Истоки: Серый Владыка, часть I

SolveightDey 5 мая, 2022 Комментариев нет Просмотры: 211

Глава I Жизнь полна сюрпризов

5066 год, Вторжения Падшего
9 год правления Императора Рэйна. 

Узнав у своей наставницы, о том, кто был ответственен за смерть его отца, император Дейвенскард Рэйн, отправился на материк Сиифрат, чтобы поквитаться с царством Веррийцев и, собрав внушительную армию, он выдвинулся на столицу царства — Дратнехт, приказав своим командирам осадить остальные города и крепости царства — Кнотфолк, Ратцык, цитадель Штафранк, и Тафк. Уплыв по морю Морах’Фол, император не предупредил свою возлюбленную Шалию об отплытии на войну, чем вынудил ее последовать за собой. Шалия, не желавшая сидеть в подаренном на свадьбу дворце, решила тайно отправиться к нему на помощь, по пути проходя трансформацию в черную волчицу, ведь Рэйн после свадьбы произвел модификацию её цепочки днк, подарив силы, о которых она и не мечтала. Спустя несколько дней Шалия прибыла в осажденное царство уже в разгар осады столицы Дратнехта. Она показала всю свою обретенную мощь, разрушив массивные врата города, чем вызвала удивление супруга, в тот момент обсуждавшего со своими крон-офицерами, стратегию взятия города. Император подошел к своей возлюбленной, принявшей обличие черной волчицы, и удивленно спросил у неё:

— Любимая моя, откуда у тебя столько силы? — видя удивленные лица своих офицеров, Дейвенскард добавил: — Продолжайте наступление, нельзя позволить верийцам остаться безнаказанными, они убили вашего императора, моего отца!

На что Шалия усмехнулась и после произнесла своим нежным голосом:

— Твоя машина буквально изменила меня полностью, она сделала меня твоей черной волчицей — и теперь, куда ты, туда и я!

— А ведь верно Тана’Белл выбрала тебя своей привратницей и дала тебе свой истинный облик, а это означает, что внутри меня сокрыто нечто подобное. Только серый ли я, или бело-черный как в сказании?, — задумчиво ответил Дейвенскард.

— Думаю, что и у твоей силы есть исток, ты являешься бело-черным волком, но он сейчас спит, поэтому ты не имеешь второго облика, — произнесла Шалия, затем, повысив голос, добавила: — Ладно, заканчиваем разговоры и идем убивать убийц твоего отца!

— А ты права, Шалия… Черная волчица, вперед! На штурм никого не жалеть, пленных не брать. Сегодня царство Веррийцев падет, — громогласно произнес Дейвенскард. — А мне нравится это имя, пожалуй, оставлю его себе, красиво звучит — Шалия, Черная волчица! — ухмыльнулась Шалия.

Войска Союза Крови под звуки энергетических мирт, боевых барабанов и крики солдат, ворвались в Дратнехт, устраивая бойню на улицах города, убивая всех, кто вставал на пути ко дворцу, в котором скрывался веррийский царь Одранг Третий, сын царя, убившего отца Дейвенскарда. Ему лично хотелось прикончить его за грехи его предка, он шел впереди своих солдат, убивая женщин и детей, солдат и простых граждан, он не хотел оставлять в живых никого, кто бы мог дать отпор в дальнейшем. Его не волновали ни земли веррийцев, ни жизни, ни души. Он твердо решил — предателям, присягнувшим на верность, культу не жить! Тем временем его командиры начали осаду остальных городов и крепостей царства. Он хотел за год уничтожить сильного политического и военного противника, чтобы показать другим королевствам и царствам Сиифрата, что присягать культу на верность, значит, объявить войну его империи и быть в одночасье уничтоженным. Прорываясь вглубь города, легионы Союза Крови при поддержке заклинателей и чародеев, легко преодолевали заслоны, которые выставили воины царства. Город горел от залпов орудий Союза, император шел впереди своих войск, убивая всех и каждого, кого встречал на своем пути, заходя в каждый дом, в котором могли спрятаться враги империи и Союза. Он считал, что на войне невинных не бывает, и если царь решил присягнуть на верность его врагам, то и граждане будут за подобный союз, потому стремился сократить население государства до нуля. Улицы Дратнехта были завалены трупами солдат и горожан, женщин и детей, кровь лилась рекой, по всему городу кипели битвы, единственный квартал — Угольный — оборонялся целые сутки, но мощь империи была настолько велика, что даже защитники угольного квартала не смогли сдержать натиск легионов империи, Вестницы Белл — телохранительницы императора Рэйна — зверствовали на улицах города, буквально превращая его жителей в кровавое месиво. Этот акт агрессии был ответом императора за смерть его отца — Шадорнаала и предательство и присягу культу Верховного. На третьи сутки город пал, оставшиеся в живых защитники города укрылись в Крепости Дратнехта, вместе с царем и его семьей. Добравшись до крепостных врат, Рэйн попросил свою супругу вновь применить свои огненные заклинания, и та с удовольствием выбила массивные ворота огненным шаром, похоронив нескольких защитников находившихся за ними. Путь во дворец был открыт, солдаты Союза с яростными криками ворвались во внутренний двор крепости, рубя всех, кто вставал на их пути, оцепеневшие стражи крепости не могли дать достойного сопротивления, ведь до сегодняшнего дня они сражались, разве что, с ворами, которые приходили во дворец в попытках украсть у царя его сокровища. Ворота дворца оказались огнеупорными, и император приказал принести таран и разнести мезолитовые ворота. Спустя несколько часов жестких ударов по воротам, они дрогнули и через открывшуюся брешь хлынули солдаты Союза Крови, убивая защитников крепости, облаченных в легкие кольчужные доспехи с кожаными вставками, в простых стальных шлемах и вооруженных топорами и мечами. Тронный зал находился на самом верху дворца и на каждом этаже перед императором и его солдатами вставало по несколько групп защитников, упорно сражавшимися с наступавшими на них элитными полками империи и соединениями Союза Крови. Дойдя до тронного зала, император ударил по ним своими чарами, и они с треском и грохотом упали на землю, войдя в зал, он увидел стоявшего перед своим троном царя, за спиной которого, сгорбившись в страхе, сидела его семья, ожидая своей участи. Император шел медленно, величественно. От его тяжелой походки дрожала земля, в нем будто проснулся давно спавший зверь, на его лице была только одна эмоция — ярость. Дойдя до середины зала, он громогласно произнес:

— Одранг! Мерзкий глупец, ты думал, что, сговорившись с культистами, ты избежишь участи всех предателей? — затем он, зловеще посмотрев на царя, со всей силы вонзил свой алый клинок в мозаичную плитку и продолжил: — За то, что твой отец убил моего отца, за сговор с культом и мятежными реббхарцами. Я приговариваю твое царство к полному истреблению. Твоя жизнь теперь ничего не значит, ты будешь смотреть, как моя наместница убивает твою семью, а затем я собственноручно сломаю твою шею своей возросшей силой. — Какое ты имеешь право вот так просто приходить в мои земли, уничтожать мой народ, за то, что было двадцать пять лет назад? — отрешенно ответил Одранг. — Я не твой отец и то, что тебе сказали о моем царстве, — наглая ложь, я не стал бы сговариваться с культом. Ради чего мне это?

— Не правда, я поймала одного из твоих псов, он напел мне много чего интересного после того, как испытал жуткую боль. О том, что ты заключил сделку с Верховным, лидером культа Кхирны, ты продался ей и теперь должен понести заслуженное наказание! — безэмоционально ответила Мирра, обнажив свои энергетические плети.

Рэйн стремительно напал на Одранга и бросил его в колонну и, схватив его за череп, заставил смотреть на то, как его помощница жестоко расправляется с семьей царя. — Нет, нет, царь, смотри на плоды трудов твоих, не закрывай глаза на то, что ты сам натворил, — цинично выплюнул Рэйн. — Не надо! Я разорву все договоры с культом, только не надо убивать мою семью! — завопил Одранг, пытаясь разжалобить императора, но тот лишь умилялся жалобным воплям побежденного царя и отдал приказ, который Мирра тут же исполнила.

— Начинай, Мирра!

— Как прикажете мой Владыка, — усмехнулась женщина в красном капюшоне.

Она вонзила одну из плетей в глаза маленькой дочери царя и подала питание на плеть, обжаривая девочку изнутри, и пронзительно хохоча на весь тронный зал, по лицу царя прокатились слезы, он не мог смотреть на то, как его дочь погибает в страшных мучениях, он кричал, проклинал императора, но ничего не мог сделать, ведь тот держал его голову своей массивной рукой, не давая сомкнуть веки. Следующей на очереди была супруга Одранга, он продолжал молить императора оставить её в живых, забрать его, но оставить жизнь хотя бы ей, но Дейвенскард был непреклонен. Жажда мести затмила его взор, Шалия наблюдала происходящее со стороны и не могла поверить в то, на что был готов пойти её супруг ради мести, её одновременно ужасали и притягивали стремления Рэйна. Она начала заводится от одной мысли о том, что может император теперь, когда у него проснулся внутренний зверь. Мирра схватила жену царя за горло и, подняв над землей, начала душить с дьявольской ухмылкой, вселяя в беспомощную женщину ужас, ведь та видела, как она убила её дочь, испепелив её изнутри. Она пыталась сопротивляться, но Мирра держала её железной хваткой, её синий глаз смотрел прямо в глаза жертвы, и улыбка не сходила с её лица, ей нравилось то, как её жертва пыталась оказать сопротивление, но вскоре ей надоело и она со всей силы размазала голову женщины о колонну, окрасив её в алый цвет. Увидев, как умерла его жена, Одранг понимал, что он следующий на очереди и попытался в последний раз вымолить пощады, чем только разозлил Рэйна, и тот, схватив его за череп, раздавил его как спелый орех. Через секунду, ошарашенная от увиденных пыток императрица, подошла к нему и восторженно воскликнула:

— Браво, любимый, ты только что положил конец дико скучной войне… радуйся, ведь еще немного и этого скучного царства больше не будет. Остальные людишки сто раз подумают, прежде чем переходить Союзу Крови и таллаурам дорогу… Я заметила, что твои силы тоже пробудились, невероятная мощь одним прикосновением сломала его череп как спелый орех. Это каким надо быть силачом, чтобы сделать такое?

— Я догадываюсь, отчего возросла моя сила, Ваятель, которого я являюсь, полюбил тебя, так как ты стала воплощением его возлюбленной Тана’Белл. Он дает мне всю эту безграничную мощь, но также возлагает на меня ответственность за твою жизнь. — Я так рада за тебя, мой супруг, теперь, когда мы любим друг друга, может, уничтожим еще парочку королевств? А потом займемся страстным и пылким сексом?! — улыбнулась Шалия.

— Прости, Шалия, ты что-то сказала? Я просто задумался, нам не нужно очищать все королевства в округе. Мы уничтожили тех, кто угрожал поддержанию мира на материке и подстрекал другие государства нападать на нас. Предатель Драксаан Солл все еще жив и скрывается в Шусарахе своем тайном убежище на юге нашей империи и пока он жив, ни о чем другом я думать не могу. — Вредина, испортил мне настроение, ладно, но я пойду с тобой! — Нет, Шалия, предатель может использовать тебя для того, чтобы сломить меня. Я не хочу, чтобы ты погибла из-за моей войны.

— Я же теперь Аватар Тана’Белл, ведь верно же? Так почему я не могу следовать за своим возлюбленным туда, куда отправляется он? — Нет, ты со мной не пойдешь, ты пока что смертна, как все люди, и если тебя убьют, я себе этого никогда не прощу! — произнес Дейвенскард, повысив голос.

— Не нужно повышать на меня голос, любимый, я тебя поняла. Но если я захочу помочь тебе, меня не переубедить, учти это. А теперь давай займемся этим прямо в этом зале, я так этого хочу.

Шалия приобняла своего супруга, но его гложило чувство, что он не сделал еще одно дело, он вышел на стены разрушенной столицы и как только грохот битвы утих и, включив усилитель голоса в своей армиде, прокричал:

— Воинство империи и Союза Крови, сегодня мы стерли с лица Т’Саарана ещё одного сильного политического и военного соперника, но пока мы не уничтожим предателя Драксаана Сола и его приспешников, мы эту войну не выиграем! Залечиваем раны и вперед на Штурм Шусараха, последнего пристанища предателя! — Вот вредина, и долго же ты будешь меня игнорировать, дорогой мой супруг?! — прокричала Шалия вслед стоявшему на стене Дейвенскарду.Затем, снизив тон до полушепота, сказала про себя: — Что же, раз не хочешь, чтобы я шла за тобой, я сделаю все тайно, ты даже не догадаешься, что я всегда буду рядом с тобой.

5067 год, Вторжения Падшего

8 год правления императора Рэйна

Через год после успешного уничтожения Веррийского царства, Серый Владыка Дейвенскард Рейн возглавил наступление на укрепление Шуссарах, в котором укрылся Драксаан Солл — мятежный лорд и предатель, продавший империю оккультистам. Мятежники и культ пытались возвести на трон Драксаана, что относился к дому Солл, ведь реббхарцам никогда не нравилось пренебрежительное отношение таллауров к межвидовым союзам. Это было для них неправильно: они хотели очистить кровь своего народа, ассимилированного после вторжения таллауров в семьсот девяностом году после бегства из старой столицы империи Касфея, что располагалась в Черных водах, в темной стороне мира. После поражения северного союзника, их предводитель, Драксаан, скрылся в своем родовом имении. Он почуял, что будет следующим, и начал разрабатывать план действий против сил империи и Союза Крови. Высокие стылые горы не давали врагам окружить и захватить старую крепость, где находился Драксаан. Это дало мятежникам возможность для наступления в земли империи. И, в дополнение ко всему, у реббхарцев было еще одно преимущество в виде поддержки главенствующего культа Падшего и его сателлитов. Возглавлял неизменный лидер — восставший колдун и настоятель, скрывавшийся под прозвищем Верховный. Даже приспешники, кроме тех, кто входил в высший круг, никогда не видели его лица. Он всегда носил черную маску. Внутри культа ходили слухи об обезображенном лице колдуна, но никто не знал, как и когда это произошло. *** Весь путь до крепости Дейвенскард пребывал в мрачном настроении. У него было плохое предчувствие. И правильно, ведь его возлюбленная Шалия не собиралась в это время оставаться во дворце, а решила отправиться вслед за ним, переодевшись в доспехи черной гвардии. Лишь Мирра — правая рука императора — смогла ее раскусить. Девушка никогда не смогла бы провести чуткую и бдительную Мирру, которая возглавляла отряд «Тайных» — организацию, занимавшуюся разведкой и охотой на предателей. Низкий рост, походка, совершенно несоответствующая солдатской, и витающий в воздухе запах ассуларских специй — все это сильно выделяло Шалию среди реббхарцев. Мирра уже хотела раскрыть императрицу и доложить владыке, что его возлюбленная, несмотря на запрет, пробралась в армию, но внезапная засада, устроенная объединенными силами культов и мятежных реббхарских дворян, помешала ей. Когда войско уже подходило к единственному проходу в Шуссарах, в последних линиях строя взорвалась повозка с криолитом — путь к отступлению был перекрыт. Из леса, охваченного огнем после взрыва, с кличем и воем выбежали наемники культа. Началась битва. Зазвучал лязг мечей и поле окропило кровью. Мятежники заняли высоту над открывшимся местом боя и выпустили залп огненных стрел. Те разлетались в разные стороны, сея смерть везде, куда попадали. Одна из стрел была отравлена сильным ядом. Она вонзилась в грудь императора, пробив насквозь его доспехи и застряв глубоко в груди, едва не задев сердце. Дейвенскард громко вскрикнул от боли. Он хотел вытащить стрелу, но в глазах потемнело и его парализовало. Рейн упал с Громокрыла — своего верного пылающего дракогралла на землю. Он не чувствовал свое тело, все до кончиков ногтей казалось ему очень тяжелым. Лишь благосклонность Кайара, его покровителя, не давала Серому Владыке мгновенно умереть от яда, попавшего в кровь. Дейвенскарду оставалось только лежать с окровавленной стрелой в груди, слушая свисты стрел и предсмертные крики его воинов. Император попытался размышлять над тем, кто мог предать его. Дейвенскард вспомнил, что окунать стрелы в особый парализующий яд пресноводного хогуса было любимым занятием лорда Солла — вассала его отца. Он понимал, что немолодой Солл, будучи гением планирования, одержимым жаждой власти, пойдет на все что угодно, лишь бы насолить династии, которая мешала его планам — династии Д’Саари. Но император также понимал и то, что Солл не мог так просто предать его отца и, трусливо поджав хвост, укрыться в своем поместье. Прослеживался явный след влияния посланника Падшего, Мэхеноа. Он — жестокий и расчетливый предводитель десармертов — убил нескольких правителей, включая отца и деда Дейвенскарда, и умел убеждать слабых волей своими отравленными речами, побуждая перейти на его сторону, чтобы потом использовать тех, как безвольных марионеток. Рейн задавался вопросом о том, ради чего некогда фанатичный вассал отца вдруг решился на предательство и перешел на сторону оккультистов, содействуя их карательным миссиям. Вестницы сражались с наступавшими наемниками и не могли помочь Серому Владыке. Увидев идущих на Дейвенскарда озлобленных убийц, Шалия не сдержалась. Она сорвала закрытый шлем тасллата и обернулась черной, как ночь, волчицей. Гнев овладел каждой клеткой ее тела. С яростью она разрывала врагов на мелкие куски. Троих она сожгла: остатки их тел разлетелись по полю боя, а в воздухе запахло жареным мясом. Шалия стремительно нападала на тех, кто пытался убить ее супруга. Гнев ослепил девушку, и та не понимала, что они пришли и за ней тоже. Волнистые черные клинки убийц были смазаны ядом хогуса. Мятежники стремительно нападали на императрицу, но та убивала их с необычайной ловкостью, ведь те были медлительны и неповоротливы, что помогало ей. Никогда до этого она не принимала участия в настоящем сражении. Шалия расправилась со всеми, прежде чем увидела, как из пепелища выходит облаченный в черные доспехи человек. Он был выше всех наемников, но ниже реббхарцев. И это не мешало ему убивать солдат империи, которые пытались помешать ему. Девушка разглядела в его руке длинный черный клинок. Человек шел уверенно, не замечая суматохи, которая началась после того, как ловушка закрылась. Шел лишь с одной целью — отомстить. Отдать долг той, которая когда-то обманула его, оскопила и сожгла лицо, когда он попытался осквернить её честь, принудив к близости. Шалия с горечью в глазах посмотрела на Дейвенскарда. Она понимала, что, возможно, не выживет в этом бою. Императрица наблюдала за тем, как на нее шел коренастый мужчина, жаждущий отомстить за прошлое. Но ради супруга и дочери, которых безумно любила, и чтобы укрепить веру в Серого императора, Шалия решила пожертвовать собой. Она мысленно попрощалась с любимыми и, грозно скалясь, пошла навстречу своему убийце. Черная волчица выпустила острые когти, ее золотисто-желтые глаза загорелись праведным гневом. Она испустила огненное дыхание, но это не остановило и не испугало человека. Он лишь ускорил шаг и стремительно напал на Шалию, ранив ее. Шалия почувствовала, как силы начали покидать ее тело, и поняла, что клинок был отравлен. Разъярившись, она тут же контратаковала нападавшего, разорвав его лицо когтями. Казавшийся до этого хладнокровным, убийца рассвирепел, и его атаки стали ещё быстрее. Шалия уже не могла сопротивляться такому напору, но даже ослабленная ядом, она продолжала биться с ним на равных. Когда схватка начала набирать обороты, убийца понял, что не выиграет в этой дуэли. Он начал призывать тени с помощью темной силы, дабы те помогли ему в бою. Слившись с ними, враг стремительно пронзил сердце Черной волчицы. Шалия громко вскрикнула, снова обернувшись человеком. Ее тело окончательно ослабело, ноги не слушались. Кровь толчками вытекала из рваной раны в груди, и капли падали с одежды на землю. Её глаза закатились, и девушка упала в руки парализованного Дейвенскарда. Сквозь шум боя до него долетел ее тихий шепот:

— Отомсти за меня, любимый. Ордемм — имя этого ублюдка, — захлебываясь кровью, Шалия смотрела в небо. Из ее глаз текли слезы.

— Отомсти за меня, слышишь? Поклянись отомстить.

— Нет! Шалия! Прошу, не умирай, все будет хорошо. Прошу, не закрывай глаза, я найду способ вылечить рану! — Дейвенскард пытался докричаться до нее. Паралич отступал, его руки все сильнее могли сжимать ее слабое тело. — Прошу, любимая, не бросай меня! Без тебя Кайар угаснет!— руки мужчины дрожали, из его глаз катились слезы. Все мысли в голове были лишь о возлюбленной. Шалия больше не отвечала ему: она была мертва. Еще теплое тело, истекающее горячей кровью, безжизненно лежало в руках Рейна. Он встал, собрав все силы, которые у него оставались, и водрузил ее тело на спину дракогралла: — Клянусь, я отомщу за тебя… — прорычал он, запоминая каждой клеткой своего тела это имя — Ордемм. Мирра рассекала плетями оккультистов одного за другим. Но смертельное представление, где обрывающиеся крики — ария, а свист оружия — симфония, не смог отвлечь ее от трагедии, что развернулась прямо за спиной. — Ваше Величество, бегите отсюда! — прокричала императору Мирра, отбиваясь от врагов.— Я задержу их…

Постепенно отходя от паралича, Дейвенскард собрал все внутренние силы и смог подняться, схватившись за седло. Он взлетел высоко в небо и отправился в сторону северного царства — туда, где находился священный пруд Ардрагорра. Мирра ринулась в сторону Ордемма, но не успела его догнать и отомстить за убийство своей императрицы, с которой они крепко сдружились за несколько лет, — убийца скрылся в облаке пыли, пепла и черного дыма так же быстро, как и появился…

Дата написания: 2021
1

Автор публикации

не в сети 2 недели
SolveightDey11
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 05-05-2022
Поделитесь публикацией в соцсетях:

Добавить комментарий


Все авторские права на публикуемые на сайте произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за публикуемые произведения авторы несут самостоятельно на основании правил Литры и законодательства РФ.
Авторизация
*
*
Регистрация
* Можно использовать цифры и латинские буквы. Ссылка на ваш профиль будет содержать ваш логин. Например: litra.online/author/ваш-логин/
*
*
Пароль не введен
*
Правила сайта
Генерация пароля