Поделитесь публикацией с друзьями:

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on telegram
Share on email

Первый поцелуй?

В деревне всегда происходят веселые, забавные, а иногда и любовные приключения. Саша, обычный мальчик, со своими достоинствами и недостатками никогда не любил деревню. Но очередная поездка в корне изменила его взгляды на жизнь, помогла понять, что в каждой семье свои проблемы, которые можно решить только сообща. И, конечно же, Саша впервые познает прелесть первого поцелуя и начинает задумываться над таким понятием, как «любовь».

– Вставай, лежебока! – отец бесцеремонно стянул одеяло.
– Ну еще чуть… – Саша попытался вернуть теплое покрывало на место, но пальцы схватили воздух.
Предвидя его маневр, одеяло стремительно долетело до кресла.
– Думаю пора ограничивать твое время за компьютерными играми. – как бы задумчиво выговорил Сергей Сергеевич.
«Знает больное место» – Саша уже бодрячком вскочил с постели и скрылся в туалете.
В ванной провел больше времени, желая оттянуть момент отъезда. Деревня ему не нравилась. Никаких развлечений, даже интернета нет. Так что даже планшет рать не имело смысла.
«Скукотищаааааа»! – разве что не в голос завопил, всматриваясь в свое отражение в зеркале.
На него смотрел среднестатистический подросток четырнадцати лет. Паренек низкого роста, слегка полноват, это да. Недовольство этим фактором часто портило настроение. Но он прекрасно понимал, что очень скоро справится и с этой проблемой. Стоит только заставить себя заняться физкультурой. Но как это часто бывает, он откладывал это мероприятие на следующий день. Редкие длинные курчавые волосы русого цвета упрямо не слушались расчески, а потому на затылке часто стоял непослушный вихор, придавая сходство с индейцем племени Гурон. Мелкие, немного злые серые глаза, но как ни странно с восторженным взглядом. Узкое овальное лицо украшает широкий нос, и маленькие губы.
– Ты там не смылся? – из созерцания вырвал голос отца.
– Не дождешься! – буркнул сквозь зубы и повесив полотенце, вышел в кухню.
– Что смог, то и приготовил. – будто виновато пододвинул тарелку с яичницей, густо посыпанную зеленью и луком. – Можешь колбасы нарезать.
– И так сойдет! – равнодушно пожал плечами.
Отец бросил взгляд на сына, но ничего не сказал, понимая его состояние. В его возрасте тоже ненавидел деревню, особенно если приходилось участвовать в уборке картошки.
– А где мама? – Саша невольно перестал жевать, поняв, что вопрос был излишним и не своевременным.
Ночью он снова слышал разговор в кухне на повышенных тонах.
Все скандалы были у них на кухне. Он часто задавался вопросом: «Неужели они считают, что тонкая дверь из фанеры сможет заглушить их перепалку?» И никогда не мог найти ответа на этот вопрос. Как и на многие другие.
В комнате хорошо слышны были крики. И хотя оба понимали, что это ни к чему не приведёт, потому что даже не пытаются услышать друг друга, вновь и вновь находили повод «скрестить клинки».
В такие моменты он укрывался одеялом с головой. Это не помогало. Тогда в ход шла и подушка. Если время было не позднее, то незаметно уходил на улицу, прихватив ключи от входной двери. Гулял бесцельно по малолюдным улицам, пытаясь забыться. Звонил немногочисленным друзьям, старалась отвлечься разговорами. Но отвлечься не получалось. Никогда. Эти крики неделями звучали в моей голове. Он желал, но не мог найти близкую душу, которая могла бы поддержать и освободить от всего этого.
Саша не знал, как себя вести, что делать, как повлиять на родителей. В такие моменты находился в панике, которая охватывала с головы до ног.
– Я бы и сам хотел бы знать где твоя… мать! – отец даже не отодвинул от себя тарелку, а бросил с остатками еды в мойку. – Прости, сын. – быстро справился с эмоциями. – Все утрясется, у взрослых бывают тяжелые моменты в жизни. Я не знаю, как тебе это объяснить. Да и не поймешь ты сейчас…
– У меня такого не будет. – невидяще уставившись в кофейную кляксу на столе выдавил тихо.
– Дай бог, сын! – отец потрепал его по непослушной шевелюре. – Я жду внизу.
Предстояла не первая поездка, потому не пугали плацкартные вагоны, ноги соседей и многочисленные баулы и кошелки в проходе. Так же знал прекрасно, что в поезде заняться нечем, а потому каждый сам находит чем себя занять. Папа, например, всегда покупал толстенный сборник кроссвордов.
Саша уложил необходимые вещи в сумку, подумав немного все же бросил туда и планшет. Хоть «стрелялки» и «гонки» ненадолго скрасят нудные минуты под перестук колес, а затем и унылые моменты единения с родиной предков.
На вокзал добрались вовремя. Даже немного посидели в буфете, сохранившего интерьер и обстановку советских времен, на что и обратил внимание Сергей Сергеевич. Что это значит Саша не понял, но не посчитал нужным задавать вопросы.
Отец вернулся за столик с бутылочкой какого – то напитка и странными колечками, сплошь усеянными орешками.
– Это что?
– Напиток богов моего детства. Лимонад называется. – ловко разлил по чашкам шипучий напиток. – Так – то в стаканы полагается… – закрыв глаза, понюхал и проглотил желтоватую жидкость.
– И как?
– Не айс! – отец тряхнул головой и смешно сморщился. – Вот же развели, как лоха последнего! А я на этикетку повелся. Совсем не тот вкус!
– Вроде ничего. – Саша тоже сделал несколько глотков.
– Да что ты понимаешь?!
– В напитках твоего детства – ничего.
– Ну да, действительно. – согласился сразу. – Ты не представляешь, сын, какое это было наслаждение… А еще лучше, если из автомата. Стакан за три копейки! Вот то кайф! И никаких тебе консервантов! Кстати, именно этот напиток был любимым у Лолиты.
– Кто такая?
– А, ну да, ты это еще не изучал. – поспешил сменить тему. — Ну, все еще впереди. – Нам пора. Держи баул, вокзал отходит!
Вагон был полупустой. Потому около часа Саша просто лежал на верхней полке и глазел в окно. Ничем примечательным проносящийся пейзаж глаза не радовал. И незаметно для себя Саша задремал под мягкое покачивание вагона и мерный стук колес.
Проснулся от визга и топота множества ног по узкому проходу вагона.
Дети, которые видимо зашли с родителями на предыдущей станции устроили «войнушку» в своей части вагона. Что самое удивительное, родители так же приняли самое активное участие в «боевых действиях». Милитари — шоу, пусть и несколько шумное, изрядно повеселило Сашу. Он едва сдержался, чтобы не рассмеяться на весь вагон, увидев потешную картину. Полный мужчина в возрасте и густыми усами, полз по проходу, неуклюже собирая длинный коврик волнами и губами изображая стрельбу из малюсенького пистолета. «Война» длилась около часа, после капитуляции усатого, выбросившего белый флаг – носовой платок. Детвора уткнулись в планшеты и телефоны, а мерное покачивание и стук колес на стыках вновь заставили слипаться глаза.
Проснулся от ощущения чужого присутствия. Вновь перестук колес и покачивание вагона. Тихие легкие шаги совсем рядом, скрип кожи на лавке. Кто – то сидел напротив и бесцеремонно пялился на него. Саша не открывал глаз, продолжая делать вид, что крепко спит. Сквозь дрожащие ресницы смутно рассмотрел девичье лицо в обрамлении черных волнистых волос, по которым словно пробегали искорки электрических разрядов. То утренние лучи солнца, врываясь сквозь щель между задернутыми занавесками и создавали столь поразительный эффект ореола над головой.
«Прямо ангел!» – возникла мысль, которая тут же была отметена прочь.
– Ик! – икнул ангел. – Ик! – прикрыла рот ладошкой.
Облом. Ангелы вряд ли икают.
– Ты кто? – спросила с детской непосредственностью, увидев, что он уже не спит.
Хотел ответить грубо и в рифму, но промолчал, понимая, что не стоит отрываться на других, коль уж у самого настроение ни к черту. Тем более над ребенком. Девочке никак не дать более тринадцати лет.
– Чего икаешь? – вместо ответа спросил, нащупывая тапочки ногами.
– Не знаю. – пожала плечами. – Мама знает. Она у меня врач.
– Ну, мама действительно все знает. – Саша рассматривал девочку, вернее уже девушку, пытаясь понять, что же следует от нее ожидать.
В этом возрасте они капризны и непредсказуемы. Любят быть в центре внимания, чтобы их жалели и восхищались
Высокого роста, даже для ее возраста. Хрупкая, с редкими короткими волнистыми волосами черного цвета. Поразили большущие бегающие глаза с любопытным взглядом. Такие желают знать все и сейчас. Узкое овальное лицо, курносый нос и полные, слегка подведенные светлой помадой губы.
Джинсовый костюмчик ладно сидел на теле, плетеные браслетики из ниток и бисера на руках, безусловный атрибут — смартфон
– Я Ульяна. – голос оказался высоким, говорит с восторгом. – А тебя? – несколько замешкавшись, поправилась. – Вас?
«Еще и предельно вежлива. – Саша наконец – то нашел второй тапок. – А голос приятный. Не писклявый и то хорошо».
– А я Саша.
– А что тебе снилось?
– С чего ты решила, что я сон видел?
– Ты улыбался во сне.
– Вроде ничего не видел. Да разве в таких условиях уснешь спокойно. Все качается, стук этот…
– Ты выглядел таким… беззащитным. И наивным.
– Это еще почему?
– Не знаю. – снова пожала плечами. – Мне так показалось.
– А где твои родители?
– Я с папой. Он с твоим пошел… покурить, наверное.
– А мама?
– Она уже неделю у бабушки. Мы к ней едем.
– Тебе нравится в деревне?
– Ну… – собралась с мыслями, вспоминая впечатления от прошлых поездок. – Да, нравится. Там целых три кошки! А дома мне не разрешают завести, даже одну. А еще корова, три козы и много кроликов. Они тааакие забавные, такие лапочки!
Через пятнадцать минут Саша многое узнал о семье новой знакомой. Болтала без остановки. Умудрялась задавать ему вопросы и, не дождавшись ответа продолжала рассказывать о своих замечательных близких.
– Я люблю своего папу. – как – то с грустью продолжила рассказ. – Просто он часто ездит в командировки, потому дома он редко бывает. Зато, когда он приезжает, то привозит столько подарков! Прям как на праздник.
– Везет тебе! – Саша поддержал разговор из вежливости.
– Ага! Он все знает и умеет.
– Так уж и все?
– Ну может и не все, – рассудительно продолжила Ульяна. – многое.
– А мама?
– Маму я тоже люблю. Она хорошая. А еще у меня есть младший брат. Он непослушный, шаловливый, но все равно я его очень люблю. А он любит очень играть со мной.
– И часто вы в деревню ездите?
– Да, часто. Мы на рыбалку ходим, на шашлыки, в лес за грибами и за ягодами, за вениками для бани… Ты был в бане?
– Конечно был. – Саша даже обиделся немного такому вопросу.
– В деревенской бане?
– Нет, – признал очевидное. – в городе, конечно.
– Аааа, это другое. В деревне совсем другая баня. С вениками…
– Клево, наверно!
– А еще в Новый год и в Вербное воскресенье устраиваем пикник. Бабушка всегда термос берет с чаем и бутерброды. Мы сперва ломаем веточки вербы, а потом разжигаем костёр. А потом пьём чай и катаемся с горки на санках.
– Везет тебе! – на Сашу действительно немного накатила зависть. – Что – наши папы пропали. Не одну сигарету выкурили наверняка.
– Мне кажется они давно уже покурили. – рассудительно пояснила Ульяна. – Думаю они сейчас коньяк пьют. Я видела папа с собой брал.
«Ну, понятно, – дошла, наконец причина столь долго отсутствия. – лишь бы не перебрал лишнего».
Хотя, по этому поводу волноваться не следовало. Отец никогда не позволял себе ничего подобного.
Через минуту сомнения развеялись, папа с новым другом, возникли как из ниоткуда. И, Ульяна оказалась права. Время они зря не теряли, от обоих разило алкоголем.
– Вижу познакомились уже. – отец присел рядом, потрепав по привычке волосы сына.
– Это Саша. – представила своему отцу.
– Тезка, значит. – протянул руку как ровеснику. – Очень приятно. Надеюсь, пока нас не было, у вас не возникло недоразумений?!
Саша только головой замотал в ответ.
– Вот и чудненько! – хлопнул ладонями по своим коленям. – Думаю вы подружитесь.
– Они будут жить по соседству, оказывается. – пояснил отец, уже видимо неплохо познакомившийся с Сашиным тезкой.
– Я прогуляюсь. – Саша встал, разминая затекшие мышцы. – Все равно уже скоро на месте будем.
Настроение заметно улучшилось. Оказывается, нет ничего лучше, чем проснуться ранним утром под стук колес. Встать, пройтись вдоль спальных мест, покачиваясь в такт движению поезда. И сейчас неспешно прогуливаясь по длинному проходу, уже иначе смотрел на мгновенно сменяющиеся пейзажи за окном. Они уже не казались такими мрачными, обыденными и скучными.
Хотелось верить только в лучшее.
Колеса стучат. За окном, как в телевизоре проносятся картинки из чьей – то жизни. Он еще не по – детски подумал, что так же быстро проносится жизнь. И она очень напоминает это путешествие в поезде. Как хотелось надеяться на счастливый конец этого путешествия. В путешествие, что унесет в лучшее время.
Поезд мерно покачивается. Жизнь продолжается.
И вот уже в запотевшем окне появилась крыша станции. На платформе уже слышны голоса встречающих, бабушек, предлагающих горячие пирожки и картошку. В глубине вагона слышны тяжелые, усталые вздохи тех, чей путь все еще продолжается. Саша, забросив сумку на плечо, спрыгнул на асфальт со ступени. Поезд издал шипение, металлический голос из селектора объявил посадку…
– Посторонись. – папа положил руку на плечо.
– Мы же найдем время… – отец Ульяны выразительно щелкнул пальцем по горлу. – посидеть нормально?
– Безусловно. – хлопнул по протянутой ладони.
Оказалось, их встречали на машине. Мама Ульяны, красивая женщина в простом рабочем комбинезоне подъехала на старенькой «Оке» и махала рукой в отдалении. Понятно, что им места там было явно маловато.
– Пока. – Ульяна дернула за рукав.
– Увидимся. – помахала рукой и побежала к матери, раскинувшей руки для объятий.
Путь был не долгий. До дома, насколько помнил Саша, не было и километра.
Деревня встретила утренней тишиной. Только слышно, как тихо шелестят листочки на березках, да иногда доносились заливистые выкрики проснувшихся петухов.
На зеленом лугу пасся маленький рыжий жеребенок. Чуть поодаль в душистых травах отдыхала его мама – красивая белая лошадь. Саша даже успел сделать несколько снимков. Очень уж живописной была картина сельской идиллии. Вокруг тишина и покой.
А за лугом виднелось широкое озеро. По берегам тихо шумит камыш и слышно, как где – то плещется щука.
Бабушка встретила на пороге. Долго обнимала Саша и целовала куда попало. У него даже дыхание перехватило от пылких объятий.
Мама выбежала следом. И «обнимашки» вспыхнули с новой силой.
Стол был накрыт. Но Саше не хотелось есть совершенно. Он лишь выбрал один пирожок с капустой (определил по изумительному запаху) и вошел в свою, давно знакомую и обжитую комнату. Рухнул на душистую постель и незаметно быстро уснул.
С постели поднял восторженный крик «Ура». Голос до боли знаком.
Ульяна.
Во дворе – дым коромыслом. Ульяна носилась за кошкой Дусей, которая не особо привечала незнакомых, а потому поймать ее было затруднительно.
«Как же здесь хорошо, спокойно, тепло, — Саша втянул носом будоражащие ароматы. – мммм, пахнет пирогами, жареным мясом, шашлыками видать»!
Действительно, возле колодца на импровизированном мангале из кирпичей священнодействовали главы семейств, не забывая периодически сделать глоток – другой из бутылочки с пивом.
В палисаднике, где цвела вишня, а над ней жужжали пчелы, собирая нектар, для будущего меда, стоял стол, накрытый свежими овощами, соленьями, жареными хрустящими карасиками, всевозможными соками и бабушкиными компотами. Взрослые не забыли про себя, вина было в избытке.
Саша чутко улавливал все звуки: мычание коровки, меканье козы, кудахтанье кур. Из деревянного сарая вышла бабушка. Следом мама, помогавшая собирать свежие яйца. Бабушка ставит на стол крынку парного молока.
– Внучок! – бабушка вновь задушила в объятиях. – Проснулся, наконец.
Она долго расспрашивала об учебе, занятия спортом и вообще о жизни, есть ли у него девушка и, подперев в умилении щеку ладонью внимательно слушала его рассказ.
Пока они разговаривали, шашлык был готов и мужчины принесли к столу ворох шампуров с золотистыми кусочками мяса, источающих умопомрачительный аромат. Саша даже обильно выделившуюся слюну сглотнул.
Ульяна появилась ка чертик из табакерки и, схватив за руку, потащила к столу. Уселась рядом, вновь что – то щебеча о своем, только ей важном и значимом. Он уловил что – то про кошку и козочку…
Начался праздник живота.
За разговорами вспомнились новые приятные моменты.
Вспомнил как в прошлое лето с соседскими мальчишками бегал босиком по сырой траве, сачком ловил кузнечиков, бабочек, лягушек на пруду. Вспомнил как надували их соломинкой и отпускали обратно. Смеялись, наблюдая тщетные попытки скрыться в глубине. Вспомнил как ловили рыбку на утренней зорьке…
– … у соседей воровали вишню, клубнику, хотя у самих в огороде в саду всего этого добра. – услышал голос отца. – Не скажешь почему? – со смехом поинтересовался у сына.
– Так у соседей вкуснее. – вместо него ответил отец Ульяны. – У меня такое же было в детстве.
Постепенно разговоры перешли в иное русло. Взрослым были более близки их насущные проблемы. Рассуждения о политике и вовсе были скучны. Потому, незаметно прихватив со стола кусок пирога с малиной, тихо исчез по – английски.
– Я с тобой. – в руку ткнулась маленькая ладошка.
Так, слушая ее детский треп и методично пережевывая сладкий пирог, дошел до озера.
– Какая красотища! – вернул в действительность голос новой подруги. – Смотри, смотри! – дергала его за руку.
Посмотреть действительно было на что!
Большое зеркало с чрезвычайно чистой и прохладный водой. Заходящее солнце отражается в спокойной глади, тысячи блесток слепят глаза. Одинокие вербы, которые стоят вблизи, купают свои длинные жёлто-зеленоватые косы. Слышно, как, то здесь, то там хлопает плетью по воде хвост окуня или серебряной плотвы. Но не это вызвало восторг Ульяны.
По берегам кое-где растут заросли камыша. Они образовывают такие подобия островков. Вот там – то и прячутся дикие утята. Лишь иногда выплывают они погулять на чистую воду в сопровождении мамы-утки. И вот сейчас, хлопая в ладоши, Ульяна жадно провожала взглядом, как они, быстрые и пушистые, упорно гребли лапками, гоняясь друг за другом.
Саша невольно залюбовался ей, такой тоненькой, воздушной, буквально светящейся изнутри.
– Идем обратно? – вывел себя из созерцания. – А то еще искать начнут.
– Ну еще немного побудем, а?!
– Идем, можем и завтра сюда прийти. – потянул ее за руку.
– Правда? – казалось она не верила словам. – Ты будешь со мной дружить?
– Почему нет? – Саша не понимал, почему не верит ему.
Говорил вполне искренне. Ему действительно была симпатична эта непоседливая девчонка. Он вновь потянул ее за руку и…
Треск какой – то ветки под ногой, сухо разорвал тишину изумительного вечера. Нога стремительно пошла вверх. Не в силах устоять на одной, по инерции взмахнул руками и дернул на себя девочку. Удар об землю выбил воздух из легких. А в следующий миг еще один удар и последующие события заставили забыть дышать.
Теплые мягкие губы с силой прижались к его губам. Ульяна непостижимым образом приземлилась прямо на него, при этом ее губы точным образом слились в нечаянном поцелуе с его губами. Он видел ее вытаращенные глаза, в которых чувство боли постепенно сменялось иным чувством.
Она так же не дышала, прислушиваясь к своим ощущениям. Потом горячий язычок скользнул по его губам, словно пробуя их на вкус.
– Ё моё! – она тихонько сползла с него и перевернулась на спину.
Не глядя на него Ульяна встала, стряхнула прилипшие песчинки и хвою. Он так же боялся посмотреть ей в глаза.
– Я не специально! – не поднимая глаз тихо прошептала Ульяна.
– Я понимаю. Но… мне было приятно, несмотря на то, что шлепнулся очень даже чувствительно.
– Правда?
– Правда. – и тут же про себя добавил «Офигеть»!
Ему действительно был приятен этот поцелуй. С девочкой, по сути совсем еще ребенком! Сейчас он был в замешательстве и даже до конца не был уверен, а было ли это все на самом деле? Но боль в лопатках лишь подтверждала: «БЫЛО»!
Домой они шли молча. Каждый думал о своем, вспоминая вновь и вновь те несколько секунд, пока длился «нечаянный» поцелуй.
Уже у огорода Саша остановился, смена эмоция ясно читалась на его лице.
– Давай еще? – глянул прямо в глаза. – Только теперь по – настоящему.
– Зачем тебе это? – мило улыбнулась в ответ.
– Мне понравилось.
Ульяна согласно кивнула головой.
Целовались секунд 30, а потом Саша почувствовала ее язык у себя во рту. Но она тут же его высунула и оба заразительно засмеялись.
– Это что – то!
– Ага! – девочка тяжело дышала. – Клево!
Третий поцелуй был самым прекрасным!
На следующий день Ульяна уехала с родителями. У Александра Васильевича возникли проблемы на работе и его срочно отозвали из отпуска. Семья, не желая оставлять его в одиночестве, последовала за ним.
Саша же, часто вспоминал, вновь и вновь прокручивал столь пикантные моменты их маленького приключения, пытался понять, разобраться в себе и своих чувствах.
И разобрался!
Как же раньше мог обойтись без поцелуев. Это как наркотик!
А еще с языком это самое клевое, что может быть! Первый раз не всегда хорошо получается, но со вторым уже начинаешь получать кайф и хочется не останавливаться! Это круто! Круто! Круто!
В оформлении обложки использованы иллюстрации https://pixabay.com/ для бесплатного коммерческого использования. Указание авторства не требуется
https://pixabay.com/ru/photos/дети-ходьба-воды-река-209779/

0
Дата написания: 2020
ISBN: 978-5-0051-3702-9

Последние публикации автора:

Говорят, что чудес не бывает…

20

Забавная Кнопа. За правду не ругают!

0

Леденцы от Кнопы

0

Забавная Кнопа. Визит Зубной феи.

0

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Вернуться наверх
Жалоба на публикацию

Если данная публикация содержит нецензурную лексику, призывы к насилию или нарушает правила Литры, отправьте жалобу администрации сайта.