тут же Миша и понял, что та тайная комната в сарае – ничто иное как склад, где они хранят собранное сырьё. Там она сушится, и далее партией идёт к распространителю, которым, судя по всему, и является тот самый Савченко. Нужно срочно связаться с Кирой, дабы рассказать ей о происходящем здесь. А также, пусть наведёт справки об этом Штопоре.
Миша пулей метнулся из леса к дому общины. На ходу он складывал в голове частицы пазла. Секта, или отдельные её члены, занимаются выращиванием и изготовлением наркотиков. Валерия Салий каким-то образом об этом узнала, чем доставила ряд неприятностей. Каких именно – неизвестно, однако из секты она пропала в неизвестном направлении. Разумеется, в этой головоломке не хватает нескольких основных кусочков. Таких как: что сделала Валерия, что её теперь здесь нет, и где она теперь.

Добравшись до дома, Михаил тихими шагами прошёл по коридору и открыл дверь в комнату. Внезапно, то, что нарисовалось перед его глазами, едва не спровоцировало сердечный приступ.
Порфирий во всей своей красе и обаянии стоял посреди их с Василием комнаты, скрестив руки на груди.
-Так так. Наконец, явился. И где это мы были?
Надпочечники Лисового снова выделяли адреналин, заставляя работать его мозг подобно адронному коллайдеру, сочиняя наиболее правдивое оправдание своему длительному отсутствию.
-Что молчишь? Я тебя уже десять минут жду. В душе тебя не было. В туалете тоже. Где ты был, Миша?
Сердце в груди Лисового колотилось в бешеном ритме. Он знает, что покидать дом после отбоя запрещено. И придумывать, зачем он это делал, ему было крайне трудно. Он позабыл обо всём, что собирался рассказать Михайловой. В данный момент ему хотелось лишь оправдать себя как можно более правдиво. Даже, если за это всё-таки придётся понести наказание, в том числе и физическое.

-Миш-ша! Куда ты уш-шёл? Мы не доиграли. – неожиданно послышалось за спиной полицейского.
Обернувшись, он увидел Алёшку с игрушечной машинкой в руке.
-Пойдём обратно в комнату! Пош-шли! – рослый мужчина с всё той же густой щетиной тащил за руку Михаила.
-Алёша! – с серьёзным видом выкрикнул Порфирий.
-Ой! Здраш-ште, дядя Порфирий. – с виноватым видом «мальчишка» вошёл в комнату.
Миша не понимал, что здесь вообще происходит, но решил, что это подходящий шанс выкрутиться.
-Подожди, Лёша. Нам надо поговорить. – обратился он к человеку с задержкой в развитии.
-А что вы делали, Алёша? – спросил его глава секты.
-Мы играли в лётчиков. Я играл маш-шиой, а Миш-ша самолётом. Вжжжжж. – молодой человек демонстрировал летательные движения имеющейся в руке игрушкой.

Опустив до этого сложенные руки, Порфирий перевёл взгляд на постояльца данной комнаты.
-Ну, попросил пацан. С ним же никто не играет. – подыграл всему этому он.
-Вы были у него в комнате?
Лисовой с глуповатым видом закивал.

-Вам обоим уже давно пора спать. – строго отчитал мужчин проповедник.
-Ну, дядя Порфирий. Ну ещ-щё щ-щущуть.
-Алёша! – выкрикнул он на мужика. – Никаких чуть-чуть! Завтра тяжёлый день.
Алексей сделал обиженный вид, опустив голову и, надув щёки, сложил руки на груди.
-Пойдём, я отведу тебя в комнату.
Уходя, настоятель в присущем ему добродушном тоне попросил Михаила, чтоб больше не задерживался после отбоя. А также, чтоб обязательно читал перед сном молитву.

Присев на свою кровать, Лисовой глубоко выдохнул. Что это было? Как так получилось, что Алёша его выручил из, казалось бы, безвыходной ситуации? И что в этот момент творилось в его голове? Может, он с кем-то его перепутал? Либо, ему приснилось, что они играли? А может, он и вовсе не так глуп, как кажется?
В очередной раз, подойдя к двери, он прислушался к тишине в коридоре. Вроде бы тихо. Полицейский засунул руку под матрас, чтоб достать телефон. Ему, всё-таки, нужно отрапортовать перед Михайловой об обнаруженной находке.
Какого? Мобильный в матрасе отсутствует. Всунув руку глубже он снова его не обнаружил. Может, где-то выпал? Парень заглянул под кровать, но и там ничего. Он ещё раз порыскал рукой между пружин, но ничего не нашёл. Неужели, Порфирий забрал? Или, может, он где-то завалился внутри? Сбросив простынь, он поставил матрас вертикально и стал рыскать в нём, продев руку в дыру.
-Не это ищешь? – неожиданно послышался голос со стороны двери.
В очередной раз Михаил решил, что его сердце остановилось. Его пробрал холодный липкий пот и он просто боялся обернуться и взглянуть на своего гостя.

Спустя секунду, он всё-таки это сделал. То, что он увидел, казалось бы, свело его с ума. Алексей, стоя у входа, с улыбкой на лице держал старенький американский мобильник.
-Солидная, конечно, модель. Даже круче моего. – он достал из кармана не менее допотопное средство связи немецкого производства с затёртой на торцах панелью.
Что здесь происходит? Это не тот Алексей, которым он был ещё пять минут назад. Да, даже не тем, кем Миша встретил его в первый раз. Ровная осанка, ясная речь, сосредоточенный взгляд. Что с ним случилось?
-Держи. – он протянул телефон полицейскому и уселся на табурет возле стола.
-Ты кто? – не придумав ничего лучше спросил Миша.
-Я? Алексей. – с улыбкой ответил он. – Если быть точнее, майор Тюрин Алексей Геннадиевич.
-Вот те на! Кто бы мог подумать. – помощник следователя почесал затылок.
-Ой, кто бы говорил. – с всё тем же чувством юмора подметил собеседник.
-А майор чего? Если не секрет? – Лисового понемногу начал отпускать шок.
-«Контора». – пояснил офицер.
-Вот как? Что ж, в таком случае, полагаю, кто я – ты уже знаешь.
-Работа такая.

Положив матрас плашмя, «алкоголик» уселся на ковать.
-И что же СБУ от меня требуется?
-Как минимум, требуется узнать, что ты здесь делаешь?
Миша, глядя на экран выключенной мобилки, решил перейти прямо к делу.
-Ты помнишь такую себе Валерию Салий?
-Конечно. Наркоманка?
-Именно.
-А что с ней?
-Примерно месяц назад перестала писать сестре письма. Но, после того, как та наведалась сюда – снова начала. – рассказчик поднял глаза на гостя.
-Это как? – улыбка на его лице немного сократилась.
-Вот и мне интересно. Как и зачем кто-то здесь имитирует её пребывание в секте. А главное, где она сама?
-Дома её тоже нет?
-Разумеется. Иначе б и меня здесь не было. – на этот раз полицейский решил покичиться логичностью склада ума перед офицером спецслужбы.
Делал это он, скорее, в отместку за то, что СБУ-шнику удалось его так легко провести.

-Интересно. А нам сказали, что её забрала сестра. Что-то это напоминает.
-Что же? – Михаил был весь во внимании.
-Да, около года назад был тут один мужик. Как он попал сюда, не помню. То ли бомж, то ли бывший пациент психушки. Но, обещал рассказать всем, что за дела здесь творятся. С рукоприкладством и т.д. И после этого его тоже «забрали домой». При том – прямо посреди ночи. Похоже, тогда только мне это показалось странным.
-Любопытно. Как считаешь, где они могут быть?
-Не знаю, коллега. Я здесь совсем по другому вопросу.
-И по какому же, если не секрет?
-Ну, ты ж понимаешь, что моей профессии всё секрет.
-По поводу выращивания наркотиков? – казалось, коп ошарашил его своим вопросом.
-Ты уже и про это пронюхал?
-А вы там думаете, что у нас мозгов меньше? – язвительно уточнил он.
-Да нет, почему же? Вот только, знать бы ещё, куда они их сбывают. Вот, в чём проблема.

Лисовой, встав с постели, подошёл к окну и, задёрнув штору, взглянул на звёздное небо.
-Тебе о чём-то говорит фамилия Савченко?
-Ну, может и говорит. Фамилия-то распространённая.
-«Штопор»! – отрывисто бросил он.
-Так понятнее. А он здесь причём?
-Значит, знаком с такими.
-Ну, допустим. Давай, выкладывай.
-В саду Порфирий и Давид обсуждали этого человека. Говорили, что он требует от них поскорее приготовить партию товара.
-Вот так вот, значит? Что ж, примем к сведенью. Ты посмотри на него. За три дня пребывания здесь выяснил больше, чем я за 4 года.
-Ну так. – Лисовой едва не поцарапал носом небо.
-Ну, ты так прямо не зазнавайся. Это не единственный их промысел, за которым я всё это время наблюдаю. Ты ж ведь понимаешь, что все секты, по сути своей, несут опасность для государственного строя. Ты слышал, о чём он здесь говорит? Как ловко он промывает всем мозги. Порфирий поистине опасный человек. Он может умело манипулировать людским сознанием, подменяя ценности и контролируя чужой разум. Такие люди способны создавать карманные армии фанатиков, готовых отдать жизнь за то, что он им прикажет. Не ровён час, когда в руках у этих людей появится оружие, и тогда мы будем иметь огромные проблемы.
-Да, я уж заметил. – он осмотрел стены дома, который когда-то принадлежал вполне хорошим и порядочным людям.

На самом деле, Михаилу слабо представлялось, что, скажем, Аня могла бы с автоматом в руках пойти в бой. Или пенсионер дядя Дима. Ну, и уж тем более Артём. В этой секте воинов джихада точно нет, а вот изготовители наркотиков, к сожалению, имеются.
-Так эта секта точно не занимается продажей людей заграницу?
-Нет. Вот такого я точно не замечал.
На этой прекрасной ноте офицеры разошлись спать, дабы утром снова продолжить играть свои роли. И всё-таки, полицейскому пришлось снять шляпу перед майором, ибо его образ куда более сложный и эффективный.

Глава 6

-В Царствие твоё-о-о-ом. Мы будем спасены-ы-ы! – звучали последние строки, и народ блаженно выдохнул.
-Молодцы, ребята! Вы все сегодня молодцы. Сегодня был очень насыщенный день, и давайте не забывать, кому мы за него должны быть благодарны. Славься, Иисус Христос!
-Аллилуйя! – звонкий хор заложил уши.

Разойдясь по комнатам после вечерней проповеди, Миша снова принялся имитировать уставший вид.
-Завидую я тебе, Мишаня. Ты вон, спать ложишься. – жёлчно разглагольствовал Вася.
-Ну, я бы тебе, может, помог, если б ты сказал, куда идёшь.
-Да, ладно уже. Спи! Немного осталось. Тем более, что ты завтра сутра идёшь убирать за животными, а я буду дрыхнуть аки младенец.
Скотный двор, конечно, не Авгиевы конюшни, но и там потрудиться нужно. После того, как дверь захлопнулась, Лисовой полез в матрас. Ведь, вчера поговорить с начальницей ему так и не удалось. Когда они с Алексеем распрощались, было уже поздно. Да и, для Михайловой он никакой полезной информации на тот момент не раздобыл. Где сейчас Валерия – до сих пор неизвестно, а по поводу контрабанды наркотиков – этим пусть занимается профильная «контора». И всё же, он должен отрапортовать как его дела.

Включив мобильный, он подошёл к окну и набрал соответствующий номер.
-Добрый вечер.
-Я уже думала за тобой группу высылать. Как ты там?
-Да, пока жив, сыт и устал.
-Есть какие-то новости?
-По делу – нет, а в целом есть кое-что.
-И что же?
-Оказывается, под видом секты здесь расположена целая плантация наркотиков. О ней, так понимаю, здесь знают не все, но некоторые прихожане всё-таки замешаны.
Неожиданно, в окне он увидел отражение стоящей за спиной двухметровой фигуры с чёрной бородой. Резко обернувшись, он убедился, что находится в комнате не один.

-С кем ты разговариваешь? – Давид сделал шаг к нему и вырвал из руки телефон.
-Алло! Алло! Миша! – в трубке звучал женский голос.
Швырнув об пол мобильный, тот разлетелся на куски, мгновенно выключившись. Понимая, что дело – дрянь, Лисовой с размаху нанёс удар по лицу оппонента, от чего последний отлетел к двери. Полицейский рефлекторно попытался добавить ещё несколько атак ногой, однако, неожиданно, в руке у Давида откуда-то появился пистолет.
-Стой на месте! – скомандовал поднимающийся помощник настоятеля.
Миша замер. Давид, сняв оружие с предохранителя, достал из кармана телефон.
-Алло, Порфирий, у нас тут возникла проблемка с новеньким. Подойди, пожалуйста, в его комнату. Нет, Васи здесь нет.
Сбросив вызов и переведя дух, мужчина устремил на Михаила грозный взгляд.
-С кем ты говорил, я тебя спрашиваю?
-С сестрой. – полицейский решил не выдавать себя сразу.
-Откуда у тебя мобильный?
-Ну, слушай, а как ты думаешь, откуда у меня мобильный? Видать, с тебя плохая ищейка, раз тебя обставил какой-то алкоголик. – даже в стрессовой ситуации старлей не терял сатиричного чувства юмора, за что и получил кулаком в лицо.
-Что ещё ты ей рассказал?
-Да, что обычно сёстрам рассказывают? – держась за щеку риторично вопросил он. – Как день прошёл, что делал и тому подобное.
-Откуда ты про наркотики узнал? – наконец Давид задал первый логичный вопрос.
-Так, Паша рассказал. – полицейскому в голову пришло внести смуту в их давнюю дружбу.
Удивительно, как быстро соображает мозг под дулом пистолета.
-Паша? Ты уверен? Может Вася – сосед твой?
-Нет, у Васька шиш чего выведаешь. Что не спросишь, всё: «Потом узнаешь». А вот Пашка – вполне разговорчивый штрих. И про дурь вашу рассказал. И что с той бабёнкой-наркоманкой вы сделали. Как её? Лера? – обычный следовательский приём, направленный на внушение преступнику мнения, будто полицейскому всё известно.
-Вот же урод. Не ожидал от него такой подставы. Ну, ничего, сейчас и ты за той девкой отправишься, а потом и Пашка к вам присоединится. – лицо увальня становилось всё грознее.

И всё-таки, не смотря на предположения, он не до конца понимал, где сейчас находится жертва и жива ли она. Неожиданно, в комнату вошёл Порфирий.
-Что случилось? – от приветливой и располагающей улыбки не осталось и следа.
-А вон! Полюбуйся. – Давид указал на осколки раритетного телефона.
-Что это? – до сих пор не понимал в чём дело проповедник.
-Разговаривал с кем-то по мобиле, рассказывая о нашем товаре.
-Не понимаю, а где он его взял?
-Вот это и мне интересно.
-Ну, как где? Помощник ваш прошляпил, когда обыскивал мою сумку. Бутылку нашёл, а мобильник нет. – с насмешкой констатировал факт Лисовой, активно используя принцип: «Разделяй и властвуй».
-Закрой рот! – со злости рявкнул он на заложника.
-И что теперь делать? – растерянно вопросил шеф. – Нужно позвать Пашу.
-Стой! – прервал его Давид. – Этому треплу доверять нельзя. Это он и рассказал ему о наркотиках и о том, что мы наркоманку грохнули.

Последние слова отозвались эхом в голове помощника следователя. Значит, они её всё-таки убили. Но за что?
-Паша всё рассказал? Ты же говорил, что он – могила. – похоже, Лисовому всё-таки удалось подорвать доверие Порфирия к своей правой руке.
-Ну, скоро будет могилой. А пока, нужно позаботиться о нём. – прихвостень указал дулом на Мишу.
-Хорошо. Я пока подгоню автомобиль. – настоятель, судя по всему, не желающий пачкать руки, удалился прочь.
Возможно, это всё не его затея вовсе. Что если его набожность и вправду играет свою роль?

-Пойдём! – скомандовал полицейскому Давид, открыв перед ним дверь и спрятав пистолет в карман так, чтоб ствол был направлен на цель.
-Куда? – вопросил он.
-Выходи, говорю! И ни звука! Попробуешь что-то выкинуть – вмиг схлопочешь пулю.
-Здесь куча свидетелей. – попробовал было возразить офицер.
-А свидетели пойдут следом за тобой. В обойме патронов на всех хватит, так что думай! – похоже, этот человек опаснее, чем кажется.
-И ты готов убить кучу людей лишь бы только сохранить ваш мерзкий наркобизнес?
-Послушай, братан. Ты думаешь, после этой всей истории мы здесь останемся? Ты знаешь, сколько таких вот «церквей» Порфирий уже основывал? И ничего – следующую тоже откроем и также наберём людей. Благо, убогих хватает.

Вот это уже любопытно. Значит, до того, как приехать сюда, настоятель уже имел опыт по одурманиванию людей. Интересно, чем это заканчивалось ранее?
Идя по коридору, помощник следователя ощущал, как сзади в него целится дуло. Неожиданно, на дороге у них нарисовался Алексей в своём привычном образе.
-О, Миш-ша! Поиграеш-шь со мной?
-Миша уже уезжает домой. – поспешил ответить ненужному свидетелю Давид.
-Домой? Но, пощ-щему? – мужчина едва не заплакал от этой новости.
-Так надо, Алёшка. Сестра за мной приехала. – коп попытался намекнуть майору, что творится что-то неладное.
-Я буду по тебе скущ-щать! – Алёша подошёл и крепко обнял Лисового так, что у того аж заболели рёбра.
-Что ты делаешь? – шепнул он СБУ-шнику на ухо, но ответа так и не получил.
-Пока Миш-ша! – лицезрев жалобное прощание, Михаил двинулся далее, так как сзади его уже подталкивали.

Выйдя во двор, полицейский увидел тот самый тёмно-зелёный пикап, за рулём которого и сидел Порфирий.
-Полезай в кузов. – скомандовал амбал, обнажив оружие.
Миша покорно полез, обдумывая по дороге, как можно выкрутиться из этой ситуации. Забравшись за ним следом, пёс режима закрыл бортик и скомандовал ехать. Заложник уселся аж возле самой кабины. С самого начала дороги он ждал момента, когда выпадет шанс напасть на Давида и завладеть пистолетом. Но между ними целый метр. Нужно, чтоб машину хорошо качнуло и бандит потерял бдительность. Холуй Порфирия пристально смотрел на цель, не сводя с него прицела. Одно лишнее движение, и тот проделает в нём отверстие. Это только в фильмах герои могут увернуться от пули, выбить из рук оружие, ликвидировать всех противников и спасти красавицу от разорвавшейся бомбы, изящно прыгнув в последнюю секунду на фоне огромного факела. В жизни же люди не бывают такими вёрткими. Здесь приходится выбирать: или сидеть смирно, или быть мёртвым. Глава Братства всю дорогу ехал спокойно, изредка наезжая на небольшие ямы, от чего Давид плавно покачивался. Рёв мотора, шелест листьев. Они ехали вдоль посадки, огибающей какое-то поле. Дорога просёлочная, встречных автомобилей нет. Миша понимал, что дальше его может спасти только чудо.

Машина остановилась на окраине леса. Приказав идти за ними, господа повели Лисового куда-то вглубь чащи. Пи этом, старший достал из кабины лопату и понёс её с собой. Агент под прикрытием понимал, что конец у этой всей истории лишь один. По крайней мере для него.
-Как вы думаете, что вам будет за убийство полицейского? – неожиданно выдал он.
-Ты меня на понт решил взять? – ответил ему оппонент.
-Нет, господа. Шутки закончились. Я старший лейтенант Лисовой Михаил Николаевич, помощник следователя Шевченковского РУВД. К нам обратилась сестра Валерии Салий, сообщив, что её родственница почти месяц не выходит с ней на связь. И я был отправлен сюда для расследования её исчезновения.
-Серьёзно? Порфирий обернулся, устремив свой взгляд на бывшего алкоголика. – То-то я смотрю, какой-то ты здоровый как на забулдыгу.
-По телефону я говорил со своей начальницей и ей я сообщил, чем вы здесь промышляете. Так что скоро в вашу секту наведается спецназ.
-И что ты в таком случае предлагаешь? Не убивать тебя?
-Мне нет дела до ваших наркотиков. Мне нужно знать, за что вы убили госпожу Салий?
-За что убили? – задумался настоятель. – Да, за всё тоже. Знаешь ведь, как говорят? Наркоманы бывшими не бывают.
-А подробнее? – решил разузнать правду офицер.
-Если подробнее, то поначалу мы её всё-таки вылечили. Стала на человека похожей, даже к Богу от части пришла. Но потом, как только стал наш урожай всходить, эта проныра его каким-то образом нашла и начала у нас подворовывать. Сушить, забивать и раскуривать.
-И за это вы её убили?
-Нет. Сначала просто проучили.
-Так же как и Аню? – Михаил вспомнил события двухдневной давности.
-Нет, ну, что ты? С Аней это была, можно сказать, дружеская беседа. Этой мы объяснили всё намного внятнее. Дали понять, что своей зависимостью она отдаляется от Бога и портит свою душу.
-А вы, значит, производя психотропные вещества, богоугодное дело творите? – не выдержал правоохранитель.
-Мы сами эту гадость не употребляем. – возразил Порфирий.
-Её употребляют те, к кому она попадает с вашей плантации. Ведь она возделана и собрана вашими руками. А затем продана очень плохим людям.
-Мы заботимся о нашей общине! – стал сурово выкрикивать мужчина. – Все деньги, которые мы выручаем с продажи этого растения идут на закупку пищи, одежды для наших людей, корма для нашего скота. А эта дочь дьявола обещала лишить наш приход хлеба, если мы будем мешать ей вкушать этот яд.
-Обещала рассказать ваш секрет?
-Да. Поэтому, я не мог рисковать благополучием общины из-за неё. Ведь подумай сам. Можно ли содержать такое количество людей лишь от продажи орехов и мяса? Давид нашёл нужных людей, организовал производство. Мне тоже поначалу эта идея не нравилась, но это нужно нам и нашему Братству. И я ради своей семьи готов пойти на всё.
-И сколько же у тебя уже этих семей было? – спросил он, вспоминая, что это не первая секта, которую он основал.

Данный вопрос не на шутку разозлил Порфирия и он бросил лопату в грудь старлея.
-Копай! – приказал второй, наставив пистолет на его голову.
-Леру вы тоже где-то здесь похоронили?
На это Порфирий лишь повёл глазами на кучку свежей земляной насыпи.
-Здесь? – уточнил коп.
-Да. И ты ляжешь рядом с ней. Место-то здесь хорошее. Тихое. – с насмешкой прозвучал голос позади.
Миша, взяв лопату, подумал, как бы сподручнее огреть ею одного из бандитов. Но, даже если он и успеет нейтрализовать одного, всё равно останется второй с пистолетом, а пуля, как ни крути, всё равно быстрее даже самого заточенного лезвия.
Он принялся вяло копать, всё ещё размышляя, что ему делать дальше. Кусок за куском, яма становилась всё глубже, а шанс Лисового на спасение всё меньше. Неужели всё вот так и закончится для него? Он представлял грустное лицо Дины, когда ей сообщат, что её муж погиб при исполнении. Самое главное, чтоб этих мерзавцев всё-таки поймали и они рассказали, где захоронили своих жертв.

-Довольно! – скомандовал голос позади.
-Но, яма ещё не глубокая. – Миша надеялся, что у него есть ещё немного времени.
-Достаточно, я сказал. – Давид был настойчив.
Держа лопату в руке, полицейский повернулся лицом к палачу, чьё оружие было наставлено ему прямо между глаз. Даже если он сейчас и замахнётся тяжёлой лопатой, противник всё равно успеет выстрелить, потому, ситуация казалась максимально безысходной.
-Зря ты, всё-таки, сюда полез, ментяра.
После этих слов лесную тишину нарушил раздавшийся эхом выстрел.

Глава 7

-Цель ликвидирована!
-Все на землю! Вниз!
Группа спецназовцев продвигалась вглубь леса.
-Стоять! – ещё один выстрел оглушил пытающегося бежать Порфирия, потому, он с испугу упал, накрыв голову руками.
Лучи фонарей скользили по деревьям, один из которых остановился на лице у Лисового. Пытаясь заслонить от света глаза, полицейский с трудом понимал, кто эти люди и откуда они взялись. Отведя взгляд в сторону, в мелькающем свете он увидел тело лежащего у его ног Давида с простреленной головой. В руке у парня застыла сжатая рукоять пистолета.

Источник фонарного света вплотную приблизился к недавнему заложнику. Вблизи он увидел дуло автомата, направленного на него.
-Это не он! – выкрикнул голос спецназовца. – На землю! Быстро!
Миша ощутил, как сильная рука валит его в листву, потому громко вскрикнул от неожиданности и боли в плечевом суставе.
-Вы кто?
-Где Тюрин?
-К-какой Тюрин? – внезапно он вспомнил, что это фамилия его «коллеги». – Майор Тюрин?
-Да! Что вы с ним сделали?
-Он в секте! – поспешил ответить он.
-А ты кто? – раздался крик над его головой.
-Старший лейтенант Лисовой.
-Какой ещё Лисовой?

Внезапно, полицейский ощутил вибрацию в кармане пиджака. Того самого, который достался ему от деда, и в котором его похитили, потому как он решил, что на вечерней проповеди будет выглядеть в нём наряднее.
-Что это? – сидящий на нём человек полез рукой в карман и извлёк оттуда старенький немецкий мобильник. – Его телефон здесь! Откуда у тебя мобильный Тюрина?
На этот вопрос Мише было трудно дать ответ. Однако, он тут же вспомнил крепкое прощальное объятие Алексея. Видимо, тогда он и всунул ему средство связи, предварительно отправив с него SOS своим сотрудникам. Ай да майор. Ай да молодец…

Как оказалось, Порфирий и ранее основывал секты в странах СНГ и каждый раз под новыми названиями. В Российской Федерации он имел опыт руководства религиозным культом, исповедовавшим свободные половые связи, в том числе с участием несовершеннолетних. Всё это, как и теперь, прикрывалось христианской тематикой. Будучи врачом-психиатром по специальности, Порфирий знал, как правильно повлиять на человеческое сознание, дабы подчинить его себе. Позже, он мигрировал в Украину и был главой общины на ныне оккупированной территории страны, но там подвергся гонению со стороны местного криминалитета, чью территорию он якобы занял. Затем он переехал сюда ещё до начала войны. Здесь он и вправду хотел заняться праведным делом, исцеляя души заблудших людей. Тогда он и встретил Давида – освободившегося из тюрьмы, где отбывал срок за совершение двойного убийства. Тот, в свою очередь, привёл в секту Павла и вместе они решили, подключив старые криминальные связи, основать некий наркобизнес, выставив Порфирию эту идею, как способную неплохо прокормить Братство, ставшее для проповедника на тот момент родным. По натуре своей настоятель общины был человеком миролюбивым и набожным. Первое убийство, совершённое его подручными произошло без его участия, и узнав о нём он серьёзно расстроился. Однако, всё же не выгнал Давида и Павла из общины, а просто скрыл это от всех, решив, что так будет лучше. К тому же, бывшие уголовники обрисовали ситуацию так, что тот человек на самом деле угрожал благополучию Братства, хотя на самом деле у них возник личный конфликт. Далее их жертвой стала Валерия Салий, которая, как и сказал убитый преступник, обнаружила их выращенную на лесной поляне коноплю и не придумала ничего умнее как украсть несколько кустов с целью дальнейшего употребления. После сурового наказания за проступок она пообещала найти способ рассказать кому-то снаружи об их грязном деле и, опасаясь за возможную потерю прибыли и риск закрытия секты, с молчаливого согласия Порфирия было принято решение вывести девушку в лес и убить. К их счастью, она не успела рассказать о своей находке кому-либо из прихожан.

В ночь исчезновения, в комнату Ани и Леры зашёл Давид и сообщил жертве, что за ней приехала сестра и чтоб та собрала вещи. Обрадовавшись, Валерия быстро сложила сумку, попрощалась с соседкой и пошла с ним. На улице её ждал тот самый пикап, куда её затолкали Давид и Порфирий. Далее было всё то же самое, что и с Михаилом, только с менее удачной концовкой.
Василий, привлечённый к сбору урожая, обладал и без того неблагополучным прошлым, потому обрезал контакты со всеми родными и близкими. Возможно, поэтому преступники не боялись, что он кому-то расскажет о том, что творится в Братстве надежды.

На место захоронения прибыли криминалисты. Правоохранителям теперь предстояло много работы по разбору данного резонансного дела.
-Значит, говоришь, этот пиджак приносит тебе удачу? – спросила Кира у находящегося на соседнем сидении помощника.
-Может быть он. А может и что-то другое. – ответил Миша, бережно теребя в пальцах оберег, подаренный супругой…

1
Дата написания:2020
ISBN:978-5-4498-9085-6
Ссылка на покупку и скачивание книги:https://ridero.ru/books/mikhailova_sekta/

Автор публикации

не в сети 5 дней
Михаил Небрицкий18
Комментарии: 2Публикации: 6Регистрация: 23-08-2021

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
* В написании логина допускается использование только латинских букв, а также цифр.
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля