Поделитесь публикацией с друзьями:

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on telegram
Share on email

Афродизиак

Героиня книги, Слава, прошла путь, который не искала, но и не попыталась изменить. Разлагающиеся нравы ещё можно собрать по крупицам. Только как убедить в этом саму себя... «Мои эмоции на грани распада и тело, больше не требует ласки. Потерянный рубеж между "я с тобой" и "я твоя". Голая душа расколота на триллионы упущенных возможностей, заняв место в коллекции высушенных гербариев моего "я"» ❗Некоторые сюжетные линии реальны, но вы же понимаете, что любое совпадение - вымысел. 🔞⛔18+ в квадрате. Содержит откровенные постельные сцены, нецензурную лексику и жестокость. 🚭Автор снимает с себя ответственность за ваше восприятие.

Пролог или начало конца

Терпкий запах лилий дурманил разум. Не поддаваясь на искушение, повернулась к вазе спиной и отошла на несколько шагов. Невозможно дышать и не слышать этот аромат. Отпечаток недавнего вечера — тонкая вуаль, обволакивающая раздетое тело. Голое нутро и такие же оголённые нервы. Закуриваю ментоловую сигарету, в ответ мой кот недовольно машет хвостом.

— Последняя, — обещаю ему и, в отличие от меня, он знает, что это ложь.

Горделиво проходит по кухне к своему креслу и быстро сворачивается клубком на кожаной перине. Открываю окно. Моментально становится зябко от декабрьского холода. Кожа покрывается мурашками. Порывисто затягиваюсь и бросаю недокуренную сигарету. Захлопываю створки, виновато поглядывая на хозяина кресла. Задремал. Взгляд падает на букет. От воспоминаний обжигает губы и срывается вздох. Дрожь лёгкой поступью проходит от шеи к ключицам и замирает на груди. Проникает под кожу, заставляя  сердце вибрировать. Касаюсь холодными пальцами губ, словно это успокоит, утешит. Не хочу вспоминать и боюсь забыть. Закрыв глаза, представляю, что всё могло быть иначе. Я сама перечеркнула нашу жизнь.

Часть I. Путь. Не то, что хотелось.

Прикрепить файл. Выбираю фото из своей галереи и кажется, что все неудачные. Улыбаюсь, кривляюсь, прячу лицо. Нет, это не цепляет. Что ищут парни в своих будущих жёнах и вообще в девушках? Красивые глаза, упругие ягодицы, лёгкость и друга в одном лице? Останавливаюсь на фотографии, где я в вечернем платье. Вихрь непослушных тёмно-каштановых волос собран в тугой хвост. Ткань наряда прозрачным шёпотом кружева обнимает тело, спускаясь волнами в пол. Глаза, примеси малахита и янтаря, излучают тепло того вечера. На снимке мне исполнилось двадцать. Второй кадр и я в Норвегии, безбашенный момент, позирую на Языке Тролля. Короткие шорты слегка открывают ягодицы, а рубашка, завязанная на талии, веет колоритом сексуальности. Волосы растрёпанны, руки разведены в стороны. Подо мной пропасть. Взгляд сияет. Лицо плохо видно в смазанном кадре, но я хочу выбрать это фото для портфолио сайта знакомств. Придать себе авантюризма и сумасшествия. Секунду помедлив, удаляю. Беру фото на дружеском вечере. В руках бокал, выражение лица непринуждённое. Улыбка натянута, но это знаю только я. Сохраняю. Кратко заполняю анкету, не перечитывая отправляю на модерацию и захлопываю крышку ноутбука.

— В интернете одни дебилы, — вспоминая слова матери, хочется как можно скорее их опровергнуть.

Во мне давно засело желание разбить все её постулаты. Мужики козлы и на уме у них только одно. А чем отличаются у неё женщины? Помимо секса, моют посуду и думают, где купить лифчик подешевле. Стереотипы должны были передаться мне с молоком, но к счастью, я выросла на смесях.

— Слава, если ты поцеловалась на первом свидании, то ты уже села парню на член, — говорить тонко и завуалированно не в приоритетах моего хорошего друга.

Мы, как-то в один из одинаковых вечеров в баре, рассуждали с ним о деталях счастливых отношений. Собственно о которых ни он, ни я не знали.

— Представь, что ты — это пластинка  Golden Record¹ (¹ — здесь и далее прим.автора), — зная страсть Вита к музыке и науке, и видя как загорелись его глаза, поняла, что это нечто крутое. Кивнула. — Вооот, а тебя берут, копируют и раздают как листовку на Выхино к шаурмичной Али Аббабуа.

— И в чём прикол? — проглатываю шот с ликёром.

— Ты теряешь свою уникальность. Всё, больше ты не Слава в единственном экземпляре. Ты такая же низкопробная, как и те, что были накануне в его постели.

Вит довольно ухмыльнулся и вернул наушник в ухо.

— Рано или поздно каждый находит свою пластинку, пусть и копию копий, — тяну в ответ, крутя на столе бирдекель².

Друг слепо смотрит на меня:

— Согласен, в мире нет уникальных, но сиськи у всех разные.

— Как и отпечатки и форма ушей…

— Различные формы тел с однотипным набором характеристик.

— Вит, ты просто напрашиваешься на комплимент.

— Меня мало хвалили в детстве, — игриво подмигивает, допивая бокал крафтового.

Дружба между мужчиной и женщиной возможна. Он или гей, или они уже спали, или секс впереди. Пару раз мы пытались изобразить горячую оргию. Меня стошнило на его леопардовый плед в гостиной, а в другой раз, он подскользнулся на кафеле в туалете, припечатав меня головой к бачку. Больше не пытались. Обоих устраивала невозможность неизбежного. Секс по пьяни не клеился, а в трезвом рассудке мы слишком много знали друг о друге, чтобы переступить черту.

Минут пять хожу по комнате, перебирая пальцами. Телефон пищит о новых уведомлениях. Не нужно быть провидицей, наверняка с сайта. Волнуюсь, даже не видя сообщения. Ладони покрываются испариной и внутренности медленно сжимаются. Боюсь утвердиться в мамином пророчестве, но не выдерживаю. Открываю ноут, десятки пользователей ищут со мной знакомства.

Это Виталик подговорил меня на аферу, когда вышли с ним с премьеры романтической комедии.

— Нет, такие истории не для тебя. Подойти и заговорить? Кто станет тратить на это время, — рассуждал Вит, спускаясь со мной на эскалаторе торгового центра.

— Ты же заговорил, — парирую, понимая истину его слов.

— Как видишь ни к чему не привело. Найди себе мужика в сети. Там просто: вес, рост, размер кошелька и ещё чего поинтереснее. Можно заранее узнать озабоченный он или сумасшедший. Ты сэкономишь массу времени, которое потом потратишь на мой новый трек.

— Бред, ты пробовал?

— Я умру от передоза музыкой и не хочу, чтобы женщина в бигудях и на девятом месяце меня оплакивала.

— Ну серьезно, — пыталась приструнить его фантазии.

— Давно. На встречу приехала самка богомола и утром я свалил, пока она не откусила мне яйца, — Вит был неисправим, но идея засела, — познакомиться в кафе или на улице стало сложно, говорят раньше люди подходили друг к другу, дарили комплименты и стихи. Сейчас в подарок идёт трихомонада³ и совместные кредиты. Что по сути одно и тоже.

Читаю сообщения, в основном однотипные «Привет» и «Как дела?». Рука даже не дрогнула к ответу. На следующей аватарке самец, вышедший из студии Браззерс ⁴ с говорящим именем Апполон. Кидаю в черный список. Пара самовлюблённых баранов, а вот это интересно.

» — Я раб, разреши вылизать тебя и  целовать твои ноги»

» — Разрешаю.»

Туда же в блок. Выхожу с сайта и подчищаю историю. Есть дела поинтереснее, например, подготовиться к экзаменам. Открываю студенческий форум вуза и старательно вникаю в ответы к билетам. Впереди переход на четвертый курс лингвистического института.

Ближе к полуночи, выхожу в зал, за очередной порцией кофе. Родители разбрелись по своим спальням. У каждого своя. Нет, они не в разводе, просто это удобно. Что может быть лучше обоюдного удобства. Вит тоже заценил такой подход. Кофемашина варит напиток, а я открываю ночные уведомления. Рабы, нижние, верхние, страпоны, БДСМ — кладезь для порноиндустрии. Друг был прав, все извращенцы сразу повылазили из своих нор. Среди Содом и Гоморры проскакивает сообщение от миловидного парня. Мой ровесник, не женат, хорошо слажен, высокий, плечистый и… одинокий?

» — Как на счёт банального свидания в кафе?»

» — Легко».

Назначает время и место, желает волшебных снов. Не успеваю ни о чём расспросить. Оффлайн.

А действительно ли мне легко. Встреча ради того, чтобы встретиться или я уже в поиске? Заполнить пустоту, уйти от кровавого одиночества и поверить в то, чего не существует. Набираю номер Вита. Сразу снимает трубку, отчего в очередной раз убеждаюсь в его необходимости.

— Я уже пил, больше не хочу, — отвечает вполне бодрым голосом.

— У меня завтра свидание…

— Ты помнишь про член и поцелуй? — поучительный тон.

— Всё сложнее. Я не знаю, хочу ли этого или так надо.

— Кому?

А действительно, кому?

— Ты тупо боишься, сто грамм для храбрости однозначно взбодрят. Прости, но на свидание с мужиком пойти вместо тебя, я не смогу.

— Мне легче, — теплая волна его ненавязчивого юмора растекается по телу.

— Звони каждый раз, как будешь с парнями. Круглосуточная помощь центра «Кому не дала Слава».

— Нарываешься?

— Хочу быть первым за сто лет.

— Вит…

— Это шутка. Расскажешь как прошло?

— Вызову на место позора.

— Окай.

Прощаемся и я ныряю в свою комнату. Уже завтра вечером встреча, подобно которой не было год. Мисс студенческая весна осталась не у дел. Изменил под носом и не повел бровью. А меня повело. Конкретно так на все двенадцать месяцев. Нет, я не хранила обет безбрачия, отжигала как могла, в свободное от учёбы время. Но его было мало, критически мало для новых отношений. И вот на носу свидание. Ставлю будильник на семь. Представляя, что знакомство закончится свадьбой, ухожу в полную тьму сознания. И снова просыпаюсь, предстоящая встреча отдает волнением. До самого утра ловлю урывками болезненный сон. Встаю совершенно разбитая. Ну здравствуй, первое свидание за год, я не готова.

________________________________
¹ — The Voyager Golden Record
Роскошное коллекционное издание, получившее название The Voyager Golden Record, выпущено на трех дисках золотистого цвета, так как оригинальное послание было отпечатано на золотых пластинах ( две фонографические записи, которые были включены на борт обоих космических аппаратов Voyager, запущенных в 1977 году. Записи содержат звуки и изображения, выбранные для отображения разнообразия жизни и культуры на Земле.) Все они упакованы в роскошную коробку с золотым тиснением, в которой также содержатся 96-ти страничный буклет с историей создания записи и фотографиями, полученными с борта Voyager, фетровый мат для проигрывателя, купон для скачивания пластинок в цифровом формате.

² — Бирдекель (нем. Bierdeckel «Пивная крышка») — подставка под кружку, предназначенная для защиты стола от царапин и капель пивной пены.

³ — Трихомонада — (зпп) простейший одноклеточный микроорганизм, вызывающий заболевание под названием трихомониаз. Передаётся половым путём.

⁴ — Brazzers  — популярный канадский порносайт, ставший словесным символом к любой кинопорнографии.

Вытянуть на пять.

— Сегодня у отца вечер, постарайся пораньше, — увещевает мать об очередном творческом вечере отца.

Он — малая звезда большой эстрады, шансон домашнего розлива, но бабы клюют, также попалась и мама. Моё присутствие было условным. Просто то, что у них есть дочь. Видимо это говорило о состоявшейся ячейке общества. Я молча кивала собравшимся и уходила к себе или вовсе уезжала. Обычно к Виту, но иногда к другому, весьма меланхоличному другу. По настроению. Иных подружек у меня не было. Именно тех самых, с которыми пудришь носик и мозги парням.

— Ага, — условно киваю, нехотя доедая остывший завтрак.

Пол-утра я потратила на гардероб, остальную часть на макияж, которым обычно пренебрегала. Мать сидела напротив, медленно перемешивая ложкой чай.

— Если у тебя кто-то опять появился, то не спеши знакомить нас.

Опять — спустя год и то не факт.

— Когда поймёшь, что это твоё, прячь его поглубже. Иначе растащат счастье по частям.

Быстро закидываю остатки еды и поднимаюсь.

— Секс до свадьбы очень разгулен, береги себя.

Где ты была три года назад — непонятно. Молча смотрю с натянутой улыбкой. Скидываю посуду в раковину, машу матери-наставнице и, обуваясь на ходу, выскакиваю из квартиры.

Семь остановок на метро и я в институте. Ещё несколько часов до встречи, а я уже на иголках. Нервозность ощущается в каждом шаге. Могла бы списать на экзамен, но мне в действительности плевать — пройду я дальше или нет. Лингвистика не была моей мечтой, в целом, ничто не было моей мечтой, кроме новенького скутера и берега моря. Мы с Витом иногда прикидывали, что купим на двоих домик на побережье и будем сдавать часть постояльцам. В другой части дома, он будет крутить Хауз, а я пить кофе и шить ему концертные костюмы, по его затее. По моей мысли, я ничего бы не делала — купалась, загорала и иногда экспериментировала с коктейлями.

— Орловская, — громко раздалось за спиной и заставило меня немедленно обернуться.

В руках позвавшего штучная прокладка, а на лице гримаса удовольствия.

— У тебя упало, — ждёт реакции.

Коридор заполнен, ожидающими экзамена, студентами.

— Себе оставь, пригодится.

Знаю, что это не моё, просто в очередной раз хочет докопаться. Парень язвительно ухмыляется и кидает предмет в мою сторону. Прокладка падает на пол не пролетев и полметра. Отворачиваюсь и прохожу к окну. Как раз в проёме кабинета появляется голова препода и начинается вызов по фамилиям. Моя почти в самом конце. Чтобы развлечься, вместо повторения материала, захожу на вчерашний сайт. Сообщений ещё больше, в глазах рябит. Мельком проглядываю список и останавливаюсь на голубоглазом блондине.

— Чё за сайт? — противный, низкий голос одногрупницы.

Нажимаю блокировку и убираю смартфон в задний карман джинс.

— Чат лауреатов Нобелевской премии.

Тупые глаза спросившей заметно округляются. Приходится вновь отходить от навязчивого соседства. Телефон завибрировал на входящий звонка Вита.

— Ты уже потеряла девственность? — остроумничает с ходу.

— Нет, через четыре часа планирую.

—  Я буду в баре, заезжай потом.

Киваю, словно он меня видит и кладу трубку. В коридоре показывается красавчик потока. Будущее светило международных отношений страны. Девки писаются кипятком, а парни наперебой тянут руки для приветствия. Я тоже писаюсь, но молча, об этом сложно догадаться. Останавливается недалеко от меня, бросает короткий взгляд, а у меня падает печень в желудок. Или наоборот. И по два раза. Быстро возвращаюсь к сайту, чтобы занять себя. Всё внимание приковано к голосам напротив.

— Вечеринка по случаю, в «Меделе».

— С кем будешь?

Впитываю его последующий ответ.

— Один.

Барабанные перепонки готовы разорваться.

— А ты?

Не понимаю, что обращаются ко мне.

— Слав.

Отвратительное, страшное имя. Моё.

— Я да, а во сколько?

— Девять.

Как раз завершу рандеву с новым знакомым. Киваю и старательно  углубляюсь в профиль блондина. Интересный персонаж. Спортсмен, красавец и снова одиночка. Что не так с этими парнями? А со мной? Прикидываю всё на себя и успокаиваюсь. Я ведь нормальная, обычная, копия копий.

Пошли студенты на «Д». Сегодня быстро принимают, вышедшие с экзамена, на ходу придумывают байки своей успешной сдачи. Только забывают спрятать поступившие слёзки. Отвечаю блондину, сегодня занята, переносим на завтра. У меня уже два потенциальных жениха. О том, что на двух стульях не усидишь, я как-то не подумала. Отправляю смс Виту: «В девять Медела, приходи»
В ответ тут же: «Уже подмылся».

Свита короля женских сердец, вместе с виновником покинула коридор. Пошли возбужденные перешептывания, в воздухе запахло эстрогенами¹. Через минут десять, подошел мой черёд. Сняв сумку с подоконника, прошла в лекционный кабинет. С этим преподом были особые отношения. Он прозрачно на что-то намекал, а я кокетливо крутила прядь волос и надувала губки. В этот раз зашло немного дальше.

Выбрав билет, устроилась за парту и не убирая смартфон, начала списывать ответ. Мужчина несколько раз недовольно зыркнул. Чтобы умаслить его, расстегнула две верхних пуговицы, белой, накрахмаленной блузки и сдула прядь волос с лица. Препод заерзал на стуле. Отлично, внимание притуплено. Транскрипция в ответах была прописана не до конца, пришлось полистать страницы форума, прежде чем нашла нужный вариант. Краткие шаги раздались в помещение, препод мерил кабинет.

— Не хорошо списывать, — тихий, вкрадчивый голос отозвался в затылок.

Чёрт, даже не уловила, как подошёл. Блокирую телефон и поворачиваю экраном вниз. Рука ложится на плечо, медленно зарываясь в ниспадающие волосы и отбрасывая их в сторону. Полегче самец. Пальцы неспеша ныряют под ворот кофты и касаются ключицы. Не останавливаясь опускаются ниже. Перехватываю его ладонь.

— Вы меня отвлекаете, — голос ватный. Полушёпот с привкусом желания. Я совсем слетела с катушек за голодные месяцы.

— Ты почти сдала.

Убираю свой слабый блок и позволяю спуститься в чашечку бюстгальтера. Тёплые пальцы захватывают сосок и нетерпеливо крутят. В промежности проходит электрический ток. Шанс, что сейчас войдёт какой-нибудь студент — три из ста. Другой преподаватель — сто из пятидесяти. Это нагнетает возбуждение с колоссальной скоростью. Ладонь настойчиво сжимает грудь. В спину упирается твердый член. Это охлаждает мой разум и я резко отстраняюсь.

— Пересдача в субботу, — бросает мужчина, на ходу поправляя брюки.

— Мне достаточно тройки, — собираю свои материалы и вместе с билетом бросаю в сумку.

— Можешь вытянуть на пять, — лукаво щурится.

Подхожу и протягиваю зачётку.

— Не в этот раз.

Ухмыляется, ставит «четыре».

— Авансом.

Киваю, быстро ретируясь из кабинета. Выйдя, понимаю, что блузка на четверть расстёгнута. Обхватив сумку руками и прижав к груди, спешу в туалет. Вит поместил бы меня в карцер за такие шалости. В действительности ничего не смущало в тот момент, только незакрытая дверь. Привыкла провоцировать, не думая о последствиях. Играла наперекор иллюзорной нравственности, в угоду своей похоти. Вырытая яма, накрытая тонкой сеткой притворства, разрослась далеко за пределы моей души. Я упустила момент. Препод долго терпел, целых три курса, чтобы подержаться за грудь. А ведь я знала ответы к каждому билету. Пусть не в идеале, но ничто не мешало по делу провести экзамен. Внутренний змий попросил авантюры. Улыбаюсь своим мыслям. Поправив одежду, смотрю на время. До встречи ещё два часа. Делать в универе больше нечего, спускаюсь вниз и еду на Тверскую площадь. Скоротать ожидание за рекомендованными сто грамм.

____________________________
¹ Эстрогены — общее собирательное название подкласса стероидных женских половых гормонов.

Условный рефлекс.

— Нет никаких за и против, есть условные рефлексы на продолжение рода. Ты неосознанно ищешь себе отца будущего ребенка. Ваша матка так устроена, реагирует на позывные «Я могу зачать» и ты, оценив доход, рост, вес и положение в обществе, несёшься широко расставив ноги, — Вит таким образом пытался успокоить мои нервы перед встречей.

Я только собралась опровергнуть его теорию, как на горизонте появился претендент из сети.

— Перезвоню.

Я уже приняла бокал пива и перешла на кофе, чтобы не размазаться по столу за время ожидания.

— Воу, привет, — видимо первая часть была восторгом.

— Приветик, — в голове рвотный позыв от собственного ответа.

Скидывает ветровку и усаживается напротив меня.

— Ты уже заказала?

Не стала вдаваться в подробности моего счета, но и закрыть его, я не догадалась.

— Эм, да, вот латте.

— Давно на сайте? — вопрос который я отчего-то не ждала.

— Пару дней, а ты?

— Чуть больше.

Вижу на безымянном пальце след от кольца. Перехватывает мой взгляд.

— Можно к тебе? — не успеваю ответить, как уже устроился рядом, закинув правую руку на спинку диванчика.

Далее следует его монолог о себе — крутая работа, тачка, бизнес. Звёздная пыль залетает во все щели, а лапша уже спустилась на пол и потянулась к выходу из кафе. Мне пора устремиться за ней. Рука нарочито касается плеча, мол он не хотел, просто эмоционально жестикулирует. Перебиваю, взглянув на его часы.

— Ого, уже шесть, прости, у меня сессия, надо готовиться.

— Сбегаешь? Прошло только минут пять, — недоверчивый и до кончиков нервов мерзкий голос.

— Полчаса, — отрезаю и прошу счёт.

— Подвезти? Я правда сегодня на служебной машине, ну для передвижения сойдёт.

Из учтивости, к потраченному  времени, киваю. Или всё же хочу понять, где ложь и есть ли в ней реальность.

— Надо будет проехать пару станций  на метро, спешил к тебе, оставил на парковке в ТЦ.

Вот тут начинает срабатывать хронометр логики. Кольцо снял, машина не его, оставил за тридевять земель на бесплатной парковке, слишком красиво стелит. Добивает мой счёт, который он не спешит оплачивать.

— Блин, кошелёк-то в машине, — ругается с досадой.

Вытаскиваю деньги и кладу в чековую книжку.

— Ничего.

Толкаю с дивана и спешно поднимаюсь. Вот он, мужик двадцать первого века. Герой, которого я заслужила. Вит будет кататься по полу.

— Созвонимся? — надеюсь он заранее знает ответ.

Не оборачиваясь покидаю кафе, быстро теряясь в потоке людей. Мне всегда не везёт с парням,  первый поцелуй ещё в садике, закончился переводом в другой. Поцеловаться и не поиграть во взрослых было преступлением, наигрались так, что дома я впервые испробовала ремня. Школьные попытки также не увенчались успехом. Синий засос на нижней губе вернул меня к воспоминанию детства, стоя в прихожей и принимая раздачу полотенцем с руки матери. В институте я кажется стала умнее. Потеря девственности сопроводилась запросами в интернет «Можно ли забеременеть от анального секса». Что касается той самой любви, то тут дохлый номер. Мы или занимались сексом до дрожи в ногах и аритмии, или втыкали каждый в свой телефон и свою жизнь. Общих тем, кроме новых поз, не было ни с одним парнем. Кроме Вита, разумеется.

В раздумьях прошла до Цветного бульвара, припарковала попу на лавочке и вошла на сайт. Может блондин скрасит неудавшееся свидание.

«Есть пару часиков на встречу. Я на Цветном.»
Почти сразу: «Я рядом. Погуляем?»

Вполне подходит. Скидываю свои координаты. Пока добирается, покупаю мороженое в, оказавшемся поблизости, ларьке и возвращаюсь на пункт ожидания. Набираю Виталику. Долго не снимает, а потом в динамик врывается музыка.

— Магдалена, трек улёт! — иногда у меня появляются ни с чем не связанные прозвища.

— Набери потом! — перекрикиваю электро-фолк.

— Срочно?

— Меня не лишили девственности… — на этих словах напротив меня возникает блондин.

Скидываю разговор.

— Это не то, что ты подумал.

Взгляд кота в тот самый мартовский период. Масленый, замутненный дымкой предвкушения. Я знаю этот взгляд, точно такой же был и у препода на сегодняшнем экзамене. У моих бывших и даже, того прощелыги из кафе. Но блондин сумел запасть мне с первых минут. Терпкий, пряный голос вытаскивал мои желания. Я сразу поняла, что с ним не будет долго и счастливо. Коротко и больно. Дыхание утонуло в лёгких. Бросаю мороженое в урну и становлюсь полностью ведомой. Обрывки наставлений Вита теряются, когда парень предлагает прокатиться. Я снова поддаюсь искушению. Сама. Никто не бьёт меня палкой и не заставляет садиться в авто. Никто не просит заигрывать и позволять его ладони ложиться на моё колено. Никто не пытается меня остановить.

— Как у тебя со временем? — голос растекается карамельным сиропом.

Знаю, что впереди вечеринка, хочу увидеть красавчика вуза, необходимо выговориться Виту.

— Свободна.

Выезжаем на Пушкинскую и едем в неизвестном направлении, на которое я уже согласна. Никаких признаков присутствия девушки в его жизни. Дорогой парфюм, нет ни кольца, ни следа от него. Я посчитала, что этого достаточно для определения свободы. Условный рефлекс теории Вита во всю набирал обороты. Ко всему прочему я не знала имени блондина.

— К тебе обращаться по нику на сайте?

— Ян, — от каждой произнесенной буквы, короткого, крошечного имени, веет стальной хваткой.

— Слава, — повторяю больше для себя. Забыть своё имя вполне возможно, когда ты находишься в вакууме этой истомы.

Смотрит на телефон и убирает в консоль авто. На светофоре обращается ко мне в пол-оборота. Мгновенно перебивая мою нелепую болтовню.

— Планы изменились. Повторим завтра? — убедительно сжимает ладонью моё колено и проводит рукой до бедра.

Я знаю, тысячу раз знаю, что мы не будем гулять, лопать мороженое и болтать всю ночь напролет. Разум улетает к чертям, но я не стану поддаваться.

— Не могу. Останови у метро, — бровь парня в удивлении взлетает вверх, — приятно было познакомиться.

— Оставь номер, — заворачивает на парковку к станции.

— Лучше пиши на сайте, — начинаю чувствовать в себе уверенность и собираться из расплывшейся лужи.

— Это ведь не последняя встреча?

— Кто знает…

Лужа вновь растекается, расплескивая моё самообладание. Мягкие губы едва касаются моих, оставляя клеймо своей собственности. Руки алчно сжимают за талию, не давая ничего больше и забирая в свои оковы. Границы нарушены и расщеплены на миллиарды альфо-частиц. Внутри происходит ядерный взрыв. Я безнадежно влюбилась.

Самка дикобраза.

Оторвавшись друг от друга, я забыла открепиться от него душой и совершенно пустая ехала к дому. На пол-пути передумала смотреть на, собравшийся в гостях, климакс и рванула к Виту. Поймав тугой и халявный вай-фай в метро, бросила предупреждение:
«Через пятнадцать минут готовь самый драматичный джаз.»
«Я не один, но уже ставлю пластинку»

Улыбаюсь. Значит новая подруга не впечатлила, зайду в роли ревнивой невесты. Настроение под стать. К Виталику какие-то сестринские чувства. Он составлял мне график месячных, я качала ему порнуху на комп, он знает всё о моих похождениях, а я в курсе, его. Две нагие души не могут любить друг друга, им не осталось ни одного секрета. Выхожу на станции и сразу к дому уюта. Код домофона, этаж, дверь предупредительно открыта. Захожу, протяжный ритм песни Нины Симон¹ явно по заказу. Шебуршание в комнате. Появляется растрёпанный Вит и сразу уводит меня на кухню.

— Классная песня, — благодарно вставляю, устраиваясь на шатком стуле.

— С тебя истерика.

— Ах ты вонючая падла! Что за шлюха? — бью кулаком по столу так, что подпрыгивают оставленные после обеда приборы. Отчеканиваю в них всю досаду недавней встречи.

Вит показывает палец вверх и достаёт из холодильника пиво. Протягивает бутылку, вопросительно на меня смотрит.

— Не хочу, — отвечаю на немой вопрос, — не хочу это терпеть! — возвращаюсь к роли, — Отдай, отдай нож!

Снова удар по столу, в коридоре послышался шум. Вит в два шага оказывается на выходе из кухни, выглядывая в проём.

— Я перезвоню!

— Нет, нет! — испуганный голос девицы и хлопок входной двери.

— Тебе нужно в театральный, — констатирует, пристроившись на кухонной тумбе напротив.

— Из меня дерьмовая актриса, — выдыхаю и забираю из его рук напиток.

— И дерьмовый день, выкладывай.

— А, бред, — отпиваю, возвращаю бутылку, — первый конченный сказочник…

— Ты собрала очередь?

— Второй вырвал моё сердце и засунул себе в штаны.

— Это объясняет, — констатирует Вит и делает глоток.

Смотрит на меня, словно сканирует органы.

— Ну что? — не выдерживаю этот чудовищный взгляд.

— Женат?

— Нет, не знаю, я не спрашивала, — слабо оправдываюсь.

— Хочешь его?

— Не видно?

Тянусь к бутылке, но Вит не отпускает. Делая глоток, отдаёт мне.

— Ты заболела, — выдаёт после минуты полной тишины.

— Надеюсь не вирусным.

— Диагноз «Вертела я все принципы».

— Ой, вот только не надо нравоучений, — недовольно кривлюсь и скрещиваю руки, — ты просто не понимаешь, это что-то изнутри, что-то стремительно запирающееся во мне…

— Гормональный запор?

— Вит!

— Ты витаешь в облаках, крутой парень покорил твою киску одним только взглядом…

— Поцелуем.

— Ещё лучше. Ты сама…

— Да, да, не отрицаю. Но, Вит, он какой-то гребаный Бог. Я бы поехала с ним на край земли. Он просто бы взял и одним словом увёз бы в любую точку мира.

— Или Подмосковья.

— Не суть, — заиграл Джеймс Блант² и настроение окончательно убилось об эти аккорды.

— Итак что мы имеем, вернее ещё не имели, но скоро…

— В итоге.

— У тебя недотрах и подвернувшийся альфа-самец, — друг утвердительно кивнул, видя мои попытки протестовать, — является божеством. Логично. Вы переспите, скорее уже завтра. После загульной пати, он заберёт тебя и увезет в свой свинг-клуб. Если женат, то увезет в удобное для себя время. Твоя классная задница отлично качнется в такт его движений, это впечатлит и вы переспите ещё пару раз. А потом ты приедешь ко мне в час ночи, в стельку пьяная, со словами «Он меня бросил». Я не договорил, — Вит садится на корточки совсем рядом и берёт мою ладонь, — не дай раздеть своё я. Переспать не означает влюбиться и толстый член не залог хороших отношений.

— Я могла сегодня переспать с преподом, — искренность так и прёт.

— Это осложняет дело.

Вит встаёт и вновь открывает холодильник.

— Сколько отношений построено на пай-Славе и все канули в бездну. Мне сносит крышу, я хочу быть плохой девчонкой. Понимаешь?

— Никогда не хотел быть плохой девчонкой, — открывает новую бутылку, — но у тебя явно проблемы. Бабам нужно поплакать и всё само собой проходит.

Ставит пиво и уходит из кухни. Оставлять меня — преступление. Но быстро возвращается.

— Дайдо³?

— Настраивайся на водопад.

— Вит, я не собираюсь плакать, — а в горле уже першит, нос моментально закладывает.

Через пять секунд вздрагивают плечи, мокрые щёки, свербит от соленых слёз. Чёртов психолог, всегда знает за что дергать. Оплакивать своё либидо — впервые на моей памяти.

— Секс с принцессой ещё нужно заслужить, — подбадривает, но это уже ничего не меняет.

Мне не хватает немного девственности, совсем каплю, чтобы умерить свой аппетит.

— Вит, — смахиваю слёзы, — кажется он думает, что я девочка.

Удивленный взгляд друга говорит о дух вещах: или он не понял кто я, или посмеялся в душе.

— Я чего-то не знаю, Славян?

Выходит первое.

— Тогда я заканчивала разговор с тобой и взболтнула.

— Если он так думает, глядя на тебя, то он полный кретин, не разбирающийся в распечатанных вагинах.

— Я похожа на….

— Неее, — не дав закончить, протянул Вит, — ты похожа на самку дикобраза в брачный период. Длинные иглы высоко подняты, а жопка открыта, из которой сочится…

— Я не хочу это знать, — вытягиваю руку в знак протеста.

— Я тоже не хотел, но люблю Дискавери. Ууу, пора выезжать.

Смотрю на время. Начало девятого.

— Кинь в меня полотенце, пойду в душ.

— Попку потереть?

Недовольно хмыкаю и ухожу в ванную комнату. Хочется встать под ледяную воду и оставить ей свои раны. Вит прав, в сотый, миллиардный раз. Я вновь ищу не то, я нахожу не то, я хочу не то. Не то, не то. Не моё. Скидываю одежду и ныряю под холодные струи. Облегают меня, уходя в акрил ванны, вместе с переживаниями дня. Рука неосознанно нащупывает клитор. Медленные движения, в голове Ян и представление нашей первой ночи.

— Махровое, — раздается за ширмой, Вит принес полотенце.

Быстро убираю руку, ощущая нечто постыдное и наскоро принимаю душ. Выхожу, закутываюсь в полотенце. Друг открыл бутылку виски, ожидающую на столе.

— Пробку понюхать, — наливает в прозрачные стаканы.

— За предстоящий вечер, — опрокидываю внутрь.

— За трезвый рассудок, — выпивает следом и вновь его взгляд ложится на меня, — Мне кажется — мы родственники, поэтому не встаёт.

— Тебе не кажется, — чмокаю в щёку и спешу одеться.

Очередная вечеринка, но в этот раз, у меня есть цель.

__________________________

¹ Nina Simone — Американская певица, пианистка, композитор, аранжировщица. Придерживалась джазовой традиции.

² Джеймс Хиллиер Блант — британский певец, музыкант и автор текстов песен. Сборники артиста полны драматичных композиций.

³ Да́йдо Флориа́н Клу де Буневиа́ль А́рмстронг — британская поп-певица, выступающая под своим настоящим именем Dido.

 

Спутанные желания.

Понюхать пробку не получилось. Выпив больше четверти, перекусив яичницей, порассуждав о сексе, любви и спаривании животных, друг провозгласил «Двигай киску!» и мы в десятом часу вышли из дома. Вит заказал такси, с горем по полам усевшись, нас повезли в пристанище голодных тел и пьяных душ. Проще говоря — студенческая вечеринка.

Медела — ночной клуб на задворках Москвы. Но на удивление, здесь можно встретить любой контингент: от быдла из подъезда до золотой молодежи. В этом месте нет строгих правил, точнее их вообще нет. Можно сосаться на танцполе, заниматься сексом у барной стойки и курить травку в туалете. За это клуб и любят. За свободу. Стоит ли говорить, что драки, оргии и наркотики визитная карточка Меделы. Притон в который люди едут добровольно. За порцией чего покрепче и я не об алкоголе. Оставить за ночь сумму, равную покупке неплохой, поддержанной иномарки — обычное дело. Видимо поэтому администрация клуба закрывала на всё глаза. А может владелец — сам дьявол, искушающий ненасытные души.

Вит горячо спорил с водителем на тему религии, что по всей логике должно бы закончится мордобоем.

— У мусульман Коран, у нас Библия, у буддистов Будда, иудеи торчат с Торы, но ваш Бог един. Если бы он прочел все эти книжки, то сжёг библиотеки, поставил притон со шлюхами и выдавал бы каждому по сто баксов за вход.

В ответ нас высадили на МКАДе¹.

— Ну ты идиот! — недовольно упираюсь в ограждение правого ряда.

— Я думал таксисты любят душевные беседы, — протягивает Вит.

Берет меня за руку, помогая перелезть на обочину.

— Обсирание религии это не душевно.

— У атеистов своя точка зрения.

Даже не пытаюсь спорить, это бесполезно и к тому же опасно. Выпивший Вит сошёл бы за оружие массового поражения. Но одно замечание всё же произношу:

— Когда ты предстанешь перед вратами, тебя никуда не пустят.

— Я спущусь и начну жить заново. Поверь, ничего бы не поменял.

Верю. Доходим до заправки и пытаемся поймать тачку. С двадцатой попытки нам удается. В этот раз посадила Вита назад, а сама устроилась на переднем сиденье. Но даже сзади друг умудряется достать водителя своими разговорами.

— Ещё пятьсот сверху и вы постараетесь не обращать на этого алкаша внимание.

Водитель угрюмо поджал губы. Вскоре мы были на месте. Расплатившись и накинув сверх меры, вошли в царство Эроса², как его окрестил Вит.

— Место дрянь, но я люблю его! — друг перекрикивает некачественные, рвущие музыку, динамики и сразу проходит к бару.

Рассматриваю толпу, есть знакомые лица, среди которых свита короля из вуза, но без главного заводилы. А жаль, у меня на него планы. Беру, предложенный Витом, шот. Быстро закидываю в рот и вновь возвращаю взгляд на танцпол. Мымры с потока, второкурсники с китайской лингвистики, придурок с прокладкой и вот, наконец-то, цель. Перехватываю рюмку из рук Вита и повторяю процесс. Не вовремя подлетает сокурсница.

— Так ты сдала? — чрезмерный интерес, который напрягает.

— А ты? — хочу увидеть ответ на её лице.

— Пять из пяти, — самодовольно улыбается, играя взглядом.

Выходит у препода одни и те же приёмчики.

— Три, — вру и вижу её неподдельное удивление.

— Не может быть.

Мысленно посылаю её, принимая новый шот от Вита. Плевать. Я не одна такая, целый курс быстро дающих и на всё согласных. Институт блядей, я учусь там, где мне и место. Слегка откидываю волосы с плеч, ступаю, собираясь покорить гору. Друг не церемонясь тут же хвататет меня за руку и тащит танцевать.

— Эй, у меня другие планы, — испытывая волну праведного гнева, пытаюсь отбрыкаться.

— Я знаю, — сообщает Вит спокойно продолжая вести в танцевальную зону.

Как по заказу включают медляк, смесь лаунжа и транса. Руки уверенно сжимают меня за талию и качают тело в такт ритму. Вит почти прижимает свои губы к моему уху.

— Подразни его, — сначала не понимаю смысл слов, а затем парень поворачивает нас на сто восемьдесят градусов и я вижу светило женских вздохов.

Изучает меня, глаза хищно заглядывают за спину Вита, пытаясь уловить моё тело. Разворачиваемся как прежде и я, легко качнув бёдрами, прижимаюсь к Виту спиной. Поднимаю руки, мягко крутя кистями. Друг зарывается лицом в мои волосы и припечатывает меня сильнее, заставляя облокотиться на него. Двигаюсь, жадно хватая ритм, пропускаю музыку через тело. Невольно закрываю глаза, растворяясь в танце. Мелодия постепенно заглушается, уступая место другой композиции. Открываю глаза. Парень напротив тут же идёт ко мне. Вит моментально испаряется за моей спиной, оставляя на распутье. В секунду изменила свои планы, разом передумала, когда красавчик взял за руку и притянул к себе.

— Классно танцуешь, — луково смотрит, бесцеремонно хватая за бедра.

Момент ушёл, я не хочу подпускать к себе и дарю звонкую пощёчину.

— Пошёл ты, — сама спровоцировала и сама же отвергла, как это по-женски.

Разъяренный взгляд в ответ. Ну всё Слава, сейчас тебя уложат на грязном толчке. Парень в миг пришел в себя и стремительно, не сказав и слова, отошёл. Странная реакция, неужели обидела, задела конченое самолюбие? Ищу глазами Вита, он уже на верхнем ярусе с двумя близняшками. Не сомневалась. Настроение подпорчено. Танцуя с другом, вспоминала Яна. Может расставить все точки над и — набрать ему. Глупо и примитивно, но я выхожу почти на улицу. На пол-пути вспоминаю, что никакими номерами мы не обменивались. Вхожу на сайт, набираю сообщение:

«Так одиноко, приедешь?»

Не жду мгновенного ответа, но впиваюсь в окошко уведомлений. Время барабанит в ушах эхом ожидания, заглушая обрывки музыки и гомон людей.

— Далеко собралась? — Плеча коснулась рука, нетерпеливо поворачивая меня к себе.

Денис Клименков — проклятие моего существования в институте. Именно он постоянно создаёт неловкие ситуации, из которых я каким-то чудом до сих пор выпутывалась. Как сказал Вит «Не дала — нажила врага».

— Шёл бы ты, — не собираюсь лебезить.

— Потанцуем? Ты так зажималась со своим дружком, что собрала желающих, — приторный, противный смех.

— Я потанцую только на твоей могиле, — отворачиваюсь и иду на выход.

Спину прожигает испепеляющий взгляд. Зарываюсь в телефон и мою ненависть охлаждает значок «в сети», высветившийся на аватарке блондина. Сводит желудок, кислород заканчивается на повторном вдохе.

«Куда?»

Сбрасываю адрес. А что потом? Секс, который ничего не значит, жажда, говорящая об остром влечение и ночь которая не даст удовлетворения, лишь сомнения и боль раскаяния.

Ян: «В течение часа»

Терпкий холодок спускается по спине, обнимает ягодицы и переходит жаром к промежности. Не то, не то. Моё.

_______________________________

¹ МКАД — автомобильная трасса в Москве, бессветофорная кольцевая автодорога.

² Эрос (греч. eros — любовь) — мифологическое олицетворение любви и сексуальности.

 

 

 

1
Дата написания: 2021

Последние публикации автора:

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля